Владимир Сазанов - Двуединый. Игры наследников

 
 
 

ВЛАДИМИР САЗАНОВ

ДВУЕДИНЫЙ. ИГРЫ НАСЛЕДНИКОВ

ГЛАВА 1

Ла Абель Гнец

Я остановился у толстой дубовой двери и с нежностью провел по ее поверхности кончиками пальцев. Дом. Мой дом. Небольшой, но уютный особнячок на Кленовой улице, в самом центре летней имперской столицы, терпеливо дожидался своего хозяина, попавшего в объятья любящих родственников. Почти два месяца пришлось мне провести в родительском поместье, радуя взявшую длительный отпуск маму своим неожиданным возмужанием. Марианна выполнила уговор, сохранив в тайне ряд подробностей нашего с ней противостояния, но и самых очевидных из произошедших со мной изменений оказалось более чем достаточно, чтобы родители остались очень довольны. Дружба с Денова, приобретенные социальные навыки, сданный квалификационный экзамен на вторую ступень по магии — все это сделало маму невероятно счастливой. Даже отец разразился какой-то проникновенной речью, когда лично вручал мне документы на владение особняком.

В общем, вынужденное летнее заключение прошло одновременно и лучше и хуже, чем я предполагал изначально. Лучше, потому что теперь родители поверили в мою относительную самостоятельность и не так сильно контролировали каждый шаг. А хуже — из-за постоянного присутствия мамы, интересующейся, во сколько я проснулся, что кушал и какую книгу читал. Хорошо еще, что в документальный архив мне удалось наведаться до начала этого кошмара — во время суеты, связанной с подготовкой к свадьбе Марианны. Но сейчас ужасы пребывания в семейном «гнецде» остались позади. Я снова оказался в Солиано.

— Добро пожаловать домой, господин Абель! — восторженно взвизгнули мне прямо в лицо, стоило лишь повернуть ключ в замке и открыть дверь. — Проходите же скорее!

— Здравствуй, Мика, — улыбнулся я рыжей горничной. — Давно у дверей стоишь?

— Совсем чуть-чуть. Как только в окно вас увидела. Я так рада, что вы приехали! Ну, заходите же, не стойте за порогом! — Девушка приплясывала на месте от нетерпения. Ее рука потянулась было к моему саквояжу, но тут же отдернулась, словно горничная внезапно вспомнила о приличиях.

— Захожу, захожу. — Я шагнул через порог и обнял Мику. И тут же выпустил обратно. — Мне тебя очень не хватало. Твоих пирожков — тоже.

— Спасибо. — Горничная порозовела и зачем-то спрятала за спину все же отнятый у меня саквояж.

— Да не за что. Чистая правда ведь.

— Ну, по вам не скажешь. — Ее взгляд остановился на том месте, где у меня должна была быть талия.

— Все так плохо? — Я тоже опустил глаза, изучая свой недавно вновь образовавшийся животик.

— Да нет… Вам даже идет. — Мика заулыбалась еще сильнее, чем раньше. — Но на голодающего вы точно не похожи.

— Все Иви со своими вишневыми пирогами, — вздохнув, попытался оправдаться я. — Она постоянно кормила меня с рук, так что отказаться не было никакой возможности. Вот и располнел немного. Ее пироги оказались сильнее каждодневных тренировок. Хотя Сильвии не объяснишь. Кстати, где она? И Рикка?

— Наверху. Перед зеркалом крутятся. А меня выгнали, хотя я правду сказала. Вот и пусть сидят там одни. — Девушка повернула голову в сторону ведущей на второй этаж лестницы и показала язык.

— Перед зеркалом? — уточнил я, не очень понимая, о чем говорила Мика.

— Ага. Они сегодня полдня по магазинам ходили — наряды себе выбирали к вашему приезду. Без меня, между прочим. Вернулись час назад и сразу принялись нижнее белье мерить, как будто при покупке этим не занимались. Еще и выгнали. А я всего-то сказала, что Сильвии красные кружева не идут. Зачем на правду-то обижаться? Вот вы, господин Абель, как думаете: пойдет ей красное белье или лучше белое?

— Рыжая! — Донесшееся со стороны лестницы рычание капрала вполне могло сделать честь какому-нибудь хищнику.

— Что сразу «рыжая»?! — Мика возмущенно повернулась к появившимся наверху Рикке и Сильвии и уперла руки в бока, по-прежнему сжимая в одной из них мой саквояж. — Пусть господин Абель определит, кто из нас прав!

— Он и определит. Но как-нибудь без тебя. — Девушки начали спускаться.

— Так нечестно, — надулась Мика. Затем она повернулась ко мне, и ее глаза загорелись. — Господин Абель, почему они решают за вас, кто может участвовать в просмотре, а кто нет? Давайте устроим демонстрацию сейчас. Чтобы сразу стало ясно, кому идет красное белье, а кому белое. И Рикку тоже можно будет оценить.

— Рыжая! — На этот раз обсуждаемые девушки рявкнули хором.

— Знаешь, Мика, давай все же перенесем столь важную демонстрацию на более позднее время, — осторожно высказался я, пытаясь погасить конфликт до того, как он перейдет в неуправляемую стадию. — Кстати, если ты будешь продолжать так размахивать моим саквояжем, то ручки могут не выдержать.

— Ой. Извините, — пискнула резко покрасневшая горничная. — Я сейчас же отнесу его в вашу комнату. — Она чуть ли не бегом устремилась к лестнице.

Останавливать ее никто не стал.

— С прибытием, господин Абель. — Рикка, одетая, как обычно, в строгий костюм горничной, поприветствовала меня низким поклоном.

— Привет! — Куда более импульсивная Сильвия заключила меня в объятья. — Я так по тебе соскучилась! Мы все соскучились.

Я обнял ее в ответ. Потом чуть отстранился, отвоевывая немного свободы, и поманил к себе Рикку. Девушка вздохнула и чуть покачала головой, выражая таким образом свое мнение о чрезмерно откровенном проявлении эмоций, но присоединилась к нам, обхватив одной рукой меня, а второй — Сильвию. И секунд пять мы простояли вот так — прижавшись друг к другу…

— Я, пожалуй, тоже присоединюсь к всеобщей радости, — донесшийся из-за спины голос вернул меня в реальный мир, — несмотря на то, что ты, шеф, только что лишил меня возможности понаблюдать шикарнейший стриптиз. Надо было соглашаться на предложение рыжей.

— Штефан? — Отпустив девушек, я повернулся к другу. — Ты-то что здесь делаешь?

— Как обычно, — он пожал плечами, — тружусь на благо твоей горничной. Думаешь, эти две девицы, — он кивком головы указал на мое окружение, — сами таскали по городу многочисленные пакеты с покупками?

