Праймлорд, или хозяин одинокой башни - Главы 7-9

Главы 1-3           Главы 4-6           Главы 7-9

Глава 7

Марику не раз приходилось слышать фразочку про новую метлу, которая по-новому метёт, но только с появлением лорда Лиграна он понял её настоящий смысл. Новый хозяин Одинокой Башни и вправду «по-новому мёл». Пусть Лерой не служил в замке во времена Лучаня, но как управлялся с хозяйством Румест Дигой, помнил хорошо. Тогда жизнь текла размеренно и неторопливо, каждый занимался своим делом и не лез в чужие. С приходом Железного Песка всё изменилось. И дело даже не в казни управляющего — хотя этот шаг юного лорда напугал весьма многих, — гораздо важней, что на этом он не остановился и перетряхнул всё доставшееся в наследство хозяйство сверху донизу. Лично изучал бухгалтерские бумаги, проводил инвентаризацию кладовых, разговаривал с мастерами и слугами. Загонял всех до изнеможения, но нашёл-таки ещё двоих ворюг и устроил показательную порку с конфискацией имущества.

Не забыл он и о делах военных. На следующий же день после казни Дигоя капитан Дерек был понижен в должности — не смог ничего разузнать про погибшую лису — и стал помощником командира гарнизона, а его место заняла Сильвара Ястреб. Что было весьма удивительно: у лорда Лучаня простыми солдатами Герои не командовали.

Правда, совсем не это поразило Марика больше всего. Без каких бы то ни было усилий со своей стороны, он вдруг стал начальником охраны лорда и даже жить перебрался в покои в центральной башне. Не капрал Тротт или кто-нибудь столь же опытный, а именно он. Когда же Лерой обратился за пояснениями к Лиграну, тот без затей сказал: «Потому что доверяю», — и закрыл тему. Оставив Марика в нешуточном смятении.

Какое доверие, если он сам до сих пор не определился в своём отношении к новому владыке?!

Одно хорошо: времени на лишние размышления у него просто не осталось. Сначала подбирал бойцов к себе в десяток, причём не просто хороших рубак, а именно тех, на кого в любой момент мог бы положиться. Затем пытался вникнуть в особенности новой службы, разбирался с кругом своих обязанностей. И когда начало казаться, что можно вздохнуть чуточку посвободнее, когда всё начало потихоньку налаживаться, случилась новая напасть: лорд изъявил желание проехаться по своим владениям. Сделал он это во время традиционного утреннего чаепития в кабинете, как всегда издалека начав разговор.

— Марик, ты ничего не знаешь о Храме духов битвы в окрестностях города? — спросил лорд, осторожно прихлёбывая из чашки и кося глазом в раскрытую перед ним тетрадь в кожаном переплёте. Напротив сидела Сильвара и также не отрывала от неё взгляда. Прошло уже две недели, как Лигран начал устраивать эти посиделки, а картина не меняется. Ни новый управляющий, ни Лерой особого любопытства к дневнику лорда Лучаня не проявляли, а вот Героиня всякий раз смотрела на старые записи, как Горыныч на кусок мяса. И чего в них нашла?

Поняв, что он слишком долго не отвечает, Лерой торопливо заговорил:

— Храм духов битвы? Да о нём в Гуаньдире все знают. Его ведь ещё при старом хозяине построили. Очень уж он эти тотемы уважал. Со жрецами часто общался, деньги жертвовал, солдат на службы приводил. А как погиб, то храм и вовсе прославился. Говорят, мечи лорда, что на алтарях там лежат, великой силой обладают и всякого, кто их коснётся, воинской удачей одаривают. Чтобы такое чудо увидеть, люди теперь издалека приходят.

— Ого, думаю, узнай об этом Лучань, он бы порадовался, — сказал Лигран с неопределённой интонацией. Даже Сильвара её уловила и с подозрением посмотрела на лорда. А тот как ни в чём не бывало продолжил: — Так ты знаешь дорогу?

— Да, разумеется. Это в одном дневном переходе от города. Находится, он, правда, в лесу, но туда ведёт неплохой тракт. Заблудиться сложно, — сказал Марик, не сразу разобравшись, что же скрывается за неожиданным вопросом. Зато воительница продемонстрировала гораздо большую сообразительность.

— Мой лорд, только не говорите, что вы надумали покинуть замок! Мало вам недавних покушений, решили ещё раз рискнуть? — воскликнула она с неприличной для Героя горячностью. Щёки покраснели, глаза сверкают, голос аж звенит от возмущения — в этот момент молодая женщина смотрелась удивительно возбуждающе. По крайней мере Марик считал именно так и никак не мог понять, как хозяину Одинокой Башни удаётся сохранять спокойствие. Сам он нет-нет, да и начинал косить на вздымающуюся грудь Сильвары.

— А что ты предлагаешь? Отсиживаться за стенами и надеяться на то, что Наставник войдёт в моё положение и увеличит испытательный срок? — сказал Лигран холодно, немного подумал и добавил: — А ведь есть ещё местные… недоброжелатели, которые уже устранили одного лорда прямо в замке. Или ты забыла?

— Не забыла, но… — Амазонка пошевелила пальцами, подбирая слова. — Снаружи риск увеличится многократно. Разве нельзя подождать с визитом ещё немного? В конце-то концов, что в этом храме настолько важного, из-за чего вы готовы так рисковать?

Марик уже привык к тем вольностям, которые позволяла себе женщина в разговорах с лордом, но сейчас ему показалось, что она хватила через край. За такие вопросы простых смертных могли и кнутами отходить или ещё чем похлеще. Понятно, что Лиграна с ней многое связывает, но всякому терпению приходит конец.

Впрочем, Железный Песок никак своего неудовольствия не показал и равнодушно сказал:

— Ну, раз моё желание посетить храм с реликвиями моего… предшественника достойной причиной не является, скажу, что благодаря этому дневнику, — лорд похлопал ладонью по раскрытой тетради, — у меня появилось дело к настоятелю храма. Причём дело важное и весьма срочное.

Ответ Сильваре не понравился, однако продолжать спор она не стала и замолчала до конца чаепития. Когда же чашка опустела, то сослалась на какие-то дела и торопливо покинула кабинет. Вслед за ней ушёл управляющий, оставив Лероя наедине с наследником Лучаня.

У Марика наконец-то появилась возможность задать вопрос, который мучил его все последние дни.

— Мой лорд, прошу простить за наглость, но… Каталист госпожи Сильвары у вас? — спросил он напряжённо. Сам сетовал на наглость воительницы и теперь повторяет её ошибки… Нехорошо. Но и молчать больше нельзя, слишком много странностей связано с Героиней. Даже нет, не так, с женщиной, которая очень ему нравится.

Реакция лорда была ожидаемой. На лицо набежала тень, он мрачно зыркнул исподлобья и явно собрался сказать нечто резкое. Марик заволновался. Со столь круто заявившим о себе господином следовало быть осторожным. Очень осторожным.

— Ещё раз прошу простить, — добавил он торопливо. — Но Сильвара Ястреб ведёт себя слишком необычно, и, как глава вашей охраны, я просто не могу оставить данный вопрос без внимания…

Лигран ответил не сразу. Некоторое время он просто сидел, откинувшись на спинку кресла, и испытующе смотрел на Марика поверх сложенных домиком пальцев. Тому ничего не оставалось делать, кроме как терпеливо ждать.

— Наверное, ты и прав… — наконец прервал затянувшуюся паузу Железный Песок. — Да и не секрет это никакой. Сильвара — Герой моего Наставника. Со всеми проистекающими отсюда сложностями.

Сказанное Марика не то чтобы сильно удивило, но вызвало новый вопрос.

— Но тогда почему вы поставили её во главе своей дружины? — спросил он. Немного помялся и продолжил: — Или настолько доверяете?

На этот раз пауза была дольше. Лерой успел сто раз пожалеть о своём длинном языке, когда лорд всё-таки ответил. Жёстко и веско, словно перед Мариком сидел кто-то другой, а не тот весёлый общительный парень, с которым он встретился на границе Гуаньдира.

— Потому что правитель должен работать с теми людьми, которые есть в его распоряжении. Вне зависимости от того, доверяет им или нет. Так как других у него нет, понятно? — Лигран требовательно посмотрел в лицо Марику, и тому не оставалось ничего иного, кроме как коротко кивнуть.

Но разговор на этом не закончился.

— Впрочем… Если у тебя есть что сказать насчёт Сильвары, готов послушать, — вдруг сказал лорд гораздо более мягким тоном. — Ведь есть?

— Да ничего особенного, — Марик пожал плечами. — Просто… Амазонка так рьяно взялась за дело, что в гарнизоне её боятся больше, чем лорда. И это мне кажется неправильным, — немного помялся, не зная, говорить или нет, но всё-таки продолжил: — И ещё она рассылает по окрестностям солдат… Из тех, что пришли с вами… Уж не знаю, чего они ищут, но облазили уже всё округу.

— Вот даже как. Неожиданные новости, — протянул Лигран задумчиво и не слишком-то удивлённо. Побарабанил пальцами по столу, затем негромко хлопнул ладонью и, криво усмехнувшись, добавил: — Что ж, значит, к твоим обязанностям добавляется ещё одна. Теперь именно тебе придётся сдерживать влияние нашей красавицы и следить, чтобы она не натворила дел. Да ты и сам прекрасно всё понимаешь…

Марику ничего не оставалось, кроме как поклониться. И зачем, спрашивается, влез? Ничего хорошего не узнал, зато головную боль заработал. А ведь дальше будет только хуже. Настроение моментально испортилось, а после получения ожидаемого приказа подготовить отряд охраны для поездки в Храм духов битвы стало ещё хуже. И едва ли не впервые Марик затосковал по тем временам, когда был обычным солдатом.

…Отряд из тринадцати человек покинул стены Одинокой Башни уже на следующее утро. В него вошли лорд Лигран, Сильвара, Марик и десяток телохранителей. Героиня настаивала на большем числе солдат, но не смогла переспорить Железного Песка. Хотя и спора никакого, в общем-то, не было. Лигран просто приказал взять с собой пару боевых тигров из замкового зверинца и закончил на этом разговор. Как тут возразишь? Оставалось надеяться, что им повезёт и они не столкнуться ни с чудью, ни с очередными убийцами, ни с оголодавшими беженцами, ни с решившими пошалить на дорогах крестьянами. Опасно нынче путешествовать по землям Гуаньдира, очень опасно. Война никогда ни к чему хорошему не приводит, а уж если во власти что-то происходит, то и вовсе раздрай начинается.

Однако Марик зря нагнетал страхи. К обеду отряд проехал едва ли не половину пути, а ничего угрожающего им так и не повстречалось. Даже как-то обидно. Готовились-готовились, ждали атаки, а вместо этого получили увеселительную прогулку. Как в городском парке, где ласково светит солнце, ветер шелестит листвой и качает ветвями деревьев и одуряюще пахнет травой.

В итоге все расслабились, забыли об опасностях, кавалькада растянулась вдоль дороги, и отряд распался на несколько небольших групп. Как-то само собой получилось, что Марик оказался в одной компании с Лиграном и Сильварой. И надо сказать, данный факт в очередной раз привёл его в состояние лёгкого изумления.

Древо, он ведь до сих пор воспринимает себя как простого солдата, вчерашнего новобранца. Только-только освоился в замке, привык к гарнизонной службе, как вдруг крутой поворот — и вот он уже спаситель лорда. Не успел к этой мысли привыкнуть, как при новом хозяине становится начальником охраны. И теперь он завтракает по утрам с лордом Лиграном за одним столом и запросто болтает с госпожой Сильварой. Видят боги, поистине фантастическая карьера! Как бы голова от такого не закружилась.

К удивлению Марика, сам Железный Песок, покинув пределы замка, вновь скинул маску безжалостного властителя и стал вести себя заметно проще. Не как во время их первой встречи, разумеется, но и чванливого аристократа, который не может снизойти до простых рубак, не изображал. Очень зрелое поведение для столь молодого воина. Марик, окажись он на его месте, так бы не смог точно…

Пока Лерой предавался размышлениям, Лигран с удовольствием развлекал Сильвару какими-то забавными историями. И надо сказать, женщина воспринимала это вполне благосклонно. Смеялась, шутила, что-то сама рассказывала и снова смеялась. В общем, развлекалась вовсю, и в какой-то момент Марик начал воспринимать её как обычную молодую женщину, не обременённую властью и силой.

