Алексей Волков - Игра по чужим правилам

 
 
 

АЛЕКСЕЙ ВОЛКОВ

ИГРА ПО ЧУЖИМ ПРАВИЛАМ

Пролог

Поляна была вполне обычной, каких много в любом лесу. Трава вперемешку с проплешинами голой земли и участками мха, обрамление из деревьев и кустарников вокруг… Разве что немного выделялся сгнивший пенек почти по центру, но мало ли пеньков встретишь в любой дубраве?

Странное голубоватое сияние рядом с пеньком вспыхнуло неожиданно, разрослось, приняло форму довольно большого цилиндра. Чем-то сияние напоминало дым. Оно не исторгалось, как от какого-нибудь осветительного прибора, а клубилось странным ярким туманом. Картина получалась невероятной, сюрреалистической, только оценить ее было некому. Ни человека, ни зверя, ни птиц. Разве что насекомые, но что они понимают и воспринимают?

Потом из глубины сияния на поляну шагнул высокий усатый мужчина в кольчуге и с мечом в руке. Шлема на мужчине не имелось, и волосы были перехвачены вышитой лентой. Зато имелся небольшой треугольный щит с изображенной на нем птицей. Внимательный взгляд по сторонам. Тонкие губы чуть дрогнули в легкой улыбке. Мужчина двинулся в сторону, затем остановился и повернулся к сиянию лицом.

Прошла, наверное, минута, и тем же странным образом на поляне появился еще один человек. Тоже в кольчуге и при мече, лишь голова у новичка была прикрыта шлемом, а сам он был заметно ниже ростом, не так суров и безус. На щите второго был намалеван зверь неопределенного вида. Следом за ним вышел третий человек Этот был на редкость крупным, с невероятно широкими плечами. Наверно, поэтому из оружия он нес огромную секиру, а щита не имел.

Мужчины постояли в молчании, словно ожидая еще кого-то.

Из сияния появилась высокая черноволосая девушка. Короткая юбка обнажала стройные ноги в высоких сапогах, верх одеяния представлял подобие топика. На поясе висели ножны с узким средней длины мечом и колчан со стрелами. Лук был уже в руках.

За ней на поляну шагнула еще одна девушка, одетая и вооруженная аналогично. Только волосы у новенькой были светлыми, словно для контраста. Зато третий лучник оказался молодым мужчиной В отличие от прочих он был в штанах, а вместо топика носил расстегнутую на груди безрукавку. Наверно, чтобы были лучше видны накачанные мускулы на руках.

Новая тройка встала чуть в стороне от предыдущей.

Опять последовала молчаливая пауза, и вдруг из сияния возник всадник в рыцарском облачении при полном вооружении. К поясу был приторочен ведрообразный шлем-топхельм. Всадник перехватил копье поудобнее, взял шлем в руки, но покрывать им голову не спешил. Надеть нетрудно, да только обзор сразу ухудшится. Конь у наездника был вороной.

И снова, словно по контрасту, следующий всадник был на саврасом скакуне. Сам же наездник был типичным кочевником, с кривой саблей, луком и притороченным к седлу арканом. А вот третья лошадь была белой, только на ней восседал не рыцарь, а девушка с гривой рыжих волос. Соответственно, вместо копья наездница вооружилась луком. Копье — штука тяжеловатая, больше для мужской руки. Но кольчуга на девушке имелась, и меч висел на положенном месте.

Очевидно, она была последней. Сияние поблекло, хотя и не угасло совсем. Попади кто на поляну, обязательно бы заинтересовался аномалией, но просека находилась за деревьями, а многие ли шляются по лесу напролом?

Пришельцы еще постояли, а потом разошлись в разные стороны. Как появлялись — тремя тройками. Никаких слов произнесено не было, словно они понимали друг друга даже в молчании. Лишь в самый последний момент кто-то вскинул в приветствии руку, кто-то просто кивнул, а рыженькая наездница одарила всех ослепительной улыбкой.

Прошелестели кусты, хрустнула сухая ветка, и наступила тишина. Поляна вновь была безлюдной, и, появись на ней кто сейчас, он бы ни за что не поверил в происшедшее недавно чудо явления людей из ниоткуда.

Так ведь чудеса не вечны…

Солнце не баловало. Оно лишь изредка появлялось среди облаков и быстро скрывалось вновь. Ветерок шелестел в листве, нес дополнительную прохладу. Дождя не предвиделось. Ночью наверняка будет холодно, однако пока погода устраивала всех. Жара хороша где-нибудь на морском берегу, когда лежишь на песочке и в любой момент можешь искупаться. А вот для дела сегодняшний вариант предпочтительнее. Меньше пота сойдет.

Стоявшие на обочине лесной дороги четверо парней то и дело скользили взглядами по окрестности. С какой стороны может появиться враг, пока было неведомо. Темные хитры и вполне могут прокрасться между деревьями, чтобы напасть на дозор со спины.

— А это кто? — Аркаша первым заметил двух шедших по дороге девушек.

Обычные платья до земли, накинутые плащи, и никаких знаков Хаоса или Светлых сил. Симпатичные мордашки, особенно — у темной, с большими карими глазами. С такой любой парень не против провести ночь-другую. Жаль, сейчас подобные мысли явно не ко времени.

— Вы кто? — Костя, как старший в дозоре, шагнул навстречу девушкам и картинно положил руку на рукоять меча.

— Гадалки. Вот… — со смехом отозвалась темная. В ее голосе словно переливались колокольчики, и лица парней невольно украсились ответными улыбками.

— Позолоти ручку, яхонтовый! — поддержала вторая, пошире, с кругловатым лицом и с рыжеватыми волосами, выбивающимися из-под капюшона. — Всю правду расскажу, ничего не утаю. Все, что было с тобой и что будет…

— Куда путь держим, красавицы?

— Гуляем, гадаем, людям помогаем. Вот… — улыбка у темной была яркой, словно на небе лишний раз появилось солнце.

— Ну-ну. Много вы людей в лесу найдете, — встрял в разговор Аркаша.

— А сколько ни найдем, всем судьбу предскажем, — подруги словно заранее условились говорить по очереди. — Только ручку позолотите!

— И что же вы предскажете?

— Да все. Удачу, пиковый интерес, дорогу и любовь до гроба, — весело перечислила рыженькая. Платье у нее было золотистым, в отличие от красного у второй гадалки.

— Не с тобой ли? — Аркаша сиял, словно действительно жаждал любви. Немедленно и в ближайших кустах.

— А что, принцессы перевелись? — хитровато улыбнулась рыженькая.

— Может, вы и есть они? Переодетые, чтобы сразу не узнали?

— Ладно, пусть идут, — прервал легкий флирт Костя.

Он прикинул, что девушки одеты в светлые тона и шпионками быть не могут. А пока они тут мило беседуют, настоящие шпионы вполне могут обойти пост лесом. Там дальше, откуда пришли гадалки, тоже располагались свои ребята, и вряд ли они бы пропустили подозрительных девиц. Если что, все равно гадалок задержат на входе в Порт Луен. Да и не полагалось сейчас Косте флиртовать. Он ощущал себя суровым воином, а тут поневоле на губы просится легкая улыбка.

— Спасибо, красавчики! — девушки со смехом проследовали дальше.

Подолы платьев мели то по траве, то по голой земле. Дорога на деле была малохоженой, не очень вытоптанной, да так и к лучшему. Для девушек, конечно. Земля пыльная, если ходить только по ней, тогда платья вообще придется срочно стирать.

Но мысль промелькнула и исчезла. Кого волнуют чужие неудобства?

— А я их знаю, — сообщил еще один из компании, Борис, и поправил на голове не очень гармонирующую с костюмом шляпу. — Иногда встречаемся.

— Правила забыл? — покосился на него Костя.

Борис обиженно замолчал. Но ведь действительно подобные разговоры на игре не приветствовались. Тут многие были знакомы между собой, представляли одну тусовку, только сейчас надо следовать расписанным ролям, а не вести себя, словно на пикнике.

Костя был представительнее прочих. Под тридцать, довольно фигуристый, накачанный темноволосый парень, самоуверенный, из тех, что нравятся женщинам, а ребятам кажутся крутыми. Это не хрупкий Борис, не очень определенный Аркадий или полноватый Дмитрий. Посмотришь — образец воина. Даже бородку отпустил, чтобы больше походить на рыцаря. И клинок у Кости из тексталя, и даже некоторое подобие кольчуги.

— Ух ты! — Аркадий взялся за рукоятку меча.

Из кустов на лесную дорогу выбрались двое. Один повыше с непокрытой головой, второй — в шишаке. Оба в кольчугах, явно настоящих, с мечами у пояса и при небольших треугольных щитах. У высокого на щите была изображена какая-то птица, у низкого — то ли бык, то ли тур.

Это уже явно были враги. И неважно, что дозорные их не помнили во время общего представления. Может, внимания не обратили, может, парочка была одета не так. Все-таки костюм сильно меняет человека и внешне, и внутренне.

— Да… — протянул Дмитрий, первым обнажая оружие. У него и у Кости был тексталевый меч. У двух других — ларповые, позволяющие более рискованно вести поединок.

Кольчужная парочка тоже извлекла клинки. Лица воинов были суровы. Борис невольно коснулся длинного накладного эльфийского уха. Он не смог бы сказать, какая это игра у него по счету, но впервые вдруг неприятно заныло под ложечкой, а руки вспотели. Словно от исхода нынешней стычки действительно зависело нечто важное. Ну, убьют, так ведь не по-настоящему. Да и двое против четверых — у кого больше шансов на победу? Парочке убегать следовало бы, а не лезть напролом против вдвое превосходящего противника. Откуда только взялись эти самоуверенные идиоты? Кто прет в таком числе? Выбыть из роли раньше времени очень хочется?

— Порт Луен! — взревел Костя, первым бросаясь на супостатов.

Была у него черта — в бою он вел себя так, словно все это происходит абсолютно серьезно и он на самом деле герой некой истории. Победоносный, из тех, о которых и слагаются легенды.

Тот, который повыше, принял клинок на щит и в свою очередь попытался рубануть Константина. Щита у дозорного не было, однако он извернулся и в танцевальном обороте увеличил дистанцию на пару метров.

Когда исход боя решается с одного удара? Уже не говоря о том, что Костя бил сравнительно осторожно. Вдруг ударишь чересчур сильно, а клинок все-таки не ларповый, тут уже могут быть весьма болезненные последствия. А кольчуга… Она же не смягчает, не зря лучший доспех для игры — по типу фехтовального.