— Понятно. — Я не смог сдержать улыбки. — Ну, раз ты все равно здесь, то нам надо будет кое-что обсудить. Но сначала — отдых. Откровенно говоря, мне совсем не хочется заниматься делами, когда мы только встретились.

 

Риккарда Сонано, горничная

Рикка злилась сама на себя. Это же надо было допустить сразу столько ошибок! Причем непременно в день возвращения господина. Да, он прибыл без предупреждения и на три дня раньше, чем его ожидали. И что? В обязанности хороших горничных входит умение быть всегда готовыми к внезапному изменению планов их нанимателя. Так что прислуга господина Абеля явно в число хороших не входила. И виновата была именно Рикка. Ну в самом деле, не рыжую же обвинять в непредусмотрительности? Она хотя бы встретила Гнеца и приняла у него саквояж. Пусть и вела себя подобно щенку, дождавшемуся возвращения хозяина, а не как положено образцовой служанке. Сама Рикка и того не смогла сделать. Встретить господина опоздала, нормально накормить его с дороги тоже не смогла. Единственное, что у нее получилось выставить на стол сразу, — холодные закуски. Хорошо хоть продуктовая кладовая не пустовала — догадались пополнить заранее. Но все равно, заставлять Гнеца ждать почти час, прежде чем на столе появится горячее, — перебор. Еще и присутствие Штефана в гостиной в полном одиночестве пришлось совсем некстати. А если господин Абель решит, что его горничные считают нормальным приводить в дом мужчин во время отсутствия хозяина? К тому же оставляя их без присмотра. Конечно, Гнец дружен с Цвангом, но все же… Поступок самой Риккарды сложившиеся между мужчинами отношения никак не извиняют.

— Нервничаешь? — поинтересовалась Мика, хватая ломтик ветчины и отправляя его в рот.

— С чего ты взяла? — спокойно отозвалась Рикка, быстро, но аккуратно раскладывая нарезанное мясо на тарелке.

— Обычно ножом медленнее орудуют. И не держат его обратным хватом. Неудобно же, — пробубнила рыжая, тщательно пережевывая украденную ветчину.

— Лучше бы делом занялась, вместо того чтобы комментировать, — огрызнулась Рикка. — Господин Абель горячего ждет, а ты тут его мясо таскаешь.

— Думаешь, если я начну ходить вокруг плиты со страшным выражением лица, то еда испугается и станет вкуснее? Вряд ли. Такое только на ветчину действует. — Мика хихикнула. Потом глянула на подругу и уняла свое веселье. — Господин, между прочим, отнюдь не голоден. Большинство закусок съел Штефан. И нарезанное тобой мясо тоже он поглотит. Так что я у него таскаю, а не у Абеля.

Рикка закатила глаза. Спорить с рыжей было так же бесполезно, как и пытаться воспитать из нее правильную горничную. Но некая доля правды в ее словах все же была — Штефан, пользуясь расположением Абеля, настолько обнаглел, что напрочь игнорировал правила общения с высокородными. Рикка вздохнула. Изменить Цванга — задача не по ее силам.

— Ну что ты то рычишь, то вздыхаешь, — рыжая зачерпнула ложкой кипящего варева из кастрюли и принялась дуть на него, — иди уже туда. Покрутись вокруг Абеля, соку ему налей, за плечом постой. Я сама со всем справлюсь. Не первый раз готовлю.

Рикка посмотрела на напарницу и снова вздохнула. Мика права, от них двоих на кухне пользы не намного больше, чем от одной рыжей. Девушка отмыла руки, сняла фартук, поправила одежду.

— Хочешь, письма ему принеси, если совсем без дела сидеть не можешь, — сказала ей в спину рыжая.

— Скажешь тоже, — Рикка фыркнула. — Письма с утра, после завтрака подают, а не во время отдыха и беседы.

— Можешь своими словами написанное передать — все равно ты их читала. Или доложись по поводу недавно нанятых людей.

— Я за людей не отвечаю. Это работа Штефана. Вот он пусть и отчитывается.

— Да? А чего ты тогда с ним спорила до хрипоты о каждом человеке?

— А нечего разбрасываться деньгами господина, назначая столь высокие зарплаты! И вообще, чего ты хочешь — со мной спорить или чтобы я с кухни ушла? — Рикка повернулась к Мике, уставившись мрачным взглядом той промеж лопаток.

— Иди, иди, — Мика, не оборачиваясь, помахала поднятой над плечом ложкой, — я просто так, от доброты душевной, непрошеными советами разбрасываюсь.

— Ладно, — Рикка в очередной раз вздохнула, — я пошла. Если будет нужна помощь — зови.

— Мгм, — только и сказала Мика, пережевывая очередной кусок ветчины.

 

Ла Абель Гнец

Совместных посиделок сразу не получилось. К тому времени, как я принял душ и переоделся в свежую одежду, обе горничных уже скрылись на кухне, мотивируя такое поведение жизненной необходимостью каждого Ла в качественном питании. И как, скажите на милость, мне в таких условиях поддерживать нормальную форму? Особенно учитывая, что Гнецы вообще склонны к полноте.

— По твоей сестре этого не скажешь. Да и по матери с отцом — тоже, — прокомментировала мой крик души Сильвия.

— Ты еще деда вспомни, — проворчал я. — И сестра, и отец занимаются боевыми искусствами не менее двух часов ежедневно. Не считая той мелочи, что ни у кого не хватает наглости закармливать их подобным образом. А упоминать мать вообще нечестно. Она сменила фамилию на Гнец только после свадьбы, когда решила отказаться от прошлой семьи и войти в род отца.

— Так тебя тоже никто не заставляет есть все, что подают на стол. — Сильвия пожала обнаженными плечами. Видеть ее одетой в платье вместо привычной военной формы было несколько странно. Тем более в такое — с открытыми плечами и разрезом юбки до середины бедра. Честно говоря, раньше я не представлял, что Сильвия может быть настолько женственной.

— Да, здесь нет Ивейны, требующей отдать дань ее искусству готовки. Зато есть Штефан, который всегда рад избавить меня от излишков еды.

— Ты это брось, шеф. Рыжая готовит в таких объемах, что я лопну раньше, чем все съем, — проворчал мой друг. — Да и Сонано убьет только за попытку оставить тебя голодным.

— Неужели все настолько плохо? — Я улыбнулся, искренне наслаждаясь возможностью слушать привычное бурчание Штефана.