Но это было ошибкой.

Хозяин Одинокой Башни только-только закончил какую-то запутанную, но довольно забавную притчу, когда женщина вдруг резко прекратила улыбаться и заговорила совсем другим, гораздо более серьёзным тоном.

— Мой лорд, всё-таки этот вояж по погрязшей в безвластии провинции кажется мне откровенной авантюрой, — сказала она и каким-то мужским движением поправила волосы. — Уж извините, что возвращаюсь ко вчерашнему разговору.

— Сильвара, не начинай всё снова, — лорд поморщился и переложил поводья в левую руку. — Даже если забыть обо всех прочих доводах, нельзя править просто сидя в замке. Это противоречит всему тому, чему учил нас Наставник… — Железный Песок остро глянул на Героиню. — Ты ведь, надеюсь, не будешь оспаривать его слов?

— Никак нет, — ответила Амазонка не без возмущения.

— Ну вот видишь, — Лигран хмыкнул. — К тому же есть ещё и задание лорда Регруша со строгими сроками. И от того, насколько хорошо я справлюсь, зависит моё лордство, — он покосился на Лероя и едва слышно добавил: — Чудь его дери.

Марик сделал вид, что ничего не услышал. Сейчас он боялся лишь одного — что столь интересная беседа неожиданно оборвётся. Проклятье, оказывается, существуют договорённости между молодым хозяином Гуаньдира и лордом Долины Солнечных Слёз, даже имеется какое-то «задание», а сам Железный Песок вовсе не горит желанием править Одинокой Башней… И это всё удалось узнать после пары небрежно брошенных фраз. Надо быть последним дураком, чтобы помешать столь интересной беседе.

— Всё это так, мой лорд, но… разве ваше задание связано с полноценным вступлением в наследство лорда Лучаня? — даже не сказала, а промурлыкала Сильвара. И Марик увидел, как разом помрачнел Лигран. Героиня явно знала, на что давить. — Ваша цель — поиск убийц лорда, вы же занимаетесь посторонними вещами. То в замке ревизию проводите, то вот в Храм духов битвы зачем-то отправились. А время-то идёт.

— Я в курсе, Сильвара, — ответил Лигран холодно. — Вот только позволь мне самому решать как исполнять наказ Наставника. И уж тем более не лезь в вопросы, которые касаются наследия моего… отца. Если уж обычные адорнийцы идут поклониться вещам, несущим отпечаток его духа, то мне сами боги велели!

— Разумеется, мой лорд, — ответила Сильвара нейтрально. — И прошу меня простить за необдуманные слова.

Лигран принял извинения с ледяным спокойствием. И на этом разговор закончился. После столь жёсткого обмена фразами вернуться к непринуждённой беседе не получилось. Дальше ехали молча. Причём Марик всей кожей ощущал: не будь его, и лорд, и Героиня нашли бы что сказать друг другу.

Однако Лерою хватило и услышанного. Одно только подтверждение слухов о том, что лорд Лучань — отец Железного Песка, относилось к разряду сенсаций. А уж понимание того факта, что Амазонка приставлена к Лиграну его Наставником то ли в качестве наблюдателя, то ли в качестве советника, и вовсе заставляло иначе взглянуть на взаимоотношения молодого хозяина Одинокой Башни с воительницей. М-да, тут не позавидуешь!

Марик попытался поставить себя на место лорда, но отвлёкся на шум. Из-за поворота, нахлёстывая лошадь, показался солдат из головного дозора. Считанные мгновения, и он поравнялся с ними.

— Мой лорд, капитан, деревня впереди разорена. Дома разрушены, несколько амбаров ещё горит. Среди местных есть убитые, — выдал он на одном дыхании. — Нападавших не видно.

— Я же говорила. Сейчас на дорогах опасно! — воскликнула Сильвара, но Лигран лишь отмахнулся.

— Марик, что за деревня? До храма от неё далеко? — спросил он.

Лерой нахмурился.

— Верхние Ручьи, кажется. Но точно не знаю, её уже раз десять переименовывали. Что до храма, то нужный нам поворот почти сразу за деревней будет, — сказал и тут же добавил: — Только с храмом это вряд ли как-то связано. Скорей, обычные бандиты.

— Разберёмся! — рявкнул Лигран и пришпорил коня. Из кустов показались боевые тигры и пристроились рядом.

Остальные понеслись следом, и Сильвара Ястреб впереди всех. Марик старался не отставать.

Стрелой пролетел поворот, и отряд выскочил на широкую площадь перед въездом в деревню. Стрелки немедленно взялись за луки, мечники торопливо спешились и окружили лорда. Сам Марик вместе с Амазонкой и четвероногими хищниками выступил вперёд.

Верхние Ручьи напоминали приграничные города, на которые пришёлся удар доктов. Всюду кровь, убитые, над телами вьются мухи, то здесь, то там слышатся крики, плач, стоны. Всё как рассказывали ветераны. Правда, здесь было немало выживших. Десятка два крестьян под руководством крепко сбитого деда с крюком вместо правой руки деловито стаскивали убитых на окраину, где уже суетился какой-то жрец. Ещё пятеро или шестеро за огородами пытались потушить горящий амбар.

Неожиданно Марик был отодвинут в сторону, и лорд Лигран целеустремлённо зашагал в сторону самой организованной группы спасателей. Ничего другого не оставалось, кроме как скомандовать лучникам отбой и идти следом. Лерой занял позицию слева от Железного Песка, а Амазонка — справа.

Их быстро заметили, и однорукий старик, что-то крикнув остальным, вышел им навстречу.

— Кто такие будете, уважаемые? — спросил он, не забыв с достоинством поклониться.

— Не узнал своего лорда, деревня? Перед тобой сам лорд Лигран! — сказал Марик громко, стараясь особо не смотреть по сторонам. Несколько убитых выглядели совсем уж неприглядно, и его желудок протестующее заворочался. Как бы не осрамиться, тем более что сам Железный Песок напоминал ледяную статую. Ни капли эмоций, словно за его плечами была не спокойная жизнь в благословенной Долине Солнечных Слёз, а десяток войн.

— Не надо, Марик, не кричи, — вдруг сказал Лигран и, глядя в лицо старика, спросил: — Кто ты и что здесь случилось?

— Так староста здешний, ваше могущество. Пахор Однорукий, бывший мечник пограничной стражи, — не без достоинства ответил дед. — А случились бандиты. Налетели, пожри их чудь, пожгли, пограбили и умчались дальше.

— Бандиты? Не докты или кто-то на них похожий? — переспросил Лигран.

— Да нет, какие докты. Что я, «железячников» не видел? Свои это, адорнийцы. Месяц назад на дальних хуторах ватага собралась и начала сёла грабить. Сегодня вот наш черёд пришёл, — заметив сомнение на лице лорда, староста добавил: — Ни дискомётчиков у них не было, ни каких клятых механизмов, всё мечи, копья да тварь из чуди. Последняя огнём кидалась, бандюганы её ещё потом утихомирить никак не могли.

— Чудь? — вдруг заинтересовалась Сильвара.

— Ну да. Такая краснорожая демоноподобная тварь. Здоровущая, с сарай высотой. Если бы не она, мы б отбились, не впервой, а так пришлось драпать. Жаль не все успели.

Пахор помрачнел.

— Не впервой, значит… — Лорд Лигран так стиснул рукоять катаны, что побелели костяшки пальцев. Марик с беспокойством переступил с ноги на ногу. В таком состоянии от хозяина Одинокой Башни следовало ждать самых необдуманных поступков.

— Да, не впервой, — воинственно ответил Однорукий. Распрямился, плечи расправил. — Как прежний лорд помер, так и началось. Сначала невидимки по дорогам шастать начали да людей убивать, вслед за ними чудь появилась, шваль разбойная завелась и началось… Чтобы простому люду выжить, только на себя рассчитывать и приходится.

Марику дед понравился. Сильный, волевой, много повидавший, такого никакие невзгоды не согнут, никакие убийцы, грабители и насильники. Но вот дерзок он слишком, это да. Так с лордом разговаривать нельзя.

И опять Лигран сумел его удивить.

— Ничего, Пахор. Бардак скоро закончится, недолго осталось, — пообещал он вместо того, чтобы одёрнуть слишком много взявшего на себя крестьянина. И усмехнулся так недобро, что у Лероя по спине мурашки побежали.

— Дай-то боги, ваше могущество, дай-то боги! — ответил старик, но Лигран его уже не слушал.

— Сильвара, сможешь найти следы этих ублюдков?

— Но мой лорд… Нас слишком мало, чтобы… — воскликнула Амазонка, взглядом ища поддержки у Марика. Но что он мог сделать, когда Железный Песок в таком настроении? Вместо ответа Лерой незаметно для лорда развёл руками и закатил глаза.

— Ещё раз спрашиваю: сможешь?! — рявкнул Железный Песок, и больше Сильвара спорить не решилась. Будь она хоть сто раз глазами и ушами лорда Регруша, с таким Лиграном связываться точно не стоило.

— Разумеется, мой лорд, — глухо ответила Героиня.

— Ну так найди мне их! — прорычал Лигран, окончательно забыв про вежливость. В светской беседе он всегда обращался к воительнице на «вы» — вежливо так, обходительно, но при малейших признаках неповиновения вся его культурность слетала, точно шелуха. Получалось резко, жёстко и донельзя убедительно.

Может, окрик сказался, а может, ещё что, но через десять минут отряд уже мчался по лесной дороге, ведомый Амазонкой. И почему-то ни у кого не возникало ни тени сомнений, что налётчики и убийцы не уйдут от возмездия.

Правда, Марик энтузиазма своих бойцов не разделял. Дед говорил о двух десятках разбойников — плохо вооружённых, слабо обученных, только и пригодных, что гонять крестьян, но… Древо подери, их отряд в два раза меньше! Да плюс чудь. Так что взять банду нахрапом точно не получится. Будут жертвы, а если не повезёт, то всё и вовсе плохо закончится.

Оставалось надеяться, что он ошибается.

Однако, чтобы выяснить это, пришлось изрядно подождать. Хоть староста и говорил, что лагерь разбойников находится совсем рядом, добраться до него получилось лишь к позднему вечеру. Мерзавцы оказались совсем не дураками и избегали прямых путей, хитрили, накручивали петли вокруг холмов и уходили в непролазные чащобы. Пытаясь распутать следы, отряд сделал столько кругов по лесу, что в какой-то момент Марик уже понятия не имел, где дорога, в каком стороне Храм духов битвы и Одинокая Башня. А ведь он здешние места худо-бедно знал, что уж говорить про остальных. Если бы не Амазонка, они бы точно заблудились.

Сильвара шла по следу не хуже какого-нибудь егеря. Марик не знал подробностей, но вроде бы до того как стать Героем, воительница долгое время служила сначала в пограничной страже, затем в егерском полку и лишь перед самым Возрождением была переведена в гарнизон замка. Так что опыта у неё было не занимать.

Выделялся на фоне остальных и лорд Лигран. Как только стало понятно, что бандиты двинули вглубь леса, он приказал оставить коней и дальше иди пешком. По кустам и буеракам, продираясь сквозь колючие заросли и сбивая ноги в переплетении корней. И вот ведь какое дело, сколько они ни шли, Железный Песок держался лучше всех. Даже ухитрялся подбадривать отстающих. Кто мог ожидать такого от изнеженного аристократа?

— А ну стой! Огни! — донеслось до Марика гневное шипение Сильвары, и он замер как вкопанный. Только теперь заметив три пятна костров, весело пляшущие между деревьями. До цели оставалось метров сто, не больше.

Нашли, чудь их раздери. Нашли! Лерой ощутил, как внутри всё сжалось в ожидании драки. Покосился на Сильвару, но та вела себя как и положено Герою: глаза горят, на лице хищная улыбка, руки уже сжимают оружие, а тело движется с грацией хищного зверя. От воительницы буквально веяло смертельной жутью… и отчего-то это казалось Марику дико соблазнительным.