Сбоку выскочил Аркадий и с ходу обрушил на высокого воина каскад ударов. Он лишь старался не бить по голове, раз противник без шлема, в остальном же ничего страшного не случится.

Высокий умело прикрывался щитом и тоже пытался атаковать в ответ, однако темп у Аркадия был чересчур высок. Рядом уже закипела еще одна схватка — Борис и Димка насели на второго темного сразу вдвоем, правда, немного мешая друг другу.

Зря Аркадий мельком взглянул посмотреть, как там идут дела. Высокому этого мгновения хватило, чтобы опомниться и обрушить свой меч сильнейшим ударом сверху. Дозорный успел отреагировать, выставил в защиту клинок, однако меч противника просто перерубил ларповую безделушку, прошел дальше и врубился Аркадию в плечо.

Боль ударила взрывом. Настоящая, пусть не слишком заточенная сталь проломила кость, впилась в человеческую плоть. Понять ничего этого Аркаша не успел. Он просто потерял сознание от болевого шока и рухнул в траву. Зато остальные дозорные увидели, как брызнула кровь. Лишь осознать подобный факт они сразу не сумели. Не по правилам это. Да, изредка случаются травмы и на игре, однако чтобы так, ударить человека боевым оружием…

Случившееся попросту не укладывалось в головах, и только потому никто из дозора не бросился к приятелю. Но схватка с их стороны прекратилась, и, воспользовавшись этим, более низкий противник четким выпадом вогнал меч Дмитрию в живот. Его клинок тоже оказался настоящим. Бедный парень сложился от боли, зачем-то попытался схватить руками впившуюся сталь, однако убийца ловко дернул оружие обратно, а затем воспользовался наклоненным положением раненого и обрушил клинок на шею.

Голова Дмитрия отделилась от тела. Брызнул фонтан крови. Тело еще держалось секунду, а затем повалилось каким-то ненатуральным обрубком.

Это было уже чересчур. Борис вдруг рванул прочь с дороги, не соображая, ни о чем не думая, наверняка даже не сознавая, чему стал свидетелем. Сознание его полностью отключилось. Да и что тут думать? Тело само знало, что делать, подталкиваемое самым могучим инстинктом на земле. Парень резко вломился в кусты, пронесся по ним могучим кабаном, каким-то чудом избежал столкновения с деревьями, а ноги все несли и несли его непонятно куда. Главное — прочь от страшного места и еще более страшных людей.

В противовес ему, Костя поступил иначе. Какое-то безумие ударило ему в голову, и он, вместо того чтобы бежать, обрушился на первого противника. Меч порхал то с одной стороны, то с другой, и высокий пропустил пару ударов. Разумеется, тексталь — не сталь, только все равно больно, если со всей силы и дури бьет по плечу и боку. Во всяком случае, меч из руки противника выпал, и Костя азартно лупанул врага по неприкрытой голове.

Краем глаза он заметил движение справа от себя, машинально отшатнулся, и предыдущий удар вышел смазанным, не нокаутировал, а лишь слегка оглушил высокого. Но не достиг цели и удар второго противника. Из-за движения Кости клинок чуть скользнул по боку да порвал одежду. Бок чуть ожгло, однако дозорный в запале немедленно переключился на нового врага.

Вновь каскад ударов, только Костя первым не выдержал заданного им же темпа. Противник сумел воспользоваться этим, принял очередной удар на щит и тут же сделал выпад. Парировать Костя элементарно не успел, только отшатнуться, и лезвие лишь чуть коснулось левого плеча. Сразу ожгло, и что-то теплое и липкое побежало по телу. Вдруг явилась мысль, что это кровь, причем не чья-то, своя. Азарт боя резко уступил место страху. Костя понял, что все происходящее — всерьез и его пытаются убить самым натуральным и безжалостным образом. Мгновенно пришла паника. Куда-то девались приобретенные на тренировках навыки, и теперь парень размахивал мечом, совсем как ребенок, широко и бессмысленно. Да он, в сущности, и оставался ребенком, несмотря на прожитые годы. Если не считать необходимости зарабатывать деньги, все в жизни до сих пор было не всерьез. Никаких настоящих трудностей, никаких опасностей, так, детские трагедии в самом худшем случае.

Клинок противника достал Костю еще раз, скользнул по ноге. В ответ Костя взмахнул, попытался ударить хотя бы концом меча, но тексталь вновь встретил на пути щит с нарисованным быком. Да и толку от игрового оружия против настоящего!

Но окончательно добила Константина гнусная ухмылка противника. Тот явно предвкушал победу, и нечего было противопоставить этой самоуверенности. Краем глаза парень заметил, как приподнимается сбитый с ног высокий. Чуть в стороне трепыхался в агонии Аркадий. Он был еще жив, но выживают ли с подобными ранами?

А дальше Костя повернулся и бросился бежать. Раненая нога отозвалась болью, не позволила развить скорости. Но страх гнал прочь, и не было воли остановиться и принять бой вновь.

Отбежать далеко парень не успел. От силы на полдюжины шагов, а затем удар в спину бросил его на землю. В поле зрения возникли чужие сапоги. Костя невольно перевернулся и увидел, как противник двумя руками заносит меч.

— Не надо! Пожалуйста! — голос вышел сдавленным из-за сбитого дыхания.

А в следующий миг меч насквозь пробил тело. Невысокий еще поднажал, словно вообще хотел вогнать оружие по рукоятку, а сам с интересом смотрел на агонию ролевика. Судорожное дерганье ног, гримасы боли на лице, и затем неподвижность.

— Ты как? — убийца с явным трудом выдернул клинок и повернулся к приятелю.

— Нормально. Обойдусь без лечения, — прохрипел тот. — Но ты меня обогнал на одного.

Шагнул к умирающему Димке и одним ударом отделил голову.

— Пустяки. Догонишь еще и перегонишь, — засмеялся низенький. — А вот толстяк наш зря задержался.

— Придет. Такому кабану трудно поспеть вовремя. Кстати, можем немного подождать. Потом ищи его! Заодно пусть позавидует!

Теперь уже засмеялись оба, как полностью довольные содеянным люди.

А что? Победа. Единственный беглец не считается.

Все предусмотрено. Никуда он из леса не денется.

Никуда.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава 1

— Так далась она тебе, отец! — сидевший за рулем «уазика» Евгений, светловолосый, усатый мужчина плотной комплекции, покосился на соседа. Сказано было добродушно, не столько в порядке возражения, сколько для разговора. Скучно же просто сидеть в тишине! — Лучше махнули бы прямиком на озеро, искупались бы, пивка не спеша попили перед вечерним клевом. Раз уж на кабана идти только послезавтра.

— Не уйдет твое озеро, — улыбнулся Андрей. — Оно по определению ходить не может.

Он тоже был светловолос, только в дополнение к усам носил еще небольшую бородку и отличался худощавостью. Наверно, за счет этого мужчина выглядел помоложе спутников, хотя на самом деле все обстояло с точностью до наоборот.

— А вдруг? — подал голос с заднего сиденья Юра. Тоже с бородой, наполовину черной, наполовину седой, сам крупный, тяжелый, смахивающий на откормленного медведя. — Даст деру, и останемся без ушицы!

— Очень ты ешь рыбу!

— Я — добытчик, а не потребитель! — объявил Юрий. Наверно, от некоторого переизбытка веса говорил он с легкой одышкой. — Сколько переловил, а есть не люблю. Эх, какая рыбалка была у нас на Урале!

— На Дальнем Востоке не хуже, — вздохнул Андрей. — Просто этим делом я люблю заниматься с динамитом или сетью. Ловить так ловить!

— Так ничего ты не понимаешь! — вскинулся Женя. — Это же такой кайф — с обычным спиннингом, да при хорошем клеве!

— А я как раз тот самый потребитель. Но только в этом плане, — Андрей улыбнулся вновь. — Хотя рыбку предпочитаю больше морскую. Или — комбинированную. Лосося, например. Как вспомню Амур во время нереста…

Сразу чувствовалось, люди собрались бывалые, да и легкая пикировка была для них привычной манерой общения.

— А мне там побывать довелось лишь раз, — Женя явно сожалел об упущении. Но и далекий край того стоил. — В последнее время так все по Европе.

— По Европе скучно. Пару городков посмотришь, остальные все равно похожи. Да и народ там сплошь из пидоров, — Андрей даже демонстративно зевнул. — Вот уж где надоело! Или это я такой патриот? Ладно, хоть не идиот. Хотя бываю похожим. Скоро поворот, не пропусти.

— Так пропущу — вернемся, — отмахнулся Женя. — Нам отмахать полста — раз плюнуть. Не так ли, отцы?

— Какой же русский в глубине души не мнит себя Сусаниным? — с чувством поддержал Андрей. — Только помни: нам еще до твоего озера добраться надо. И обустроиться там засветло.

— Так до озера этого двадцати километров не наберется.

— А до кабана?

— Кабан чуть дальше. Матерая зверюга!

— Давненько я на кабана не ходил. С Дальнего Востока. Там браконьерничали, бывало, — признался Андрей. — Это без малого чуть не тридцатник прошел. Кому-то целая жизнь.

Но старым он не выглядел. Разве что шея выдавала прожитые годы. Предательница.

Вопрос же, являются ли прожитые года нашим богатством, остается спорным…

— И еще пехом плестись! — грузному Юрию хождение давалось труднее всех. Другие приятели шли просекой бодро. Андрей по привычке курил, Женя шел так Чего не идти, если даже не отягощен грузом, а кругом указатели натыканы настолько часто, что даже современный городской парень не заблудится!

— А как же ты на кабана собрался, отец? — посмеиваясь, осведомился Женя. — Там идти еще дальше придется. Да не с такими удобствами. Или кабан — святое?

— Но там хоть по делу. А здесь могли бы Андрея одного отпустить, а сами подождать часок-другой.

— Или сутки-другие, — подмигнул Женя. — Нет, на такие дела его одного отпускать нельзя. Загуляет, променяв нас на бабу, да и сорвет все мероприятие. Будет тогда нам и кабан, и ушица. Потому только строгий контроль.

— Не путать с контрольным выстрелом, — привычно пробурчал виновник похода.

— Да что мы, совсем звери? Только наполовину. А на другую — вполне нормальные люди.

— Рыбкам расскажи. Хотя из всех земноходящих страшнее человека для них нет. А еще изобретательнее. Медведь разве что лапой ловит, а коты есть любят, но от воды держатся подальше, — Андрей на ходу затушил бычок о ближайший ствол. Удостоверился, что проделал процедуру на совесть, и лишь тогда отбросил окурок в сторону.