— Наоборот, — он нанизал на вилку ломтик сыра, — как раз сейчас все очень хорошо. Стоило тебе появиться, и я сразу получил долгожданный обед, обещаниями которого две девицы кормили меня с самого утра. К тому же теперь мне не придется больше общаться с Соколом.

— Вам часто приходилось встречаться? — сразу насторожился я.

— Умеренно. Два раза за лето. Что не мешает мне искренне радоваться возможности отложить третью встречу на неопределенный срок. Невелико удовольствие постоянно размышлять о том, не сболтнул ли я чего-нибудь лишнего.

— Если тебя утешит, то мои ощущения во время последней встречи с Гнешеком были точно такими же.

— Ни капли не утешит, шеф. Но готов тебе посочувствовать. У меня вообще сложилось впечатление, что Сокол забавляется, наблюдая, как тщательно я выбираю выражения при разговоре с ним.

— В общем, ты рад, что можешь избавиться от неприятной работы, — улыбнулся я.

— Что-то вроде того. Тебе не привыкать играть на публику, — Штефан покрутил в руках вилку, — а отдыхать от лицемерия будешь дома. Здесь лишних глаз и ушей уже нет.

— Если бы… Сестра в очередной раз устроила мне маленькую гадость, попросив выделить комнату для Криса. Он ведь теперь член нашей семьи и не должен продолжать жить с сестрой. Разумеется, можно было бы снять ему отдельный дом, но мы ведь друзья… В общем, Мари попросила меня о маленьком одолжении во время общего ужина в присутствии родителей и прочих родственников, так что отказа никто бы не понял.

— Красиво она тебя поддела. Но ты же вроде писал, что у вас теперь мир и прочая идиллия во взаимоотношениях… Уже все? Счастливое время закончилось?

— Так это и есть идиллия. Или ты думал, что моя сестра сразу возьмет и откажется от мелких шпилек в мой адрес?

— Гм, — Штефан поднес к губам пустую вилку, — я, видимо, слишком привык к тому, что тебе все удается.

— Неужели Ла Марианна действительно любит так поступать? — спросила молча слушавшая нас Сильвия. — Мне она всегда представлялась иной. Сильной, волевой, сдержанной.

— Ты встречалась с ней только на службе. А я в основном — во внерабочее время. Можешь мне поверить, в обычной жизни Мари совсем не похожа на того лорд-командора, которого ты привыкла видеть.

— А какая она? — Капрал чуть подалась вперед.

Покинувшая кухню Рикка осторожно присела на край дивана, словно опасаясь помешать моим откровениям.

— Вредная. — Я улыбнулся, глядя на изумленное выражение лица Сильвии. — Вредная и ехидная. Жутко любящая соревноваться с мужчинами. И всегда высмеивающая проигравших.

— А победителей?

— А победителей в последнее время — все меньше и меньше. И, как правило, это те люди, которые и не собираются с нею бороться. Отец, например.

— А вы, господин Абель? Вы победитель или проигравший? — подала голос Рикка.

— Я? Скорее всего, вечный проигравший. Или вообще женщина. Судя по тому, что она не особенно горит желанием выяснять, кто из нас сильнее.

— А может быть так, что в результате последних ваших действий она снова захочет состязаться? — развила свою мысль горничная.

— Все возможно, — я пожал плечами, — но маловероятно. Марианна не станет воевать со мной. Мелкие шпильки не в счет.

— Хорошо. — Девушка чуть склонила голову набок, задумавшись о чем-то своем.

— Рикка, будь добра, забудь на полдня обо всех этих сложностях. Завтра, все завтра.

— Но, господин Абель, нельзя же отложить совсем все дела… — Горничная встрепенулась. — Накопилось множество корреспонденции для вас. Некоторые письма очень срочные.

— Я готов рассмотреть срочные письма, если ты пообещаешь, что после этого наконец успокоишься и присоединишься к нам на правах собеседницы, а не горничной-секретарши.

— Как скажете, господин Абель, — Рикка склонила голову, — но я не претендовала на роль вашего секретаря — всего лишь разбирала доставленные письма.

— Да? А разве это называется как-то иначе?

— Возможно… — Рикка, кажется, смутилась. — Прошу простить меня за допущенную вольность. Но, к сожалению, настоящий секретарь у вас отсутствует, вот я и взяла на себя смелость…

— Я благодарен тебе, — перебил я девушку. — Если хочешь, могу официально назначить тебя секретарем, с повышением оклада.

— Что вы, господин Абель, — запротестовала она, — мне вовсе не нужно никакое повышение. Служить вам и так является прямой обязанностью горничной.

— Судя по всему, ни про какие срочные письма мы сегодня уже не услышим, — громким шепотом поведал Штефан улыбнувшейся Сильвии.

— Благодарю вас за оказанную честь, господин Абель. — Прекрасно все слышавшая Рикка встала и согнула спину в поклоне. — Позволено ли мне будет озвучить свое мнение по поводу полученной корреспонденции?

— Позволено, — я вздохнул. — Только сядь, ради Совершенства, и перестань кланяться.

— Мы, конечно, получили много направленных на ваше имя посланий, но в основном — обычные приглашения на различные мероприятия или иные попытки не очень знатных аристократов напомнить о себе. Я выделила несколько важных писем, о которых вы бы наверняка хотели узнать сразу: от Генриха Мойла, Белинды Фосс и Мелисанды Факаш. Господин Мойл прислал отчет о вашей доле с продаж и просьбу еще поучаствовать в его бизнесе. Госпожа Фосс намекает на некое предложение, которое она готова сделать, но я не в курсе того, насколько оно может быть вам интересно. Лу Мелисанда прислала приглашение на ее свадьбу с Ло Гнешеком и просьбу навестить ее заранее, до даты бракосочетания.

— Мелли все-таки выходит замуж? Когда?

— Свадьба назначена на середину октября.

— Понятно. Я обязательно прочту все, что показалось тебе важным.

— Еще одно, господин Абель. Письмо от Кристины Денова.

— Да? И что она пишет?

Крис сильно обиделась из-за неудавшейся свадьбы. Настолько сильно, что отказалась разговаривать со мной и проигнорировала попытки объясниться. Последний раз мы виделись в начале июля на свадьбе Кристофера и Марианны. Никакого желания идти на примирение она тогда не выказывала. Интересно, что изменилось за прошедшие полтора месяца?

— Она хотела бы увидеться с вами. По возможности сразу после вашего приезда.

— Ну, я в общем-то не против. Как-никак, нам еще три года учиться в одной группе. Не вижу смысла во вражде. Обязательно посещу ее — завтра или послезавтра.

— Если мне будет позволено высказать свое мнение, господин…

— Да, Рикка, — вздохнул я, — тебе всегда позволено высказывать свое мнение.