Проклятье, неужели так вот с ума и сходят?!

Чтобы хоть как-то привести мозги в порядок, тряхнул головой, а затем вовсе отвернулся к Лиграну. Тот выглядел как полная противоположность Амазонки. Спокоен, собран, и лишь глаза выдавали в нём истинного обитателя Адорнии. В них плескалось то самое упоение битвой, о котором с проклятиями вспоминали выжившие после адорнийских атак докты, та вера в победу, что наделяла силой много более могущественной, чем какая-то древняя магия. И что самое важное, эта уверенность передавалась окружающим.

К своему стыду за размышлениями Марик едва не забыл о деле, сказался недостаток опыта и чересчур быстрое получение новых званий. А вот лорд не сплоховал: не только успел изучить вражескую диспозицию, но и прикинул план действий.

— Сильвара, бери всех наших лучников и двигай к тому пригорку, думаю, лучше позиции не придумать, — сказал Лигран вполголоса, ткнув рукой куда-то направо. — На тебе стрелки и чудь. Я с Мариком и остальными зайду с противоположной стороны…

— Кто начинает? — поинтересовалась Амазонка деловито. Словно и не протестовала против этой авантюры всего несколько часов назад.

— Ты. Мы подождём, пока они на вас отвлекутся, и ударим в спину, — пояснил Лигран. — Если же вдруг что-то не заладится, то уводи своих в лес… И, ради всех богов, не попади под удар чуди!

На последний совет Амазонка лишь фыркнула и спрятала в сумку на поясе небольшой кристалл прайма, переданный ей лордом.

Пока они переговаривались, Марик наконец-то рассмотрел разбойничье гнездо, и результат ему не понравился. Четыре палатки, за ними навес из веток для чуди. Сколько человек прячется под парусиной — не понять, но вокруг костров сидят двадцать три бандита. Вооружены все, конечно, так себе, но и противостоять им будут двенадцать воинов, среди которых лишь один Герой, и два боевых тигра. Не слишком хороший расклад. Вот только, увы, изменить ничего уже нельзя…

На позицию они вышли уже через несколько минут, благо лагерь здесь довольно близко прилегал к границе леса. Незаметно для дозорных ухитрились подобраться к неимоверно разросшемуся малиннику метрах в двадцати-тридцати от ближайшего костра. Больше всего Марик опасался, что чудь учует чужаков или тигры выдадут себя рычанием или звериным запахом, но нет, ветер дул в другую сторону, а хищники вели себя как образцовые егеря.

Пока лорд что-то высматривал у костров, Марик успел перекинуться парой слов с двумя сильнейшими бойцами в его десятке и приказал не отходить от Лиграна ни на шаг. Драка дракой, но об обязанностях телохранителя забывать не стоило.

Сам он нацелился на двух головорезов в добротных кольчугах, шлемах и с приличным даже на первый взгляд оружием. У одного — традиционный адорнийский меч, у другого — ростовое копьё. Такое в деревенской кузне не сделать, здесь нужен мастер. Если большинство разбойников явно вчерашние крестьяне с переделанными серпами и косами, охотничьими луками, то в этих двоих легко узнать ветеранов, отчего-то дезертировавших из армии. Об этом говорило абсолютно всё: то, как они держатся, как смотрят по сторонам, как обращаются с остальными — такое не подделать. А раз так, то и бить их надо было первыми, как самых опасных. Вроде бы всё ясно и понятно, но было что-то ещё, какое-то несоответствие, заставляющее вновь и вновь обращать внимание на копейщика.

— Тоже заметил? — вдруг спросил лорд Лигран, усаживаясь рядом. — У него доктский комплект вооружения. Я даже отсюда ощущаю, сколь мало прайма было вложено в него при создании. Наши мастера так не работают.

— Значит, докты?

— А Древо их знает. Но, что совершенно точно, верховодит в банде именно он. Мечник здесь только для управления чудью…

Что-то ещё лорд сказать не успел: назначенное время истекло, и Сильвара атаковала лагерь. Марик не слишком хорошо ориентировался в талантах и способностях Героев, но первый удар он узнал. Разящий шквал — поток стрел, буквально сметающий на своём пути всех врагов. Шестерых бывших крестьян у дальнего костра выкосило в считанные мгновения. Ещё двоих просто задело, но даже этих царапин хватило, чтобы их движения сильно замедлились. Не отставали и обычные лучники. Каждый успел сделать по паре выстрелов, и пусть не все стрелы нашли цель, ещё четверо мерзавцев не встало с земли.

Неплохое начало! Марик дёрнулся было скомандовать атаку, но Лигран его остановил. Лорд чего-то ждал.

А среди разбойников уже началась страшная суета. Обстрел ничуть не напугал их вожаков, и те ругательствами и пинками наводили порядок среди ватажников. Причём мгновенно стало понятно, что своих главарей бывшие крестьяне боятся гораздо сильнее каких-то стрелков. Не прошло и нескольких минут, как бандиты развернулись в цепь, прикрылись сделанными из лозы щитами и зашагали навстречу летящим из темноты стрелам. И было их несколько больше, чем Марик посчитал вначале — несколько бойцов и вправду пряталось в палатках. Следом за людьми потопала краснокожая чудь, которую мечник едва ли не палкой выгнал из-под навеса. Тварь ярилась, ревела, била кулаками в грудь, но приказы выполняла без промедлений. И что самое поганое, на ней было какое-то подобие доспехов. В подтверждение этого в нагрудник одна за другой ударили и бессильно упали сразу две стрелы.

— Ждём! — выдохнул Лигран, предупреждающе подняв сжатый кулак. В этот момент зачарованная стрела пробила навылет одного из бандитов вместе со щитом и задела второго. Ещё несколько выстрелов добили отставших от товарищей подранков, чем окончательно разъярили остальных. Все рванули вперёд, на бегу грозя лучникам самыми страшными карами. Только тогда лорд махнул: — Наш выход. Погнали!

И сам как тень помчался к врагу, быстро перебирая ногами и словно обтекая коряги и кочки. Марик старался не отстать, но куда там. Разница в уровнях подготовки оказалась слишком велика. Лишь тигры неслись рядом с лордом, возбуждённо порыкивая на бегу. В результате первых трёх разбойников они буквально смели: одного разрубил от плеча до паха Лигран, двух других порвали хищники. А вот со следующими возникли сложности. Головорез технично работал щитом и коротким мечом, из-за чего лорду пришлось сбавить темп и заняться им всерьёз. Впрочем, битва не подходит для поединков один на один. К этому моменту Марик всё-таки нагнал хозяина Одинокой Башни и лично вогнал меч под мышку сосредоточившемуся на защите врагу. Остальные мечники схлестнулись с развернувшимися в их сторону бандитами.

— Жги!!!

Над полем боя разнёсся мощный рык, и Лерой увидел, как один из главарей машет чуди в их сторону. На какой-то миг стало жутко. Зрелище разгорающегося между лапищ твари огненного шара пугало до дрожи в коленях. Марик замер, не зная как быть — то ли бежать самому, то ли вытаскивать лорда. И этого мгновения краснорожему чудищу хватило, чтобы метнуть свой заряд. Время словно замедлилось в десятки раз. Косматый огненный сгусток неотвратимо, как сама смерть, полетел прямо в них, и не было ни шанса уйти из-под удара.

Лерою показалось, что он даже ощутил жар на коже, когда лорд Лигран вдруг взмахнул рукой и из сумки на его поясе вылетело нечто вроде тёмно-серого веретена, которое вонзилось точно в центр вражеского снаряда. Результат был и вовсе удивителен. Вместо того чтобы взорваться, огненный шар мячиком отскочил вправо и врезался в группу разбойников.

Жахнуло так, что Марик присел. В стороны полетела земля, горящие обломки и ошмётки человеческих тел. Одним махом накрыло сразу четверых, ещё двоих оглушило, и они быстро стали добычей тигров.

Бандиты оказались в меньшинстве, и лишь наличие чуди заставляло беспокоиться об исходе боя. Видимо, в голову лорду пришли схожие мысли, и он ринулся к монстру почти одновременно с Мариком.

— Сначала мечник!.. с двух сторон!.. разом!.. — рявкнул Лигран на бегу. Марик даже отвечать не стал и принялся забирать влево.

Их приготовления не укрылись от бандита. Что-то крикнув через плечо, он перехватил клинок поудобнее и встал в стойку. Даже усмехнулся этак покровительственно. Мол, идите сюда, трусы! Но такой ерундой Марика было не пронять. Подскочив к дезертиру, он без затей сделал прямой выпад и, когда тот его парировал, рубанул мечом на уровне живота. Будь на месте бандита кто-нибудь другой, на этом драка бы и закончилась, но тот как-то ухитрился увернуться. Даже попробовал контратаковать, однако это его и сгубило. Мимо стрелой промчался Лигран и в два взмаха клинка рассёк ему бедро до кости и пронзил со спины лёгкое.

Головорез ещё стоял, когда Марик и Лигран дружно набросились на начавшую создавать новый огненный шар чудь. И только возникло ощущение, что с ней удастся расправиться так же легко, как Марика сбил с ног один из его собственных солдат. Кажется, это был один из тех, кто дрался с «копейщиком». Судя по многочисленным ранам на теле бойца, своим оружием бандит владел отменно.

А тот уже выбрал новую цель и схлестнулся с Лиграном. Его копьё атаковало лорда словно змея, то стелясь по земле, то выстреливая под каким-нибудь неожиданным углом. Как хозяину Одинокой Башни удавалось оставаться без единой царапины, было выше понимания Марика.

Мимо гигантскими скачками пронеслись тигры. Обогнули сражающихся и оба с рёвом вгрызлись в ноги чуди, чем привели последнюю в неописуемую ярость. Стряхнув с лап незаконченное заклинание, тварь наклонилась и, как молотилка, заработала кулаками.

Бой вступил в финальную стадию.

Не желая оставаться в стороне, Марик торопливо выбрался из-под тела погибшего и кинулся к далеко отлетевшему мечу. Но пока он возился, всё снова успело измениться. И Лигран, и чудь оба расправились со своими противниками и теперь явно собирались схлестнуться друг с другом. У лорда рукав на левой руке окрасился кровью, ноги монстра покрывали рваные раны, но и тот и другой собирались драться до конца. Вот только один был простым человеком, а второй — чудовищем. Силы слишком неравны.

На подмогу к хозяину Одинокой Башни уже бежали солдаты, но уж очень они были далеко. Даже Лерой не успевал вмешаться в схватку, что говорить про остальных. Всё решали секунды, а их-то у них и не было.

Однако в горячке схватки он забыл про ещё одного члена отряда, и та напомнила о себе с присущим всякой Амазонке блеском. С грохотом с неба аккурат промеж рогов чуди ударила охваченная магическим пламенем стрела. Попади она по кому-нибудь менее крепкому, на этом бы сражение и закончилось, но чудь выжила. Облапила окровавленную разбитую голову, принялась истошно реветь и раскачиваться, но не упала, осталась на ногах. Наверное, дай ей время — и она бы оклемалась, но тут воздух рядом с Мариком замерцал, и появилась Сильвара. Удостоив его коротким взглядом, она натянула лук, и Разящая стрела вонзилась в бок монстру. Снова грохнуло, брызнула кровь, полетели осколки рёбер, и теперь уже смертельно раненная чудь рухнула на землю.

— Что, победа? — сказал Марик хрипло, с жадным вниманием наблюдая, как от убитой твари к Героине тянутся струйки прайма.

— Вроде того, — ответила Сильвара, закатив глаза.

Сейчас, окружённая облаком из лёгких фракций прайма, она больше напоминала наркоманку, чем великую воительницу. И Лерой поспешил отойти от неё подальше. В такие моменты Герои порой бывали неадекватны.

Вокруг начали собираться остальные солдаты, со стороны леса послышались возбуждённые голоса лучников. Многие из тех, кто попадался Марику на глаза, были ранены, один боец погиб — его задело взрывом. Но с учётом численного превосходства врага и наличия у него могущественной чуди потери были попросту минимальные.

Марик нашёл взглядом Железного Песка и решительно направился в его сторону.