По случаю предстоящей охоты вся троица была в разномастном летнем камуфляже. Женя — в берцах, остальные — в кроссовках. Дождей синоптики не обещали, можно позволить себе легкую обувь. Не тащить же лишние шмотки! Машина вместит многое, да только смысл? Когда поживешь на свете, поневоле относишься к одежде с некоторым пофигизмом. Была бы практичной, а остальное неважно.

— Далеко хоть? — осведомился Юрий.

— Откуда я знаю? Вряд ли. Они же на себе все таскают, не то что мы, грешные. Выбирают местечко, где посторонние не шастают, и веселятся там, словно дети. Думаю, где-то здесь.

— Дети и есть, — с высоты возраста и опыта изрек Юрий. — Их бы разок в горы, да с полной выкладкой, а там посмотрели бы на желание поиграть. Вот вам бы хотелось?

— Мы в свое время наигрались, — ответил Андрей. — В гораздо более интересные игры. Разведка на тактическую глубину обороны, рота в наступлении, рота в обороне. Уже не говорю о прочесывании кишлаков, о сопровождении колонн, а еще — засады, обходы… На фига эльфа из себя изображать?

Сказано было крепче, так ведь женщин вокруг не имелось.

— Как бы эти эльфы машину не вскрыли!

— Женя, ты же видел, какие крутые тачки у них на стоянке!

— Та стоянка охраняется, а мы свою где поставили? И потом, не забывай про наш груз. Такое стибрят, а потом…

— Мы же быстро вернемся, — примиряюще сказал Андрей.

— Смотри, коняшки! — Женя кивнул в сторону. Там, среди просвета между деревьями, промелькнул всадник А может, и всадница. Все произошло настолько быстро, что толком не разглядеть. Затем там же показался еще один, а следом — третий. В чем-то средневековом, один с длинным копьем и в ведрообразном шлеме. Натуральный карнавал.

Друзья невольно ожидали появления новых наездников, однако их ожидания оказались обманутыми.

— Ничего себе! Даже кавалерия имеется! — все-таки присвистнул Женя.

— А что конь? Зато единорогов явно не будет, — Андрей извлек очередную сигарету.

— Почему?

— Да ездить на них некому. По легенде они только девственниц к себе подпускают. А где их в здешней толпе найти?

— И не в здешней тоже, — добавил Юра.

— Может, и имеются где-нибудь. — На свет явилась зажигалка. Обычная, одноразовая. — В младших классах школы или в детском саду. Просто на игры собираются сексуально успешные, со всеми вытекающими последствиями.

— Может, социально?

— А что такое для нашего пола успех? Главное мерило — количество самок, которых можешь покрыть. Значит, что социально, что сексуально по большой части один хрен.

— И это говорит человек, разыскивающий девушку! — вздохнул Женя. — Хотя, отец, ты всегда был пошляком.

— Пошляк — всего лишь человек, называющий вещи своими именами, — парировал Андрей. — Да и как еще выражаться старому гусару?

— Сексуальные ролевые игры — это здорово! Я тоже поучаствовать хочу! — немедленно объявил Женя.

— Дамы исполняют роль кавалеров, а кавалеры — роль дам-с, — немедленно дополнил Юра.

— Младший сержант Константинов, рядовой Екишев! Гусары, молчать! Помните о субординации! — внезапно командным тоном рявкнул Андрей.

Уловка сработала. В первое мгновение Женя и Юра едва не вытянулись и лишь потом дружно покачали головами.

— Да ладно тебе, — Женя улыбнулся. — Ты бы, ротный, лучше сразу сказал, что тут девицы водятся. На блесну клюют вряд ли, так я бы ради такого случая медальки нацепил.

— Не нужны, Женя, нынешним наши медальки. И ордена наши не нужны. Они клюют только на деньги. Какие времена, такая и наживка, — Андрей тем же способом затушил окурок. — Кстати, господа гусары, мы вроде пришли.

Впереди на большой лесной поляне и вправду собиралась толпа. Все молодые, парни и девушки вперемешку, одетые в разнообразные одежды, напоминающие некий карнавал. Многие пытались выдать себя за чудовищ, кое-кто был вообще ни на кого не похож, некоторые из женщин нарядились, словно с картинки фэнтезийной книги, разве что лифчики у них были не бронированными. Зато другие были в нормальных платьях, этакой стилизации под Средневековье. Сразу возникал вопрос: насколько такой наряд удобен в лесу с его чащобами и буреломами. Да хоть с обычным кустарником, который так и норовит вцепиться в длинный подол. Жизнь состоит из множества мелочей и неудобств, и красивое на картинке весьма часто не блещет практичностью.

— Так, а коняшки где? — Женя вертел головой по сторонам.

Лошадей видно не было.

— Ездят где-нибудь. Видишь, народ только подтягивается. Пока лагеря обустроили, пока вещи закинули, пока переоделись… Игра еще не началась. Наверное.

На деле Андрей был ни в чем не уверен. Просто подобное предположение показалось ему самым логичным.

— Ладно, ребята. Подождите. Я недолго. Вы, главное, не теряйтесь. Лишь перекинусь парой слов, и назад.

— Ага. Лорд велел передать, что если сможет, то не придет, — глядя вслед, пробормотал Юра.

— А ты завидуешь?

— Чему? Жалко просто ротного. Отличный мужик, и такое… Ты посмотри, каким он стал. Это при нас держится, а на деле…

Глава 2

— На ручки хочу! Вот… — Диана придвинулась к Дмитрию, но парень немедленно отодвинулся.

Не хватало еще! Всяким интимностям лучше предаваться в комфортных условиях от всех подальше Девушка тоже разделяла подобные воззрения и таким образом просто старалась намекнуть об особых отношениях.

Может, ей и хотелось ласки, да одновременно хотелось и обычных полупраздничных забав. Это она подбила поехать на игру. Пусть Астальдо тоже был старым ролевиком, намного более активным и опытным, чем подруга, вечным исполнителем первых ролей, но не всегда же тянет в лес. Конец августа, осень не за горами, достаточно прохладно, и вообще, других дел полно. Надо деньги зарабатывать.

Если честно, девушка вообще стала ему надоедать. Недавно она казалась намного лучше предыдущей, но то и дело стали всплывать какие-то требования узаконить отношения или хотя бы быть вместе постоянно… На фига? Одному спокойнее, а так вечные проблемы, желания, необходимость постоянно обращать внимание, да еще проявлять активность в постели… Если ему и хочется, то другую. А трахать вечно одну и ту же?! Да еще с ежедневным выслушиванием женских глупостей!

Вроде красивая, с большими карими глазами, черноволосая, высокая, а надоела… Казавшаяся раньше бесподобной фигура теперь воспринимается полноватой, ласки стали казаться однообразными, да еще манера вечно выкладывать собственные проблемы и в ответ ждать откровенности… Палец порезал — устроила трагедию, словно получил смертельную рану. Избави Бог от такой заботы! Уже не говоря о ее склонности к простудам. Не зря под красным платьем напялено столько — и термобелье, и джинсы, и пара свитеров, несмотря на погоду Не сказать ведь, что холодно. Пусть не жарко, так, довольно приятная пора для игры. Однако девушка вечно умудрялась поймать болезнь, а потом о ней приходилось заботиться. Ну, или делать вид, что заботишься.

Начало романа было бурным и весьма приятным. Диана как раз порвала со своим парнем, кстати, тоже сейчас участвовавшим в игре, но с темной стороны, страдала и остро нуждалась в утешении. Дмитрию, в свою очередь, надоела предыдущая подруга, несколько полноватая, к тому же их отношения длились больше двух лет и полностью себя исчерпали.

Отношения с Дианой, по его мнению, тоже шли к концу, хотя и начались недавно. Но когда ты трахаешь женщину в ее квартире и вдруг в дверь звонят ее родичи, требуют впустить, угрожая в противном случае вызвать МЧС, то вся любовь куда-то улетучивается.

— Вечно ты не можешь настроиться, — пробурчал Дмитрий.

До начала игры оставалось немного, и другие уже успели вжиться в грядущие роли. Или вживались в них. Астальдо тоже облачился в костюм светлого рыцаря. У него, одного из немногих, имелась почти настоящая кольчуга, а в придачу к ней — полузакрытый шлем, почти скрывающий лицо. Пусть реально кольчуга была полегче подлинной, но ведь не сталью ее пытались прорубить, а ларпом или тексталем. Меч на боку, щит — полный комплект вооружения.

Пора уже идти на парад, с которого все и начнется. Нет уже никакого Дмитрия, есть славный и доблестный рыцарь Астальдо. Который нигде не пересечется с гадалками и будет играть на другой стороне. К немалому тайному облегчению парня.

Теперь девушка отодвинулась сама, всем видом демонстрируя обиду.

Вот так она всегда! Вечно требует, а потом обижается, не получая желаемого!

Надоела!..

 

Рагана передвигалась с грацией кошки. Короткая черная юбка, черный топик, высокие черные сапоги, черные волосы, грим, навеянный ужастиками… Прямой хват клинка правой рукой, обратный — другого клинка левой. Этакое воплощение киношного злодейства.

Противник был вооружен лишь одним мечом. Клинки были ларповыми, гибкими, максимум угрожающими небольшими синяками. Да и то лишь потому, что девушка была одета легко. Занимаясь реконструкцией, она привыкла к настоящему оружию и нынешнюю схватку воспринимала в качестве забавы. Легкой разминки перед игрой.

Приплясывающий перед ней Уриэль был одет посерьезнее и встречи с ларпом мог вообще не опасаться. Он считался крутым фехтовальщиком и тоже в данный момент всего лишь разминался перед грядущими боевками.

Вначале ему казалось, что он одолеет Рагану в две минуты. Теперь пришла пора сомнений. Защиту девушки пробить не удалось. Более того, самому порою трудно было парировать ее удары. Действительно, кошка, ловкая, проворная, с которой очень нелегко сладить.

Со стороны казалось, будто противники не столько дерутся, сколько медленно танцуют, перемещаясь по кругу. Это только со стороны. Оба пытались воздействовать в первую очередь психологически и лишь затем подгадать момент и решить судьбу поединка одним ловким ударом. Раз уж первоначальные атаки пропали втуне.

Зрителей практически не было. Собравшийся потусоваться народ переодевался, обустраивался или выслушивал наставления от мастеров игры в своих локациях. Лишь несколько парней и девушек остановились посмотреть на забаву. Уриэля многие хорошо знали, Рагана же появлялась редко, в основном забавляясь с реконструкторами где-то под Питером.