— Госпожа Кристина обязательно узнает, когда именно вы прибыли. Откладывание визита на послезавтра обидит ее. Если вы не хотите таким образом показать свое отношение к ней…

— Не хочу. Хорошо, я навещу ее сегодня. Благо далеко ехать не нужно.

 

Ли Кристина Денова

Сердце девушки быстро стучало в груди, порождая нервную дрожь в пальцах. Или наоборот, дрожь в пальцах заставляла сердце так колотиться? Он пришел. Он все-таки пришел. Не стал изображать обиду или отвечать на письмо письмом.

— Здравствуй, Абель, — сказала она ему.

— Здравствуй, Крис. — Гнец улыбнулся своей обычной чуть рассеянной улыбкой. — Извини, что так поздно. Я только в обед прилетел в Солиано. Пока попал домой, пока поел и передохнул с дороги…

— Ты мог бы и не спешить так. Я вполне подождала бы до завтра. — Кристина очень постаралась сохранить внешнее спокойствие, хотя ее сердце забилось еще сильнее, так и норовя выпрыгнуть из груди.

— Зачем ждать, если у меня все равно было свободное время? — пожал плечами Абель. — Ты хотела поговорить о чем-то конкретном или решила пригласить в гости просто так?

— О конкретном. — Кристина набрала в грудь воздуха, словно перед прыжком в воду. — Я хотела извиниться перед тобой за свое детское поведение.

— А?.. — Абель, похоже, не понял, о чем она говорила.

— Я имею в виду отказ разговаривать с тобой. — Кристина отвела глаза и продолжила, глядя в сторону: — Я тогда очень сильно обиделась. Так сильно, что даже не подумала о том, что сама виновата в сложившейся ситуации. Ты сможешь простить меня, Абель? Пусть не сейчас, пусть когда-нибудь… Ты сможешь перестать обижаться?

— Да я и сейчас не обижаюсь на тебя, Крис. Просто вот так получилось…

— Действительно не обижаешься? — Кристина повернулась и уставилась прямо в глаза Гнецу. — Ты так говоришь не только для того, чтобы утешить меня?

— Действительно не обижаюсь.

— Тогда давай попробуем начать все сначала. Как в прошлый раз, только без ошибок. Я повзрослела и кое-чему научилась за лето, Абель.

Гнец молчал, разглядывая девушку. Кристина тоже молчала, ожидая его ответа.

— Ты уверена, что хочешь именно этого? — наконец произнес юноша.

— Да.

— Хорошо, давай попробуем. — Абель улыбнулся. — Мне будет приятно вновь иметь возможность танцевать с тобой.

— Я рада. — Кристина улыбнулась ему в ответ. — Может, присядем? Ты ведь не собираешься покидать меня прямо сейчас?

— Конечно нет.

Они устроились в гостиной. Душа девушки ликовала — мама оказалась полностью права, когда давала свои советы. Абель явно все еще обижался. Это чувствовалось хотя бы по тому, сколько он думал перед тем, как дать ответ. Но стоило ей признать свою вину, и Гнец не смог отказать. Что значит капелька гордости по сравнению с возможностью быть рядом с ним?

— Знаешь, Абель, а я попросила Криса пожить вместе со мной. Мы хоть и ругались постоянно, но без него дом кажется пустым. Брат всегда защищал меня. В том числе от пустоты и скуки. Ты ведь не обидишься?

— За что?

— За то, что я лишила тебя постоянного общества брата.

— Нет, не обижусь. — Абель широко улыбнулся, словно подбадривая ее.

— Хорошо. — Кристина забралась с ногами в кресло. — Мы снова будем ходить к тебе в гости, а ты — к нам. Как раньше.

Да, как раньше. И для этого Кристине нужен был брат. Брат, который заранее расскажет ей о любых совместных с Гнецем планах. И который потянет ее за собой на любую вечеринку или праздник. Кристофер станет ниточкой, связывающей двух будущих супругов. В конце концов, он должен ей за то, что построил свое счастье на руинах ее несостоявшегося брака. Жаль, но если хочется, чтобы все было «как раньше», то приходится планировать, как добиться желаемого. Ну ничего, голова на плечах у нее имеется, да и мама никогда не откажется помочь советом.

 

Камилла Денова потерла разболевшиеся виски. Четыреста километров, отделявших поместье их семьи от летней столицы империи, представляли значительное расстояние для ее умения пользоваться Зовом. Возможно, будь Камилла более сильным магом, все обстояло бы иначе, но женщина выбрала стезю финансиста, а не чародея. Зов являлся одним из немногих заклинаний, которые она сочла достаточно полезными и стоящими затрат времени на их изучение и совершенствование. Итогом ее усилий стала возможность общаться с дочерью на дистанции в несколько сотен километров. Хороший результат, между прочим. Но хороший — еще не замечательный. А будь она магом — смогла бы делать то же самое без способствующего концентрации эликсира. И не терпела бы побочное действие последнего, выражающееся в легкой головной боли.

Впрочем, было бы о чем жалеть… Получи она в свое время классическое чародейское образование вместо бухгалтерского, и, скорее всего, размышляла бы сейчас о сложностях построения армейской карьеры, а не о том, как выгодно выдать замуж младшую дочь.

Подбор подходящих супругов для детей (а также нежелание мужа в нем участвовать) был для Камиллы больной темой. Она очень хотела видеть сначала своих детей, а теперь — внуков и правнуков, среди самых высокородных. Ее старшие, Пауль и Виолетта, родились Ла благодаря удачному замужеству матери. У них не предвиделось проблем с поиском достаточно чистокровных партнеров по браку. А значит, и срочного родительского вмешательства не требовалось. И пусть кое-кто из старомодных сторонников ранних союзов считает незамужнюю двадцатишестилетнюю Виолу старой девой — высокородная Ла может позволить себе еще пять-десять лет свободной жизни, пока не найдется достойный ее партнер. С Паулем еще проще — очередь из претенденток на место жены наследника семьи Денова, а возможно, и всего Дома Крылатого Меча, тянется до самых дальних границ империи. А вот с младшими детьми было сложнее. Носителей титула Ла всех возрастов насчитывалось менее двух сотен, а значит, выбирать приходилось из Ли. Список которых тоже отнюдь не бесконечен.

Камилла грустно улыбнулась, вспомнив, как она радовалась предстоящей свадьбе Кристины. Впрочем, женщина совсем не сердилась на супруга за то, что тот внезапно решил женить сына, вместо того чтобы выдать замуж дочь. Это уберегло Кристофера от излишне близких отношений с Ло Дэвиц. К тому же Камилле было приятно осознавать, что ее влияние на мужа находится на достаточно высоком уровне. Рональд может сколько угодно изображать из себя неприступную скалу, но она-то знает, что причиной женитьбы Криса стали женские слезы, а не некая неопределенная «политическая необходимость».