— Мой лорд, поздравляю вас с блистательной победой! — заявил он громко, но Лигран его словно не услышал. Вместо ответа хозяин Одинокой Башни наклонился над лежащим у его ног раненым «копейщиком» и спросил:

— Ты докт?

Тот промолчал, безуспешно пытаясь зажать льющуюся из раны на груди кровь. Лиграну пришлось ткнуть его концом ножен в бок и повторить вопрос.

— Ты докт?!

Этого хватило, чтобы бандит разлепил глаза и прохрипел:

— Чтоб ты сдох, адорнийская сволочь!

Это усилие забрало последние остатки сил. Он несколько раз дёрнулся, после чего затих. Лигран же повернулся к Марику.

— Ответ понятен. Ещё бы выяснить, где они достали Огнеметателя, но тут ничего не сделаешь — пленных мы не брали. Ведь так? — сказал он и неторопливо направился к разгромленному лагерю.

А Марику вдруг вспомнился разговор с капралом Троттом, который сказал, что такого воина и правителя, как лорд Лучань, больше не будет. Тот, кто займёт его место, будет совсем другим, на него ничуть не похожим… И вот сейчас ему вдруг пришло в голову, что капрал ошибся. Потому как сегодня он ходил в бой с человеком, в котором можно разглядеть отблеск славы старого хозяина. Сегодня он сражался рука об руку с его настоящим наследником, с его сыном. И Древо побери, если это не здорово!

Глава 8

Обнаружив тетрадь с записями лорда Лучаня, Лигран и представить не мог, какое в действительности сокровище попало к нему в руки. Рабочий журнал мага-экспериментатора, ежедневник лорда-правителя, сборник мыслей и перспективных идей — она собрала в себе всё это и многое другое. Настоящая кладовая секретов властителя Гуаньдира. Её просто не могли не искать убийцы и бывший управляющий, но найти повезло именно Железному Песку.

Он бы назвал это немыслимой удачей, но… но владеть дневником было мало, следовало ещё уметь его читать. А вот с этим были сложности. Мало того что лорд Лучань категорически не желал писать не то что красиво, а хотя бы понятно, так ещё обожал напускать тумана. В ход шло всё: заковыристые аллегории, хитрые намёки, цветистые иносказания. Не шифровались только записи о наиболее важных тратах, что и позволило Лиграну навести порядок в вотчине всяких бумагомарак. Самостоятельно разобраться в учётных книгах он бы точно не смог.

А вот дальше всё оказалось много хуже. Чтобы хотя бы вникнуть в смысл некоторых фраз, приходилось часами крутить их в голове. Та же запись, из-за которой он покинул замок, звучала так: «В доме битв оставлено наследство для близкого духом. Труды не должны пропасть!» И если с «домом битв» всё понятно — речь идёт о храме, то что за «близкий духом», «наследство» и как они связаны с «трудами», даже представить сложно. Следует ли это понимать так, что лорд накопил гигантскую казну и спрятал её у жрецов? Или открыл новые источники прайма, а карту с их местоположением спрятал на алтаре? Древо знает!

Очень хотелось с кем-нибудь посоветоваться, хотя бы с той же Сильварой, но всё упиралось в вопрос доверия. Слишком много секретов и тайн связано с отцом, а значит, полагаться можно только на себя. Или на тех, кого Лигран возвысил сам, да и то с осторожностью. В итоге, чтобы разобраться с непонятным «наследством», не осталось иного выхода, кроме как отправиться в храм лично. Плюнув на риск и сильное недовольство Героини Наставника.

Вот только кто же знал, что рядовая поездка выльется в погоню за разбойниками и кровавую схватку?!

Хотя о принятом решении Железный Песок не жалел. И дело даже не в том, что теперь на дорогах его провинции станет чуточку спокойнее, гораздо важнее, что он смог испытать себя в реальном сражении. Нет, разумеется, раньше были и дуэли до смерти, и памятное покушение, но в бой людей Лигран водил впервые, да не просто водил, а спланировал схватку от начала до конца и победил.

Разгром бандитов поднял боевой дух и у его солдат. Пролитая кровь превратила зелёных юнцов если не в многоопытных ветеранов, то уж точно в уверенных в своих силах рубак. И даже один погибший не испортил общего настроя. Потому как если верить Марику, то готовились они к гораздо более худшим вещам.

— Сейчас я бы сделал всё по-другому, — сказал Лигран, когда после ночёвки в разорённом лагере разбойников они всё-таки вернулись к оставленным на опушке леса лошадям и выехали на дорогу. — Слишком много ошибок, так нельзя.

— Мой лорд, разве главное не результат? — возразил Лерой. — А он, по-моему, просто отличный.

Сражение что-то в нём изменило, заставило пересмотреть отношение к Лиграну. И теперь Марик смотрел на лорда как-то иначе, совсем не так, как раньше. В чём именно эта инаковость заключалась, Железный Песок пока ещё не понял, но в том, что она была, не сомневался ни на грош.

— Мне думается по-другому, — Лигран пожал плечами. — Если бы уважаемая Сильвара была не с остальными стрелками, а с нами, и первой своей целью выбрала чудь-Огнеметателя, то итог боя мог быть совсем не таким.

— А мог и не быть, — хмыкнул Марик и покосился на Амазонку. Однако её разговор не заинтересовал, и она продолжала ехать, погружённая в свои мысли.

Воительница была ещё одной головной болью Лиграна. Тайны и загадки сопровождали её с самого отъезда из дома Наставника, и со временем их число лишь множилось. До мозга костей преданная лорду Регрушу, она была непредсказуема и опасна. И пусть Железный Песок нуждался в её силе, глубоко внутри он воспринимал Героиню не как союзника, а как смертельную угрозу. Даже командиром гарнизона назначил лишь для того, чтобы успокоить опасения Амазонки и стоящего за ней Наставника, не дать заподозрить себя раньше времени в какой-то игре. Получилось или нет, он пока не знал…

За этими размышлениями Лигран не заметил, как они сначала вернулись к разорённой деревне, там свернули с тракта и по узкой лесной дороге добрались до конечной цели путешествия — храма. Лишь когда лошади остановились около коновязи, напротив главного входа, он очнулся и огляделся затуманенным взором.

«Дом битв» разочаровывал. Подсознание рисовало высоченные стены из кирпича цвета крови, разноцветные и разновеликие купола, ниши со статуями гаргулий и блестящие на солнце латы стражей, но реальность оказалась совершенно иной. Лигран увидел невысокое строение из белого камня с крышей-куполом небесно-голубого цвета, стрельчатыми окнами с цветными витражами, гранитной лестницей и двустворчатой дверью без намёка на стражу. Можно подумать, что здесь располагается не обитель покровителей сражений, а какой-нибудь Храм искусств. Даже обидно.

Паломников снаружи почти не было, лишь неподалёку от коновязи в тени дерева отдыхали трое немолодых бойцов. Потёртая амуниция, не раз чиненные кольчуги, многочисленные царапины на гардах мечей — явно не новички, успели хлебнуть лиха. Но и они желали прикоснуться к святыням. Заметив внимание Лиграна, один из вояк поприветствовал его вежливым поклоном.

— Ладно. Кто хочет, располагайтесь здесь, я же иду внутрь, — сказал он, спешиваясь. Сделал несколько шагов в сторону входа, как его тут же догнали Марик с Сильварой.

— Пожалуй, мой лорд, мы составим вам компанию, — сообщила Героиня, а Лерой поддержал её одобрительным ворчанием.

— Так разве ж я возражаю? — развёл руками Лигран. Хотел ещё поинтересоваться причиной такого интереса — вроде бы Сильвара верила только в Смерть, Великое Ничто и прайм, — но вовремя одумался. Дураку ведь понятно, зачем она идёт в Храм битв, так какой смысл задавать глупые вопросы? Чтобы получить порцию вранья?

Втроём поднялись по ступеням, миновали распахнутые двери. Изнутри храм смотрелся гораздо более серьёзно. Створки внушали уважение своей толщиной, да и отодвинутый сейчас засов обещал при необходимости сдержать даже идущего на штурм горыныча. Сразу после входа начинался неширокий извилистый коридор, где пара бойцов могла отбиться от целого отряда и который затем переходил в галерею со множеством подозрительных отверстий на стенах и потолке. Если пустить через них горючую смесь, газ, кислоту или ещё какую-нибудь замешанную на прайме алхимическую гадость, то сгинут все, кому не повезло оказаться внутри.

Впечатлилась даже Сильвара. Стоило переступить порог, и она как воды в рот набрала. Ни тебе ехидного комментария, ни ироничного хмыкания. Про Лероя даже говорить не стоило. Пусть Лигран авансом и повысил его аж до начальника своей охраны, уровень провинциального парня тот всё ещё не перерос. Деревня! Хотя справедливости ради стоило отметить, что Храм духов битвы в Гуаньдире был единственным в своём роде и Марик оказался здесь впервые.

Пройдя через ещё одни двери, теперь уже металлические, они наконец-то вышли в громадный зал, который с первого взгляда вызывал восхищение. Расписной сводчатый потолок, резные колонны из розового мрамора, на полу и стенах мозаичные панно со сценами знаменитых сражений. У дальней стены напротив забранного решёткой окна возвышался алтарь с выставленными на нём, как для продажи, катанами. Штук десять, никак не меньше.

Внутри Лиграна шевельнулся рачительный хозяин, который моментально принялся считать, сколько денег было вбухано в строительство. Получалась попросту гигантская сумма. Надо быть настоящим фанатиком, чтобы здесь в глуши поставить такой вот «Дом битв».

— Двери обители духов открыты для добрых паломников. Пришли ли вы поклониться святыням или желаете молить наших покровителей о ниспослании воинской доблести? — Лигран не заметил, как рядом оказался жилистый бритоголовый жрец в традиционном воинском одеянии. Сам он носил такое же, быть может, разве что сшитое из более качественной ткани.

Вопрос неожиданно поставил Железного Песка в тупик. Ведь и правда, как объяснить, зачем он здесь? Сказать, что решил наложить лапу на богатство лорда, которое, как он подозревает, здесь хранится? Смешно. Или заявить о своём желании разобраться в том, каким человеком был лорд Лучань? Глупо.

— Я новый хозяин Одинокой Башни, лорд Лигран Железный Песок. И я пришёл за наследством моего отца — Лучаня Непобедимого! — сказал он наконец краем глаза заметив, как вытягиваются лица Сильвары и Марика. Один лишь жрец остался невозмутим.

— О, даже так. Не думал, что о завещании лорда Лучаня вспомнят так скоро, — ответил он с лёгким оттенком пренебрежения в голосе. Мол, долг долгом, но расстилаться перед всякими мошенниками не собирается. И стоит, улыбается, мерзавец. Ждёт реакции.

Сзади зашевелилась Сильвара, и, чтобы та не наделала глупостей, Лигран исподтишка показал ей кулак. Портить отношения со служителями точно не стоило.

— Труды лорда не должны пропасть! — произнёс Железный Песок со значением. Так, на всякий случай. Особо не надеясь, что жрец знаком с высказыванием Лучаня о Доме битв.

Однако тот явно что-то знал. Иначе почему взгляд его чуточку оттаял, да и сам он перестал напоминать ожившую статую.

— Труды, говорите… Лучань Непобедимый и вправду многого достиг и многого добился. Духи осенили его своей благодатью! — сказал служитель торжественно, после чего вдруг зыркнул на Лиграна и сокрушённо добавил: — Увы, но лишь воистину родственные души способны оценить подлинное величие…

Железный Песок с облегчением улыбнулся. Он всё-таки не ошибся. Что-то здесь было, какой-то секрет в храме отец всё-таки спрятал.

— Вот-вот, о близости духом, а особенно о её связи с наследством я и хотел бы поговорить, — усмехнулся Лигран, спиной ощущая недоумение своих спутников.

Однако он рано радовался.

— Так чего же вы мне голову морочите?! Новый хозяин, наследство… Сразу надо было говорить про испытание лорда Лучаня! Слышите, сразу! — громко возмутился жрец.

На крики в проход за алтарём выглянули два дюжих послушника, но, ничего опасного не обнаружив, скрылись обратно. Их наставник же подскочил к стене, отбарабанил пальцами замысловатую дробь, после чего из открывшейся потайной ниши достал костяной шар. Странная вещица была вся покрыта рунами и буквально светилась от прайма. На всякий случай Лигран сделал шаг назад.