Удар. Парирование левым клинком, неожиданно стремительный ответный удар правым. Ларп коснулся шеи Уриэдя. Все. Победа. Условное убиение.

— Ну, ты даешь! — с обидой произнес парень. Ему хотелось наброситься на победительницу, измочалить ее клинком так, чтобы синяки долго не сходили, однако приходилось держать себя в руках. Просто обидно было потерпеть поражение от девушки. Особенно когда мнишь себя крутым и привык ловить восхищенные взгляды партнерш по игре.

— Ты тоже держался хорошо, — ответила Рагана.

Она чуть покосилась на правую руку, где в самом начале клинок противника поставил небольшой синяк.

Но почему синяки и шрамы считаются украшением только мужчин? Рагана считала себя пацанкой и не признавала поблажек. Равноправие на дворе! Кто-то хочет доказать обратное?

 

Город светлых мог считаться городом лишь в богатом воображении ролевиков. Ряды палаток и сколоченных из досок сараев изображали улицы, харчевни, лавки и прочее, без чего не обходится средневековое поселение. Сплошная условность, этакая театральная декорация, но разве игра не сродни театру? Только зрителей нет, одни участники, и результат заранее неизвестен.

В глазах собравшихся Порт Луен был прекрасен. Старые здания, мощные крепостные стены, мощенные булыжниками улочки… Главное, отвлечься, погрузиться в игру, и тогда многое кажется иным, более прекрасным, чем на деле. Так воображают мир дети Деревяшка становится грозным мечом, игрушечный автомат обретает свойства настоящего, велосипед превращается в танк..

Впрочем, современные дети гораздо чаще предаются иным забавам, компьютерным, и поэтому можно предположить, что собравшиеся здесь парни и девушки просто недоиграли в подвижные игры. Да и взросление отодвинулось. В тридцать лет все еще парень, а не столь давно мужчинами становились во времена службы в армии где-то в районе двадцати. Но разве настоящие отпрыски служат? Там же тяжело, ни мамы, ни папы рядом, и вообще, терять год жизни, когда можно оттягиваться со вкусом, нет никакого резона.

Здесь собралась молодежь успешная, неплохо зарабатывающая. Одежда, бутафорское оружие, наконец, взносы на игру простому человеку не по карману. Ролевые забавы давно уже существуют не для тех, кто работает, а для тех, кто зарабатывает.

— Чему я вас учил, помните? — спросил у группы игроков мастер по боевке Володя. Несмотря на полноту и возраст, он сохранял подвижность прирожденного воина. Исторический фехтовальщик, преподаватель единоборств, человек с богатым прошлым, он смотрел на собравшихся, как на малых детей. В бороде Володи виднелась редкая пока седина. — Особенно это касается лучников. Наконечник хоть и резиновый, но глаз кому-нибудь может выбить на раз. Потому не увлекайтесь.

«Хотя эти особо в раж не впадут, — подумалось инструктору. — Кишка у них тонковата. Офисный планктон, чего от них ждать? Короткая поездка на природу им кажется небывалым приключением, да еще сопряженным с гигантскими трудностями. А всех трудностей: дотащиться до полигона да провести несколько ночей в палатке. И практически никаких опасностей, разве по собственной неосторожности, так ведь и дома можно сломать ногу, скажем, налетев в темноте на стул. Знали бы они, как бывает на самом деле, когда учения длятся неделями. А уж не учения, а настоящее…»

Ему кивали с уважением. Авторитет мастера по боевке был высок Он умел то, чего не умели остальные. Многие учились у него, а вот превзойти не сумел никто. Даже не чисто технически — для победы в схватке прежде всего требуется душа воина.

— Тогда всем удачи, — Володя повернулся и зашагал в другую локацию.

Здесь все понарошку, даже враги. И многие из них учились у того же Володи.

…Для Сергея никаким авторитетом мастер по боевке не являлся. Просто потому, что парень считал себя очень крутым и был авторитетом себе сам. Это же мнение о тридцатилетнем юноше разделялось многими другими пацанами и девушками.

Настоящей кольчуги у парня не имелось, так, подобие бутафорских доспехов, но в таких нарядах выступало большинство. Высокий длинноволосый нуменорский рыцарь Сианур в любом наряде пользовался успехом у противоположного пола. А теперь, после того как сумел разорвать многолетнюю связь с Дианой, — и подавно.

Жаль, пришлось взять на игру новую даму сердца, проще говоря, сожительницу, или, как сейчас принято, гражданскую жену. Но ведь эта хорошая женщина не устраивает бурных сцен, как предыдущая, да и о законном браке ничего не говорит, и потому с ней спокойно. Пока спокойно, а о будущем думать не стоит.

В отличие от многих проходных персонажей, Сергей обычно играл одну из ключевых фигур. Так было и теперь. Быть одним из многих он не хотел. Благородный рыцарь, пусть темный, но так даже веселее. Не любил Сианур пафоса добрых сил. Лучше быть закоренелым злодеем, не чуждым толики благородства. Он уже потихоньку отрешался от обычных дел, все больше и больше вживаясь в избранного героя. Сейчас посторонние вещи еще доходили до сознания, однако совсем скоро палаточный городок превратится в мрачный город Средневековья, друзья и приятели из менеджеров станут кто орком, кто обычным воином, а кто и боевым магом, и так на все время до финала. Главное — уметь отрешаться от повседневного, полностью отождествить себя с суровым и смелым мужчиной. Ведь каждому хочется побыть настоящим героем, да только где им стать, как не на игре? Не на войну же отправляться! Нашли дурака!

Он и мобильник отключил. Всегда найдется знакомый придурок, который умудрится позвонить в самый ответственный момент и обломает весь кайф. Нет, жизнь персонажа надо прожить полностью с максимальной достоверностью. Лето заканчивается, вторая половина августа, и больше полевых игр в этом году не предвидится. А в городских удовольствие не то. Вообще детская забава. Поэтому надо ловить последний момент.

Дианка тоже выступала за темных, и бывшим любовникам наверняка предстояло пересечься, но подумаешь! Никакой неловкости Сергей не испытывал и считал девушку своим лучшим другом. Пожили, теперь можно спокойно дружить. Какие претензии? И вообще, он здесь не один.

— Сфоткай нас, — Сианур кивнул Владу, который как раз азартно танцевал неподалеку с какой-то незнакомой девицей. — Лена, иди сюда.

Потом будут фотографировать много, в самые разные моменты, и рассматривать подобные запечатленные мгновения здорово, но надо же иметь хотя бы один снимок просто со своей женщиной.

Лена, с темными прямыми волосами, в идущем ей синем платье, подошла, положила ладони на кольчугу, да так и застыла рядом с верным рыцарем.

Последний снимок на память.

А ведь действительно последний…

Глава 3

Сердце екнуло в груди, как в почти забытой юности. Или правду говорит народная поговорка про седину в бороде и беса в ребре? Это же смешно, учитывая разницу в возрасте. Она ему в дочери годится С ее точки зрения, он наверняка глубокий старик. У молодых на уме забавы, удовольствия. Даже увлечения совсем иные. Если подумать, разница поколений — безжалостная штука. Все разное, и взгляды, и вкусы, и система ценностей. Хотя Андрею казалось, что он готов даже что-то поменять в себе и в привычном образе жизни, лишь бы хоть иногда быть рядом с нею.

И тут же накатывало сомнение. Первая эйфория схлынет, а ведь с возрастом от привычек избавиться трудно. В последнее время даже личное пространство выросло настолько, что раздражает, когда ночью в постели к тебе прижимается какая-то особа женского пола. Правда, никаких чувств к мимолетным любовницам Андрей не испытывал. Так, кратковременную и не слишком сильную страсть, а вот стоило ее утолить, не оставалось ничего, и мужчина сразу собирался домой, чтобы спокойно спать в одиночестве.

Вдруг тут произойдет то же самое? Или нет? К чему от себя скрывать, с этой девушкой хочется быть рядом постоянно, днем ли, ночью, гулять с нею по улицам, сидеть в кафе, заглядывать в бездонные глаза… На руках носить. Когда он в последний раз нес на руках женщину? И не вспомнить… Да и не было в том действе любви, одна вежливость.

— Диана!

Девушка обернулась. Черные вьющиеся волосы густой волной обрамляли прелестное лицо. Губы приоткрылись в улыбке. Рядом стояла какая-то подруга, пониже ростом, пошире телом, в желтом платье, и Диана сказала ей легко угадываемое.

— Подожди минуточку.

— Здравствуй!

Ни объятий, ни рукопожатий, застыли друг напротив друга, и все.

— Ты как здесь? Тоже решил принять участие?

А красное платье ей идет. Кажется, он впервые видит ее в этом платье. Да и сколько было тех встреч? Три, и каждый раз все ограничивалось короткой прогулкой. Остальное общение — лишь переписка в Сети. Иногда весьма душевная, порою — холодная. Только ничего поделать с собой нельзя.

— Ты же знаешь: я не игрок Мне больше нравится жить настоящей жизнью, а не воображать себя невесть кем. С друзьями проезжали мимо, вот и вспомнилось, что ты где-то здесь. Захотелось увидеть на минуточку.

— А я подумала… — после первой улыбки девушка стала грустной, будто что-то ее огорчило. — Знаешь, у нас посторонние не приветствуются. Вот. Пока игра не началась, еще так себе, но до начала осталось…

— Мы скоро уедем. Друзья подбили отправиться на природу. Чуть подальше. Сначала на какое-то озеро, затем — в лес, на охоту. Может, встретимся потом? Я постараюсь вырваться в Москву через недельку-другую. Очень хочется тебя увидеть без этой суеты…

— Не знаю, — Диана то и дело посматривала по сторонам.

Вообще-то все верно. Куча знакомых и приятелей, каждый заинтересуется, с кем она беседовала? Откуда взялся немолодой мужчина, в их глазах едва ли не старик? Пойдут нежелательные слухи и сплетни. Зря он приехал. Вокруг одна молодежь, а у них свои представления о жизни.

— Тебе идет платье.

— Спасибо.

«И это называется разговором! Вот уж действительно, помрачение разума!»

— Так как насчет встречи, Богиня охоты?

— Я постараюсь, но обещать ничего не могу. Я же говорила: у меня три работы. И с родственниками иногда побыть надо. Понимаешь, времени совсем нет. Совершенно. Вот. Мечтаю просто выспаться. Если буду свободной, тогда пересечемся. И запомни: я не богиня, а самая обычная пацанка. Ты просто все выдумываешь. Вот…

От Дианы исходил холодок Странно, вроде бы в первый момент обрадовалась. Но кто их поймет? Вернее, понимать женщину не столь сложно, однако лишь ту, с которой находишься рядом некоторое время.