Для полноты материнского счастья Камилле оставалось лишь подыскать подходящую партию младшей дочери. Но ту угораздило влюбиться. И не в абы кого, а в Абеля Гнеца. Будь политическая ситуация другой, женщина только одобрила бы выбор дочери, но сейчас… Два брака между их семьями создадут слишком прочный союз. Случись это, и Рональду придется поддерживать детей Александре Гнеца как близких родственников, вместо того чтобы бороться с ними за право владычествовать над Домом. Нет, на такое Денова точно не пойдут. А значит, свадьба Кристины с Абелем невозможна. Вот только дочь не хочет понимать этого. Камилла пыталась повлиять на нее, используя родительский авторитет, — бесполезно. Пришлось дать малышке несколько советов, за которые женщине было стыдно перед самой собой. Она даже рекомендовала поступиться собственной гордостью, принеся извинения в том, в чем Кристина никак не была виновата. Но, что было хуже всего, дочь последовала полученному совету.

Шансов отговорить девочку практически не осталось. Но мать не желала дочери несчастной любви. Оставался один-единственный способ — продемонстрировать Кристине отрицательные стороны ее избранника. В том, что такие стороны у Гнеца имеются, Камилла не сомневалась — каждому высокородному есть, что скрывать. Осталось только их найти. А значит, пришла пора нанести визит Ревану — главному специалисту семьи Денова по раскрытию тайн. Не к мужу же, в самом деле, идти с такой просьбой…

ГЛАВА 2

Ли Кристофер Денова

Воздушный корабль заметно качнулся, когда маг деактивировал заклятия, удерживающие судно в воздухе. «Прибыли», — подумал Кристофер. Люди вокруг задвигались, вставая, переговариваясь друг с другом, разминая затекшие за многочасовой перелет мышцы. Юноша остался сидеть, не желая толкаться в нешироком проходе, подобно простолюдину. После четырех часов, проведенных в кресле, лишняя пара минут уже ничего не значила.

Медовый месяц закончился. Марианна отправилась к своему легиону — проверять, не слишком ли расслабились подчиненные за время ее отсутствия. А Крис снова вернулся в летнюю столицу империи — продолжать обучение. Теперь он сможет увидеться с женой не раньше зимних каникул. Жаль. С даты их свадьбы прошло совсем немного времени, но юноша успел привыкнуть к постоянному присутствию супруги. К ее насмешливо-лукавому взгляду, нежным и одновременно сильным рукам. К теплому дыханию на своем плече по утрам. Неожиданное счастье стоило месяца, проведенного в постоянном страхе. Месяца, который прошел между тем днем, когда Абель о чем-то договорился с отцом, и датой, когда Кристофер повел Марианну под венец.

Большая часть пассажиров уже покинула нижнюю палубу корабля, так что юноша встал и не спеша направился к выходу. Все же интересно, чем Абель расплатился с отцом? И не слишком ли велика была цена? Ведь рано или поздно нужно будет отдать долг другу. Кристофер, конечно, бастард, а не благородный Денова, но это не повод забывать о законах чести. Он поднялся на верхнюю палубу и, пройдя по ней, ступил на трап. Окинул ленивым взглядом поле, прекрасно зная, что никто его не ждет. И неожиданно увидел Абеля, стоящего прямо у нижнего конца трапа. Гнец улыбнулся и помахал Крису рукой.

— Здравствуй! — Сбежавший вниз юноша обнял друга.

— Здравствуй! — весело ответил тот.

— Честно говоря, не ожидал, что меня кто-нибудь будет встречать.

— Да у меня просто было свободное время, вот и решил повидать тебя. А то попадешь сейчас в цепкие ручки Кристины, и пока она все свои мысли и переживания не обсудит — не выпустит.

— Сестра такая — ей палец в рот не клади, — засмеялся Кристофер. — Надеюсь, ты не обижаешься, что я решил жить у нее?

— Ни капли. — Абель помотал головой. — Думаю, мы найдем способ увидеться. Как-никак в одной группе учимся.

— Это точно, — согласился Крис. — Кстати, об учебе в одной группе. Вы ведь помирились с Кристиной?

— Вроде того. Она даже предложила начать все сначала. Правда, мне до конца не понятно, какое именно «все» она имела в виду.

— Прекрасно. Знаешь, я пытался ей объяснить, что ты отказался от свадьбы из-за меня, но она не слушала. Надеюсь, сейчас у меня получится лучше.

— Не надо. Любое упоминание о произошедшем может потревожить ее воспоминания. Лучше постарайся не напоминать ей о том времени. Переводи разговор на другие темы. Мне не хочется, чтобы Кристина вновь перестала разговаривать со мной. Или с тобой, если уж на то пошло.

— Да, ты прав. — Кристофер кивнул. — Как-то я сам не подумал.

— А что мы тут стоим? — спохватился Абель. — Пойдем. Там карета дожидается.

— Ага. И наверняка в ней сидит одна из твоих горничных.

— Хорошо еще не таскается за мной по всему воздушному порту, — посетовал Гнец. — Я же не способен постоять за себя самостоятельно. Приходится терпеть присутствие телохранительниц.

— Да я и не думал смеяться. — Крис грустно улыбнулся. — Сейчас мне бы и самому не помешала пара телохранителей. Особенно таких симпатичных, как у тебя. Но где их взять? Людям отца я больше не доверяю. Просить у твоей семьи? Так я не хочу выглядеть в глазах новых родственников слабаком и трусом.

— Возможно, я смогу тебе помочь. Хотя обещать ничего не буду.

— Не надо просить за меня, Абель, — Кристофер вздохнул, — сам как-нибудь справлюсь.

— Просить? Я и не собирался. Просто постараюсь подыскать пару надежных бывших военных. Возможно, не особенно симпатичных, но умеющих обращаться с оружием. Платить им сможешь?

— Конечно, смогу. — Юноша повеселел. — Да и вообще я собирался осмотреться и начать зарабатывать собственные деньги.

— Тогда желаю тебе успеха, — поддержал его Гнец.

 

Ла Абель Гнец

— Зайдешь в гости? — спросил Крис, когда карета начала замедлять ход.

— Нет, — покачал головой я, — надо еще несколько мест посетить. А твоя сестра не оценит, если такой гость исчезнет, пробыв всего лишь полчаса. Лучше вообще не говори ей, что видел меня сегодня, — пусть не расстраивается.

