Праймлорд, или хозяин одинокой башни - Главы 1-3

 
 
 

Главы 1-3           Главы 4-6           Главы 7-9

ВИТАЛИЙ ЗЫКОВ

ПРАЙМЛОРД, ИЛИ ХОЗЯИН ОДИНОКОЙ БАШНИ

Пролог

О существовании неприметной улочки в квартале Счетоводов в пригороде Нео-Лафорта вряд ли помнили даже старожилы. Здесь не громыхали мастерские механикусов, не взрывались лаборатории дипломированных праймологов, и даже бродячие инженеры заглядывали сюда лишь от случая к случаю, предпочитая появляться в более интересных местах. Скучное сонное царство, способное вызвать приступ чёрной меланхолии не то что у впечатлительных адорнийцев, а даже у твердолобых доктов.

Невзрачное здание в самом конце улицы ничем не выделялось на общем фоне таких же двухэтажных каменных коробок с узкими окнами и крытыми дешёвой черепицей крышами. Разве что вывеска была другая — то ли «комитет», то ли «компания», а может, и вовсе какая-нибудь канцелярия. Бистарк проходил здесь сотню раз и до сих пор так и не удосужился прочитать название. Впрочем, зная характер своей конторы, не сомневался: это должно быть что-то длинное, казённое и напрочь неудобочитаемое, отбивающее всякое желание интересоваться происходящим за невзрачным фасадом.

Внутри же начинался совсем другой мир.

Миновав закалённую в огне прайма металлическую дверь, Бистарк оказался в небольшом тамбуре, где на громоздком табурете устроился самый настоящий Горец. Герой мрачно буравил взглядом пол, крутил рыжий ус и глухо ворчал под нос, то ли разговаривая с самим собой, то ли что-то доказывая своему Зрячему мечу. Вошедшего на охраняемую территорию смертного он демонстративно игнорировал.

Впрочем, Бистарка подобное поведение ничуть не удивило. Все принявшие прайм славились экстравагантным выходками, и владельцы живого оружия на этом фоне выглядели ещё относительно нормально. До одержимых смертью Жнецов душ или жутковатых Безликих им далеко. Тем не менее он вежливо поприветствовал Героя, махнул опознавательным жетоном и торопливо зашагал вглубь здания. Стараясь как можно быстрее оставить позади подозрительное бормотание…

Внутри штаб-квартиры разведки, или просто Конторы, царило небывалое оживление. По ярко освещённым коридорам сновали озабоченные коллеги Бистарка, из-за дверей кабинетов доносились шумные голоса, а на лестнице на второй этаж раздувшийся от важности Воевода что-то доказывал пышнотелой дамочке с канцелярской папкой в руках.

Бистарк мрачно усмехнулся. Опомнились наконец-то, зашевелились, почуяли близость настоящего Дела. Поняли, что наступило новое время!

Стыдно признаться, но весть о гибели императора Пауля вызвала у него прилив отнюдь не верноподданнических чувств. Мешанину из облегчения и предвкушения добрых перемен вряд ли можно назвать достойной офицера Его Императорского Величества. Да и пошло оно всё чуди под хвост! Пауль был тряпкой — безвольной, слабохарактерной тряпкой, к тому же верящей в мир во всём мире, всеобщую дружбу и прайм ведает ещё какой бред. Это ж надо было додуматься поставить Адорнию в один ряд с Империей! В то время как промышленность самого передового государства Праи начала задыхаться от нехватки прайма, Пауль вдруг затеял дипломатическую возню. Вместо того чтобы просто прийти и взять причитающееся доктам, завёл разговоры о торговле с гнусными магами. Мало того, учредил Академию для совместного обучения лордов обеих стран. Это уж совсем ни в какие ворота не лезет!

Нет, правильно его эти адорнийцы грохнули… Ну или не адорнийцы, что совсем уже не важно… Колесо истории сделало очередной поворот, на трон взошёл родоначальник новой династии — командир экспедиционного корпуса генерал Саммос. И что-то подсказывало, тот знает, как следует решать проблемы. Конечно, вряд ли из нового Императора получится вторая леди Кобрин, однако даже такая тёмная лошадка точно лучше Пауля. В общем, всем доктам остаётся лишь ждать и надеяться на лучшее.

С таким настроем он поднялся на второй этаж и сразу же свернул в сторону кабинета с обитой красным бархатом дверью.

— Здравия желаю, красавица! Шеф у себя?

Симпатичная рыжеволосая девушка в открытом платье оторвалась от бумаг на столе, окинула Бистарка пренебрежительным взглядом и молча ткнула изящным пальчиком в сторону кабинета начальника. Мол, не по чину ей со всякими тут болтать. Стерва крашеная!

Бистарк фыркнул и потянул на себя золочёную ручку.

— Командир сводного отряда по особым поручениям капитан Бистарк! По вашему приказа…

— Так, закрой дверь и садись! — генерал Эттли — бессменный руководитель Конторы и один из самых влиятельных доктов, внешне похожий на какого-нибудь Героя-воеводу, — указал на стул перед собой. — Садись и слушай, — и, не дожидаясь, пока Бистарк устроится поудобней, продолжил: — Ты нужен мне в Одинокой Башне. Тамошний лорд чересчур увлёкся… как они там говорят… познанием граней Искусства, да? Так вот, по слухам, он «познал» нечто такое, от чего у наших высоколобых глаза на лоб полезли. Понимаешь, о чём я?

Бистарк кивнул.

— Считайте, что этого лорда уже нет в живых, мой генерал.

— Это само собой. Но угробить адорнийца мало, надо ещё и записи с результатами его изысканий раздобыть, — сказал Эттли с нехорошей усмешкой. — А чтобы ты не напутал чего, с собой двух праймологов возьмёшь.

— Гражданских?! — с ужасом воскликнул Бистарк. — Да я с ними даже границу не перейду!

— Ничего, справишься, — сказал Эттли и многозначительно добавил: — Тем более что в скором времени адорнийцам станет не до охраны рубежей.

Капитан моментально сделал стойку.

— Стоит ли это понимать так, что…

— Стоит, стоит, — перебил его генерал. — Но ты голову этим не забивай, твоё дело выполнить задание и вернуться. Понял?

— Так точно!

— То-то же, — усмехнулся Эттли. — За остальными подробностями к Лукреции, у неё есть для тебя пакет… Свободен.

Вот и весь инструктаж. Можно было бы обойтись просто передачей пакета с приказом через секретаря, но генерал считал необходимым перед каждым заданием лично побеседовать с исполнителем. Этакая начальственная блажь, давно уже ставшая притчей во языцех среди служащих Конторы. Как и стервозность рыжеволосой Лукреции.

Бистарк уже покидал кабинет, когда в помещение огненным вихрем влетела помощница генерала и с порога заявила:

— Только что пришло сообщение. Адорнийцы перешли границу и атаковали Туманную Рощу. Размещённые в том районе части разбиты либо обращены в бегство… Это война!

Генерал с удовольствием изучил раскрасневшуюся девушку сверху донизу, после чего повернулся к Бистарку и растянул губы в неживой улыбке.

— Вот видишь, я же тебе говорил, что скоро начнётся. И началось. Наши заклятые друзья сделали первый ход, теперь пришёл наш черёд. Видишь, как всё хорошо складывается?

Вместо ответа капитан лишь коротко поклонился и вышел в приёмную. То, о чём он мечтал столько времени, всё-таки случилось. Годы позорного для величайшей Империи мира закончились. Вместо дипломатов теперь будут говорить остробои и дискомёты. И гнусные адорнийцы заплатят за всё. За убийство тряпки Пауля, за вероломное нападение и, самое главное, за слишком богатые праймом земли.

«Началось! — мысленно прокричал Бистарк. — Великая Шестерёнка, всё-таки началось!»

* * *

С началом новой войны кабинет королевы Изабель превратился в этакий филиал генерального штаба. Испещрённые стрелками карты пришли на смену многочисленным гобеленам, рабочий стол исчез под завалами докладов и донесений, а аквариум с рыбками переехал в дальний угол, освободив место здоровенному шкафу. И лишь любимое кресло лорда Раэля осталось на прежнем месте. Вот только садились в него теперь нечасто: время неспешных бесед безвозвратно ушло.

— Итак, к настоящему моменту мы полностью контролируем Туманную Рощу, через неделю передовые части выйдут к Идмарской Пуще. Ещё несколько полков стоят в пригороде Фихтера, и с налёту их опрокинуть вряд ли получится, — сообщил лорд Раэль, магией нарисовав на карте несколько красных стрелок. Затем посмотрел на королеву и добавил: — Это хорошие новости. Плохие же заключаются в том, что восточной армией у нас командует идиот. Пока он возился с пограничными частями доктов на кобургском направлении, докты успели форсировать Читерский залив, пройти по восточному побережью и ударить в тыл наших войск.

— Всё настолько плохо? — глухо спросила королева.

Раэль пожал плечами.

— Чтобы закрыть прорыв, приходится подтягивать резервы с юга, а на это требуется время. Плюс хозяева земель у истоков Диналии что-то не поделили с лордами Долины Солнечных Слёз, и никак не получается превратить эту толпу грызущихся друг с другом вояк в боеспособную армию. Что тоже не лучшим образом сказывается на ходе кампании, — лорд Даэр-Лиена прервался и, магией подхватив бокал с вином, сделал небольшой глоток. — Пока получается, что докты к войне оказались более подготовлены, чем мы.

Изабель вздохнула, повертела в руках мешочек с кормом, с тоской посмотрела в сторону аквариума, после чего глухо спросила:

— Хочешь сказать, не стоило спешить с ударом по Туманной Роще?

Раэль криво усмехнулся и лёгким ветерком взъерошил королеве волосы.

— Да ни в коем случае! Так мы хоть лишили этих «железячников» весомого процента добычи, и теперь они вынуждены тратить стратегические запасы прайма. Если же удастся продержаться хотя бы год, у них начнутся проблемы, — хозяин Даэр-Лиена вдруг остро глянул в лицо любовницы. — Я хочу сказать о другом. Тебе не стоило чересчур увлекаться дипломатическими играми с этим болваном Паулем. Клянусь Спиралью Тотоола, слишком много надежд было связано с этой проклятой Смешанной Академией Лордов. Пять лет потрачено впустую, Пауль убит, а мы начинаем войну в самый неподходящий момент!

— Ты прав, — Изабель грустно улыбнулась. — Я прошу прощения за то, что поначалу именно тебя обвинила в покушении на Императора. Сейчас понятно, что ты подготовился бы гораздо тщательней.

— То-то и оно, — сказал Раэль, не став отрицать очевидное. Недолго помолчал и добавил: — Как бы мне хотелось найти того умника, что заварил всю эту кашу. Ведь, по здравому размышлению, момент выбран неудачно абсолютно для всех. И для нас, и для Империи. Будь это иначе, докты не потеряли бы Туманную Рощу, — он помолчал и вдруг рассмеялся: — Случись всё это не в нашей Прае, я бы сказал, что здесь замешан кто-то третий…

Пока лорд Даэр-Лиена говорил, королева вдруг подошла к нему быстрым шагом, обняла и уткнулась носом в шею. Вдохнула любимый запах и замерла так на мгновение. Она не видела лица Раэля, но знала, что в глазах у него сейчас зажигаются нежные огоньки, а на губах появляется улыбка.

— Быть может, пора приказать нашей сестре открыть хранилище каталистов в Чертоге Героев? — вдруг спросила Изабель. — Развернём у Туманной Рощи десяток-другой итералий, прямо на месте создадим армию из одержимых войной Героев и двинем их на Кобург…

Раэль отстранился и посмотрел в глаза королеве.

— Лихо, конечно, но поверь, для таких козырей время ещё не пришло. Пространство для манёвра ещё есть.

— Например?

— Например, можно порыться в кладовках наших лордов: за годы грызни с соседями у них накопилось полно секретов, смертельно опасных для врагов. Или надавить на Джаффа: Песчаный Лев слишком обленился и, похоже, начал забывать, с какой стороны держаться за меч. Или даже растрясти мошну лорда Абу-Асифа, — сказал лорд Даэр-Лиена с едва слышным смешком. — Резервы точно имеются!

— Наверное, ты прав, — покладисто согласилась королева, в очередной раз подумав о том, что не в состоянии отказать Раэлю. Никогда и ни в чём. — Только не хочешь сказать, кого ты имел в виду, говоря о секретах лордов? Хозяина Одинокой Башни?

— В том числе и его. В конце концов, когда враг на пороге, кому его встречать, как не помешанному на войне фанатику?

— Думаешь, в этот раз он не будет трястись над своими тайнами, словно докт над железками?