— Буду надеяться. Желаю повеселиться! — что еще остается сказать в подобном случае? Соблюсти мину при отвратительной игре.

Сейчас бы не на кабана, а на медведя, да с голыми руками!

Андрей машинально щелкнул каблуками. Тоже вредная привычка от старых времен и первой профессии. Уж в этом мужчина меняться не собирался.

Девушка все-таки подала ему руку, и Андрей на секунду коснулся губами тыльной стороны ладони.

— Я постараюсь найти время. Пиши.

— Честь имею! — еще один щелчок.

Ладно, пусть будет рыбалка сегодня вечером и охота послезавтра. Раз Женя подсуетился ради старых приятелей и даже достал ружья.

Только сердце остается здесь. И больно в груди так, что хочется выть. По-волчьи, тоскливо и протяжно.

 

Худощавый юноша был облачен в рыжевато-желтый камзол. Голову венчала шляпа. Под камзолом, поверх жилета, имелось нечто вроде патронташа со скляночками.

— А это зачем? — спросил Юра.

— Я — охотник на ведьм. По игре. В миру я художник. Озеров. Вряд ли вы слыхали. А здесь выбрал такую профессию, — словоохотливо поведал парень. — Понимаете, зато я свободный человек, не то что простые солдаты. Могу идти куда вздумается. Все меня боятся. Я ведь олицетворяю могущественную касту. Буду сам по себе. Знаете, как это здорово? У меня даже пистолет есть.

Он извлек откуда-то из кармана подобие дульнозарядного изделия времен Пушкина и декабристов. Разумеется, не настоящий. Но боевое оружие запрещено. Порохом пыхнуть или его слабеньким аналогом — вот и условный выстрел.

Юра качнул головой. Детский сад. Вслух говорить ничего не стал, раз приперлись в чужой монастырь, да и пусть сходят с ума, как хотят.

— Так тут и ведьмы имеются? — уточнил стоявший рядом Женя и сразу поправился: — Хотя ведьмы есть всегда.

— Но здесь особенно вредные. И чтобы победили силы Света, надо обязательно от них избавиться.

В стороне как раз проходила большая группа жутких существ. Одни — синие, другие — зеленые, словно с вечеринки, посвященной хэллоуину. Нечисть при полном параде, или набор плохишей в выходных костюмах.

— А с этими справишься?

— Для борьбы с этими у нас есть солдаты, рыцари, прочие герои. А моя специализация — ведьмы, — художник пошел прочь старательной походкой, которая ему самому наверняка казалась элегантной.

— На пидора похож, — высказал свое мнение Женя.

— Может, он и есть. Среди людей искусства их всегда хватало, — согласился Юра. — Пофиг. Лишь бы к моей заднице не лез. Да и мы сейчас отсюда смотаемся. Вон ротный уже идет. Кажется, у него что-то не заладилось. И улыбается, а ведь на деле ему явно невесело.

— Ничего. Мы его мигом в чувство приведем. Рыбалка, костерок, водочка… Мигом все печали пройдут.

— Одно похмелье останется.

— Ерунда. На утро имеется пиво.

— А как на охоту пойдем? С бодуна?

— Да какой бодун? Мы по чуть-чуть.

— О чем разговор, господа гусары? — по дороге Андрей привычно принял бодрый вид. На людях излучать уверенность, и кому какое дело, какими бывают глаза, когда остаешься один?

— Так о бабах, конечно же, отец! — буркнул Женя. — Вон сколько молоденьких ведьмочек в округе! Хоть забирай с собой.

— Как дела, ротный?

— Все нормально. Поехали, — Андрей привычно извлек сигарету.

Вокруг не курили. Может, в роль входили, может, здоровый образ жизни вели. Какая, в сущности, разница?

— Поехали так поехали, — Женя бросил последний взгляд на собирающуюся толпу. — Там на озере под вечер такой клев, закачаетесь!

— Это что? Вот у нас, на Урале… — привычно начал Юра, и фразу немедленно подхватил Андрей:

— А на Дальнем Востоке…

— Что за дьявол? — Женя чуть помолчал и добавил парочку абсолютно непечатных фраз.

Было с чего. «Уазик» проехал немного, а потом словно уперся в стену. Еще хорошо, что в лесу Женя не газовал и ехал тихо.

Сейчас водитель лихорадочно переключал передачи, разок чуть сдал назад, но эффект повторился снова. Толчок, пассажиров чуть бросает вперед, а машина застывает на месте, бессильная двинуться дальше.

— Сейчас мы с разгона!

— Погоди! — Андрей открыл дверцу и выскочил наружу. — С разгона еще хужее будет. Может быть. Разобраться надо.

Первым делом он заглянул под колеса. Вдруг там обнаружится не замеченное из кабины препятствие? Трудно вообразить хренотень, способную задержать армейский вездеход, однако, если сесть на оси… На обе сразу и притом иметь возможность дать задний ход…

Фантастика какая-то!

Но под колесами ничего не имелось. Обычная, едва наезженная колея. Автостоянка для игроков находилась чуть подальше, друзья просто заехали на машине поглубже в лес, чтобы меньше пилить пешком. Но если заехали, значит, можно и выехать. Дождей в последние дни не было, почва нормальная…

Какого хрена?!

— Может, подтолкнуть? — Юра тоже вышел наружу.

— Она не застряла. Женя, давай еще!

Мотор взвыл, колеса крутанулись, однако машина даже не тронулась с места. Словно упиралась в некую невидимую стену.

Андрей шагнул вперед и тоже вдруг ощутил преграду. Чувство было такое, будто впереди возникло нечто чрезвычайно прочное, наподобие каменной стены. Мужчина даже потрогал руками, раз уж глазам доверять стало невозможно.

Никаких каменных шероховатостей. Сплошная преграда. Шаг в сторону, другой…

Друзья с интересом смотрели на его поведение. Идет нормальный человек боком, да еще с выставленными руками, словно решил ощупать воздух.

— Ты чего?

— Странные вещи творятся здесь, господа гусары, — Андрей остановился и закурил. — Если подумать, в фантастике многократно описывалось подобное. А вот наяву слышать не доводилось. Даже в Интернете. Но на пустом месте ничего не возникает, а шила в мешке не утаишь.

— Ты о чем?

— А вы попробуйте сами. Я бы назвал это силовым полем, раз уж подобное название попадалось частенько. Как всякие гравитоны, звездолеты и прочие орки с гоблинами.

Мужчины, в силу возраста, относились к поколению читающему или хотя бы читавшему. Поэтому любому чуду они легко находили аналогии. Даже если это ничего толком не объясняло и объяснить не могло. Но, справедливости ради, писателей-фантастов тоже не останавливала научная подоплека. Что же требовать от людей, учеными не являющимися? Не физики, да и вряд ли физик был бы в состоянии с ходу выдвинуть подходящую теорию.

— Интересно, это забор или купол? — Андрей курил с невозмутимым видом и посматривал на попытки друзей пощупать то, что увидеть было нельзя.

— А есть разница? — спросил Женя.

— Практической — нет. Вертушки под рукой все равно не имеется. Но по любой логике тянуться он обязан далеко. Вряд ли это щит на проселочной дороге.

— Кто эту бяку поставил, тебя не интересует? — Юре надоело идти вдоль преграды, и он предпочел вернуться.

— Интересует. Подписки мы не давали. Только это уже другой вопрос. Не ролевики же решили оградить полигон! Да и один полигон ли? Не представляю, как с нынешними технологиями запустить такую штуку? Пусть не в курсе секретных разработок, но все-таки…

— А вдруг? Решили испытать в безлюдном месте, а тут игра…

— Сомневаюсь. Не доросли-с. Да и что толку гадать при недостатке данных? Вопрос в другом. На месте оставаться глупо. Может, поле исчезнет, может, нет. Тут главное — оно непрерывно, или где-то имеется лазейка? Кстати, — Андрей извлек телефон. — Зоны нет. Как я и думал.

— А может, мы вообще перенеслись? — улыбнулся Юра. — Самый заурядный провал во времени или пространстве. И теперь мы обычные попаданцы в непонятно куда. Предполагать так предполагать.

— Эй, отцы! — вдруг встрепенулся Женя. — А как же кабан? — И совсем уже убитым тоном добавил: — И рыбалка?..

Глава 4

Главное на игре — это хорошо оттянуться.

Охотник за ведьмами пробирался узенькой лесной тропинкой. Обычными дорогами пользуются многие, а он предпочитал обделывать свои дела при минимуме свидетелей. С толпой ведьм было бы сложно совладать даже ему. Для разминки лучше встретить объект охоты в одиночку, победить, а потом можно уже переходить на ее подруг. Не все же сразу! Игра только началась, основные действия еще не грянули, и пока противоборствующие силы сосредоточены в своих локациях. По округе шарятся исключительно разведчики и всевозможные искатели приключений. Ну и бродячие маги, разумеется. Им по роду деятельности не положено сидеть на одном месте. А поскольку ведьмы — это, в общем-то, те же маги, то наверняка какая-нибудь из них пустилась в путь. Травки волшебные собирать, к лиходейству готовиться…

Иными словами, ведьмы сейчас обязаны бродить глухоманью, не особо утруждая себя дорогами. Если бы еще знать где? Лес да лес кругом…

Пока охотнику попадались исключительно грибы. Да где-то стучал упорный дятел. Грибы сейчас его не интересовали. Нет, в иное время приятно найти их побольше и торжественно принести домой. Но если вместо дома палатка, а ходить еще долго… Смешно выглядит охотник, несущий грибы.

Дятла, напротив, увидеть хотелось. Но затаился, гад, хотя и выдавал себя стуком. А тут едва видимая тропинка вообще исчезла, уперлась в непроходимый ельник, словно проложившие ее люди или звери были отменными шутниками, и пришлось решать, куда идти дальше. Какая разница?

Охотник повернул направо. Через полсотни шагов в просветах между деревьями показалась лесная дорога. Можно сориентироваться, понять, куда вообще забрел. Парень, признаться, немного заблудился и теперь довольно смутно представлял, в какой части леса находится. Опять-таки, вдруг удастся кого-нибудь увидеть. Какое это приключение, если бредешь, а вокруг вообще ни души?

Он увидел. Только не сразу осознал, что именно. Нечто непонятное валялось чуть подальше. Какая-то груда тряпок, словно устроители игры решили разместить здесь несколько чучел, только не поставили их на страх и потеху прохожим, а бросили на обочину. Да упасть они могли и сами…

Охотник с интересом направился туда.