— Хорошо, не скажу. Но и ты не забывай, что мы тебя ждем в гости.

— Разумеется. Не завтра, так послезавтра обязательно приеду.

Мы распрощались. Карета тронулась дальше, как только Кристофер покинул ее. Я мысленно поставил галочку напротив очередного дела из длинного списка Мой друг частенько откровенничал со своей сестрой и мог сболтнуть чего-нибудь лишнего. После нашего сегодняшнего разговора можно было хотя бы надеяться, что он постарается поменьше говорить на определенные темы. При некотором везении мне удастся поддерживать свой прежний образ в глазах общественности еще хотя бы несколько месяцев. Если повезет, то за это время нам с Кристиной удастся вернуться к прежним отношениям, и она не станет ни с кем делиться лишней информацией о моей скромной персоне.

А вообще, я уже так сильно не опасался раскрытия правды о своих талантах, как год назад. У меня был собственный источник дохода, дом, верные люди. И некоторая самостоятельность. Родственникам больше не удастся так легко заставить меня поступать согласно их желаниям. Однако отказываться от возможности приобрести еще некоторое преимущество в нашем противостоянии я не собирался. Да и угроза со стороны «весовщиков» никуда не делась.

Для выживания в таких условиях требовалась вся помощь, которую получится собрать. Сокол обещал информационную поддержку, а возможно, и не только ее, но этого было мало. Да и зависеть от него мне не хотелось. Так что я рассматривал сразу несколько вариантов сотрудничества с разными людьми. Например, с Белиндой Фосс, которая могла помочь как с поиском разнообразных специалистов, так и с обретением торговых связей. Некоторую пользу я собирался получить и от дружбы с Крисом. Большую часть прошлого года, пока я занимался магией и старался решить возникающие проблемы, он проводил на вечеринках, обзаводясь знакомствами, полезными и не очень. Если Штефан сможет подыскать подходящих людей на роль телохранителей, можно будет убить сразу двух зайцев — обеспечить товарищу дополнительную защиту и собрать еще немного информации об аристократах Солиано. «Весовщики» рано или поздно узнают, кто именно виновен в исчезновении предназначенного им груза.

Что будет после — непонятно. Есть шанс, что они оставят меня в покое, учитывая, чей я сын, но наверняка ничего утверждать нельзя. Вот на случай негативного варианта развития событий и требовались разнообразные связи. Умение отбить нефизическую атаку с неизвестного заранее направления грозило стать жизненной необходимостью.

— Мы приехали, господин Абель, — вырвал меня из размышлений голос Мики.

— А? Спасибо, — поблагодарил я девушку.

Стоило покинуть карету, как моему взгляду открылась идиллическая картина — одно- и двухэтажные небольшие домики, стоящие посреди аккуратно подстриженных лужаек и окруженные низенькими декоративными заборчиками. Свободного пространства вокруг зданий было столько, что мне была видна не только Клубничная улица, на которой мы стояли, но и соседняя Черничная и следующая за ней, название которой осталось неизвестным. Своеобразный райский уголок для тех, кто не имел возможности или желания поселиться в центре летней столицы.

Я приоткрыл окрашенную в белый цвет резную калиточку, высотой едва-едва дотягивающую до моего пояса, и пошел по выложенной плиткой дорожке к дому. Сзади цокала каблучками Мика. Дойдя до дверей, потянул пару раз за свисающий слева от них красный шнур дверного звонка. Ждать пришлось недолго — не прошло и минуты, как мне открыли.

— Здравствуйте, господин Гнец. — Седой слуга с испещренным морщинами лицом склонился в приветствии. — Прошу вас, проходите.

— Здравствуйте. — Я видел старика первый раз в жизни и понятия не имел, как именно стоит к нему обращаться. — Мне бы хотелось увидеться с Мелисандой.

— Разумеется, господин. Позвольте проводить вас в гостиную. Госпожа уже предупреждена о госте и сейчас спустится.

Я шагнул через порог, думая о том, что мысль взять сегодня с собой Мику оказалась крайне своевременной. Ибо окажись на месте рыжей Риккарда, она могла принять предупредительность здешних слуг слишком близко к сердцу. После чего начала бы обмениваться опытом и пытаться подражать. Ее стремление стать идеальной служанкой иногда принимало странные формы.

 

Лу Мелисанда Факаш, старшая наставница

Мелли спустилась в гостиную сразу, как только узнала о прибытии гостя. Она даже не стала тратить время на переодевание. Конечно, с точки зрения общественной морали выходить к мужчине одетой в один лишь халат (с нижним бельем под ним, разумеется) считается неприличным, но и ожидающий женщину Абель, и Ингви, в доме которого они находились, относились к подобным поступкам гораздо проще. К тому же халат был непрозрачен, запахивался до самого горла, и его полы опускались ниже колен. Так что Мелисанда не находила в своем поступке ничего достойного осуждения.

— Привет, Абель! — Ей хотелось с визгом броситься навстречу и повиснуть на шее юноши, выражая таким образом восторг от его возвращения, но, представив, как это будет выглядеть со стороны, удержалась.

— Привет, Мелли. — Гнец встал ей навстречу.

— Сиди-сиди, — замахала на него руками Мелисанда, — я сама сейчас устроюсь рядом. У меня столько всего случилось за лето — весь день рассказывать могу и не закончу. Ты ведь не собираешься меня вскоре покинуть?

— Нет. Я надолго. Даже Мику планировал отпустить, если мои планы не войдут в противоречие с твоими.

— Конечно, не войдут. Мне безумно приятно, что ты появился так рано. Значит, тебя интересуют не только деловые переговоры с Ингви, до возвращения которого еще часов шесть. Если он не задержится. Отпускай свою горничную, чтобы нас никто не отвлекал после того, как принесут напитки и я начну болтать без умолку.

Мелли запрыгнула в кресло и замурлыкала от удовольствия: Абель приехал! Зиона и Ингви были прекрасной компанией, не дававшей ей грустить или скучать, но некоторые вещи обсуждать с ними не имело никакого смысла. Мелисанда и не пыталась. Хотя очень хотела. Но ее успехи, достижения, радость от познания новых горизонтов мира магии мог оценить только такой же сумасшедший, как и она сама. Например, Абель Гнец. К тому же юноша был ее близким другом. И потому Мелли готова была танцевать от счастья, радуясь его визиту.

— Все, теперь я полностью в твоем распоряжении. — Вернувшийся Абель опустился в кресло напротив женщины.

— Надеюсь, ты получил приглашение на мою свадьбу? — тут же спросила Мелисанда. — Если что, вопрос риторический. Я его лично в руки Риккарде отдавала, так что наверняка ты узнал о письме, как только появился дома. Если не раньше.