— Лучань Непобедимый весьма серьёзно относился к своим увлечениям и не желал, чтобы плоды многолетних изысканий достались людям, чуждым ему по духу и образу мыслей, — скороговоркой проговорил жрец, сосредоточившись на шаре. Гибкие пальцы нажимали на руны, зажигая и гася разноцветные огни. Наконец, добившись равномерной пульсации, служитель духов довольно ухмыльнулся и неторопливо направился к алтарю. Сделал несколько шагов, а затем вдруг взмыл едва ли не под самый купол на искрящемся золотом диске. Лигран только и успел удивиться, откуда взялась эта игрушка, сильно смахивающая на парящие мечи Громовержцев, как жрец метнул загадочный шар в центр зала.

Железный Песок ждал чего угодно, вплоть до мощного взрыва, но случилось нечто совсем неожиданное. Вся поверхность пола вдруг задрожала, пошла рябью, словно озёрная гладь, в которую и ухнул неизвестный артефакт, камнем уйдя на дно. Секунда, другая — и всё успокоилось, вот только мозаичные узоры неизвестно зачем сменились хаотичным переплетением чёрных и белых дорожек.

— Так вот, чтобы приз получил самый достойный, лорд Лучань подготовил для соискателя испытание, — сказал жрец громко. — Ваша цель, уважаемый Железный Песок, дойти до алтаря. Сможете — приз ваш, ну а нет… — тут он не выдержал и свирепо расхохотался.

Сильвара тронула Лиграна на рукав.

— Мой лорд, только прикажите, и этот почитатель духов мигом спустится вниз, — сказала она безо всякого почтения и показала стрелу с круглой блямбой вместо наконечника. — Если повезёт, то почти целым.

— Он же жрец! — моментально отреагировал Марик. Для него сама идея напасть на служителя звучала дико, и он явно собирался всячески этому мешать.

— А я — Героиня, — хмыкнула в ответ Амазонка, однако этим и ограничилась. Зато Лерой останавливаться не собирался. Он уже открыл рот для возмущённой тирады, но вмешался Лигран.

— Хватит, чудь вас побери! Собачитесь, как докты! — рявкнул он. — В конце концов, именно ради этого «испытания» я сюда и пришёл. Так что либо не мешайте, либо двигайте наружу и ждите там.

Раздражённо отмахнувшись от возражений, Железный Песок подошёл к границе нового узора и окинул его внимательным взглядом.

Вроде бы ничего, кроме расцветки, не изменилось. Никаких следов механических или магических ловушек, всё как прежде. Просто бери и шагай к алтарю, любым путём, каким только в голову взбредёт. Вот только про спрятанные под храмами новых и старых богов смертоносные сюрпризы рассказывают истории одну другой страшнее. И не все из них всего лишь плод фантазии сказителя. Значит, исходить надо из предположения, что внизу всё-таки что-то есть, и надо разбираться с рисунком. Не зря же он стал именно таким…

Итак, для адорнийцев цвет смерти — белый, для доктов — наоборот, чёрный. Логично именно последний и выбрать в качестве обозначения безопасного маршрута, благо чёрных дорожек, ведущих к алтарю, имелось немало. Лигран насчитал их как минимум шесть. Однако лорд Лучань рассчитывал передать «наследство» не просто адорнийцу, а «близкому духом». И значит… значит, в точности повторяется ситуация со спрятанным дневником.

По какой дороге адорниец пойдёт только сделав сознательный выбор? Правильно, по той, где нет прайма. И таких дорожек аж целых три — две белые и одна чёрная. Ну а с цветом Лигран уже определился.

Преодолев некоторое внутреннее сопротивление, Железный Песок ступил на чёрную, лишённую прайма тропинку. Вроде бы ничего не произошло, и он, успокоенный, бодро зашагал дальше. Плёвое дело. Единственное, за чем приходилось следить, это за собственными ногами. Стоило чуть отвлечься, как они норовили свернуть в сторону. Слишком глубока связь между обитателями Адорнии и праймом, чтобы организм соглашался мириться с его отсутствием…

— А посложней заданий нет? Это какое-то слишком простое, — крикнул Лигран насмешливо, едва поравнявшись с алтарём.

Почти в то же мгновение по полу пробежала новая волна, возвращая ему первоначальный вид, вслед за ней перестал изображать Героя и жрец. Он плавно спланировал вниз, после чего летающий диск исчез столь же незаметно, как и появился.

— Нет, заданий больше нет, — сказал служитель немного раздосадовано. И сделал широкий жест рукой: — Выбирайте приз.

— Не понял? — переспросил Лигран.

— Что тут непонятного? Испытание пройдено, выбирайте награду, — как маленькому ребёнку принялся объяснять жрец. — Любая из этих катан на алтаре теперь ваша. Бери какую хочешь.

Железный Песок подозрительно окинул взглядом лежащие на алтаре мечи. Как-то иначе ему представлялись «труды» лорда Лучаня.

— И в чём подвох?

— Никакого подвоха… молодой лорд, — сказал жрец елейным голосом, чем ещё больше укрепил Лиграна в его подозрениях. Не зря служитель щурится так довольно, что-то определённо здесь не так.

— Я посмотрю? — попросил он и, не дожидаясь разрешения, взял ближайший меч.

Обнажил клинок и, разглядев узор, от восхищения поцокал языком. Отличная работа мастера, у него на поясе висел качеством хуже, причём сильно. Положил обратно и взялся за следующий. Уже на третьей катане ладонь ощутила даже не тепло, а эдакую приятную тяжесть. Рукоять легла как влитая, необычной формы цуба показалась привычной и едва ли не родной, а всё оружие — продолжением руки. Такого Лигран ещё не испытывал никогда. Меч для него был всего лишь инструментом, пусть дорогим и ценным, но инструментом. Сейчас же он словно обрёл часть себя.

Не обращая ни на кого внимания, Железный Песок сел прямо на пол, положил катану на колени. Провёл двумя пальцами по клинку, затем закрыл глаза и прислушался… Учителя говорили, что настоящий мастер так сливается со своим оружием, что оставляет на нём отпечаток. Его надо лишь почувствовать. Открыть душу духу меча и последовать за ним по тропе Искусства.

Сосредоточившись, Железный Песок глубоко задышал. Вдох — Сила проходит вдоль позвоночника и наполняет чревное сплетение, выдох — и энергетический центр пустеет. Снова вдох и снова выдох, вдох и выдох… Древняя магия, известная людям задолго до Катаклизма и появления прайма, медленно пробуждалась. Наполнились теплом каналы рук и ног, во всём теле появилась неописуемая лёгкость, а сердце словно обернулось в кокон пустоты и спокойствия. Прикрыв глаза, Лигран мысленно потянулся к мечу, нащупал его ауру и постарался слиться с ней сознанием.

Он был готов к неудаче, даже прикидывал с какой попытки получится достигнуть хоть какого-то результата, но… всё получилось с первого раза. Как по мановению волшебной палочки: взмах, и Лигран словно раздвоился. С одной стороны, он понимал, что по-прежнему сидит у алтаря и держит катану на коленях, но с другой — находился на открытой всем ветрам площадке и работал с клинком. Именно работал, а не танцевал, как любят говорить плохие сказители о великих мечниках. Но делал это с такой самоотдачей, таким погружением в каждое движение, что от внутренней красоты действа захватывало дух. Хотелось только одного — следовать за волей мастера, пытаясь перенять хотя бы крохи чужих умений.

Смена картинки, и вот он уже стоит по колено в воде, фехтуя с очень необычным бойцом. В памяти меча не сохранилась его внешность, зато оружие отпечаталось намертво — Лигран сразу узнал боевую косу. Широкие энергичные взмахи, подсечки, выпады-уколы — соперник отменно владел всем арсеналом приёмов. Демонстрируя как пугающую мощь ударов, так и высокую скорость их исполнения. Лорду Лучаню определённо нечего было противопоставить такому напору, и, похоже, он проигрывал.

В своей правоте Лигран убедился совсем скоро. Как-то особенно ловко извернувшись, противник ускользнул от атаки и мощно приложил Непобедимого древком по рёбрам. От резкой боли моментально потемнело в глазах, перехватило дыхание. Продолжать бой стало невозможно.

— Что ж, мой лорд, поздравляю. Сегодня вы дрались со мной практически на равных, — донёсся до Лиграна приглушённый голос. — Ещё несколько месяцев практики — и придёт уже мой черёд отступать.

— Дейрик, лесть тут совсем ни к чему, — ответил Лучань тяжело дыша. — Сколько ни тренируйся, сколько эликсиров ни выпей, я по-прежнему буду человеком, а ты — Героем. Опытным, сильным, обладающим великим множеством талантов.

Новость едва не заставила Лиграна потерять сосредоточение. Герой?! Лучань дрался с Героем?! С сильным, умелым, вооружённым боевой косой… С Душеловом?!

— Ну, с этим не поспоришь, — Бессмертный воитель издал тихий, шелестящий смешок. — Твоими стараниями я и вправду изменился. Теперь бы ещё моих коллег подтянуть до пристойного уровня, и можно будет говорить об успехе.

— Да чего уж там… Великом успехе, мой смертоносный друг! — сказал Лучань многозначительно. Тему о развитии других Героев он поддерживать не стал. — Великом!

Лигран мысленно поморщился. Звучание отцова голоса ему не понравилось. Да и вообще… слишком много пафоса и самолюбования. Могучий воин и талантливый мастер, далеко зашедший по тропе познания искусства магии, он может и должен гордиться своими достижениями, но, чудь побери, всему есть предел. Слияние с клинком позволило прикоснуться к переживаниями и чувствам Лучаня, к тому, что таилось у него внутри, и то, что Железный Песок узнал, его не впечатлило.

Пока он размышлял о характере лорда, тот вышел на песок, положил меч на походный столик и принялся возиться с ящичком из чёрного дерева со сложным серебряным узором на крышке. Нажал на потайные кнопки по бокам, сдвинул несколько завитушек, и невидимый замок открылся с тихим щелчком. Внутри в четырёх отделениях обнаружились самые обычные вещи, не подходящие для столь богато отделанной шкатулки: череп грызуна на тонкой засаленной верёвке, кольцо лучника, женский пояс для чулок и курительная трубка.

От неожиданности Лигран оторопел. Древо, да он отказывался верить своим глазам, потому как лорды хранят подобную дрянь только в одном случае — если это каталисты. И если это всё правда, то… От возбуждения Железного Песка залихорадило, а в таком состоянии ни о каком трансе не могло быть и речи. Цвета и краски начали блекнуть, стихали звуки. Он возвращался в собственное тело.

— Ты по-прежнему настаиваешь на отправке каталистов в храм? — словно сквозь войлок донёсся до него голос Дейрика Душелова.

— Да, у меня какое-то нехорошее предчувствие. А там они будут в гораздо большей безопасности, чем в замке, — ответил Лучань, и это было последнее, что услышал Железный Песок.

В голове всё закрутилось, его потянуло куда-то вверх и в сторону, на миг пронзила сильная боль, и… он очнулся на полу храма в обнимку с катаной отца. Неясное ощущение заставило полезть в сумку на поясе за хранящимся там кристаллом прайма, однако вместо него рука нашарила лишь стеклянное крошево. Слияние вытянуло всю энергию.

— Ничего себе фокус, — пробормотал Лигран и осторожно поднялся. Тело затекло, мышцы кололо тысячей иголок и плохо слушались конечности, но ни это, ни потеря кристалла не могли испортить ему настроения. Если видение правдиво, то он готов заплатить за него и много большую цену.

Лигран пошатнулся, но выскочивший из-за спины Марик вовремя подставил плечо и не дал упасть.

— Благодарю, — пробормотал Лигран. — Дальше я сам.

Впрочем последние слова не были бравадой. Организм очень быстро восстанавливался после транса, и уже через десяток секунд Железному Песку перестала требоваться помощь. Зато неожиданно вспомнилось, что помимо него самого и Лероя в храме есть и другие люди.