— После того как мои люди дважды пытались забраться в его сокровищницу? Хорошая шутка, — рассмеялся Раэль. — Нет, на сей раз придётся работать много тоньше, через другие заинтересованные стороны… Благо их немало…

— Надеюсь, ты не ошибаешься, — протянула Изабель.

— Увидим, — сказал Раэль с неожиданным легкомыслием и вдруг вильнул глазами в сторону спальни. Владычица Адорнии перехватила его взгляд и сделала строгое лицо, но, почувствовав, как непреодолимая сила поднимает её воздух и несёт к выходу из кабинета, фыркнула и с облегчением рассмеялась. Зачем жить, если ты не можешь хотя бы на минуту расслабиться и обрести толику счастья?

Глава 1

Вишнёвый сад на заднем дворе замка Полная Луна никогда не был популярным местом. Здесь редко появлялись слуги, ещё реже — дворяне из свиты лорда и члены его семьи. Даже садовник и тот заглядывал лишь от случая к случаю. Тихий, забытый всеми уголок, где нет ничего, кроме одичавших деревьев, густой травы и тишины, изредка прерываемой треском цикад. Для обитателей замка здесь не хватало взрыва чувств, буйства красок, фонтана новых переживаний. Слишком всё спокойно и умиротворённо, а значит, скучно и неинтересно.

Лигран Железный Песок никогда этого не понимал. Как можно не видеть неброскую красоту старого сада, не ценить его мягкую ауру, как?! А пора цветения… Да чего только стоит тот миг, когда под налетевшим порывом ветра в воздухе начинают кружиться мириады розовых лепестков, а от тонкого аромата плывёт в голове!

Впрочем, сегодня, как и сотни раз до того, на задний двор замка Лигран пришёл не любоваться красотами. На небольшой — десять на десять шагов — площадке он «играл» с мечом, раз за разом повторяя заученные движения. «Ласточка взмывает в небо», «Полёт орла», «Дракон, ныряющий за жемчужиной»… За этими и многими другими названиями скрывались стойки, проходы и смертоносные приёмы боевого искусства, адептом которого Железный Песок стал ещё в раннем детстве. Кто-то посвящает жизнь стихосложению, кто-то лепит горшки, кто-то пишет картины, он же совершенствовался в умении убивать.

Смена опорной ноги, пальцы иначе сжимают рукоять, быстрый поворот, и вот уже изогнутый клинок взмывает над головой, чтобы через мгновение стремительным ударом рассечь невидимого противника на две половинки… И тут же новая стойка. Молниеносный выпад, ещё один, атака переходит в защиту, а честные удары чередуются с хитрыми обманками. Меч так и порхал вокруг Лиграна, выстраивая смертоносную паутину, преодолеть которую не мог ни один враг. Во всяком случае, так выглядело со стороны. Однако сам Железный Песок был недоволен. Там, где другой видел выверенные бесконечными тренировками движения, он ощущал несовершенство и незавершённость.

И последнее чудовищно его злило.

Наконец Лигран выполнил последнюю форму комплекса и, не убирая клинок, вдруг «подцепил» левой рукой нечто невидимое, после чего выстрелил раскрытой ладонью в сторону дальней стены.

Увы, но и на этот раз у него ничего не получилось. Горсть железного песка из стоящей неподалёку миски хоть и взлетела в воздух, но до стены долетел хорошо если десяток-другой песчинок. Магия не то что не сокрушила старую кладку таранным ударом, она не оставила на ней даже отметины.

Лигран в очередной раз ощутил себя последним неудачником. Столько тренировок, медитаций, занятий с лучшими мастерами, и всё без толку. Не хватает чего-то — то ли уверенности в себе, то ли силы воли, то ли умения сосредотачиваться на чём-то одном. Вот и получается, что вместо могучей волшбы у него выходит одно баловство. Детские фокусы. И громкое прозвище Железный Песок начинает звучать как насмешка.

Он бы смирился с судьбой и перестал рвать жилы в пустых тренировках — о чём Наставник Регруш давно уже говорил открытым текстом, — если бы перед глазами не маячил пример стойкости и целеустремлённости. Лорд Раэль Побеждённый, хозяин Даэр-Лиена, потерял обе руки, однако это не помешало ему стать одним из сильнейших магов Адорнии и опаснейшим бойцом. У Лиграна же, слава прайму, всё было на месте. Так почему он должен отступать?!

— У Искусства много граней. Можно стать великим скульптором, художником, портным или даже поваром. Неважно, чем ты увлёкся, главное, чего достиг на выбранной стезе. Народ Адорнии уважает любых мастеров, — вслух процитировал Лигран, копируя интонации Учителя. — Но как быть, если душа лежит к искусству войны?

Железный Песок ощутил, как его потряхивает от бессильной злости. Чувствуя, что вот-вот взорвётся, он плюхнулся на колени перед чашей и, уткнув кулаки в землю, ритмично задышал. Вдох-выдох, вдох-выдох… Чтобы усилить эффект, Лигран сосредоточился на горке металлической крупы прямо перед собой и направил в неё струйку прайма. Та моментально забурлила, точно каша в котелке. И теперь оставалось лишь лёгкими мысленными усилиями соединять песчинки друг с другом, выстраивая нужную конструкцию. Такая работа требовала серьёзной концентрации и кучи терпения, так что волей-неволей приходилось успокаиваться.

«Тонкие» неторопливые манипуляции с энергией выходили у Лиграна много лучше стремительных и могучих всплесков, поэтому уже через пару минут он с невесёлой усмешкой любовался составленным из металлических букв словом «война».

— Всё бы так получалось! — хмыкнул он и одним движением руки уничтожил надпись.

Неплохое умение, но совершенно бесполезное в бою. А ведь на фронте сейчас ой как нужны хорошие маги-бойцы! Нет, Лигран понимал, что сражаться на передовой — удел Героев, а планировать битву — задача лордов и их офицеров, но с его нынешними умениями врага он увидит не скоро.

…Уже год как в Адорнию пришла война. Успели поблекнуть успехи первых недель, когда элитные королевские отряды прорвали границу и выбили доктов из Туманной Рощи. Забылись громкие победы над хвалёными егерями. Сегодня западная армия увязла в боях с дружинами диких лордов Идмарской Пущи, а восточная и, того хуже — попала в окружение на собственной территории и была разгромлена. Кто бы мог подумать, что хитрые «железячники» форсируют Читерский залив и по побережью выйдут в тыл наступающим. Правильно, никто. Однако ж докты это сделали, и как итог — Адорния потеряла сотни первоклассных бойцов. По слухам, правда, какие-то отряды уцелели и даже смогли отойти в горы, но воспринимать беглецов как зримую военную силу точно не стоило. Тем более что обнаглевшие докты как-то чересчур быстро освоились в том районе и перекрыли все тропы и перевалы. А это наводило на определённые мысли.

Но на этом неудачи адорнийцев не закончились. Имперцы продолжили испытывать на прочность передовые части. Сначала попробовали прорваться в тыл вторгшихся в Идмарскую Пущу войск, и лишь благодаря героизму бойцов резерва, ценой неимоверных потерь, доктов удалось остановить. Затем после перегруппировки «железячники» усилили напор в направлении Ардеи. Новая кровавая битва точно была не за горами.

И вот в такое время, когда даже Наставник со своими лучшими Героями пропадает на передовой, Лигран вынужден куковать под защитой замковых стен. Ну где здесь справедливость?

Настроение снова испортилось. Чтобы развеяться, Лигран уже подумывал собрать вещи и пройтись до замковых купален, когда послышались голоса и в сад в сопровождении скользящего на гигантском мече Громовержца вошёл Джок Молния. Высветленные волосы, красные с золотым шитьём рубаха и брюки, жилет и сапоги из кожи горыныча плюс катана известного мастера в ножнах на поясе — в этом был весь старший брат. Яркий, эффектный, броский… в общем, совершенно чуждый ненавязчивой красоте этого места. Настоящий адорниец.

И принесла же его нелёгкая! Железный Песок давно уже подметил: если на душе уныло и хмуро, рядом обязательно появится «добрый друг».

— Светлого дня, Лигран, — сказал старший воспитанник лорда и добавил с противной улыбочкой: — Смотрю, всё тренируешься? Успехи есть?

Лигран скрипнул зубами и помимо своей воли напрягся. Они никогда с Джоком не ладили, но в последнюю пару лет тот стал совершенно невыносим. Дня не проходило, чтобы он не прицепился к какой-нибудь мелочи или не прошёлся по неудачам названного брата в магии. Чтоб его чудь сожрала, ехидну проклятую, так и ждёшь от него какой-нибудь подлянки.

— Кое-какие сдвиги появились, — ответил Лигран нейтральным тоном, но, видимо, какая-то нотка в голосе всё же прозвучала. Иначе почему отстранённо парящий над землёй Громовержец вдруг нахмурился и принялся буравить его взглядом?

Сердце царапнула застарелая обида. Проклятье, ну почему к Джоку всегда особое отношение, почему его всегда и во всём выделяют?! Даже собственного телохранителя приставили. В конце концов, в Адорнии ученичество у общего Наставника считается много важней кровного родства, а значит, о том, что он сын лорда Регруша, никто и вспоминать не должен. Они же не докты! Но ведь не просто вспоминают, а старательно не дают об этом забыть… Последней мысли Лигран устыдился. Не ему осуждать поступки Наставника.

— Что-то сомневаюсь, — с невыносимым апломбом заявил Джок и махнул Громовержцу: — А ты что на этот счёт думаешь, Вэлиан?

Герой непонимающе уставился на подопечного, нахмурился.

— На какой счёт? — переспросил он хорошо поставленным баритоном. Причём с таким видом, будто он величайший маг на свете и его отвлекли как минимум от размышлений о природе прайма.

Лигран едва сдержал усмешку. О боги, какие же все эти Герои одинаковые. Могущественные, неубиваемые, но вместе с тем поверхностные и неглубокие. Приобщение к прайму наделяет их колоссальными возможностями, однако цена… цена за силу слишком высока. Даже в детстве он прекрасно это понимал и не собирался становиться бессмертным воителем ни при каких условиях.

— На счёт того, сможет мой братец достичь хоть каких-то высот в Искусстве или до самой смерти останется всё такой же бледной немочью? Хотя нет, ничего не говори. И так понятно, что нет, — сказал Джок и перевёл взгляд на Железного Песка. Лицо его неуловимо изменилось, разом став хищным и злым. — Чего ещё можно ожидать от… сына доктской шлюхи!

Хотя Лигран и ожидал чего-то подобного, внутри всё мгновенно вскипело, а от ярости перехватило дыхание. Чтоб его разорвало и прихлопнуло, скотину такую! Он опять за старое?!

— Я адорниец… братец, — с трудом сдерживаясь от того, чтобы не заехать наглецу по морде, процедил Железный Песок.

— Прежде всего ты сын докты. И отец спихнул тебя Наставнику спустя три года после рождения. Что не удивительно, — на губах Джока заиграла гаденькая ухмылочка, — кому охота связываться с бесталанной серостью.

От столь вызывающей наглости Лигран даже на мгновение растерялся. Всё выглядело так, словно сын Наставника изо всех сил хотел с ним подраться. Весь вопрос зачем. В такой ситуации по уму следовало бы успокоиться, сделать вид, что не понял оскорбления, и уйти, но… Чудь подери, что бы там ни говорил этот напыщенный индюк, Железный Песок адорниец и ему не по нутру сдерживать гнев!

Впрочем, настоящий Мастер Боя умеет сражаться не только на мечах. Острое слово порой оказывается не менее страшным оружием, чем острый клинок.

— Смотрю, за спиной уважаемого Вэлиана Оседлавшего Гром ты стал очень смелым. Голос вон прорезался, стать появилась. Молодец, чувствуется будущий лорд, — Лигран постарался рассмеяться как можно обидней. — А что, Герой он опытный, знающий, многому научить может. Окажись ты раньше под его присмотром, глядишь и не вляпался бы в ту историю с купцами…

Это был триумф. Глядя в побледневшее от злости лицо Джока, Лигран испытал ни с чем не сравнимое удовольствие. Ну как же, он поставил человека, которому судьбой предписано править, на ступень ниже пусть могучих, но всего лишь исполнителей чужих приказов. И ведь теперь никто не сможет обвинить Железного Песка в том, что он дал повод для драки. Вэлиан свидетель, не было никаких оскорблений. Скорей наоборот, Герой встанет на сторону Лиграна, потому как искренне считает, что будущему лорду есть чему у него поучиться. Да и намёк на былую торговую неудачу Джока тоже пришёлся к месту. Полтора года назад Наставник отправил его на большую ярмарку для закупки провизии, и тот нарвался на каких-то мошенников. Которые не просто ухитрились продать ему просроченные продукты, но ещё и в два раза дороже рыночной цены. Ох, какой был тогда скандал! Жуликов, конечно, нашли и прилюдно казнили, а Джоку розгами вправили мозги. Но осадок остался, да ещё какой. До сих пор всякое упоминание о прошлой ошибке приводило брата в исступление.