— Ну, в общем, да. Ты, видимо, хорошо ее попросила.

— И не думала даже. Рикка и без моей просьбы ни за что не позволила бы скрыть от тебя столь важную информацию, так что за судьбу письма я не беспокоилась. Несмотря на то что мы с твоей горничной не очень ладим. Точнее, она меня за что-то не любит.

— Гм, никогда не замечал между вами каких-то трений.

— Абель, прости меня за откровенность, но ты много чего не замечал. Впрочем, можешь забыть, о чем я говорила, — мы с Риккой не ссорились и ссориться не собираемся.

— Приятно слышать.

— Да ладно. Нашли тоже, что обсуждать, — мои взаимоотношения с твоей горничной… Давай я лучше достижениями похвастаюсь. Меня две недели назад повысили до старшего наставника. Представляешь? Обычно для этого нужно проработать не меньше десяти лет. Исключение делается только для людей, «обладающих глубокими познаниями в области, преподаваемой курсантам». Никогда даже не думала, что такое могут сказать про меня. А они сказали. Ректор Калас был председателем комиссии! А потом сам поздравлял и вручал значок старшего наставника! Теперь я буду еще и лекции читать. У вашей группы — тоже. Вот тогда поспорим! — Мелли потерла руки.

— Эмм… — Абель, кажется, растерялся. — На мой взгляд, спорить на лекциях с наставником — не самая лучшая идея.

— А после них — можно? Значит, на лекциях ты будешь со мной соглашаться, а потом кричать, что я не права.

— Так хотя бы твой авторитет наставника не пострадает. К тому же я никогда не кричал — это твоя прерогатива.

— Ну ладно, — Мелисанда смутилась при упоминании о своей несдержанности, — во имя авторитета, будем спорить только после лекций. Или перед ними. Но ты не задирай нос, у меня тоже найдется, чем тебя удивить.

— Чем же?

— Например, сейчас я почти закончила дорабатывать твой следящий амулет. Еще немного, и можно будет передавать готовые заклятия артефактору. Я смогла сгладить поступающее на сетчатку глаза изображение, и теперь его появление так не шокирует. С поворотом картинки разобралась — теперь наклон получается не более пяти градусов. Добавила усиленную светочувствительность. Само заклятие осталось таким же незаметным — часть чар я перенесла на другой конец связующей нити, и они теперь крутятся вокруг головы использующего артефакт человека. И все в течение двух месяцев, между делом. Впечатляет?

— Ага, — произнес Гнец. Восторга в его голосе не слышалось.

— Эй, ты чего? — Мелисанда растерялась. — Абель, ты что — обиделся? За то, что я так переработала твое заклятие?

— Да нет… — Юноша покачал головой.

— Тогда в чем дело? — Женщину вдруг осенило. — Это из-за Ингви, да? Ты не хотел, чтобы твоей разработкой пользовалась Служба безопасности Солиано?

— В общем, да. Но ты тут совсем ни при чем. Мои желания — всего лишь мои желания.

Гнец вроде бы выглядел как обычно, но Мелли интуитивно чувствовала, что юноша расстроился. Она вдруг испугалась того, что Абель уйдет. Исчезнет из ее жизни. Не сейчас, а через неделю, месяц, год, но обязательно исчезнет. Сначала начнет скрывать свои настоящие эмоции под маской вежливости. Потом станет реже заглядывать в гости. И в конце концов будет только учтиво здороваться, случайно встречая на каком-нибудь до жути официальном мероприятии.

— Абель, послушай меня, пожалуйста. — Мелисанда села в кресле ровнее и посмотрела другу прямо в глаза. — Я прекрасно понимаю, что и у тебя, и у Ингви есть множество секретов. Многими из которых вы не собираетесь делиться друг с другом. У каждого свои интересы и цели. Мне, наверное, стоило бы выбрать одного из вас, чтобы избежать недопонимания. Но я не хочу. Ты мой друг, а он — будущий муж. И то и другое значит слишком много, чтобы можно было вот так легко отказаться. Поэтому я попробую сохранить вас обоих. Ты понимаешь меня, Абель?

— Вполне. — Юноша кивнул.

— Тогда будь уверен, что, разговаривая со мной, ты разговариваешь именно со мной. Если ты попросишь передать что-нибудь Ингви, то я передам, но это будет вполне обычная реакция в ответ на вполне обычную просьбу. Я не буду наушничать или добывать информацию. Ни для тебя, ни для него. Можешь говорить и оставаться уверенным, что никому твои слова пересказываться не будут. Я сохраню любую тайну так же, как и раньше, — Мелли буквально выдохнула эту тираду.

— Уверена? — Абель чуть улыбнулся.

— Нет. Ингви иногда бывает слишком проницательным. — Мелисанда вздохнула. — Но я очень сильно постараюсь.

— Надеюсь, ты не обидишься, если я не стану посвящать тебя в некоторые свои планы? — спросил Гнец.

— Ты вправе хранить от меня какие угодно тайны. Я только надеюсь, что мы по-прежнему останемся друзьями и наша обоюдная скрытность не зайдет слишком далеко.

— Будем надеяться вместе.

— Ага — Глядя на повеселевшего Абеля, Мелисанда почувствовала, что ее опасения отступают. — Кстати, Ингви мне сказал, что ты не будешь против, если я доработаю следящий амулет. Он что, соврал?

— Полагаю, нет. Просто ты не привыкла общаться с высшей аристократией, вот и попалась на обычную уловку.

— Какую? — Мелисанда нахмурилась.

— Говорить ту правду, которую люди хотят услышать. Я ведь действительно не против того, чтобы ты доработала мой амулет. Меня смущает, что он получит широкое распространение так рано. Кроме того, изначально планировалось на нем еще и денег заработать.

— Знаешь, Абель, мне, наверное, стоит подробнее обсудить этот вопрос с Ингви. Формально он, может, и не солгал, но по сути — обманул. Я не хочу всю жизнь искать в его словах второй смысл.

— Не успел я приехать — и уже стал причиной вашего конфликта…

— Ты, как настоящий друг, своевременно указал мне на недостатки будущего супруга. Не беспокойся, я не собираюсь устраивать скандал или втягивать тебя в наши разборки. Сами поговорим.

— Спасибо. А то мне с твоим будущим мужем еще дела иметь…

— Я постараюсь ничего не испортить. Хочу, чтобы вы подружились, и мне никогда не пришлось бы выбирать, кого поддержать в первую очередь. Но… — Мелисанда нахмурилась. — В этой истории с амулетом Ингви был не прав. Я отдам тебе все свои расчеты и помогу договориться с ним о цене за использование артефактов. Кстати, хочу долю с продаж — не зря же столько мучилась.