Он огляделся и с проклятиями направился к спорящим в голос жрецу и Сильваре. В его «отсутствие» Героиня не нашла ничего лучшего, кроме как сцепиться со священником. Хорошо хоть только на словах.

До него донеслись отдельные реплики.

— Ещё раз спрашиваю, какого демона он там сидит?! — кричала воительница.

— А я ещё раз повторяю, что не дело всяким девкам лезть в отношения между воином и его клинком. Как лорд очнётся, так сам всё и расскажет. Если захочет, — раздражённо отвечал жрец.

— Да плевать мне на эти идиотские отношения! Я хочу знать, что за дрянь творится вокруг проклятого наследства! Слышишь?! Я! Хочу! Знать! — продолжала женщина, едва не срываясь на визг.

Лиграну показалось, что она не сдержится, сорвётся и от души врежет служителю по морде. Чем не просто испортит отношения со жречеством, но и поставит под угрозу их жизни. Всё-таки сам священник — воин не из последних, терпеть побои не станет, да и бить отмеченных повелителями сражений в их собственном храме чревато самыми неприятными последствиями. Так что вмешался он вовремя.

— Зачем так кричать, уважаемые? — сказал Лигран громко. — Всё в порядке, никто не пострадал.

Не успел он договорить, как Сильвара тут же забыла о жреце и переключилась уже на него.

— Как вы, мой лорд? — с явно наигранным беспокойством спросила она. — Этот о каком-то слиянии бормочет, Марик столбом стоит, а я даже толком понять не могу, что происходит… Да и вообще, как вы могли так рисковать?! Вы же лорд! У вас для этого мы есть.

Лигран сдержал усмешку. Из-за чего именно женщина волновалась, он услышал собственными ушами, так что словами его не пронять. Но озвучивать свои мысли он не стал.

— Да какой там риск? Я вступал в права на своё наследство, так ведь было сказано, — произнёс он вместо этого, повернувшись к жрецу. Тот медленно кивнул, не отрывая от Лиграна задумчивого взгляда.

— И как? — поинтересовалась Амазонка не без сарказма. — Вступили?

— А как же, — хмыкнул Железный Песок. Покрутил катану в руках, затем спрятал её в ножны и повесил на пояс с другого бока. — Только вот наследство получил далеко не всё…

Священник вильнул глазами.

— О чём вы, мой лорд?..

— Где шкатулка, которую принёс Дейрик? — спросил Лигран ледяным тоном, отбросив ненужные экивоки. Краем глаза он заметил, как вздрогнула Сильвара при звуках имени Душелова, но оставил это без внимания. Сейчас важно другое. — Лорд Лучань её ведь с Героем передал?

Железный Песок настроился на долгий скандал, однако что-то доказывать и требовать не понадобилось. Жрец уже узнал всё, что хотел.

— Ф-фух… Ну слава духам, думал это никогда не закончится! Слишком много прежний владыка Гуаньдира накрутил вокруг наследства. Всех врагами считал, даже мне до конца не доверял, но уйти, не передав дело своей жизни достойному преемнику, боялся. Вот и изгалялся, как мог. А мне отдувайся, — выдал на одном дыхании жрец, после чего хлопнул по неприметной кнопке на алтаре. Откинулась замаскированная крышка и в неглубокой нише Лигран увидел ту самую шкатулку из видения. — Забирайте своё добро, и закончим на этом.

Сильвара сунулась было первой схватить ящичек, но не успела: Лигран её опередил. После чего сразу прижал шкатулку к себе, ясно показав окружающим, что доверять свой приз кому-либо не собирается. Его так и подмывало проверить содержимое, но пришлось сдержаться. Всему своё время. Главное — он добился своего, поездка оказалась не столь уж и «бестолковой», как предупреждала его Сильвара. Всё указывало на то, что Железный Песок нашёл-таки подход к исполнению поручения Наставника. И пусть даже ответ на вопрос, кто убил лорда Лучаня, он не найдёт, почему это случилось, узнает совершенно точно. Хотя бы от того же Душелова. Не зря же тот был столь близок к отцу.

Но это всё потом… Пока же будет неплохо просто поговорить со жрецом. И желательно без посторонних ушей! Лигран перехватил жадный взгляд Сильвары, которая от любопытства едва ли не приплясывала на месте, и понял, что последнее как раз выполнить будет сложнее всего.

Глава 9

Возращение в Одинокую Башню прошло без неприятностей и происшествий. Не было ни нападений разбойников, ни встреч с жалобщиками-селянами, ни опасных магических выкрутасов — не было ничего. Словно бы вернулись прежние времена, когда в Адорнии царили мир и порядок. Красота.

Только Лигран, как показалось Марику, выглядел немного разочарованным. Молодой лорд был большим поклонником воинского искусства и безмерно радовался всякой возможности применить свои навыки на практике. И тут вдруг такая неудача… Говорят, его родной отец был таким же.

Подтверждение слухов о родственных узах, связывающих лорда Лучаня и Лиграна, поначалу хоть и удивило Марика, но очень скоро перестало казаться чем-то невозможным. Слишком уж они похожи, чтобы это могло быть простым совпадением. Единственное отличие, которое бросалось в глаза, это поистине доктская рассудительность Железного Песка. В драку молодой мастер не лез сломя голову, а предпочитал сначала подумать и всё взвесить. Непобедимый же, по рассказам, славился своей страстностью и азартом. За что, в общем-то, и поплатился…

Особенно сильно похожесть лорда Лиграна и его отца проявилась в Храме духов битвы.

Как и многие воины Гуаньдира, Марик всегда с большим уважением относился к жрецам Дома битв. Те как никто другой знали солдатскую долю, сами не чурались оружия и первыми шли в бой с врагом. В общем, были ему понятны и близки. Когда же пожалованные храму клинки лорда Лучаня приобрели чудесные свойства, слава о столь удивительном месте прокатилась по всей провинции. Туда потянулись люди… Хотя что люди, Марик и сам собирался заглянуть при случае. Поэтому желание молодого лорда посетить святилище немало его обрадовало. Как же, Железный Песок разделяет веру простых бойцов.

Но всё оказалось гораздо сложнее, чем представлялось на первый взгляд. Марик до сих пор не мог забыть сцены в храме, где Лигран как орешки щёлкал задания настоятеля. Там, где всё казалось просто и понятно, Железный Песок ухитрялся найти скрытый подвох. Словно именно он и был тем самым человеком, который создал все эти мозголомные проверки.

А чего стоило его слияние с мечом? Лерою о таком только слышать приходилось. Столь глубоко познать оружие не у всякого мастера получается, а молодой лорд смог. Даже священник впечатлился. Шкатулку, опять же, какую-то вручил…

Марик немало фантазировал о тех сокровищах, которые мог оставить в богато украшенном ящичке прежний хозяин Одинокой Башни. Золото? Драгоценности? Кристаллы прайма? Даже ему интересно до жути, а уж что творилось и творится с Сильварой…

Большую часть пути до замка воительница осаждала лорда, раз за разом возвращаясь к теме наследия Лучаня. При каждой удобной возможности она заводила разговор о красивой отделке шкатулки, необычных узорах и отсутствии замков. Но Лигран словно не замечал устроенного Героиней ажиотажа и очередной всплеск её энтузиазма встречал со спокойствием каменного изваяния, позволяя себе лишь лёгкую полуулыбку. Однажды даже дал Амазонке подержать ящичек в руках, и лишь когда Сильвара убедилась, что крышка не открывается, забрал его обратно. Ломать таинственную вещицу Железный Песок категорически отказывался.

Сильвара на время затихла. И только когда после возвращения в Одинокую Башню Лигран решительно направился к себе в кабинет, она вновь стала настойчиво предлагать свою помощь. И Марика позвала для поддержки. Мол, раз они втроём были в храме, то втроём и ящик вскрывать надо. Да и вообще, мало ли какая дрянь там внутри хранится… Однако Лигран остался непреклонен и выставил обоих за порог, приказав до вечера не беспокоить. И захлопнул перед ними дверь.

Очередной отказ просто неимоверно разозлил Сильвару. Побелев как полотно, она выдохнула короткую тираду, сплошь состоящую из самых грязных ругательств. Потянулась к ручке, но в последний момент опомнилась и отступила в коридор. Уже оттуда угрожающе посмотрела на Марика.

Вот только вызвала этим у Лероя совсем не ту реакцию, на которую рассчитывала. Он и сам не понимал, что заставило его сказать те слова, сказать которые он не решался все последние недели.

— Уважаемая Сильвара, раз уж нас предоставили самим себе, то может… пообедаем вместе? — выдал Марик, изобразив свою самую лучшую улыбку. Принявшая прайм, конечно, это не девчонка с соседней улицы, но и не бездушный механизм доктов. А значит, должны работать и давно освоенные навыки соблазнения.

— Что? — переспросила воительница, нахмурившись. — Пообедать?

— М-м-м, ну да, — Марик неопределённо помахал рукой. — Отдохнём с дороги, перекусим, поболтаем. Можно сказать слугам, чтобы накрыли стол в малой столовой, но я бы предложил сходить в трактир. Говорят, тамошний повар обалденно готовит форель…

— Парень, ты что, пытаешься за мной ухаживать? — перебила его Сильвара.

Тон, каким это было сказано, сильно не понравился Лерою. Начали закрадываться подозрения, что оказывать знаки внимания Героине несколько сложнее, чем казалось на первый взгляд.

— Почему сразу ухаживать, пока предлагаю просто отметить возвращение в замок, — протянул он, затем приблизился к воительнице и добавил: — Хотя идея с ухаживаниями мне тоже нравится.

— Да неужели? — деланно удивилась Сильвара.

Положила руки на пояс и выпрямила спину так, что ткань топа обтянула идеальной формы грудь. Во всяком случае Марику, от которого не ускользнула ни одна деталь, показалось именно так. От такой демонстрации он даже растерялся немного, а когда нашёлся, что сказать, Амазонка вдруг обидно засмеялась.

— Увы, милый, я предпочитаю мужчин другого типа, — сказала Сильвара пренебрежительно. — И тебе до них ещё расти и расти.

Нельзя сказать, что Марик был таким уж бабником, но нужный опыт имел. И до службы погулять успел, и во время. Однако ни к кому ещё он не испытывал такого влечения! Причём умом он прекрасно понимал всю сложность своего положения, особенно в свете непростых взаимоотношений Амазонки и Лиграна — Лерой как-никак начальник охраны, а значит, эти проблемы касаются и его самого, — но ничего поделать не мог. Слишком яркой женщиной была Сильвара, чтобы он мог просто так выкинуть её из головы.

И вот теперь, когда он решился-таки сделать первый шаг, получать отказ? Да к тому же ещё произнесённый с таким пренебрежением? Чудь всё побери, просто так он не отступит!

— Нужно расти?! А, понял… Тянуться к идеалу и всё такое, — произнёс Марик мрачно. — Может быть, тогда приведёшь пример достойного тебя мужчины? Чтобы знать, к чему стремиться…

— Зачем слова, когда можно просто показать? — хмыкнула Сильвара.

До Лероя ещё не дошёл смысл её слов, как Амазонка текучим движением охотящегося хищника сократила разделявшее их расстояние, схватила его за горло и подняла в воздух. Он даже пикнуть не успел, а ведь считал себя хорошим бойцом. Пусть не уровня лорда Лиграна, но хорошим. И вдруг такая неожиданность.

— Мне нужен кто-то, кого я не смогу вот так вот взять, — сказала воительница, безо всякого напряжения держа Марика на вытянутой руке, — и бросить, как кутёнка. Понятно?

Лерой полетел на пол, однако хотя бы тут не сплоховал и по-кошачьи упал на четвереньки. Сильвара, не иначе как ожидавшая, что парень грохнется как мешок с яблоками, лишь пренебрежительно фыркнула, поправила чёлку и стремительно скрылась в коридоре.

— Какое неожиданное окончание разговора, — пробормотал Марик, других слов у него не нашлось.