Так случилось и на этот раз.

— Ты пожалеешь о своих словах, сын шлюхи! — прорычал Молния и сжал рукоять меча. Вокруг пальцев возникли слабые разряды, запахло озоном. Смотрелось всё достаточно грозно, однако момент испортил Громовержец, который встретил подобную демонстрацию могущества пренебрежительным хмыканьем. Чем ещё больше раззадорил Джока.

С невнятным криком брат стряхнул магический заряд в землю, большим пальцем «выщелкнул» катану из зажима и с обнажённым клинком бросился на Лиграна. Иначе говоря, сделал все мыслимые и немыслимые ошибки, напрочь забыв, что в них вколачивали приглашённые лордом Регрушем мастера. Эмоции питают магию адорнийца, но искусство требует холодной головы.

Дёрнув уголком рта, Лигран встал в стойку и, как только Молния приблизился, сделал шаг влево, текучим движением выхватил катану из ножен и рубанул сверху вниз. Попади противник под удар — и даже наложенные на оружие чары не спасли бы его от долгого лечения у лекарей. Но чистой победы не получилось: в последний момент Джок увернулся и контратаковал. Причём вышло у него настолько ловко, что без приёма ускоряющих реакцию эликсиров тут не обошлось.

Тем хуже для него.

Опустив собственный клинок остриём к земле и «подбив» снизу оружную руку Джока, Лигран шагнул ему навстречу и с упором на переднее колено ударил в грудь головкой рукояти. Получилось весьма удачно. С глухим вскриком Молния выронил меч, рухнул на спину, и теперь, чтобы добить его, оставалось сделать последний взмах катаной.

Однако вмешалась третья сила. Бдительно следивший за поединком Герой подскочил к Лиграну и от души пнул в бок. Да так, что воспитанника лорда подбросило в воздух, а рёбра отчётливо хрустнули.

— Древо! — застонал Железный Песок. — Ты сдурел, Вэлиан?! Какого демона ты вмешиваешься? Ну врезал бы я этому недоноску, повалялся бы он в постели пару дней, и что?

— Приказ лорда! — веско сказал Громовержец, добавив в голос грозовых раскатов.

Он хотел добавить что-то ещё, но тут оправившийся после удара Джок прямо с земли хлестнул по брату молнией. Причём получилось у него это до обидного легко. Сосредоточился, по хитрому крутанул кистью — и из руки тут же «выстрелил» мощный разряд. На этом фоне магические достижения Лиграна выглядели откровенно жалко. Если на мечах Железный Песок был вне конкуренции, то в Искусстве всё было с точностью до наоборот. И приходилось искать иные пути для победы.

За мгновение до атаки любимчика лорда Лигран выставил перед собой меч и нажал скрытую в цубе кнопку. Оголовье свернулось в сторону, наружу выпала тончайшая цепь, свободным концом легко достающая до земли, и катана превратилась в настоящий доктский молниеотвод. Причём для большей безопасности обмотку рукояти и подошвы сапог Лигран загодя обработал соком гевеи. Живущий в замке пленный изобретатель-докт клялся, что переделка оружия надёжно защит от любимых чар повелителя молний, и теперь пришла пора проверить его слова в деле…

Что ж, «железячник» не обманул. Заряд магической энергии ударил в клинок и… просто стёк по цепи в землю. Как вода. Лигран толком даже испугаться не успел. Вспышка, гром, треск — и пшик на выходе. Плюс вытянувшееся от разочарования лицо Джока.

Железный Песок собрался было с чувством прокомментировать неудачу противника, как тот вдруг холодно прищурился, щёлкнул пальцами и… швырнул в него шаровую молнию. Которая явно не собиралась повторять судьбу предыдущего заклинания и устремилась прямиком в лицо Лиграну. Такой вот неожиданный поворот. И если бы не Вэлиан, который взмахом звенящего от прайма молота отбил чары в дальний угол сада, драка с братом закончилась бы весьма печально.

— Лорд сказал, что ему не нужна инвалидная команда вместо учеников! — рявкнул Громовержец и ожёг взглядом своего подопечного. — Ясно?!

— Без сомнения, — процедил Джок, медленно поднимаясь. С ненавистью посмотрел на Лиграна, что-то пробурчал под нос, затем энергично выдохнул: — Ладно, поиграли и хватит. Я должен передать тебе поручение Наставника… братец.

Переход от напряжённой схватки, в которой противника пытаются если не убить, то хотя бы ранить, к спокойной беседе был чересчур резок. Лигран, лишь стараниями Громовержца разминувшийся со смертью, к такому оказался не готов и мрачно уставился на Молнию.

— Джок, какого демона?!

Однако любимчик лорда вопрос проигнорировал.

— Так вот, пару месяцев назад погиб лорд Лучань, хозяин Одинокой Башни, не оставив наследников. Из-за войны и дополнительного набора в армию найти достойную замену среди выпускников Академии Лордов не получилось, поэтому королева Изабель поручила нашему Наставнику выбрать кандидатуру среди его воспитанников, — сказал он ровным голосом. — И по своей милости лорд Регруш решил дать именно тебе шанс проверить силы в роли правителя этих забытых земель.

— Меня в лорды? — переспросил Лигран, напрочь отказываясь верить в услышанное. Какой из него лорд? Ему на фронт надо, туда, где звенят клинки, а воздух кипит от прайма, но никак не в какую-то глухомань.

— Я тоже удивился, — кивнул Джок. — Но не мне оспаривать волю Наставника. И если он решил оказать доверие кому-то вроде тебя, то так тому и быть.

— Как ты добр, брат. Такая вера в мои способности, — едко сказал Лигран, наконец-то оправившись от первого шока. Да и реакция вечного соперника бодрила почище тонизирующих эликсиров. Пусть ему плевать на титул, но настоящий мастер готов сражаться всегда и везде, на любом поле.

— А как иначе? Ты бесталанен. Впрочем, Учитель прекрасно это понимает, поэтому назначил испытательный срок, в течение которого ты должен найти убийцу лорда Лучаня. Справишься — честь тебе и хвала, а нет, — Джок развёл руками и драматически закатил глаза, — лордом стану я.

— О, ну в таком случае тебе о троне останется только мечтать, — ответил Железный Песок, подпустив в голос яда. Мальчишество, конечно, но удержаться от реплики он не мог.

Пока они пикировались, Вэлиан Оседлавший Гром вытащил из-за пазухи туго увязанный свиток с печатью лорда Регруша и молча вручил Лиграну. Дождался, когда тот его прочитает, и лишь затем, высокомерно кивнув, отлетел обратно к своему подопечному.

И почему нельзя было сделать этого сразу, безо всех этих препирательств с Молнией? Или то личная инициатива несогласного с приказом братца? Обиделся на отца, припёрся вместе с Героем и вместо того, чтобы передать послание, устроил свару. Вроде похоже на правду, но слишком уж от всего этого отдаёт театральщиной.

Лигран на мгновение задумался и пропустил тот момент, когда Джок направился к выходу из сада. Однако у калитки тот вдруг сбавил шаг и вновь посмотрел в его сторону.

— Кстати, я знаю кто переделывал твою катану. И по мне, так настоящий адорниец никогда не решится испоганить благородное оружие придумками доктов. Такое придёт в голову только ублюдку вроде тебя, — сказал брат, скривившись, после чего с чувством бросил: — Желаю благополучно провалить задание.

После этой фразы Лигран остался в одиночестве. Ошеломлённый, с острым ощущением странности всего происходящего. Механически собирая цепочку молниеотвода обратно в рукоять катаны, очищая клинок от грязи, приводя в порядок одежду, он раз за разом прокручивал в голове недавнюю стычку. Что Джок говорил, как себя вёл, какие приёмы применял — он пытался вспомнить всё, мельчайшие детали.

Нет, на первый взгляд всё выглядело логично и понятно. Какой-нибудь докт обязательно принял бы разыгранный перед ним спектакль за чистую монету, но, чудь его подери, Лигран — адорниец. Что бы там ни говорил этот мерзавец, он именно адорниец. И различать фальшивые, наигранные чувства и эмоции умел не хуже других. А раз так, то оставалось выяснить причину завертевшейся вокруг него карусели. Впрочем, если верить письму от Наставника, то у него будет для этого достаточно времени.

Но сначала… сначала неплохо бы узнать, почему имя лорда Лучаня и название замка Одинокая Башня кажутся ему настолько знакомыми. Да, именно так.

* * *

В заклинательный покой замка Джок поднимался едва ли не бегом. Близилось время разговора с отцом и Наставником, а он ещё даже не начал готовить ритуал дальней связи. И всё этот проклятый сын доктской шлюхи. Мало того что ухитрился вывести его из себя, так ещё и в схватке на мечах, считай, побил. Что совсем не хорошо. В конце концов, Молния до того считал себя не последним мечником, как вдруг такая досада — магией пришлось защищаться. Это против бесталанного-то ублюдка! Нет, определённо день сегодня не задался.

Наконец, одолев винтовую лестницу, Джок толкнул тяжёлую дверь и переступил порог тёмной, лишённой окон залы. Тут же споткнулся, да так, что едва не грохнулся на пол, помянул недобрым словом старых богов и запоздало выдохнул заклинание, пробуждающее подвешенные под потолком шары-светильники… Скорей, скорей!.. Перед внутренним взором возникли песочные часы, в верхней чаше которых осталось всего несколько песчинок. Время стремительно утекало.

В помещении только-только начало светлеть, когда Джок шагнул к сиротливо висящему на голой стене зеркалу и рывком отодвинул штору. На серебристой, слабо мерцающей, поверхности отразилась растрёпанная физиономия, одним своим видом оскорбляющая звание воспитанника лорда Регруша. И Наставник обязательно это отметит. Так что, несмотря на жуткую спешку, Молния на мгновение замер и пригладил волосы. Лишним точно не будет. После чего принялся расставлять на столике перед зеркалом в одном ему ведомом порядке свечи и курительные палочки, простым мелком вычерчивать кривые загогулины, перемежая их тайными знаками и рунами. Говорят, существует и более удобный способ связи между удалёнными лордствами, но он подходит только для очень богатых адорнийцев. Вроде хозяев Шиндагры или Тотоола, которые могут ради прихоти спустить за пару дней годовые запасы прайма иной провинции.

Но вот закончены последние приготовления, и четыре крупных кристалла прайма заняли своё место в центре рисунка. Теперь надо произнести пару фраз, сложить пальцы в хитрый знак и…

— Ты опоздал, Джок! — раздалось из помутневшего зеркала. И каждое слово создавало на его поверхности разбегающиеся круги. — Клянусь Древом, ты опять опоздал!

— Прошу простить, мой лорд, но обстоятельства оказались сильнее, — сказал Молния и коротко поклонился.

— Какие к лешему обстоятельства?! Я сижу в форте, который ещё пару часов назад штурмовали доктские Герои и стаи боевых животных, а перед этим всю ночь обстреливали катапульты. И мне вместе с другими офицерами пришлось сначала драться на стенах, а потом с руками по локоть в крови воскрешать собственных Героев, — сказал лорд голосом, сочащимся от яда. — И что же я слышу, когда приходит время разговора с собственным непутёвым учеником?! Что какие-то, чудь тебя дери, обстоятельства оказываются сильнее… Ты рехнулся?!

— Никак нет, мой лорд. Просто, — выдавил из себя Молния, — общение с… братом… немного затянулось.

— Ладно, выкладывай! — потребовал Наставник. — И побыстрее. Четырёх кристаллов надолго не хватит.

— Как скажете, мой лорд, — пробормотал Джок и уже громче продолжил: — Получилось так, что приказ занять место хозяина Одинокой Башни Лигран воспринял без энтузиазма. И чтобы подтолкнуть его в нужном направлении, улучшить мотивацию, пришлось устроить с ним поединок… Который пошёл не совсем так, как планировалось.

Последнее говорить очень не хотелось, но врать лорду было чревато. Джок тяжело вздохнул.

— Ясно. Ты едва не проиграл и вытянул на одной лишь магии, так? — догадался Регруш и обидно засмеялся. — Всё так же не умеешь правильно оценивать силы?

— Я работаю над собой, мой лорд, — глухо сказал Джок.

— Надеюсь, — с нажимом ответил Наставник и снова поторопил: — А дальше что? Каков итог твоих… переговоров?