Интерес он проклял буквально через полминуты.

Это была уже не шутка. Три тела валялись на земле, неподалеку от каждого лежала отрубленная голова, а трава вокруг была обильно закрашена кровью. Повсюду роились мухи. Откуда их столько взялось?

Или все-таки муляжи людей? Кто-то из мастеров решил оттянуться по полной и не поленился заказать и манекены, и какую-то темную жидкость. Наверно, красную, да беда Озерова заключалась в том, что он был дальтоником. Он и картины раскрашивал наугад, а все ляпы оправдывал банальным: «Я так вижу».

Охотник подошел вплотную, нагнулся…

В следующий миг ему стало плохо. На обочине действительно валялись обезглавленные трупы парней. Три трупа на некотором расстоянии один от другого. Кровь уже немного подсохла, не лилась из ран. Или она и не должна литься из мертвого тела? Охотник толком не знал. Он привык к ситуации, когда смерть приходит понарошку. Нет, разумеется, доводилось бывать на похоронах. Однако там главными персонажами были люди пожилые, померли они своей смертью, а в гробах лежали прибранные и аккуратные. На игре же «умирающие» картинно падали, чтобы затем неизбежно встать. Никакой крови и прочих неприятных моментов. Этакая боевая романтика. О том, что никакой романтики в смерти нет, охотник никогда не подозревал.

Желудок безжалостно вывернуло. Даже когда завтрак покинул его, охотника продолжали терзать рвотные позывы. В голове вертелись обрывки мыслей и безответных вопросов.

Кто? Ладно, случается всякое, и изредка на играх происходят травмы. Поэтому среди организаторов обязательно присутствует медик Но чтобы кто-то когда-то умер всерьез, о подобном охотник не слышал. И уж тем более о безжалостном убийстве. Слух о таком ходил бы вечно, обрастая новыми подробностями и ужасами, а раз нет, то и быть не могло. Не отбросы здесь собирались и не отморозки. Напротив, можно сказать, цвет нации. Обычная злость и та находилась под запретом. Ты можешь драться, но никакой ненависти к встретившемуся врагу на полигонах игры не бывает.

И лишь потом вдруг пробила мысль: а вдруг убийцы рядом? Мотивы и способы можно оставить на потом. Но почему бы к трем трупам не присоединить четвертого? Как это называется? Убрать свидетеля?

Охотник бросил испуганный взгляд по сторонам. Никого в поле зрения не было, однако трудно ли затаиться в лесу? А потом парень рванул, как никогда не бегал в жизни. Деревья мелькали по сторонам, постоянно приходилось петлять, чтобы не врезаться в ствол одного из них, огибать кустарники, перепрыгивать через какие-то пни. Потом легкие оказались не в силах прокачивать воздух, и поневоле пришлось остановиться. В глазах было темно от недостатка кислорода, каждый глоток обжигал, а ноги стали ватными. Шум крови в ушах скрадывал посторонние звуки. Подкрадись кто в этот момент, и он бы легко застал охотника врасплох. Однако лес в данном месте вроде был пуст.

И лишь сейчас Озеров вспомнил про мобильник Раньше о нем не полагалось думать по игре, однако какая игра, если валяются изрубленные тела?

Пальцы дрожали и не попадали на кнопки. И не скоро дошло главное зоны не было…

 

Убегал Борис не туда. Но какая разница, к себе ли в лагерь, к противникам, если на игре стало происходить такое? Не орки же учинили бойню у дороги!

На деле парнишка не думал ни о чем. Он лишь спасал свою жизнь, подчиняясь могучему инстинкту самосохранения, и рассуждать сейчас был не способен. А стал бы рассуждать, наверняка уже валялся бы, подобно остальным патрульным.

Сколько он пробежал, Борис сказать не мог. Странно лишь, что в бегстве он умудрился не потерять меч. Как вцепился в бессмысленную игрушку, так и не отпустил, продираясь через кусты и проносясь мимо деревьев.

И откуда только взялись силы и дыхание! В обычной жизни парень ни за что не одолел бы такое расстояние по довольно пересеченной местности, да еще с огромной скоростью. Разве что обычной ходьбой, не спеша. А тут…

Деревья расступились, демонстрируя очередную поляну, и Борис с разбега налетел на стоящих там парней.

Их было трое, два темных рыцаря и орк. От бега в глазах было темно, и в первый момент Борису показалось, будто это убийцы. Он всхлипнул, на взвизгивание или крик не хватило сбитого дыхания, и попытался рвануть в сторону, однако орк легко вцепился ему в воротник.

— Попался, лазутчик!

Троица дружно заржала. В голове промелькнуло одно слово: «конец». Вернее, его матерный аналог. Не столь важно, что ты не материшься в жизни. Когда припрет по-настоящему, речь почему-то меняется и не кажется неприличной.

Силы оставили беглеца. Он бы повалился на землю, только орк держал крепко. Первый страх породил желание спастись, нынешний был уже отчаянием.

Сейчас рубанут! Как приятелей у дороги. Все.

— Что скажешь, выкормыш Светлых сил? — пробился в сознание нарочито звучный глас. — Готовился ли ты к смерти?

— С каким заданием пытался вторгнуться в подземелья Пахуакса? — подхватил другой.

Они еще издевались! Попалась мышка к кошкам, и кошки решили поиграть с добычей, прежде чем пообедать.

Борис элементарно задыхался. Воздух с сипом врывался в легкие, вырывался наружу, а сердце молотило так, что куда там любым барабанам! И на все накладывался липкий страх.

Орку надоело держать пленника. Лишенный поддержки парень кулем повалился в траву, кое-как приподнялся на четвереньки и с ужасом подумал, что вот теперь конец. Один удар — и голова отлетит от тела.

— Будешь отвечать?

Голос показался смутно знакомым. Борис сумел приподнять голову. В глазах чуть развиднелось. С облегчением парень узнал в одном из рыцарей Сергея, человека, который был когда-то любовником приятельницы Бориса Дианки.

Игроки? В смысле, настоящие, а не те неведомые убийцы? Последние не могли принадлежать к тусовке. Бывают люди с закидонами, однако маньяков среди игроков до сих пор не было.

Не станет Сергей убивать знакомого! Нет у него причин. Не из ревности же? Борису, в общем, иногда хотелось переспать с приятельницей, да и не с ней одной, но между желанием и его воплощением в жизнь пролегла такая пропасть, что повода не имелось даже для обычного мордобоя. Плюс — Сергей сам порвал с подругой, и теперь и у него другая пассия, и у той другой парень.

— Кто посылал тебя сюда и с какой целью? Эльфы готовят вторжение? Кто с ними в союзе? Откуда будет нанесен удар? — Сергей полностью был в роли. О случившемся неподалеку он понятия не имел.

Лес велик, локаций много, а игра лишь началась, и общение между многочисленными «расами» пока носило лишь случайный характер. В каждой из локаций имелись свои секреты, общая канва на то и общая, чтобы включать в себя множество частных, а уж сколько непредсказуемых вариантов бывает порою, про то ведают лишь опытные игроки.

— Там трупы… — сумел наконец-то выдохнуть Борис.

Рыцари с орком дружно заржали. Игра — вещь жестокая. Количество погибших измеряется десятками. Условно, но об ином парни не думали. Белая повязка, затем — воскрешение в новой роли. Если ты был центральным персонажем, то возможны еще и пышные похороны.

— Настоящие…

Хохота стало еще больше.

— Скоро в этом лесу станет одним трупом больше! — торжественно известил второй из рыцарей, лишь смутно знакомый Борису. — Будешь отвечать?

— Я вправду.

— Придется его убить, — рыцарь повернулся к Сергею.

— А давайте прежде помучаем! — предложил Сергей.

— Да, отведем к леди Моратги! — поддержал его орк.

— Нет, прежде можем и сами. Попытаем немного, и он все выложит, — возразил Сергей. — Вы посмотрите на него! Это же не воин! Он уже сейчас трусит и боится заслуженной кары! А если надавить, сразу расскажет все, что знает!

— Да что он может знать? — второй рыцарь кончиком сапога чуть приподнял лицо Бориса.

Парень сумел отодвинуться, а затем подняться с четверенек Лучше стоять для собственной безопасности. Хотя бы ногами не запинают.

— Я серьезно.

— Ах, серьезно он! — воскликнул Сергей. — Сейчас мы тебя будем серьезно вешать!

— Веревки нет, — напомнил орк.

— Тогда посадим на кол, — рыцарь довольно засмеялся над собственной шуткой.

— Давайте просто отрубим ему голову! — орк демонстративно потрогал секиру.

Отрубить такой не то что голову, но и палец было бы проблематично.

Борису вспомнилась кровь. Правда, увидеть успел он не так уж много. Теперь же, после долгого бега, благословенная память успела кое-что стереть со своих страниц.

— Нет! Для начала мы сделаем прижигание! Надо развести костер!

На лицах парней играли садистские ухмылки. Приятно навалиться скопом на одного, застращать его, доказать, что он — никто и звать его никак.

— С костром долго возиться. Можно обычными мерами, — орк засучил рукав, показывая увесистый кулак — Встанем в кружок, попинаем немножко…

В голосе орка было столько серьезности, что не оправившийся от прежнего страха Борис был готов принять угрозу за чистую монету. Очень натурально играли представители темных. Конечно, на деле бить всерьез они не могли, но знание — одно, а ощущение — другое.

— Там неподалеку произошло зверское убийство, — потерянным голосом попытался убедить парней Борис.

— Не хочет говорить! — сделал вывод орк — Придется применить воздействие…

Троица надвинулась, и Борис попытался рвануть прочь. Очень неприятно было видеть холодные глаза противников по игре.

Убежать не удалось. Сергей успел подставить ногу, и бедняга со всего размаха рухнул на землю. Упал он неудачно. Левая ладонь проехала по чему-то твердому и заалела кровавой царапиной. Вдобавок острая боль вспыхнула в колене.

— Не уйдешь, негодяй! Поднимайся. Сейчас мы отведем тебя к леди Моратти, а там тебя живо разговорят. У нее такой палач, что говорить начинают даже мертвые.

И троица опять расхохоталась злодейским смехом…

Глава 5

Далеко-далеко, на краю земли, за непроходимыми лесами и широкими реками на одинокой скале стояла высокая мрачная башня. Здесь, вдали от людей, лишь в окружении верных учеников, в тишине и покое, вот уже триста лет постигал тайны магии великий волшебник Акмигран. Правда, было ему на вид лет тридцать, а демоническая внешность и черная без проседи бородка привлекали к нему сердца девушек, что явно было невозможно без соответствующих встреч, но ведь внешность обманчива. На деле Акмигран был великим боевым магом, одним из самых сильных в мире, да и мудрости его и дару пророчества можно было лишь позавидовать. Игра только началась, а он уже знал, что сидеть в башне осталось недолго. Скоро сюда явится посланник от Светлых сил и будет уговаривать выступить на их стороне в намечающейся войне.