Лихой кавалеристский наскок завершился полным разгромом. И без того обидный отказ оказался облачён в столь унизительную форму, что он даже не знал, как реагировать. Вроде бы надо вспылить, разозлиться, но… проклятье, ведь страсть к этой женщине так и не утихла! Наоборот, он лишь утвердился в желании добиться её расположения. А вот когда поставленная цель будет достигнута, тогда можно будет вспомнить и о былых обидах. Или, наоборот, забыть о них, как о дурном сне…

После этого случая к Сильваре Марик больше не приставал и к «разговору» не возвращался. При встрече вежливо кивал, улыбался, обсуждал рабочие моменты — в общем, вёл себя так, словно ничего особенного между ними не случилось. И Амазонка его в этом полностью поддерживала. Были, правда, некоторые опасения, что размолвку между Героиней и начальником своей охраны заметит лорд Лигран, но обошлось. Железный Песок так загрузил себя работой, что попросту перестал интересоваться всем, что творится вокруг. Вместе с ним задвинул переживания на задворки сознания и Марик. Да и как иначе, если хозяин Одинокой Башни с присущим ему энтузиазмом взялся разматывать тот клубок интриг, что остался ему после отца и прежнего управляющего?

…Всё началось с новых допросов слуг. Лорд по очереди вызывал в кабинет каждого обитателя замка и в присутствии Марика, пары солдат и писца расспрашивал о дне гибели Лучаня Непобедимого. Вот только если в прошлый раз, во время поисков казнокрадов и воров, от напуганных неизбежными репрессиями людей нельзя было лишнего слова добиться, то теперь, после казни управляющего, работать стало много проще. Главное — задавать правильные вопросы да записывать ответы. Ещё бы отсебятины было поменьше, совсем бы было хорошо!

Ну как, как можно нарисовать картину случившегося, если один говорит, что Одинокую Башню громили докты, другой верит в адорнийцев с оружием доктов, третий настаивает на бунте Героев, а четвёртый бормочет про таинственного мага и гнев древних богов?! Впрочем, единственного сторонника последней теории лорд Лигран приказал уволить, сказав, что может смириться с врунами и фантазёрами, но с идиотами — никогда. И Марик не мог с ним не согласиться. Что до него самого, то он верил в доктский след. Причём не в силу каких-то неопровержимых фактов, а просто потому, что ему так удобнее было думать. «Железячники» — враги старые, известные, на них и надо остановиться. Если же копать слишком глубоко, то можно найти что-нибудь совсем уж неприглядное. Например, то, что великого бойца и знатока Искусства в разгар войны убили наймиты соседей-лордов или того хуже… королевы. Не зря же капрал Тротт упоминал когда-то про вражеских лазутчиков, которые регулярно ошивались вокруг Одинокой Башни в былые, гораздо более спокойные времена.

Правда, мысли свои Лерой не озвучивал, примерно представляя, куда длинный язык может завести и насколько сильно его могут укоротить. И даже на прямые вопросы лорда Лиграна лишь пожимал плечами.

Вот только, как очень скоро выяснилось, у Железного Песка был свой взгляд на случившееся. И ему нужно было найти лишь подтверждающие его факты.

— Ну что ж, думаю, с опросами свидетелей можно закончить. Тема себя исчерпала, всё, что можно, мы из неё выжали, — подвёл итог двухдневной работе лорд Лигран. — С точностью до минуты восстановлена схема штурма, есть описания боёв… Пусть довольно дурацкие, но всё-таки есть… Вдобавок ко всему отсеялись откровенно безумные идеи и предположения. Теперь надо подойти к проблеме с другого конца, — хозяин Одинокой Башни хищно улыбнулся и подмигнул Марику. — И займёшься этим лично ты.

С Марика моментально слетела маска спокойствия и вежливого внимания.

— Мой лорд, прошу меня простить, но я не понимаю, — сказал он осторожно.

— О, да тут всё просто… Расслабься, — ответил лорд с тихим смешком. — Имя Щепин Кривой тебе о чём-то говорит?

— Говорит, но я не понимаю, при чём здесь этот бандит? — Марик не скрывал удивления. Имя контрабандиста, держателя крупного воровского притона и просто авторитетного в воровских кругах человека в городе было известно многим, но каким боком оно относится к гибели лорда Лучаня?!

— На него указал прежний управляющий. И назвал исполнителем заказанного им убийства лорда Лучаня, — сообщил Лигран, с интересом наблюдая за реакцией Лероя.

— То есть как это «заказанного им убийства»? — переспросил Марик с глупым видом. — Он вроде как проворовался, а как его за руку поймали, на вас напал. Плюс про предательство Адорнии что-то было…

— Древо! Совсем забыл, что эту часть истории я до общественности не доводил, — сказал Железный Песок, поморщившись. — Впрочем, там и говорить-то нечего. Румест захотел убрать плохого лорда и нанял для этого городских бандитов. Причём бандитов, которые не имели привычки маскироваться под доктов.

— Ясно, — пробормотал Марик. — Хотя я бы на их месте, наоборот, столь громкую акцию постарался бы списать на «железячников». Война, диверсионные группы, охота на лордов… Всё очень логично.

— Ну а кто спорит? — хмыкнул Лигран. — Однако без Щепина правильный ответ не узнать…

— Да, но… не поздно ли? После смерти управляющего этот головорез просто обязан затаиться или того хуже — рвануть из города, — сказал Лерой недоумённо. Нет, понятно, что до этого у молодого лорда просто не было людей, на которых он мог положиться и которые могли выполнить этот его приказ, но… Спираль Тотоола, всё равно неправильно!

— И снова ты прав, — кивнул Железный Песок. — Вот только если бы ты более внимательно слушал, о чём говорили слуги на допросах, то знал бы, что у одной дамочки на замковой почтовой станции есть поклонник. С которым она встречается каждые выходные и которого зовут… правильно, Щепин Кривой… Красавица по ба-альшому секрету и с условием никому не говорить растрепала это половине замка.

— И судя по вашему довольному лицу, мой лорд, встречи продолжаются до сих пор? — спросил Марик, уже заранее зная ответ.

— В яблочко, как сказала бы наша бессмертная любительница стрельбы из лука, — воскликнул Лигран и пару раз вяло хлопнул в ладоши. — Ну что, теперь задачу понял?

Марик кивнул и, понимая, что разговор подходит к концу, поднялся из-за стола.

— Ну тогда за дело, — сказал Железный Песок, подтвердив его ожидания. Молча дождался, когда Лерой подойдёт к двери, и уже в спину добавил: — И ещё, Сильвару не привлекай. У неё и своих забот полно, не стоит добавлять новые. Хорошо?

Марик лишь молча отдал честь и покинул кабинет. Упоминание Амазонки больно царапнуло сердце, однако ему было не до переживаний. Как-никак это его первая самостоятельная операция, и провалить её он не имеет права. Тут есть о чём поразмыслить. И лишь об одной вещи он изо всех сил старался не думать — о странной просьбе лорда насчёт Сильвары. Очередное подтверждение того факта, что симпатичная тебе женщина и принявший твою клятву лорд едва ли не враждуют, слишком сильно портило настроение…

Само задание совсем не казалось Лерою чем-то сложным. Дом, где живёт воровской авторитет, известен, личность любовницы тоже известна, так о чём беспокоиться?! Тут и надо-то лишь всё хорошенько подготовить да толково организовать, благо как это сделать, мысли имелись.

И начал он, разумеется, с возлюбленной Щепина — работницы почтовой службы Релины Норы. Взял пару ребят из тех, у кого рожи пострашнее, вооружил их самыми жуткими на вид инструментами из набора замкового лекаря да и пригласил дамочку в дальнюю башню для беседы.

Эффект был потрясающий.

Едва Релина переступила порог и разглядела с любовью подготовленный Мариком реквизит, как из смазливой девицы она превратилась в ревущую белугой замухрышку, которую оклеветали, очернили и опорочили «злые завистники». Он даже растерялся на какое-то мгновение от такого напора, однако быстро взял себя в руки и принялся обстреливать Нору вопросами. Где сейчас Щепин Кривой, сколько у него охраны и когда у неё с ним очередное свидание…

— Так вам Щепинчик интересен?! Так бы сразу и сказали, а то пугаете бедную девушку, — воскликнула Релина, мгновенно успокоившись. Вытерла слёзы, поправила волосы и призывно улыбнулась Марику. Словно не она сейчас выла и убивалась, а кто-то другой, совершенно ей не знакомый. — Я давно с этим бандитом порвать собиралась, да всё боялась его. Вдруг озлится и убьёт?! И тут вы спрашиваете… — затараторила она, но, перехватив бешеный взгляд Лероя, испуганно ахнула и заговорила уже по существу: — Ах да, где Кривой… Так или дома сидит, или в кабаке куролесит, больше и негде. С ним всегда двое парней… здоровых таких, сильных… охраняют. В доме ещё третий живёт, навроде садовника. Да только бандит он, уж я-то знаю…

— А с тобой когда встречается? — проронил Марик.

— Завтра с утра ждёт. Обещал на торговые ряды со мной сходить и подарок какой купить, — на словах о подарке девушка вновь начала всхлипывать.

Но Марика таким было не пронять. Стоило только представить, сколько таких вот Релин и Нор живёт по всему миру, которым достаточно одного лишь намёка на угрозу их благополучию, чтобы стать предательницами, как вся жалость моментально улетучивалась. Стервы! Что ж, в кои-то веки подлость послужит благородному делу.

— Тогда сделаем так… — сказал он не терпящим возражения тоном и принялся короткими рублеными фразами объяснять, какого рода помощь потребуется от девушки. Релине не оставалось ничего иного, кроме как кивать в нужных местах и поддакивать. Те крохи стыда, что беспокоили Марика во время подготовки спектакля с палаческими инструментами, безвозвратно исчезли.

…Следующее утро на лужайке перед домом уважаемого Щепина началось с появления небольшой брички, из которой вышли двое: сильно хромающая Релина Нора в фиолетовом с розовыми вставками платье и Марик в красных штанах и красной же рубахе, тёмно-синем камзоле и с лицом, изукрашенным цветными полосами на манер Амазонок. Лерой демонстративно опирался на невзрачную серую трость, не забывая при этом галантно поддерживать девушку под руку.

Стоило ступить на землю, как Релина направилась было в сторону входа в старый двухэтажный дом, в котором и жил, по слухам, Щепин, но Марик незаметно её придержал.

— Не спеши, — сказал он, в ответ на её недоумённый взгляд. — Надо осмотреться сначала…

Останавливаться посреди дороги, конечно, не лучшая идея, но иного выхода не было. Ещё хуже соваться в воровское гнездо без поддержки. Марик сделал вид, что отряхивает камзол, стараясь незаметно поглядывать на угол соседнего дома. От волнения начало казаться, что случилось нечто непредвиденное и бойцы опаздывают, но он ошибся. Одна за другой в канаву около дороги нырнули четыре фигуры. Теперь осталось дождаться, когда они подберутся к самому входу, и тогда можно будет начинать работать…

— Релина, это ты, что ли? Чего застряла, не заходишь? Или дорогу забыла?!. Ба-га-га! — неожиданно проревел волосатый красноносый мужик, показавшийся на миниатюрном балкончике рядом с дверью. — И что за хмырь рядом с тобой, а?!

Марик напрягся. Если здоровяк увидит сверху штурмовую группу, то весь план накроется медным тазом.

— Это Дудель, охранник Щепина, — тихо сказала Релина и уже громче добавила: — Да вот, упала и ногу подвернула, думала, не дойду. А этот добрый господин согласился подвезти, — в голосе Норы послышались плаксивые нотки, — Впусти нас, а? Я к Щепину хочу…

Даже с улицы было видно, как перекосило Дуделя. До слуха Марика донеслись приглушённые ругательства и нечто вроде пожелания смазливым бабам сдохнуть в доктском аду, где они не смогут крутить мозги правильным мужикам. После чего охранник сплюнул и скрылся внутри.

Ну и слава Спирали Тотоола! Значит, ничего не заметил. Лерой облегчённо вздохнул и подтолкнул девушку в сторону входа.

— Вот теперь идём!

Нора вздрогнула, как-то потерянно на него оглянулась, после чего тряхнула чёлкой и решительно двинулась вперёд. Хорошо хоть не забыла, что хромать должна, не то вся их и без того шитая белыми нитками конспирация окончательно полетела бы.