— Думаю, смог убедить Лиграна в своей вере в его неспособность добиться успеха в подобном деле, — Молния пожал плечами. — Тем более что это было несложно. Я и вправду в это верю.

— Как знать, как знать, — задумчиво протянул Наставник и уже более жёстко сказал: — Деньги я бы на это не поставил… Кстати, из поединка с братом ты вынес ответы на все свои вопросы?

Джок вернулся мысленно к тому моменту, когда Шаровая Молния едва не влетела в лицо Лиграна, и растянул губы в улыбке.

— По крайней мере один ответ я точно получил.

— Ну вот и хорошо. Значит, нам остаётся только ждать результата, — сказал Наставник и оборвал связь. Свечи моментально потухли, зеркало посветлело, и в нём вновь отразился хмурый Джок.

— Да, мой лорд. Мы будем ждать! — пообещал он и до хруста сжал кулак.

Глава 2

Замок Наставника Лигран покинул через пару дней после разговора с братом. Поначалу он хотел быстро собрать самое необходимое, навьючить коня и сразу же отправиться в путь, но не вышло. Очень скоро выяснилось, что подобная спешка противоречит представлениям лорда Регруша о выезде новоиспечённого властителя в свои земли.

Для начала Лиграну выделили самую настоящую карету. Пусть не слишком богатую, но всё же заметно отличающуюся от обычных экипажей. Как по комфорту, так и по отделке. Внутрь погрузили несколько сундуков с одеждой, какими-то бытовыми мелочами и провизией. На этом фоне собранные Железным Песком две седельные сумки выглядели откровенно жалко.

Затем пришёл черёд подбора сопровождающих. И если против кучера он не возражал — кто-то ведь должен править лошадьми, — то появление отряда из десятка латников с Амазонкой Сильварой Ястреб во главе, на взгляд Лиграна, было уже перебором. Попробовал возмутиться, но куда там. Джок, который на пару с управляющим замка руководил сборами, молча сунул ему под нос очередной письменный приказ, и все вопросы отпали сами собой. Наставник считал необходимым, чтобы его ученика и воспитанника помимо простых воинов сопровождала Героиня. Для безопасности и повышения статуса.

Наверное, это было правильно, тем более совсем недавно Лигран завидовал Громовержцу брата, но… но, прах побери, теперь всё выглядело совсем по-другому. Вся эта возня вокруг воспринималась не как признание зрелости, а как способ контроля. И теперь самому было впору обижаться на слова о присмотре принявшей прайм воительницы.

Однако Лигран молчал и, пусть внутри кипел от раздражения, всё равно подчинялся приказам Наставника. Был, конечно, соблазн прибыть в лордство и назло всем благополучно провалить задание, но этому мешала гордость. Достаточно того, что он слабее Джока в магии, уступить в чём-то ещё — значит подтвердить слова братца о собственной никчёмности. Нет уж, такой радости ему не надо.

…От владений Наставника до Одинокой Башни был не один день пути. Сначала следовало почти неделю ехать по землям многочисленных лордов Долины Солнечных Слёз, затем по королевскому тракту добраться до Латера и паромом переправиться через Диналию. А там уже рукой подать до нового дома Лиграна.

Уйма времени, если подумать. Так что не удивительно, что Железный Песок успел успокоиться и взяться за ум. В ситуации, когда неизвестно, что тебя ждёт впереди, глупо обижаться на союзников. И нет иного выхода, кроме как постараться наладить подпорченные отношения.

Для разговора Лигран выбрал момент, когда их маленький отряд остановился на краю небольшой рощи во владениях давнего союзника Наставника и занялся обустройством лагеря. Солдаты принялись ставить палатки, таскать валежник для костра, кучер занялся лошадьми, и лишь лорду с Героиней не нашлось достойного занятия. Чем Лигран и не преминул воспользоваться. Подошёл к о чём-то задумавшейся даме и уселся неподалёку на торчащую из земли корягу.

— Не помешаю? — спросил он и, не дожидаясь ответа, куртуазно продолжил: — Уважаемая Сильвара, приношу свои извинения за то, что игнорировал ваше общество последние дни. Я вёл себя как мальчишка, и моё поведение непростительно.

Сказал и покаянно склонил голову, осторожно кося глазом на воительницу.

— Ничего, в вашем возрасте простительна некоторая импульсивность, — сказала Амазонка немного растерянно. Переход от холодного молчания к дружеской беседе явно застал её врасплох. Что, впрочем, не помешало ей пошутить насчёт молодости Лиграна.

Да вот только парня такой ерундой было не пронять.

— Ха, молодость. Эта та вещь, которая со временем быстро проходит, — он широко улыбнулся. — Как вам наше путешествие? Не устали всё время скакать верхом?

— Устала? — Сильвара рассмеялась, и Лигран машинально отметил, какой приятный у неё голос. — Я приняла прайм, и, чтобы устать, мне нужно нечто более серьёзное, чем поездка на лошади.

— Не спорю. Но прежде всего вы дама, а дамам пристало ездить в каретах в сопровождении кавалеров, — сказал Железный Песок весело. — Честно говоря, сам люблю конные прогулки, но вы же знаете приказ Наставника… Так что я могу лишь пригласить вас присоединиться ко мне в экипаже.

Сделай он подобное предложение какой-нибудь воспитаннице известного мастера, Лигран рисковал нарваться на скандал. И дело было вовсе не в старых докатастрофных условностях, совсем нет, просто статус Железного Песка был ещё недостаточно высок, чтобы свободно чувствовать себя с дамами из высшего света. Однако он беседовал с Героиней, с могучей воительницей, а это совсем другой коленкор. И скорей это ему надо было беспокоиться о том, чтобы с ним не вели себя чересчур вольно.

Неожиданно Лигран обратил внимание, как красива Сильвара. Правильные черты лица, аристократический нос, умные карие глаза, чувственные губы. Особый шарм ей придавала одежда. Открытый красный топик подчёркивал высокую грудь, короткая коричневая юбка, отороченная бахромой, и плетёные сандалии открывали стройные ноги. Довершали образ сложная причёска с ястребиными перьями, замысловатые пёстрые узоры по всему телу и изящно отделанный браслет лучника на левой руке.

Удивительно, как он сразу не заметил, сколь яркая и стильная женщина выбрана ему в сопровождающие! Это вам не высокомерный Громовержец, помешанный на своей магии.

Сам Лигран выглядел гораздо скромнее. Для разговора он выбрал традиционную одежду адептов боевых искусств: чёрную свободную рубаху навыпуск и аналогичного цвета брюки с широкими штанинами, поверх накинул белый плащ с треугольными тёмно-серыми вставками на плечах и оранжевыми узорами на полах. Впрочем, несмотря на тёмные тона, всё это неплохо контрастировало с его ярко-оранжевой шевелюрой. Совсем уж отходить от традиций адорнийцев Железный Песок не стал и перед поездкой покрасил волосы.

— Посмотрим, — сказала Сильвара с лукавой улыбкой. Взяла в руки лук, до уха оттянула тетиву и, прицелившись куда-то вдаль, вдруг поинтересовалась: — Извини, но не могу не спросить… Каково это, возвращаться туда, где родился?

Залюбовавшись девушкой, Лигран не сразу смог переключиться на новую тему, и ей пришлось повторить вопрос ещё раз.

— В каком смысле родился? — удивился Железный Песок, когда уяснил, что же так заинтересовало воительницу. К такому повороту беседы он оказался не готов.

— О, так ты ничего не знаешь?! — Героиня отпустила тетиву и уставилась на него с непонятным восторгом.

— Не знаю что? — переспросил Лигран, чувствуя себя откровенно глупо.

Сильвара Ястреб картинно закатила глаза и замотала головой.

— Вот это да! — сказала она. — Ладно, брат ничего тебе не сказал, пусть так. Но неужели имя лорда Лучаня, хозяина провинции Гуаньдир, не показалось тебе знакомым?!

— Показалось, но, как ни старался, так толком ничего о нём и не узнал, — Лигран пожал было плечами, но, перехватив внимательный взгляд Героини, воскликнул: — Нет, погоди, это шутка?! Хочешь сказать, я родился в этом лордстве?!

— Именно так. И хозяин Одинокой Башни — твой родной отец… Уж не знаю по какой причине, но он не стал ждать, пока ты повзрослеешь и отдал на воспитание ещё ребёнком. Который, похоже, благополучно всё забыл.

Новость для Лиграна стала подобна разорвавшейся прайм-бомбе доктов. Она ошарашила, шокировала, выбила из колеи. Лорд Лучань — и вдруг его отец. Это что же получается, он едет вступать в права наследования? Так ведь говорят «железячники».

Сразу вспомнились бесконечные насмешки, подколки Джока, злое прозвище «сын доктской шлюхи». Что ж, если так, то братец прав насчёт причин, по которым Лиграна в столь юном возрасте спихнули на руки Наставнику. Для лорда иметь сына от пленной докты — позор, зримое напоминание собственной слабости. А ведь Железный Песок отказывался верить Молнии, считал, что тот говорит так от злости и общей паскудности характера.

Оказалось, зря…

Тогда он так и не ответил Сильваре, скомкал разговор и отошёл в сторонку. Более того, чтобы оправиться после таких новостей и смириться со знанием об отце-лорде, Лиграну понадобилась целая ночь. Думал, пытался разобраться в собственных чувствах. Для человека, который большую часть жизни предпочитал вообще не вспоминать о родителях, мысль о возвращении в отчий дом действительно оказалась непростым испытанием. Адорнийская эмоциональность никак не давала плюнуть и выбросить всё из головы, сначала следовало вывернуть себя наизнанку.

Однако уже к утру, после традиционной двухчасовой тренировки с мечом, в душе Лиграна вновь воцарилось равновесие. Он даже смог сосредоточиться и попрактиковаться в Искусстве. Причём, что удивительно, не без толку. Впервые на своей памяти он смог поднять магией в воздух не десяток песчинок, а целую горсть, чем окончательно вернул себе хорошее настроение.

За завтраком же Железный Песок вернулся к прерванной беседе.

— Сильвара, вы спросили меня вчера, как я отношусь к возвращению в место своего рождения… Так вот, сейчас я, пожалуй, смогу дать вас максимально честный ответ, — сказал Лигран.

— Любопытно будет послушать, — немедленно откликнулась девушка и с готовностью повернулась в сторону будущего лорда.

— Да там и говорить-то особо не о чем. Всё можно описать двумя словами: мне интересно. Мне действительно интересно увидеть, как жил мой отец, чем увлекался и к чему стремился. Но это желание знать лишено злости и обиды, — произнёс Железный Песок задумчиво. — Вчера я, конечно, был шокирован, но то вчера. Подобные новости следует хорошенько переварить, утрясти в голове, чтобы потом всё стало ясно и понятно.

— И что же стало понятно? — поторопила Сильвара.

— Что это моё прошлое. Его не надо стыдиться и о нём не стоит сожалеть, оно просто есть. Знание собственной истории избавляет от лишнего беспокойства и даёт двигаться дальше, — с чувством сказал Лигран. — Да и вообще, новость о моём рождении в Гуаньдире — всего лишь неожиданный довесок к гораздо более важному делу. И сначала надо выполнить именно его, а потом отвлекаться на всё остальное… Вот как-то так! — Железный Песок развёл руками, после чего поинтересовался: — Я ответил на вопрос, уважаемая Сильвара?

— Вполне, юный лорд, — с удовлетворением сказала Героиня. — И скажу прямо, мне понравилось услышанное.

Лигран мысленно усмехнулся. Ну ещё бы, на то и было рассчитано. И теперь можно не сомневаться: при первой возможности учителю Регрушу уйдёт письмо с докладом о правильном настрое нерадивого воспитанника. Амазонка, как и все остальные принявшие прайм, может считать себя сколь угодно хитрой и ловкой, но в игре словами ей не хватает убедительности. Что бы там она ни говорила, в её искренний интерес к своему внутреннему состоянию Лигран не верил, здесь чувствовалась рука Наставника. Как ни крути, а «воевать» с Джоком было гораздо интереснее.

Вот только ещё бы разобраться, когда Железный Песок перешёл ту грань, за которой воспитавший его лорд стал восприниматься как человек, от которого надо хранить секреты… Но это дело будущего, а пока стоит уделить больше внимания сопровождающей его красавице. Доводить до чего-то серьёзного явно не стоит, но лёгкий флирт станет приятным дополнением к путешествию. Да проклянут его боги, но от жизни надо брать по максимуму и наслаждаться каждым её мгновением.

— Леди Сильвара, вновь возвращаясь к нашему вчерашнему разговору, так что вы скажете насчёт моего приглашения прокатиться до Одинокой Башни в карете? — вкрадчиво спросил он.

— Да вы нахал, Лигран, — мелодично засмеялась Героиня. — Всегда любила таких.