Неинтересно сидеть на одном месте даже великому магу.

Люди слепые, вместо скалы они видели холм, вместо башни — наскоро сколоченную деревянную вышку. Четыре опорных столба, помост на высоте трех метров да лестница для успешного подъема или спуска. Но это слепые. Парни и девушки в здешних лесах обладали развитым воображением и все видели правильно.

Учеников было двое, юноша и девушка. Оба новички в игре, у Клариссы — вторая, у Нордулана вообще первая, и приходилось действительно быть их наставником в сложном процессе молодежного оттягивания. Главное, чтобы никогда и нигде не вспоминали оставленную реальность. Есть здешний мир, воинственный, сложный и невыразимо прекрасный, мир, полный героев и подвигов, этакий взлет над суетой, вот и надо здесь жить каждой клеточкой мозга и частичкой души.

— Волшебный посох — очень мощное оружие. Им можно разметать вражеские легионы. Только применять его следует правильно, — Акмигран приподнял указанный предмет и направил его куда-то в глубь леса.

С лесом ничего не произошло. Может, маг и не хотел крушить окружающую природу. Пока башня скрыта дубравами, не каждый ее найдет. А поставь посреди поля — и какое это тогда будет жилье волшебника?

Кларисса внимала откровениям учителя, как положено ученице, чуть приоткрыв прелестный ротик от изумления. А Нордулан порою чуть выбивался из образа, никак не нащупывая ту грань, которая необходима для кайфовой игры.

— Смотрите, всадник! — вдруг воскликнул ученик.

Лес был не настолько густой. Мимо холма с башней даже проходила просека. Да и как иначе сюда доставили бы строительные материалы? Рубить деревья запрещено, все надо привозить из города.

Хорошо в настоящих сказочных мирах! Как захотел, так и стало. Нужна каменная башня там, где камня сроду не было, и вот уже стоит. А как возведена, кто строил, никому нет дела. Купцы каким-то образом умудряются пройти непролазными чащобами, лишь бы доставить товар неизвестно куда, продукты в городах не переводятся, даже если вокруг почти нет деревень. Орки не сеют, не пашут, но тоже от недостатка продовольствия не страдают. А каждый второй обед обязательно является пиром.

— Где?

— Вон там был! За деревьями скрылся!

— Наверно, посланник, — Акмигран знал, что лошадей на игре нет, но почему бы не подыграть ученику? Ведь здорово придумал! Гонец всегда конный, на своих двоих быстро никуда не попадешь. Так и будем рассказывать, мол, примчался гонец на взмыленной лошади.

— Да вон еще один!

Теперь всадника заметили все. Расстояние не позволило рассмотреть детали, да и деревья сокрыли его быстро, но было понятно, что наездник выряжен рыцарем, даже имеется копье, а на голове — топхельм. Вроде кольчуга, тут полной уверенности не было.

Вот это сюрприз! И главное, никто ни слухом ни духом! Наверно, мастер игры специально пригласил из какой-нибудь школы верховой езды несколько человек, нарядил их соответствующим образом и сумел сохранить тайну. Сюрприз всегда приятнее чего-то заранее известного. Теперь события нынешней игры будут вспоминаться долго, превратившись в одну из легенд сообщества.

— Я спущусь, встречу, — Кларисса ловко скользнула по грубой лестнице. Ей хотелось увидеть лошадей вблизи, может, и приласкать какую-то из них.

— Можно, и я тоже? — спросил Нордулан.

— Давай, — смилостивился волшебник.

Двое встречающих смотрятся солиднее одного. Это ему неприлично ждать гонца у входа. Посланник обязан подняться в башню сам и долго уговаривать мага прийти на помощь людям.

Действительность оказалась еще круче. Три всадника, одетая амазонкой девушка с луком в руках, рыцарь с топхельмом и с копьем, да еще натуральный кочевник, словно взятый из учебника истории, глава «Монголо-татарское иго».

Амазонка что-то сказала, и ее спутники перешли на легкий галоп. Копье наклонилось, словно посланники намеревались не уговаривать, а атаковать башню мага.

Или в игре решено сделать новый сюжетный поворот? Но тогда предупреждать надо!

Ученики с интересом разглядывали несущихся на них рыцаря и кочевника. Они даже не уходили с пути лошадей, словно не понимая опасности. Не справится наездник с лошадью, и зверюга запросто может не просто сбить, а затоптать замешкавшегося человека.

— Эй вы! Осторожнее! — крикнул подопечным Акмигран. — Уйдите с дороги!

Амазонка натягивала лук, и всякие сомнения в принадлежности всадников у опытного мага исчезли. В ответ он вскинул боевой посох. Посмотрим, кто кого одолеет в схватке!

— Это враги! Темные! — повторно крикнул он застывшим ученикам.

И тут амазонка спустила тетиву. В последний момент бег времени вдруг замедлился, и боевой маг увидел, как, словно в замедленном фильме, летит к нему стрела. Жаль, тело действовало в своем обычном темпе, и скачок в сторону запоздал. Разве что стрела ударила не в грудь, а в плечо. Только вместо того, чтобы коснуться одежды и отлететь, она продолжила движение дальше, вонзаясь в тело.

Боль заставила парня громко вскрикнуть, а затем бросила на колени. Он еще не осознал толком случившееся, есть же вещи, априори невозможные, когда вторая стрела впилась в грудь.

Первой поняла неладное Кларисса. Пусть не до конца, да и как разобраться в происходящем, когда все идет не по правилам, однако все-таки вторая игра — не первая. Девушка бросилась в кусты, благо стояла почти рядом, и уже оттуда увидела, как рыцарь чуть изменил направление и на скаку ударил попытавшегося отшатнуться Нордулана копьем. В первое мгновение юношу понесло по ходу движения, затем наконечник вылез из спины парня, а дальше Кларисса уже не смотрела.

Лишь последний взгляд на башню, где медленно заваливался боевой маг, затем — на размахивающего саблей кочевника, и резкий рывок в глубь леса.

Противник пронесся рядом, однако сделать ничего не мог. За кустами начинались деревья, а в лесу конь не помощник, а больше обуза.

Вдогонку просвистела стрела. Было бы вокруг поле, и судьба девушки наверняка стала бы незавидной, а в лесу попробуй, попади!

Кто-то из нападавших разгневанно закричал. Слов было не разобрать, да и кто вслушивался в слова? Нордулан валялся бездыханным, Акмигран наконец-то свалился на бок В отличие от ученика боевой маг был еще жив, только жизнь покидала его тело, и все воспринималось словно в бреду. Словно некто принялся раскачивать башню, убаюкивать, обещать скорое прекращение терзающей боли. А потом пришла агония, тот самый страшный переход между мирами, которого боится каждый. За ним же…

Кто знает, что ждет за гранью? Оттуда не возвращаются…

Девушке было не до каких-то слов. Она убегала, а за ней гнались. Кто, с какой целью, непонятно, во время бега не до праздных мыслей. Но слух ловил, как позади трещат сучья и кто-то тяжелый и не слишком проворный ломится вослед. Затем там раздался шум, словно этот некто упал.

Так оно и было. Обзор в топхельме желает лучшего, примерно как в танке, и преследователь запнулся о подвернувшийся пенек да и грохнулся со всей силы.

Не тот наряд для пробежек в лесу…

 

Берега очередной реки оказались топкими. Солидная часть пути была преодолена сравнительно легко. Дубравы пройдены, водные преграды преодолены с ходу. Прыжок — и ты на другом берегу. Посланец Светлых сил Эльгорас шагал бодро. Он намеренно свернул с дороги в поисках трудностей. Да и лесом было намного короче. Какой-то километр, и впереди будет одинокая скала с башней волшебника. Минут пятнадцать, а то и меньше. Теперь уже вообще практически ничего.

Кто ж знал о сюрпризе? Ручей, считающийся рекой, был нешироким, один нормальный шаг, и ног не замочишь, но по обе стороны на пару метров вместо травы была влажноватая земля. Вроде последний дождь был неделю назад, а все равно до конца не просохло.

Эльдорас посмотрел по сторонам. Вдруг где-нибудь природным мостом валяется ствол поваленного дерева?

По закону подлости, единому во всех мирах, и реальных, и колдовских, деревья вокруг стояли твердо, не желая упасть и тем облегчить участь странника. Можно было бы пройтись вдоль ручья, дорога лежала почти рядом, однако это был чересчур легкий выход. Потом, после игры, даже вспомнить будет нечего. Хочется рассказывать не только о вымышленном, но и о настоящем. Как продирался сквозь буреломы, едва не вплавь преодолевал озера и реки, лишь бы вовремя доставить Акмиграну письмо, уговорить его выйти на бой со злодеями и тем обеспечить своей стороне победу.

Справа «свой» берег был повыше, нависал над ручьем, и можно было попробовать переправу там. Один хороший прыжок, и ты уже по ту сторону реки.

Прыжок получился не очень. Все-таки парень не долетел до вожделенной твердой земли, и ноги погрузились в грязь. Не сильно, примерно по щиколотку, однако пришлось чистить сапоги травой. Потом подсохнет, и придется всю игру ходить в грязной обуви.

Но в глубине леса трава росла слабо, небольшими пучками. Больше мох, который в качестве чистящего средства не очень подходил. Хорошо еще, что осень приближалась и кое-где уже валялись листья. То ими, то травой, но сапоги были кое-как приведены в божеский вид, вернее, в некое не слишком чистое подобие, и парень вновь пустился в путь.

А вот и желанный холм, в воображении возвышавшийся скалой. Кто-то валялся на башне, и юноша чуть помотал головой. Как понимать картину? Что это великий боевой маг разлегся, будто устал и решил поспать днем?

Ничего не понять! Парень невольно ускорил шаг. Большая поляна, холм, та самая дорога, по которой он не пошел, в стороне что-то чуть синеет, словно там уронили плащ или другую тряпку.

И вдруг что-то очень больно ударило в спину. Дыхание перехватило, по ощущениям некий посторонний предмет застыл в теле. Парень невольно повернулся и увидел застывшую на коне амазонку с луком в руках. А в следующий миг он уже падал лицом в пыль, а между лопаток торчала глубоко вошедшая в спину стрела…

Глава 6

— И далеко мы так будем идти? — Юpa тоскливо оглядел лес.