Марик представил, в каком напряжении сейчас замерли засевшие в канаве бойцы. У него самого поджилки подрагивали, а каково другим? Ведь их с Релиной роль достаточно проста: вынудить хозяев дома открыть поистине монументальную дверь и не дать её захлопнуть хотя бы десяток-другой секунд, а вот засевшая в канаве четвёрка должна успеть одним рывком преодолеть расстояние до входа и ворваться внутрь. И если они замешкаются, то в лучшем случае придётся устраивать полноценную осаду здания, а в худшем — бандиты успеют отправить их с Норой к предкам.

А ведь есть ещё и вторая группа, которая должна блокировать чёрный вход и выходящие на задний двор окна. Ну как кто из них ошибётся и всё испортит?! Волнения, волнения…

Релина только протянула руку, чтобы постучать кольцом, как загрохотали отодвигаемые засовы, и дверь открылась. Показался Дудель, только теперь он выглядел совсем по-другому. Кожаную безрукавку на голое тело сменила старенькая кольчуга с пододетым под неё чехлом и ржавый шлем. В руках охранник держал внушительную, утыканную гвоздями дубину.

— Помог, говоришь? — Дудель злобно осмотрел Марика сверху донизу, мазнул взглядом по Норе, после чего немного посторонился, освобождая проход. — Ну раз так, то проходите, гостями будете…

У Лероя появилось плохое предчувствие, очень плохое. Что-то было не так. Но пока он лихорадочно пытался сообразить, что именно, Релина уже переступила порог и… мышкой юркнула за спину Дуделя. Тот же словно только того и ждал — свирепо оскалился и махнул самодельной палицей, метя Марику в голову. Однако рефлексы не подвели, и Марик упал на колено, пропуская страшное оружие над собой, одновременно с этим сделал выпад зажатой в руке тростью. Теперь уже пришёл черёд Дуделя уходить от атаки. Впрочем, тот мудрить не стал: просто отшатнулся вглубь здания и попытался захлопнуть дверь.

А вот шиш тебе, чудьин выродок! Замковые оружейники, спрятав внутрь трости стальной прут, превратили хрупкую игрушку в простое и надёжное оружие. Которое легко выдержало встречу с тяжёлой створкой.

— Это солдаты лорда! Щепин, любовь моя, спасайся!!! — до слуха Марика донёсся удаляющийся визг Релины. Стерва всё-таки его обманула. Зря он называл её предательницей. Хотя… ей же хуже!

Марик изо всех сил навалился на дверь, мысленно отсчитывая секунды. Главное продержаться и не дать её захлопнуть! А там подоспеют парни и дело, считай, в кармане.

— Именем лорда, немедленно откройте! — заорал он на всякий случай. Мало ли, вдруг сработает?!

— Ага, сейчас, только лысину отполирую! — глухо прорычал Дудель в ответ и тоже усилил нажим.

Некоторое время они боролись друг с другом, но долго так продолжаться не могло. Громила неожиданно изловчился и ногой выпихнул трость из прохода, разом лишив Марика единственного его преимущества. Затем налёг на створку. Наверное, он бы всё-таки смог её закрыть, однако подоспевшие солдаты вновь изменили ситуацию.

— Навались дружно, ну!!! — рявкнул Марик. Под дружным напором дверь наконец подалась, и матерящийся Дудель отступил вглубь дома.

— Бросай оружие! Руки в гору!!! На колени!! — в несколько голосов заорали бойцы, и пара самых шустрых ринулась вперёд, оттерев Лероя в сторону. Одновременно с этим из дома донёсся звук бьющегося стекла, и завопила Нора.

Внутри что-то происходило, а они всё ещё топтались на пороге. Марик только собрался было поторопить замешкавшихся штурмовиков, как у него на глазах проклятый Дудель вмазал одному из солдат дубиной по шлему — тот моментально рухнул как подкошенный, — а другого пнул между ног, да так, что бедолагу аж подбросило.

— Бездари! — зарычал Марик и одним прыжком перемахнул через упавших бойцов.

Дудель встретил его взмахом своего грозного оружия, но промахнулся. Лорд Лигран последнее время часто тренировался с Лероем, так что его навыки заметно отличались от уровня остальных солдат. Так просто его было не взять. И пока охранник Щепина пытался справиться с инерцией дубины, Марик сжал в кулаке кастет и с разворота врезал ему в челюсть. Под костяшками что-то хрустнуло, и Дудель зашатался.

— Да падай же ты, тварь, падай!!! — надсаживаясь заорал Марик и несколько раз повторил удар.

Лишь после этого глаза здоровяка закатились, и он рухнул рядом с поверженными им противниками.

— Так! Ты остаёшься с ребятами, а ты идёшь со мной! — бросил Лерой, по очереди ткнув пальцем в оставшихся на ногах бойцов и, дождавшись кивков, двинул вглубь дома.

Судя по звукам, там вовсю шёл бой, и следовало поспешить. Они и так задержались больше необходимого. По пути, не сбавляя шага, Марик подхватил дубинку Дуделя. Для него игрушка была, конечно, немного тяжеловата, но что делать, глупо соваться в воровское гнездо без серьёзного оружия. Кастет не в счёт.

Покинув прихожую, Лерой сначала заглянул на кухню, затем в гостиную и пару кладовок, однако никого не нашёл. Лишь в конце коридора было разбито окно и в сторону лестницы на второй этаж вели следы крови. Кого-то здесь неплохо зацепили. Уже поднимаясь по ступенькам, он увидел и раненого, который привалился к стене и бинтовал правое бедро. Увы, но это был один из его собственных бойцов.

Тут снова закричала Релина, и притормозивший было Марик понёсся на второй этаж. На лестничной площадке свернул в небольшую проходную комнату, а оттуда в хорошо освещённый зал, откуда и доносился шум. Основная битва проходила именно там. Подтверждая этот вывод, из комнаты прямо под ноги Марика вывалилась пара сцепившихся, точно дворовые псы, бойцов. Оба были без оружия и просто пытались задушить друг друга, отдавшись этому со всем пылом чистокровных адорнийцев. Это, конечно, мало походило на красивую схватку мастеров меча или поединок магов-виртуозов, однако такова реальность. Настоящие бои скоротечны, кровавы и безумно жестоки. Словно подтверждая этот вывод, воин Лероя изогнулся и со всего маха впечатал лоб в переносицу врага. Тот дёрнулся и обмяк.

Марик, который уже примеривался дубиной, чтобы приласкать сопротивляющегося бандита, пообещал себе как-нибудь премировать отличившегося солдата. В отличие от двух неудачников, так подставившихся под оружие Дуделя, этот не сплоховал и справился сам. Такое стоило поощрить. Позже.

— В норме, рядовой? — спросил Марик у тяжело дышащего бойца и, не дожидаясь ответа, кивнул в сторону соседней комнаты: — Кривой там?

— Да, командир, — выдохнул солдат, растирая горло.

— Отлично, — Лерой показал следовавшему за ним солдату на оглушённого бандита, сам же переступил порог зала и замер, оглядывая царящий внутри разгром.

Вообще говоря, криминальный авторитет Щепин Кривой был не из тех, кто гонится за модой в обустройстве внутреннего убранства своего жилища. Несмотря на всю кутерьму, Марик успел это заметить и оценить. Минимум мебели, минимум ярких красок и дорогих материалов. Единственное, чего было в доме действительно много, так это циновок. Всех цветов и расцветок, они лежали на полу, стульях, столах, висели на стенах и даже потолке. Так было везде, во всех комнатах… Кроме зала. Здесь царил совсем другой стиль. Богатые, аляповато украшенные позолотой стулья и диваны с парчовой обивкой, отделанные шёлком стены, на окнах шикарные шторы из кружев, привезённых не иначе как из Абу-Асифа. Всюду какие-то статуэтки, фигурки, тарелочки, мисочки, вазы, картины и прочая ненужная ерунда. Наверное, сюда Щепин приводил только близких людей, чтобы они могли оценить истинные размеры его состояния, для всех прочих же существовали остальные комнаты.

Вот только теперь вся эта роскошь была разрушена. Ворвавшиеся через окно солдаты Лероя знатно здесь повеселились. Всё, что можно, передавили и переломали, что нельзя — опрокинули. Свою лепту внесли и защитники дома.

Как раз в тот момент, когда Марик вошёл в зал, последний телохранитель Щепина пинком швырнул под ноги зажавших его в угол четверых солдат небольшую банкетку. И пока те уворачивались, с удвоенной яростью заработал коротким мечом. Одного бойца даже смог рубануть поперёк живота, но не пробил кольчугу и был вынужден уйти в глухую оборону.

Так, а где Релина и Щепин?! Почему этот мерзавец дерётся в одиночку, почему его хозяин не сражается с ним плечом к плечу?!

Марик огляделся и почти сразу нашёл обоих любовников, укрывшихся за баррикадой из перевёрнутого дивана. Причём Кривой возился с какой-то железякой, а вот Релина явно возомнила себя великой воительницей и размахивала кривым кинжалом. Хорошо хоть в драку пока не лезла… Проклятье, накаркал! Именно в этот момент эта дура заметила Лероя и с истошным визгом ринулась в его сторону.

Кажется, она кричала что-то про великую любовь и узколобых солдафонов, пособников тирана, но утверждать Марик бы не стал. Вопли истеричек ему не интересны. Подождав, пока дамочка подберётся ближе, он заблокировал удар древком дубины, после чего выкрутил ей руку и отобрал оружие.

— Угомонись, предательница! — рявкнул он, толкнув женщину на пол. Не хотелось быть грубым, но… Спираль Тотоола!!! К прислужницам всяких воров у него не было ни капли жалости.

— Сволочи, ненавижу! — заревела Релина, даже не делая попытки подняться.

Однако Марик уже выкинул её из головы. Он вдруг понял, что за агрегат собирал Щепин. Нечто похожее, ну разве что гораздо более прилично сделанное, он видел в руках того негодяя, что стрелял в лорда на границе Гуаньдира. Это был старый, покрытый ржавчиной огнебой, проклятый доктский огнебой! Хотя чего ещё можно ожидать от контрабандиста?

Тем временем Щепин щёлкнул последним замком, сунул в какую-то прорезь крохотный кристалл прайма и… прицелился из своей громыхалки в Марика. Дерьмо старых богов! Лерой даже сам не понял, когда он успел нырнуть вбок, упасть, сделать кувырок и спрятаться за завалом из стульев. Словно всю жизнь только этим и занимался.

А вот Кривой определённо взялся за доктский механизм едва ли не впервые и полностью оправдал своё прозвище. Выстрелив по скачущему Лерою, он взял неверный прицел и влепил огненный сгусток в грудь собственной любовницы. Да ещё намудрил с мощностью, из-за чего вбухал в один заряд столько энергии, что всю верхнюю часть тела несчастной буквально разметало по комнате. Досталось и Марику. Взрывной волной его подняло в воздух и приложило о здоровенный комод. Он лишь чудом ничего себе не сломал.

— Ты чего творишь, сука?! — прохрипел Марик, едва только понял, что жив и относительно здоров.

Но Щепин его не слушал. Воспользовавшись замешательством противника, он ломанулся к выходу и, судя по звукам, благополучно миновал оставленных там бойцов. Взрыв произошёл совсем рядом с дверью, и парням наверняка сильно досталось, а раз так, то встречать драпающих бандитов они были явно не готовы.

Увы, но на этом везение Кривого не закончилось. Звон от бьющегося стекла и возмущённые крики с улицы лучше всяких слов сказали, что бандиту удалось-таки вырваться на улицу. И что-то Марику подсказывало: ему удастся воспользоваться предоставленным шансом.

Это был феерический провал! И ситуацию ни капли не исправляют аж три пленника — последнего телохранителя солдатам всё-таки удалось сбить с ноги, и теперь они с ругательствами крутили ему руки. Целью был Щепин, и вот его-то Лерой как раз и упустил.

— Поаккуратней с ублюдком! Лорд захочет его увидеть, — рявкнул он солдатам, с ужасом представляя, как будет докладывать об итогах операции лорду Лиграну. Спираль Тотоола, какое же дерьмо, а?! Какое всё-таки дерьмо…

 Конец ознакомительного фрагмента

скачать всю книгу >>>

Главы 1-3           Главы 4-6           Главы 7-9