— Я вас понимаю, — покивал Железный Песок. — Нам ведь так трудно отказать…

После чего подхватил даму под руку и повёл в сторону уже снаряжённого для продолжения путешествия экипажа. Оставив за спиной шепоток остальных членов отряда, сдобренный казарменным юморком. Солдаты, как истинные адорнийцы, не могли пропустить начавшееся сближение между будущим лордом и бессмертной воительницей. И лишь одно вызывало у Лиграна беспокойство — стальные мускулы воина, которые он ощущал, сжимая локоть женщины.

…Благодаря компании время в пути стало проходить гораздо интереснее и веселее. Несмотря на присущие бессмертным особенности характера, Сильвара оказалась неплохой рассказчицей, с удовольствием вспоминая выполненные по приказу лорда задания: отражение атак чуди, охоту за беглыми преступниками, поединки с вражескими Героями и участие в посольствах в дальние лордства. Увлекательных историй оказалось столько, что Лиграну, безвылазно просидевшему в замке большую часть жизни, пришлось поломать голову, чтобы не упасть перед дамой в грязь лицом. И здесь помогли бесчисленные притчи и наставления древних мастеров боевых искусств, которыми он зачитывался с детства. Добавь немного юмора, не жалей во время рассказа красок — и пространные сказания превратятся в нечто интригующее и увлекательное.

Лишь одной темы они не касались по молчаливому уговору — войны с доктами. Жестокой, бескомпромиссной войны, в которой нет места для радости и веселья, зато полно боли, смерти и страданий. И чьё зловонное дыхание ощущалось даже здесь, в глубоком тылу.

Первые признаки того, что на землю Адорнии вторгся жестокий враг, появились сразу же, как отряд покинул Долину Солнечных Слёз и выехал на королевский тракт. Это были беженцы. Группами или поодиночке несчастные брели в одном им ведомом направлении, стремясь спастись от жестокостей доктов. Женщины, старики, маленькие дети, пешком или на небольших телегах с запряжёнными в них осликами, с огромными баулами и тюками или налегке, потеряв в горниле сражений всё имущество, они брели вдоль дорог, провожая измученными взглядами проносящихся мимо всадников. У Лиграна мороз бежал по коже всякий раз, когда он видел потухшие глаза какого-нибудь мальчугана или заплаканное лицо женщины.

На фоне сытого благополучия Долины здесь масштабы охватившей Адорнию катастрофы чувствовались особенно остро. Что в очередной раз заставило Лиграна проклясть тот миг, когда Наставник именно его выбрал на роль наследника лорда Лучаня. И плевать, что тот был его отцом. Когда на пороге враг, не дело копаться в семейных тайнах. Бойцам вроде Железного Песка место на передовой!.. Но разве его кто-нибудь слушает.

С новой силой вспыхнуло желание бросить всё и бежать. Соблазн был настолько велик, что для возвращения себе способности нормально соображать Лиграну пришлось сделать несколько дыхательный упражнений. Увы, королева Изабель ещё полгода назад издала закон, согласно которому никакой подмастерье или ученик Академии Лордов не может уйти в бой без разрешения своего Наставника. Под угрозой телесного наказания. Так что иного выхода, кроме как исполнять волю лорда Регруша, у Железного Песка не было.

Сильвара, видимо, ощутила бушующую в душе парня бурю и осторожно коснулась его руки.

— Не стоит так переживать. У каждого своя война и свой враг, и любая, пусть даже самая маленькая победа — это вклад в общее дело, — сказала она мягко. — Твоя нынешняя задача — найти убийц лорда Лучаня, вот на ней и сосредоточься. Не распыляй чувства зря, не уподобляйся доктам.

— Ты не понимаешь, — запальчиво ответил Лигран, но тут же опомнился: — Ах да, прости. Постоянно забываю, что передо мной не просто красивая женщина…

— Вот именно. Не ты один рвёшься в бой, — согласилась бессмертная воительница.

Возразить было нечего…

Ещё одним признаком близости к театру военных действий стало появление огромного количества конных патрулей, в которые порой входили даже Герои. Во всяком случае, Лигран несколько раз видел среди них четвероногих Охотников, а однажды и вовсе шумного и говорливого Болотного царя. Экзотический скакун последнего отчего-то заинтересовался каретой и решил познакомиться с ней поближе. Лишь мастерство кучера да резвость лошадей спасли экипаж от столкновения с тушей гигантской лягушки. Как ругался коротышка-всадник… Даже вспоминать отрадно! Однако это была единственная неприятность, случившаяся с ними в дороге. Ни бандиты, ни голодная чудь на пути так и не попалась, и Латера они достигли без приключений.

Город встретил их многоголосым базарным шумом, ржанием сотен лошадей и огромными заторами на улицах. Высшее командование почему-то выбрало именно Латер в качестве перевалочного пункта для идущих со всех концов страны рекрутов. Лигран увидел здесь не только цвета лордов Долины Солнечных Слёз и Долины Тысячи Лепестков, но и гостей из совсем уж далёкой Сик’Хайи. В итоге небольшой торговый пост превратился в сумасшедший дом, просто попасть в который оказалось проблемой.

А ведь Железный Песок рассчитывал, что они спокойно, без лишней суеты и никого не беспокоя, доедут до паромной переправы и переберутся на другой берег. Однако на деле всё оказалось гораздо сложнее, и отряд застрял здесь аж на три дня.

Поначалу их просто не пустили в город с каретой. Ещё в предместьях отряд выехал к перегородившей дорогу рогатке, у которой дежурили сразу два Героя — Коготь и Мейдзин. И если первый с присущей людям-тиграм уверенностью вежливо посоветовал поворачивать назад, потому что «и без разукрашенных телег на улицах негде повернуться», то второй с мальчишеской горячностью послал их далеко и надолго, не стесняясь в выражениях. Чем немало возмутил Лиграна. Понятно, что принявших прайм донельзя измотали идущие друг за другом благородные путешественники, но и меру знать надо.

В общем, скандал стал разрастаться. Солдаты взялись за оружие, Сильвара со снаряжённым луком заняла удобную для стрельбы позицию, а заваривший эту кашу Мейдзин с хищным прищуром принялся поигрывать мускулами. И лишь Лигран с Когтем как ни в чём ни бывало продолжали спорить.

Наверное, попадись им вместо тигра-ветерана кто-нибудь менее опытный, всё сложилось бы совсем иначе, но этот бессмертный отличался редкостным здравомыслием. Весьма скоро он согласился не только с тем, что у них нет причин не пускать отряд в город, но и с тем, что один молодой и горячий Герой должен извиниться. Только в вопросе с каретой Коготь не пожелал уступать ни на йоту и не дал себя переубедить.

В результате Лиграну пришлось пережить ещё одну словесную баталию, правда, на этот раз уже с Сильварой. Девушка наотрез отказывалась расставаться с экипажем, и, чтобы хоть в чём-то её убедить, понадобилось всё красноречие ученика лорда Регруша и прорва времени. Так что когда «разукрашенная телега» с кучером и одним солдатом для охраны отправилась обратно в Долину, а отряд пересёк городскую черту, был уже глубокий вечер. Переправа просто не работала, и им пришлось спешно искать место для ночлега…

Однако и на следующее утро их невезение не закончилось. Паром на весь день забрали армейцы, ударными темпами перебрасывая через Диналию команды Героев и пехотные отряды. Гражданским здесь просто ничего не светило, и Лиграну с его крохотной дружиной пришлось возвращаться на постоялый двор.

— И помыслить не мог, что простая поездка будет сопряжена с такими сложностями, — сказал Лигран, мрачно оглядывая обеденный зал на первом этаже. Украшения на стенах, переставшие быть модными едва ли не до его рождения, облупившаяся краска и кое-где растрескавшиеся плашки полов — всё навевало уныние. Наверняка на этом фоне даже дома доктов покажутся нарядными и интересными. Задерживаться здесь ещё на одну ночь совершенно не хотелось.

— Ничего страшного, испытания закаляют мужчин, — со смешком заявила Сильвара и провела пальцем по щеке Лиграна.

Он с подозрением покосился на Героиню. Чудь знает этих бессмертных: будь она обычной девчонкой, то всё было бы понятно — с ним заигрывают, но с принявшими прайм следовало быть осторожным. Однако женщина о нём словно забыла и уставилась в дальний угол, где за столом перед кружкой дымящегося отвара скучал крепко сбитый парень в ярко-розовой накидке с цветочными узорами, наброшенной поверх традиционного воинского наряда. Отдельного упоминания заслуживали жгуче-красные волосы, увязанные в длинный хвост, татуировки в виде ломаных молний на лбу и щеках. На столе по правую руку от незнакомца лежала катана с сине-золотым орнаментом на ножнах и простая соломенная шляпа. В общем обычный наёмник, каких пруд пруди на дорогах Адорнии. И чем он только так заинтересовал Сильвару?!

Но спросить об этом у Героини Лигран не успел. Женщина вдруг резко повернулась к мнущемуся поодаль хозяину заведения и распорядилась принести к себе в комнату большую ванну. После чего, мазнув по Железному Песку равнодушным взглядом, направилась к лестнице на второй этаж. Предоставив ему самостоятельно заниматься вопросами размещения солдат. И сразу же стало не до праздного любопытства.

Пока они ходили к переправе, ушлый хозяин гостиницы ухитрился сдать большую часть комнат новым постояльцам и девяти бойцам Лиграна смог предложить лишь сарайчик на заднем дворе. Не постеснявшись задрать плату за постой едва ли не вдвое. И ему, будущему лорду, пришлось ругаться из-за презренного металла, точно какому-то купцу из Сик’Хайи. Все жилы из него вытянул проклятый скряга! Неудивительно, что Ястреб спихнула на Лиграна свои командирские обязанности. Будь у него такая возможность, он и сам бы их кому-нибудь передал. С радостью.

Разобравшись с делами, в свою комнату Железный Песок возвращаться не стал и уже было решил побродить по окрестностям, но вовремя одумался.

Конечно, хотелось погулять по узким улочкам, поглазеть на аккуратные двухэтажные домики с покатыми крышами, замысловато изогнутыми башенками и оплетёнными цветущей лозой стенами. Послушать, как журчат фонтаны, полюбоваться изящными статуями и живыми фонарями, охладиться под заговорёнными ветродуями… Но, проклятье, не в тот же момент, когда крохотный Латер заполонили сотни людей и печать войны лежит на каждом встречном лице! Нет уж, лучше вытащить на улицу плетёное кресло, пристроить его в тени разлапистого дуба и просто отдохнуть за бокалом вина. Ещё было бы неплохо, чтобы компанию составила незнакомка. Таинственная, загадочная и, само собой, прекрасная. Увы, но таковых рядом не наблюдалось. Единственная на всю гостиницу дама сейчас отмокала в ванной и не похоже, что собиралась спускаться вниз.

Лигран отсалютовал себе бокалом, сделал глоток и прикрыл глаза. Что-то подсказывало: в ближайшее время ему будет не до отдыха, и следовало ценить такие моменты. Жаль только, полностью расслабиться не получалось. В голову постоянно лезли мысли об внезапно нашедшемся отце, о странном решении Наставника отправить в Гуаньдир не любимчика Джока, а именно его. К этому примешивались переживания о неудачах с магией, желание отправиться на войну и боязнь неудачи с проклятым лордством. Древо, слишком много всего…

Но, видимо, и этого было мало, потому что размышления Лиграна были бесцеремонно нарушены.

— Ты, что ли, Лигран Железный Песок? — раздался чей-то наглый голос, и на лицо будущего лорда упала тень. — Отвечай!

Чувствуя, что медленно закипает, Лигран открыл глаза и посмотрел на говорившего. Им оказался давешний рыжеволосый воин во всё том же ярком плаще. Вот только теперь он не сидел тихо-мирно в ресторации, а с презрительной миной нависал над Железным Песком. Что изрядно раздражало.

— Верно. С кем имею честь… — холодно начал Лигран, медленно поднимаясь. Но договорить не успел. Незнакомец неожиданно сплюнул ему под ноги и, проигнорировав вопрос, с непередаваемым выражением на лице заявил:

— Что-то ты похож на докта, Лигран. Не знаешь почему?

Лиграну показалось, что он ослышался.

— Какого?!.. Чудь последние мозги отбила, бродяга? — рявкнул он, вставая напротив наглеца и кладя руку на рукоять катаны.

Но грозный вид никак не подействовал на рыжеволосого. Глядя куда-то мимо Железного Песка, тот на одном дыхании выдал спич про сексуальные пристрастия парня и его родственников, описал их взаимоотношения с доктами и чудью самого гнусного вида. После чего оскалился и попытался врезать Лиграну по лицу, но, наткнувшись на блок, предпочёл отступить на пару шагов назад.