С виду вполне нормальный, и даже не скажешь, что по нему незримой чертой некто провел грань, разделяющую мир на две части.

— Не знаю. На одном месте сидеть тоже глупо, — Андрей вздохнул.

Он прекрасно понимал, что до конца неведомого поля им не добраться. По логике, оно должно представлять собой полусферу. Технические детали неважны. Но представить себе непреодолимый барьер в виде короткого отрезка, этакого щита, было вообще немыслимо.

Фантастичность происходящего практически не обсуждалась. Иначе могут возникнуть сомнения в собственной адекватности. Есть факт — возникший вдруг барьер, а естественный он или искусственный, по какому принципу существует, — уже второстепенные детали. Вернее, может, и главные, однако неподготовленному разуму сущность барьера все равно не понять, а о породивших его причинах гадать бессмысленно. Испытание новой техники, физическое явление, чье-то вмешательство… Разве это изменит что-то в нынешней ситуации? Важен практический результат, гадать же хорошо потом, когда все окажется позади. Остается считать случившееся вводной и стараться действовать в ее условиях.

— Так, может, это, отцы… Проедем к игрокам. Вдруг им что-нибудь известно? — предложил Женя. — В крайнем случае найдем другую дорогу. Здесь все равно даже на танке не проедешь.

— На танке проедешь везде, — не согласился Андрей. — Только взять нам танк негде. А ролевики… Чем они помогут? Они сами наверняка не знают. Черт!

— Что?

— Ничего. Получается, в зоне действия оказалась целая прорва народа?

— Откуда мы знаем величину зоны? Вдруг она образовала колечко вокруг нас, а остальных не захватила? Или, напротив, в ее черте оказалось несколько деревень, а то и городов? Может, барьер тянется на сотни километров?

В словах Жени был резон Поле могло охватить участок в несколько квадратных километров, а могло — и в несколько тысяч. Может, эта аномалия вообще разделила весь земной шар. Раз чудеса случаются, то об их масштабах остается гадать.

Тьфу! Опять гадать!

Только от масштабов случившегося сильно зависит дальнейшее. Игроков хватятся не сразу, а об исчезновении города или городов станет известно моментально. И вновь сплошные «если». Искусственный барьер убирается, а если природный катаклизм, то вся земная наука может оказаться бессильной.

Рассуждай не рассуждай…

— Блин! — ругнулся Юра. — Вот влипли! И как долго это продержится?

— На несколько дней припасов хватит, — усмехнулся Андрей. — А ролевики даже не заметят. Им наверняка в кайф, если на территорию не проникают посторонние. Хотя предупредить кого-нибудь из их руководства, наверное, надо. Если они внутри зоны, а не снаружи. И если внутри они все, а не разделены полем. В общем, пока сплошные вопросы без ответа. Дальше, господа гусары, идти явно бессмысленно. Конца не найти.

— Смотря какого, — немедленно вставил Юра, — или чьего.

— Гусары, молчать! — привычно прикрикнул Андрей и уже другим тоном добавил: — Знаете, если честно, немного не по себе без оружия.

— Ты что, отец? — понял намек Женя. — Сезон охоты начинается лишь завтра. Увидят с ружьями, такой штраф влепят, что мало не покажется! И пофиг, что не стреляли. Тут не Сибирь с ее законами, точнее, с их отсутствием. С кем воевать собрался?

— Ни с кем. Но как-то неуютно. Барьер этот ни с того ни с сего. Если творится непонятное, лучше встречать его во всеоружии. В полном смысле слова. Не факт, что поможет и что вообще к месту, однако…

— Давай лучше проверим, есть ли он с другой стороны? Возьмем, да и прокатимся в другую сторону. Ну, малость подпортим игру. Так они еще примут машину за дракона и будут благодарны за дополнительный эффект. Мы на рыбалку собрались, а не всякие странности выяснять. Держи, если тебя успокоит. Среди вещей еще есть. Полный комплект. — Женя извлек откуда-то охотничий нож в ножнах. — Если что, будешь грибы резать. Не выберемся к озеру, хоть грибов насобираем.

Юра рассмеялся и тоже извлек нож. Но обычный, складной, хотя и прекрасно отточенный и тоже вполне могущий сойти за оружие. С некоторой натяжкой.

— Ну, что, ротный? Один ты чист.

— Перед грибами? — уточнил Андрей.

Он явно колебался: взять у Жени его клинок или нет? Однако холодное оружие в глазах мужчины полноценным не являлось. Серьезная вещь — это прежде всего автомат, лучше — пулемет. В общем, то, чем действуешь на расстоянии.

Только к чему оно? Цивилизованные места, тут бывший боец прав, не таежная глухомань, а Европа. Даже Москва недалеко. Вот только непонятная преграда, наводящая на мысли о чем-то сверхъестественном или о некоем ином уровне технологий. Впору вспоминать читаные романы про аномальные зоны, вторжения пришельцев, переносы во времени и пространстве, магические штуки и прочий разнообразный недобрый антураж.

Если случилось нечто чрезвычайное, не лучше ли подготовиться к худшему? Мало ли каким окажется продолжение?

— Ладно. Все равно идти дальше бессмысленно. — Андрей извлек пачку с сигаретами, убедился, что в ней осталось лишь пять штук, и с сожалением спрятал обратно. — Трогаем к машине. А вот насчет дальнейшего…

— Смотрите! — прервал его Евгений.

В отличие от друзей, которые провели часть молодости в лесах, но уже давно практически не выбирались из городов, он проводил на природе массу времени. Потому и заметил первым.

Могучий дуб рос у самой кромки непроходимого поля. Часть его веток оказалась на другой стороне. По одной из них, большой, способной выдержать человека, пробежала белка. Словно для нее не существовало никакой преграды. Посидела, подумала, да и перепрыгнула на другое дерево.

— А как же?..

Мужчины еще в самом начале пытались бросать в барьер разные предметы, только те благополучно отскакивали назад.

— Он что, заканчивается на высоте? Не купол?

— Но мы и вверх пробовали.

Тоже правда. Каждый попытался швырнуть какую-нибудь ветку или шишку повыше, в надежде, что хоть там перелетит. Перелетов не было, ветки и шишки возвращались назад. Но белка-то перебежать смогла!

— Веревка есть? — вопрос Андрея был закономерен.

— Есть. В машине. Крепкая, свободно выдержит, — так же лаконично ответил Женя. — Думаешь попробовать?

— Гм… — хмыкнул Юра. С его комплекцией лазить по деревьям было сложно. Где ты, молодость?

— А вдруг?

— Так, а машина, отцы? — Технику было жаль.

— Машина — другое. Но как вариант… Если удастся перелезть на ту сторону, может, хоть там будет зона и удастся связаться? Еще бы решить с кем! Колитесь, у кого есть знакомые?

Соответствующих знакомых ни у кого не было. Как, впрочем, и следовало ожидать.

— А может…

Вполне очевидная мысль явилась ко всем сразу, и мужчины дружно шагнули вперед. Однако барьер никуда не исчез.

Следующие минут пять ушли на обсуждение, является ли барьер непроницаемым лишь для людей и неодушевленных предметов, а для зверей его словно не существует? Но без опытных данных любая беседа подобного рода являлась пустой софистикой, и мужчины быстро умолкли.

— Надо проверить. Принесем веревку и… Хотя можно на первый раз и без веревки. — Андрей с некоторым сомнением посмотрел на дуб.

По деревьям он не лазил с детства, а лезть явно предстояло ему. Как наиболее стройному из немолодой компании. Все-таки вес играет немалую роль, и поневоле пожалеешь, что не располнел вовремя.

На деле у Андрея имелась склонность к полноте, просто он не позволял ей взять верх над собой. Потому никто не верил, когда он говорил о ней. Но неприятно с трудом нагибаться, чувствуя, как тебе мешает собственный живот. А вот в крепости рук мужчина сомневался. Когда образ жизни с натяжкой не назовешь активным, мышцы поневоле слабеют. Да и пальцы давно утратили цепкость. Очень давно. С тех пор, как им однажды крупно досталось. Как грохнешься с высоты, а потом собирай старые кости!

Плохо, когда судьба не оставляет выбора.

— Так, может, лучше прокатимся? — понял сомнения друга Евгений. — Ну его, эту детскую романтику! Что нам это даст? Все равно никто не поверит, а оставлять здесь вещи не станешь. Должен же быть другой выход!

— Скажи сразу: выезд, — не обошелся без подколки Юра. Но чувствовалось, ему тоже не по душе задуманное. — Залезть залезешь, а снимать тебя потом кто будет? Ты когда последний раз из вертушки десантировался?

— Немного попозже тебя, — Андрей закурил и с явным сомнением оглядывал ствол.

Ветви — ветвями, однако до них еще надо вскарабкаться неведомым образом. Про спуск же вообще лучше не думать. Ствол широченный, не обхватишь, хоть за кору цепляйся.

— Да… Надо прежде притащить веревку. Один раз я, может, вскарабкаюсь, но больше повторять подобное не захочется. Она у тебя длинная?

— Длинная. И на нашу сторону хватит, и на противоположную. Еще запас останется. — Женя на глаз прикинул требуемую длину.

— Запасливый ты наш! — улыбнулся Юра. — Вертолета, часом, не маешь?

— Звиняйте, хлопци, нет, — в тон ему отозвался Евгений.

— Жаль. Пригодился бы. Заодно твой вездеход к нему бы подцепили. И все проблемы разом…

В глубине души никто не считал ситуацию серьезной. Очень все напоминало фантастику. Или отдавало сном. Сны же рано или поздно заканчиваются пробуждением. Подумаешь, барьер! Появился, потом исчезнет. Сказки хорошо рассказывать на бумаге. Времени лишь жалко. Вон Женя изводится, на рыбалку спешит. Кому ловить, кому костер разводить и напитки охлаждать…

Главное в выезде на природу — простое дружеское общение. Если не быть совсем фанатом, как Константинов. Для него был важен процесс с последующим уловом. Для остальных — повод для встречи и совместного времяпровождения. С удочками под рукой как бы не пьянка вовсе, а благородная мужская забава.

Вот на охоте уже не примешь. Только после нее.

— Дерево все запомнили? Тогда пошли обратно. За веревкой.

— Лучше прокатимся. Надо узнать величину отрезанного района. Кстати, вон в той стороне грибы виднеются.

— Много?

— Вижу два, а за ними наверняка должны быть и другие. Раз все равно здесь, почему не набрать? Грибной супчик — вещь хорошая.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.