— Мне продолжить? — поинтересовался он. — Или ты наконец вспомнишь, зачем таскаешь на поясе эту железяку?

— Пожалуй, не стоит, — проронил Лигран и не спеша направился к посыпанной песком площадке, располагавшейся здесь же, во дворе гостиницы. Сказанного было достаточно, чтобы понять — драка неизбежна. Но тем лучше: он был не прочь хорошенько проучить мерзавца. — Только ответь на один вопрос. Какого лешего ты ко мне прицепился?

— Я же сказал, потому что ты похож на докта, — осклабился рыжеволосый. — И ещё запомни: того, кто размажет тебя по стенке, зовут Башики Холодный Ключ.

Лигран почувствовал, как внутри нарастает гнев. Сохранять невозмутимость больше не получалось. Даже брату он не спускал подобных оскорблений, что уж говорить о каком-то бродяге. Большим пальцем освободив клинок от защёлки, Железный Песок встал лицом к Башики и молча замер. В словах не было нужды. Если человек так упорно ищет на свои филейные части неприятностей, помешать ему невозможно.

Однако Холодный Ключ именно этого и добивался.

— Так-то лучше, доктский ублюдок, — сказал он тоном человека, который соскучился по любимой работе. Щёлкнул зажимом на ножнах, положил руку на рукоять катаны и замер, выжидая. Решительный, сосредоточенный, совсем не похожий на какого-то задиру — настоящий боец.

Помимо своей воли Лигран ухмыльнулся. Древо, как же он соскучился по настоящему противнику. Какой смысл годами совершенствоваться в игре клинком, если не можешь применить его в деле? Наставник постоянно говорил, что призвание лорда — править, что меч — удел рядовых солдат и что командир берётся за оружие лишь в крайнем случае, но куда там. Лигран тосковал по хорошей драке, в которой нет места поддавкам и каждый удар может оборвать твою жизнь. Может, из-за этого нежелания править Наставник и отправил его в Гуаньдир? Кто знает… В любом случае Лигран был благодарен Холодному Ключу за хорошую возможность размяться. И пусть нанесённое оскорбление взывало о мести, после того как он проткнёт Башики клинком, Железный Песок собирался сказать спасибо. И плевать, какова истинная причина конфликта.

…Первый удар нанёс Холодный Ключ. В наставлениях мастеров боевых искусств пишут, что в поединке между двумя серьёзными бойцами проигрывает тот, кто нападает первым. Может быть, для кого-то это и было правдой, но сам Лигран ещё не достиг нужных высот в постижении Искусства и едва не пропустил внезапный атаку Башики.

Стремительно выдернув катану из ножен, Холодный Ключ крест-накрест разрубил перед собой воздух — и два возникших из ниоткуда бело-голубых магических лезвия полетели в Лиграна. И быть бы ему разваленным на четыре части, если бы он инстинктивно не шагнул влево и не махнул мечом. Столкновения с доброй сталью творения Башики не выдержали и разлетелись вдребезги с немелодичным треском.

Проклятье! Лигран с неприятным холодком осознал, что в противники ему достался вовсе не мечник, как он было подумал, а маг. И сражаться предпочитает с помощью силы прайма. А это было чревато проблемами. Меч-молниеотвод здесь не поможет.

Тем временем Башики опустил катану на уровень пояса, повернул горизонтально и провёл от гарды к кончику клинка двумя сжатыми пальцами. Пахнуло магией, а поверх оружия возникла искрящаяся белёсая полоса. Которая уже через секунду полетела в Лиграна. Затем ещё одна и ещё.

Магические лезвия полосовали воздух, заставляя прыгать, скакать и уворачиваться, не давая шанса сократить дистанцию и навязать бой по своим правилам. Для Железного Песка мир вокруг сузился до проклятого Башики и его чар. Больше ничего не существовало: ни двора с живой изгородью, ни шумящих в обеденном зале постояльцев гостиницы, ни даже солнца с небом. Остались только два сражающихся бойца. Поначалу, правда, Лигран ухватил взглядом какое-то шевеление на крыльце, но тут совсем рядом свистнуло очередное лезвие, и он выкинул возможных зрителей из головы. Потом, всё потом. Сейчас главное понять, как достать этого мерзавца. Зря что ли Наставник учил первому правилу лорда: сначала думать, а потом действовать!

Железный Песок отшатнулся, позволив лезвию вспороть землю там, где только что находилась его нога, и попытался ещё раз разложить ситуацию по полочкам.

Итак, понятно одно: способности Башики основаны на управлении льдом и холодом. Магия эта явно мощная и, что немаловажно для любого адорнийца, красивая. Но по этой же самой причине несколько менее эффективная, чем власть над молниями, как у братца, или над ветром, как у великого лорда Раэля. А значит, это можно использовать. Весь вопрос как…

Лигран попробовал метнуться сначала влево, затем вправо, а затем и вовсе рванул зигзагом к Холодному Ключу. Однако ничего толкового из этого не вышло. Единственное, чего добился, — противник немного занервничал и стал метать лезвия с удвоенной скоростью. Пусть и получались они у него теперь гораздо более скромными по размерам.

Интересно, а если сделать по-другому? Лигран сдёрнул с пояса мешочек с запасом железных опилок, развязал горловину и запустил всем содержимым в противника. Сам же начал заходить по дуге к нему за спину, по ходу дела напрягая все способности к управлению праймом, чтобы создать хотя бы видимость магического удара.

И надо сказать, у него получилось. По крайней мере иначе никак не объяснить, почему Башики вдруг скрестил руки и закрылся полусферой из льда. Быстро, надёжно и совершенно бессмысленно. Впервые на памяти Лиграна кто-то столь серьёзно воспринял его магические умения. Вот только не стоило так сосредотачиваться на защите от подобной ерунды. Лигран успел не только подобраться к Холодному Ключу вплотную, но и занёс меч для финального удара. И никакая магия тут уже спасти не могла.

Но, как и в последнем поединке с Джоком, вмешалась третья сила. Над плечом с басовитым гудением пронеслась звенящая от прайма стрела, задела край ледового щита, из-за чего тот разлетелся вдребезги, и пробила горло рыжеволосого. Тот даже не охнул — сразу повалился навзничь, уставившись ничего не понимающим, удивлённым взглядом за спину Лиграна.

Железный Песок торопливо повернулся.

— Как вовремя я появилась, не правда ли, юный лорд? — спросила Сильвара, опуская лук. — Мне этот наёмник сразу не понравился.

— Наёмник? — тупо переспросил Лигран, пытаясь разобраться в происходящем.

Сначала непонятно из-за чего случившийся вызов на поединок, затем, когда противник, считай, уже проиграл, неожиданная его гибель. Что вообще здесь творится?!

— Ну а кто же ещё? Наёмник и есть. То ли вернулся с фронта, то ли, наоборот, только туда собирался, — сказала Ястреб и направилась к своему подопечному, как-то по-особенному покачивая бёдрами. Получалось у неё на удивление грациозно, Лигран аж засмотрелся.

— Но зачем… — начал было он, стряхнув оцепенение. Но амазонка уже оказалась рядом и… Древо, поцеловала его в щёку! Все вопросы моментально вылетели из головы.

— Зачем пристрелила этого рыжика? Чтобы негодяй в последний момент не выкинул какой-нибудь фокус. И не ранил юного лорда, — выдала Сильвара, хитро улыбнувшись. — Уже почти победившего лорда!

— Ага… и которому вся эта драка была напрочь не нужна, — сказал Железный Песок, неожиданно для себя смутившись. Его ещё не отпустила горячка боя, а тут это поцелуй… Мысли категорически не желали собираться в кучу. — Может, ты тогда объяснишь, из-за чего он ко мне прицепился, а? Раз уж он тебе «сразу не понравился»?

Сильвара фыркнула, затем вдруг наклонилась к уху Лиграна и шепнула:

— А какая разница? Главное, что ты победил. Не так ли?

После чего резко повернулась к высыпавшим во двор обитателям гостиницы во главе с её хозяином и принялась командовать. Что делать с телом, кого послать в городскую стражу — приказов было много, но Лигран их почти не слушал. Он старательно гнал от себя мысль, что странная схватка напрямую связана с игрой вокруг его назначения официальным наследником лорда Лучаня. И поведение Героини — хорошее тому подтверждение…

Когда же поздно вечером из окна своей комнаты он увидел, как, тяжело хлопая крыльями, с гостиного двора один за другим улетают почтовые попугаи, то совсем этому не удивился.

Глава 3

Понимание того, что он ненавидит само название Гуаньдир, к Бистарку пришло далеко не сразу. Ведь как хорошо поначалу выглядело это проклятое богами задание. Перейти линию фронта, добраться до забытого всеми лордства, убить владетеля, после чего найти тайную лабораторию — ну или как там их называют эти чокнутые адорнийцы, — проникнуть внутрь и дать возможность дипломированным праймологам спокойно поработать. А что получилось в итоге? Кавардак, хаос, сумятица!

Великая Шестерёнка, они даже в Адорнию не смогли попасть без приключений! Вместо того чтобы незаметно проскользнуть тропками контрабандистов через границу, они кучу времени убили, ожидая приказа начальства, а когда дождались, зачем-то двинулись следом за армейскими частями, благо те вели наступление. Как же, вдруг адорнийцы окажутся настолько слабы, что у группы Бистарка получится поработать уже на захваченных землях…

Не вышло. Как бы он ни презирал чокнутых магов, в одном им точно не откажешь: трусами адорнийские вояки не были. За каждый километр их территории приходилось платить большой кровью. И кампания затянулась, да так сильно, что Бистарк наплевал на приказ и вместе со своими людьми рискнул самостоятельно перейти через линию фронта. И у него получилось. Без происшествий добрался до ныне опостылевшего Гуаньдира, подготовил и с блеском провёл операцию по устранению лорда Одинокой Башни, даже нашёл опостылевшую лабораторию в староимперском убежище. А вот дальше вновь начались проблемы. Проклятые учёные не смогли открыть дверь в подземное укрытие, объясняя неудачу незнакомой магией и сетуя на недостаток оборудования. Бистарк, может, им и посочувствовал бы, но из-за этих бездарей отряд застрял в проклятой глухомани и перспективы скорого возвращения домой были весьма туманны.

Но мало ему сложностей с выполнением основной задачи, подкидывали проблем и аборигены. То охотник какой забредёт в расположение лагеря, то местные мужики сколачивают отряд для охоты на чудь аккурат в районе древнего убежища. Приходится отвлекать людей, ресурсы, устраивать засады и зачищать следы. Хорошо хоть Бистарк озаботился наладить контакты с местными контрабандистами и бандитами: за кристаллы прайма те исправно сообщали обо всех опасных для доктов начинаниях и помогали претворять в жизнь тактику организованного хаоса. Иначе говоря — убивали, грабили, насиловали, жгли деревни и сёла. Собственно, и лабораторию он нашёл благодаря их помощи, так что затраченные на подкуп средства давно себя оправдали.

Одно плохо, встречаться с наиболее ценными информаторами приходилось не где-нибудь в лесу, а в городке при Одинокой Башне. Всякий раз рискуя раскрытием всей операции.

Вот и сейчас, выкрасив волосы в зелёный цвет с двумя бордовыми прядями, натянув попугайской расцветки жилет и голубые брюки — в общем, превратившись из добропорядочного докта в отравленного праймом адорнийца, — он сидел в трактире «Жареный Горыныч» и слушал болтовню местного авторитета средней руки Щепина Кривого. Несколько лет назад тот промышлял работорговлей, но, пережив нападение чуди и потеряв здоровье, осел в окрестностях Одинокой Башни. Чтобы склонить бандита к сотрудничеству, понадобилось всего ничего: намекнуть на знакомство с некоторыми его тёмными делишками и подсластить пилюлю несколькими кристаллами. И мерзавец с воодушевлением занялся продажей любимой родины оптом и в розницу.

— …ещё ходят слухи, что в храме духов битвы настоятель выставил на алтарь несколько катан из личного арсенала лорда Лучаня. И рекруты из нового набора собираются уговорить вербовщика разрешить им посмотреть на святыню, — сказал Щепин, то и дело прикладываясь к кружке с пивом.

— Неинтересно, дальше, — бросил Бистарк, всё же отмечая у себя в блокноте, что при случае следует разобраться с этим жрецом. Магия адорнийцев жёстко привязана к их вере в победу, в собственную правоту и прочие глупости, и появление любых предметов, способных воодушевить этих дикарей — прямая угроза Империи.

— Дальше… Дальше нет ничего интересного. Ну кроме того, что в Башню на днях прибывает новый владетель, воспитанник какого-то лорда из Долины Солнечных Слёз. Как зовут Наставника, не скажу, но говорят, он неплохо проявил себя на фронте — чихвостит ваших в хвост и в гриву. А раз так, то и воспитанника мог подготовить себе под стать, — сообщил Кривой с плохо скрытой издёвкой в голосе.

— Новый лорд?! Так чего же ты мне тут голову морочишь?! — прорычал Бистарк.

Специально, гад, время тянул, издевался. Целый час всякий мусор на него вываливал, а самое важное приберёг напоследок, да и то сообщил как-то так, между делом. Нет, все эти адорнийцы одинаковы: даже получая от тебя деньги, держат за пазухой не просто камень, а кинжал. Неблагодарные! Только дурак вроде Пауля мог вообразить, что между людьми и отравленными праймом мутантами возможно мирное сосуществование.

Страшно захотелось шарахнуть мерзавцу в лоб из чего-нибудь вроде остробоя, но Бистарк пересилил себя и почти спокойным тоном потребовал:

— Ладно, давай подробности…

Щепин в ответ лишь молча показал туго увязанный пакет, подмигнул и сложил ладони лодочкой. Намекая, что новость слишком ценна, чтобы Бистарк сам мог назначать ей цену.

— Что там?

— Описание внешности парнишки, состав группы сопровождения плюс маршрут их движения, — осклабился Щепин. — Расслабься, докт, есть у меня подход к одной цыпочке в почтовой службе, так что информация верная. Здесь копии документов, которые пришли на имя управителя замка.

Бистарк шумно вздохнул и достал шкатулку с кристаллами прайма. Как бы он ни злился, но если Кривой прав, то ему и вправду нужны эти бумаги. А значит, придётся играть по правилам адорнийского бандита. Во всяком случае, пока!

…После разговора с Щепином Бистарк быстро покинул трактир и отправился за город к месту встречи со своими людьми — Героем Рамисом Сота и парочкой приставленных к нему бойцов. Сейчас, после того, как он ознакомился с содержимым пакета, докт радовался, что взял на встречу именно этого принявшего прайм. Дуэлянт, повеса и бабник, категорически не способный сидеть на одном месте, однако идеально подходящий для выполнения заданий, где требуется умение как рубиться в ближнем бою, так и атаковать врага издалека. Операция по устранению нового лорда была как раз из последних.

Если верить Щепину, то этого Лиграна должен сопровождать десяток солдат и один Герой, что уже немало. Так мало того, ещё и комендант Одинокой Башни навстречу будущему начальству отправил почти два десятка бойцов из замкового гарнизона. И здесь нужно либо собирать остальных и устраивать полноценную засаду с использованием всего отряда Бистарка, либо бить с безопасного расстояния. Ну а так как первое невозможно — отряд находится уже в дне пути от замка, — то остаётся лишь второй вариант. Если он, конечно, хочет и дальше работать в этом проклятом лордстве без неприятных помех вроде снующих туда-сюда Героев, любопытных властителей и желающих выслужиться простых смертных.

В общем, бойцов, уже нацелившихся на возвращение в лагерь, ждала неприятная новость. И если смертные солдаты восприняли её относительно спокойно, то Рамис Сота принялся возражать с присущей ему бесшабашностью. Даже попробовал убедить Бистарка в бессмысленности покушений на всяких там лордиков и предложил вместо бестолковых метаний завалиться в какой-нибудь кабак, где есть выпивка, карты и весёлые девки. Однако после обещания отстранить его от боевых операций быстро сдал назад. Единственная вещь, которую Сота любил больше вина и женщин, — это добрая драка, и лишаться своего излюбленного развлечения он не желал. Чем совершенно беззастенчиво пользовался Бистарк. При всём их могуществе, Герои во многом подобны детям. И при разумном подходе легко поддаются управлению. Главное — знать, на какие кнопки нажимать и за какой рычаг потянуть. Вот Бистарк, к примеру, знал.

Так что, несмотря на ворчание Рамиса, четверо всадников, остервенело нахлёстывая лошадей, покинули городские окраины и направились в сторону юго-западной границы Гуаньдира. Чтобы уже к утру следующего дня оказаться в том единственном месте, где имело смысл устраивать наследнику Лучаня почётную встречу.

Надо сказать, что здесь Бистарку сильно повезло. Ему уже приходилось бывать в здешних местах перед войной, так что он ни мгновения не сомневался с выбором позиции для засады. И вместо бестолковых метаний и поисков сразу повёл своих людей к хорошо известной ему лощине. Дорога там сначала петляла между кустами, затем круто брала вверх, да так, что с гребня ближайшего холма участок подъёма был виден как на ладони. Один снайпер с остробоем при поддержке двух дискомётчиков не только обещал закрыть тему наследника, но и грозил перещёлкать половину его сопровождающих.

А это уже серьёзная заявка на успех.

…Огневые позиции готовили по всем правилам современной военной науки. Насыпали невысокий земляной бруствер и замаскировали его дёрном, да так, что уже с десяти метров нельзя было догадаться о притаившемся за ним Сота. У подножия холма в густом кустарнике разместили смертных солдат. И пусть дорогу из своих укрытий те почти не видели — мешали густые заросли, — зато единственную удобную тропу к вершине перекрывали намертво. Сам же Бистарк с давным-давно устаревшим огнебоем предполагал устроиться по другую сторону лощины. Он и сам не знал, за каким лешим всюду таскает с собой эту громыхалку, но как-то привык. Даже начал считать её чем-то вроде талисмана, уподобившись в этом грязному адорнийцу. И вот гляди-ка, пригодилась! Если Рамис промахнётся — что весьма маловероятно, конечно, — то он самолично отправит этого мальчишку на встречу с предками.

Всё складывалось довольно удачно, но настроение подпортил неприятный разговор с Рамисом. Они только-только закончили маскировать позицию Героя, как тот вдруг отбросил лопату и принялся ругаться.

— Какой смысл городить здесь такие сложности?! За последний час просто прорву умных слов услышал. Укрытия, «слепые зоны», перекрёстный огонь… — заявил Сота и мрачно потребовал: — Оставьте меня здесь и двигайте в лагерь. Я сам всё сделаю и вернусь.

— Что-то сомневаюсь, — фыркнул Бистарк и буквально кожей ощутил, как напрягся Герой.

— Сомневаешься? — сказал Сота с угрозой. — Во мне?

Куда делся рубаха-парень, любитель разгульной жизни. Перед Бистарком появился высокомерный аристократ, сквозь зубы цедящий слова. Впечатление портили лишь куртка без рукавов на голое тело и несвежее жабо, но кто обращает внимание на такие мелочи.

— Не в тебе, — Бистарк успокаивающе развёл руками. Разборки с разбушевавшимся Героем сейчас были совсем не к месту, но и игнорировать ситуацию было нельзя. — В твоём желании сделать работу и вернуться к остальным.

— Намекаешь, что могу бросить боевых товарищей? — спросил Рамис пусть и грозно, но без прежнего пыла. Даже за остробой хвататься не стал.

— Нет, скорее, что ты собираешься грохнуть наследника, а затем героически сдохнуть и возродиться в Прайм-индукторе Конторы, — Бистарк изобразил улыбку. — Ты ведь хочешь воевать, Рамис, а не играть роль няньки для наших доблестных праймологов. Я прав?

Отвечать Сота не стал, лишь пожал плечами. Да и что тут ответишь, Герою и вправду надоела эта дыра, вот он и задумал сбежать. Подходящим одним лишь бессмертным воителям способом. Вот только Бистарк ему этого позволить не мог. Принявшие прайм — слишком ценный ресурс, чтобы разбрасываться ими просто так, а уж во время работы в тылу врага и подавно. Стоит Рамису уйти, как боевая эффективность группы моментально упадёт. И это при невыполненном-то задании!

Нет, в чём-то Бистарк нетерпеливого Дуэлянта понимал. Будь у него выбор, сам бы свалил куда подальше, но ведь его-то как раз и не было… В общем, как ни крути, любая попытка Сота рвануть в безудержную атаку мало чем отличалась от предательства. Что командир и постарался донести до Героя, успешно или нет — покажет время. Рамис больше ничего не сказал и просто ушёл на свою позицию.

В очередной раз Бистарк позавидовал лордам, пусть даже самым что ни на есть завалящим. Их взаимоотношения с Героями строились совсем по иным принципам. Для бессмертных хранитель их каталистов становился кем-то вроде капитана, который задаёт курс и ведёт к одному ему ведомой цели. Их удел — лишь следовать его воле, а своё мнение держать при себе и не устраивать самодеятельность.

Совсем другая ситуация складывалась, когда во главе отряда из могучих бойцов с вывернутыми праймом наизнанку мозгами становился сторонний командир. Вот тогда-то и начинались непонятные брожения. Что, как, почему, да я знаю, как лучше… Слишком сильно Герои верили в своё превосходство над обычными смертными, чтобы просто подчиняться. И приходилось из кожи вон лезть, чтобы они поступали не так, как хочется лично им, а как нужно для скорейшего выполнения задания. И пусть Бистарк давно уже научился ладить с бессмертными, это вовсе не значило, что он получал от этого удовольствие. Великая Шестерёнка, да у него уже в печёнках сидели капризы всех этих великих воителей!

Отдав последние распоряжения дискомётчикам, Бистарк направился к завалу из валунов по другую сторону лощины. Настроение было хуже некуда. Перед боем следовало расслабиться и отдохнуть, а вместо этого вновь и вновь вспоминались выходки принявших прайм, из-за которых ломались самые продуманные планы и зря гибли хорошие бойцы. Наверное, он бы ещё долго кипел от злости, но тут на дороге появились всадники, и лишние мысли моментально улетучились из головы.

Это были солдаты. В доспехах, на хороших конях и с тем неуловимым выражением лица, которое бывает у опытных ветеранов в присутствии высокого начальства. И раз так, то они успели как раз вовремя.

Плюхнувшись на живот и положив перед собой огнебой, Бистарк прикипел к подзорной трубе. На глаза попадались всё больше незнакомые лица, однако пару раз мелькнули рожи гарнизонных вояк, которые регулярно заглядывали в «Жареного Горыныча». А это значит, отряды уже успели объединиться. Что ж, было глупо надеяться на иное. Теперь главное найти наследничка.

По описанию это молодой, лет восемнадцати-девятнадцати на вид, рыжеволосый юноша в одежде адепта боевых искусств. В толпе доктов такого сразу заметишь, а вот среди обожающих всё яркое и пёстрое адорнийцев… Есть! Как по заказу, в объектив трубы попался улыбающийся парень, в точности соответствующий всем приметам. Он ехал рядом с симпатичной Амазонкой и с удовольствием что-то ей рассказывал, наклонившись в седле. И, судя по смеху дамы, старания будущего лорда были оценены по достоинству.

Бистарк завистливо вздохнул. И почему ему так не везёт? Если и попадают под его командование женщины-Герои, так обязательно оказываются истеричками, стервами и сущими демоницами, часто помешанными на сексе. Чудь в юбке! А тут такая идиллия. После такого скорая смерть для наследника Лучаня выглядит достойной карой!

Бистарк отложил подзорную трубу и взялся за огнебой. Прицелился, медленно взвёл курок и замер, ожидая действий Рамиса. Первую партию сейчас ведёт именно Дуэлянт, а его дело — подстраховка… Вот только отчего этот дурак тянет, почему не стреляет?! Ждёт, пока отряд через всю лощину проедет? Или забыл, как выглядит цель?!

Бистарк впервые пожалел, что не устроился где-нибудь неподалёку от Сота. Было бы гораздо проще, будь у него хоть какая-то связь с Героем, а так приходится ждать и надеяться, что всё пройдёт как задумывалось.

Тем временем юному лорду то ли наскучило развлекать даму, то ли захотелось поболтать с кем-то из своих новых подданных, и он, придержав коня, что-то спросил у едущего следом солдата. Даже развернулся в седле. И… одним махом превратился в идеальную мишень. Грех упустить такой момент. И если Рамис его прозевает, Бистарк пообещал приложить все силы, но добиться перевода Героя в самый тихий и спокойный гарнизон Империи.

Однако он беспокоился зря. Сота всё-таки выстрелил, и не его вина, что лордёныш вдруг резко подался вперёд, почти лёг на круп лошади, пытаясь поймать брошенный молодым воином предмет. Может, походную фляжку, а может, мех с вином — Бистарк не разглядел подробностей. Главное, что картечь прошла над наследником, изорвав лишь край свободного одеяния.

Что тут началось! Ряды солдат смешались: кто-то принялся вертеться на одном месте, высматривая стрелка, кто-то стал бестолково выкрикивать команды, и лишь несколько бойцов ринулись на помощь к господину, чтобы собственными телами закрыть его от врага. Правда, и сам парень не растерялся: не успели стихнуть отголоски выстрела, как он соскользнул на землю и укрылся за лошадью. Рядом тут же встала Амазонка с уже снаряжённым для выстрела луком.

Проклятье! Этот болван промазал! Бистарк едва не зарычал от злости. Как можно быть настолько невезучим?!

Словно в ответ, раздался новый выстрел, и одного из солдат выбило из седла, а второй с криком схватился за плечо. Однако главная цель оказалась невредима, и единственное, чего Рамис добился — это раскрыл своё местоположение. Как результат, спешившиеся адорнийцы немедленно ринулись на штурм холма, где притаился Герой, а ещё трое натянули луки и принялись выцеливать противника.

Быстро реагируют, мерзавцы! Вот только разве можно быть настолько предсказуемыми?! Несмотря на неудачу, Бистарк позволил себе позлорадствовать. Всё-таки нечто подобное он предполагал и размещал бойцов именно с учётом столь прямолинейных действий адорнийцев. Ведь что им стоило погнать лошадей дальше, к выходу из лощины, а там сделать крюк и зайти к нападавшим в тыл? Правильно, ничего. Так что сами виноваты.

Вторя его мыслям послышалось жужжание раскручиваемых метателей, быстро сменившееся криками разрезанных дисками людей. Опытный дискомётчик при определённом везении способен одним выстрелом снять двух, а то и трёх человек. А ведь на холме их было двое!

Но долго злорадствовать не получилось. Лучники, видимо, наконец-то разглядели цель и дали дружный залп, затем ещё один и ещё. Причём стреляли они почему-то не по известным Бистарку позициям, а чуть выше. Впрочем, ответ нашёлся очень быстро. Из-за кустов показался Сота с остробоем наперевес и, судя по засевшей в груди стреле, сегодня от него окончательно отвернулась удача. От одного-двух мечников сил отбиться, конечно, хватит, но их ведь гораздо больше!

Рядом с Героем появились оба дискомётчика, дружно разрядившие оружие по кому-то невидимому. Один из них тяжело припадал на ногу, и второму приходилось его тащить едва ли не волоком. Солдат что-то прокричал Рамису, но тот лишь мотнул головой и сделал шаг вперёд. Словно и не было у них недавней беседы о долге и обязанностях членов отряда Бистарка.

Впрочем, если он надеялся показать проклятым адорнийцам, как сражаются настоящие докты, то у него ничего не вышло. До этого момента не вмешивавшаяся в схватку Амазонка одним движением натянула лук и выстрелила вертикально вверх. Раздался треск, в стороны брызнули искры магических разрядов, а затем в Рамиса и раненого дискомётчика одновременно вонзились облечённые в энергию прайма стрелы. Оба рухнули как подкошенные.

Чтоб её пьяный оператор в Прайм-индукторе возрождал! Эта стерва владела навыком Решающего выстрела! Если Бистарку не изменяла память, то именно так эти Героини называли умение добивать противника одним выстрелом. И ведь до чего хитрая, гадина: выжидала, не лезла в драку, а как представился случай, одним махом поставила в бою точку. Одно хорошо: последний выживший солдат успел скрыться за гребнем холма. А там спустится вниз, сядет на коня и… фьюить, ищи ветра в поле.

Видимо, адорнийцы думали точно так же, раз, наплевав на осторожность, дружно ринулись в погоню. Общий азарт затронул даже «телохранителей» лордёныша. Солдаты забыли о своём подопечном и сгрудились на краю дороги, кажется, прикидывая, то ли спешиться и присоединиться к товарищам, то ли покинуть проклятую долину и преследовать беглеца верхами. Рядом с наследником остался всего один боец.

Болваны! Бистарк позволил себе ухмыльнуться, после чего привстал на одно колено, прицелился парню аккурат между лопатками и нажал на спусковой крючок. Бабахнуло. Но пуля, вместо того чтобы пробить в спине будущего лорда приличных размеров дыру, звонко блямкнула о выставленный адорнийским воякой щит. Единственный защитник не только каким-то чудом заметил угрозу, но и успел правильно на неё среагировать.

Что ж, Бистарк умел проигрывать. Покушение полностью провалилось, а понесённые адорнийцами потери явно не стоили гибели Героя и доктского солдата. Первый раунд был за новым хозяином Гуаньдира, поэтому теперь единственное, что оставалось, — это бежать.

Подхватив огнебой, Бистарк откатился под прикрытие огромных валунов, уже там поднялся на ноги и, пригибаясь, помчался вверх по склону. Уж в кого-кого, а в героя он играть не собирался. Позже с адорнийскими уродами сочтётся!

* * *

В дружине лорда Одинокой Башни Марик Лерой появился за месяц до его смерти. Хозяин Гуаньдира тогда объявил о дополнительном наборе рекрутов, и молодой сын сапожника попался на глаза вербовщику. Кружка вина, горсть монет в качестве оплаты, и вот он уже в кольчуге, шлеме, со щитом в одной руке и мечом в другой марширует в учебном лагере на северо-востоке провинции. Помнится, он тогда даже был недоволен. Мол, звали на войну или на худой конец в охрану замка, а взамен отправили месить грязь в какую-то совершенно немыслимую глушь. Даже капралу жаловался, за что получил отеческий подзатыльник за глупость и три удара кнутом за нарушение субординации. Армия, чтоб её!

Зато позже жизнь расставила всё по своим местам. Во время нападения на замок погибли лорд Лучань и все его Герои, многие простые воины были убиты или тяжело ранены. Можно не сомневаться: окажись Марик в ту ночь в Одинокой Башне, он бы обязательно разделил их судьбу. Такая вот жизненная коллизия.

Но отсидеться в тиши и спокойствии не получилось. После гибели владетеля всем мало-мальски хорошим бойцам в учебном лагере присвоили звание рядового и перевели в гарнизон. «Для продолжения дальнейшего обучения и помощи в охране спокойствия горожан», — кажется, так звучал текст приказа нового командира дружины Гуаньдира… И их не обманули. До тех пор пока в почтовую башню не влетел попугай с сообщением о скором прибытии в замок нового лорда, они действительно только и делали, что тренировались, лишь изредка отвлекаясь на патрулирование города или охоту на зарвавшуюся в отсутствие жёсткой руки чудь.

А затем всё снова изменилось. Ничего толком не объяснив, лучших бойцов гарнизона — в число которых не иначе как чудом затесался Марик — собрали вместе, посадили на лошадей и под командованием капрала Тротта отправили навстречу наследнику и едва ли не родному сыну лорда Лучаня. С наказом смотреть в оба и, не щадя себя, беречь нового хозяина Одинокой Башни. Так и сказали: «не щадя себя», словно им предстояло охранять лорда, которому они присягали и с которым прошли бесчисленные сражения, а не какого-то чужака, до этого слыхом не слыхавшего про Гуаньдир и его жителей. Неудивительно, что атмосфера в отряде резко ухудшилась, а отношение к наследнику — и без того прохладное — окончательно испортилось. Хуже не придумаешь начинать службу с таким настроем.

Опасные разговоры не ускользнули от внимания капрала Тротта, и он попробовал исправить ситуацию.

— Я вам вот что скажу, парни. Никто из вас не служил непосредственно под началом лорда Лучаня, и всё, что вы о нём знаете, это слухи и домыслы. Мне повезло больше, я знал его несколько лет. Поэтому просто поверьте на слово: лучшего командира мне встречать не приходилось. Могучий воин, он не изучал искусство войны, как какой-нибудь докт, он жил им. И каждый день открывал какие-нибудь новые его грани. Остальные же, видя такой пример перед глазами, старались тянуться за ним. Причём не только мы, простые смертные, но и Герои. А это, сами понимаете, птицы совсем иного полёта, — заявил капрал на стоянке на полпути к переправе через Диналию. — Я бы даже сказал, что лорд был одержим войной… Да, правильное слово… — Тротт ненадолго замолчал, о чём-то вспоминая. Зачем-то потёр тонкий шрам на щеке и лишь затем продолжил: — Так вот, после гибели мастера Лучаня любой ветеран вам скажет, что заменить его некем. Кто бы ни пришёл на смену, он будет другим. Не обязательно худшим, но точно другим. И нам ничего не остаётся, кроме как смириться с этой мыслью.

— Капрал, но вы же сами сказали, что мы старого лорда толком и не знали. Получается, нам не о чем и сожалеть, ведь так? — сказал Марик. Он единственный из двух десятков, кто не боялся лезть к начальству с вопросами и ненужными инициативами, за что, впрочем, регулярно получал по шее. Но не в этот раз: капрал Тротт его вопроса явно ждал.

— Вот именно! — сказал командир и со значением поднял указательный палец. — У вас не должно быть никакого предубеждения против нового лорда, вы же раскудахтались точно куры. Нехорошо. Вот встретьтесь с уважаемым наследником и делайте выводы. А пока этого не случилось — завязывайте с болтовнёй. Лишняя она и опасная. Если же вам заняться нечем, так обращайтесь, помогу с удовольствием…

В общем, капрал своего добился. Разговоры и вправду стихли, до поры улеглись ненужные страсти. Все принялись ждать момента, когда смогут лично увидеть преемника великого Лучаня. И ожидания их были настолько высоки, что, наверное, возродись прежний хозяин Гуаньдира в новом теле и попадись им на глаза, они бы всё равно разочаровались.

Так что личная встреча тоже ничего не изменила. Новый лорд оказался ровесником Марика и не выглядел как человек, рождённый править. Жилистый, крепкий, с улыбчивым лицом и внимательными глазами, очень скромно одетый — такое описание подходит простому воину, даже командиру отряда, но никак не владыке целой провинции. Где аура властности и силы, где железная уверенность в себе и в своём праве отдавать приказы? Где всё это?! Обычный, ничем не примечательный парень, единственное достоинство которого — умение с редкостным равнодушием не замечать косые взгляды окружающих. Вот этого у него точно не отнять. После того как отряд встретил Лиграна Железный Песок в дневном переходе от переправы через Диналию и капрал Тротт представился новому начальству, тот не уделил им ровным счётом никакого внимания. Всю дорогу болтал со своей спутницей. И тот факт, что эта эффектная красавица по совместительству ещё и бессмертная Амазонка, ни капли его не смущал.

Марик бы так не смог. Встреча с Сильварой Ястреб потрясла его до глубины души, как, впрочем, и многих других из его отряда. Нет, он не влюбился без памяти, просто было в этой женщине нечто такое, что заставляло сильнее биться сердце и кружило голову почище крепкого вина. И лишь одно не позволяло Марику даже мечтать о знакомстве с ней: воительница была Героиней. Как Лигран ухитряется это игнорировать, было выше его понимания…

Когда отряд пересёк границу Гуаньдира, появилась надежда, что до замка получится добраться без приключений и «не щадить» себя не придётся. Народ заметно расслабился, из взглядов, бросаемых на Лиграна, исчезла враждебность. Да и сам новоявленный лорд перестал делать вид, что вокруг, кроме него и Сильвары, никого нет, даже иногда заговаривал с солдатами, интересовался жизнью в провинции.

Правда, почему-то честь общения с Железным Песком чаще всего выпадала именно Марику. Возраст был тому виной или имелась ещё какая-то причина, но с ним лорд вёл себя словно давний приятель. Шутил, смеялся, даже не побрезговал попросить флягу с водой. Однако именно в этот момент всё и случилось.

С холма слева от дороги какой-то душегуб жахнул по Лиграну картечью, при этом заметно промазал. И прежде чем раздался второй выстрел, лорд оказался в окружении солдат. Своих солдат. Новые подданные спасать хозяина Гуаньдира не спешили, и подле наследника остались лишь Тротт да Марик. И если с капралом всё понятно, то Лерой в ряды «телохранителей» попал непонятно как, из-за чего пришёл в совершеннейшее недоумение. Остальные его товарищи ринулись в атаку. Не помогли ни окрики капрала, ни команды Железного Песка. Не имея опыта подобных сражений, бойцы просто пошли вперёд — пусть напористо и смело, но совершенно бездумно. За что и поплатились: итогом схватки стали трое убитых и четверо раненых. И если бы не вмешательство Сильвары, погибших оказалось бы гораздо больше.

 

А затем… затем Марик совершил поступок, сама мысль о котором всего несколько дней назад испортила бы ему настроение и заставила с неприязнью думать о наследнике Лучаня. Он ухитрился спасти жизнь Лиграна Железного Песка, прикрыв его спину от пули подлого убийцы. И как к этому теперь относиться, ему было решительно непонятно.

Читать дальше >>>

Главы 1-3           Главы 4-6           Главы 7-9

 

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.