— Коммерсантов, — хмыкнул Абель.

— Да, — самодовольно улыбнулась Мелли, — с вами и не такому научишься.

 

Ла Абель Гнец

— А я тебе говорю, что вот здесь надо не так делать! Твои идеи гениальны, Абель, но в плане практической реализации оставляют желать лучшего. Что будет, если концентрация мага нарушится?

— Да ничего страшного. Максимум будет небольшой перерасход энергии и свечение в области наложенного заклятия.

— Вспышка будет, а не свечение! Причем такая вспышка, что можно и глаза повредить! Как с тобой сложно… Ты меня специально доводишь, да? Ну почему я пообещала не ругаться неприличными словами?

Мы с Мелли сидели, склонившись над столом, и разбирали очередную мою задумку. Когда начавший проявляться в наших отношениях ледок был сломан, все вернулось на круги своя. То есть я достал первичный проект очередного заклятия, а Мелисанда попыталась рассказать, почему оно не будет работать. Надо заметить, критиковать она не умела абсолютно. Никогда. Уже через несколько минут обсуждения Мелли начала размахивать руками и сетовать на слабость моей теоретической базы. А к концу часа споров добрую треть ее речи составляли нецензурные слова и выражения. Именно тогда, во время перерыва на распитие чая, я и заставил ее дать обещание сегодня больше не ругаться. Или хотя бы делать это более культурно.

Мелли вдруг замолчала. Я поднял голову от разложенных на столе бумаг и посмотрел на нее. Затем проследил направление ошарашенного взгляда подруги и обнаружил сидящего на подлокотнике моего кресла Сокола.

— Вот решил проверить, сколько вам понадобится времени, чтобы меня заметить, — в ответ на мой невысказанный вопрос произнес Гнешек.

Могла бы и предупредить, — упрекнул я Диану.

Зачем? — удивилась моя субличность. — Он не представляет ни малейшей угрозы.

Такие люди, как Гнешек, всегда представляют угрозу. Сокол умеет делать далекоидущие выводы из увиденного. Так что мне хотелось бы знать о его приближении заранее.

Учту. — Диана замолчала.

— И долго вы так сидите? — поинтересовался я у хозяина дома.

— Почти четыре минуты. Впрочем, учитывая повышенную температуру ваших споров, это еще недолго. Собственно, если кто-то захочет моего участия в беседе, то имейте в виду, что я дома. В противном случае, не буду вам мешать и удалюсь в кабинет.

Я глянул на разложенные по столу листы с расчетами. До получения картины, устраивающей одновременно и меня и Мелли, оставалось совсем чуть-чуть. Какие-нибудь два-три часа. Может, немного больше. Но дела все же были первичны.

— Пожалуй, нам стоит прерваться, — предложил я. — Мелли, ты подождешь, пока мы обсудим пару вопросов?

Женщина кивнула.

— Не убирай, пожалуйста, ничего. Думаю, мы еще вернемся сегодня к нашему спору.

— Хорошо.

— Знаете, я с удовольствием осмотрел бы ваш кабинет, — повернулся я к Соколу. — Удовлетворите мое любопытство, господин Ингви?

— Просто Ингви, — поправил он. — Если вы, конечно, позволите мне называть вас Абелем.

— Думаю, что позволю.

Мы перешли из гостиной в кабинет. Ничего особенного — комната как комната. Книжные шкафы, письменный стол и сейф высотой в мой рост — классика. Гнешек запер дверь на ключ, после чего активировал наложенные на помещение заклятия. Единственное окно тут же затянуло темной пленкой. Однако сразу же включившийся светильник компенсировал этот недостаток. Браслет на моем левом запястье полыхнул зеленым, сообщая об отражении какого-то заклятия. Впрочем, судя по цвету вспышки, никакого вреда жизни или здоровью его магия в себе не несла.

— Привычка, — извиняющимся тоном произнес Сокол, — дома ни одного серьезного разговора без защиты не веду.

— Вполне вас понимаю. Сам подумывал об усилении мер безопасности, но, к сожалению, не имею среди помощников артефактора.

— Могу одолжить парочку, — предложил Гнешек.

— Благодарю, но не стоит, — покачал головой я. Доверие к Соколу было еще не настолько велико, чтобы предоставлять его специалистам доступ к защите моего дома.

— Если передумаете — только попросите. — Он слегка улыбнулся, прекрасно понимая причину отказа. — Кстати, об артефактах и артефакторах. Занимаясь следственными мероприятиями по делу о покушениях на Кристофера Денова, мои люди совершенно случайно вышли на мастера, изготавливающего амулеты по вашему заказу. Надеюсь, вы не будете против, если я тоже немного попользуюсь этим изобретением?

— Боюсь, что от меня теперь мало что зависит. Мелисанда, похоже, твердо намерена продавать упомянутые изделия вашей службе. Она уже потребовала взять ее в долю и даже торговалась относительно процентов.

— М-да… — Сокол провел рукой по голове, взъерошив светлые волосы.

— Вы же сами хотели женщину, которая встряхнет вашу жизнь, — не удержавшись, поддел его я.

— Хотел, — не стал спорить Гнешек. — Надо будет отправить ее к Ли Каласу торговаться насчет цены. Будет интересно понаблюдать за их спором. Но давайте отложим обсуждение артефактного бизнеса на потом. Сейчас, если позволите, я бы хотел перейти к делу.

— Конечно.

— Самое главное — на данный момент никто не проявляет заметного интереса ни к известной нам партии контрабандных товаров, ни к каналам ее возможного сбыта К Абелю Гнецу или Штефану Цвангу — тоже. Разумеется, за исключением значительного количества молодых женщин, озабоченных проблемой выгодного замужества. Впрочем, господин Цванг не интересует даже их.

Я поморщился. Постоянно крутящиеся вокруг девушки успели стать моей головной болью еще в прошлом учебном году. И, судя по всему, в текущем их количество уменьшаться не собиралось.

— Не знаю, как долго продлится столь благостная ситуация, — продолжал тем временем Сокол, — но полагаю, что еще минимум несколько месяцев. Я достаточно хорошо встряхнул любителей контрабанды, заставив многих из них забиться в самую дальнюю щель и стать на время крайне законопослушными гражданами. В качестве официальной причины творившейся у нас здесь суеты был назван поиск убийц императорских боевиков. Полагаю, мне даже поверили. Кстати, не раскроете имена хотя бы парочки столь выдающихся личностей?

Я отрицательно покачал головой.

— Жаль. Но вернемся к делу. Встряхнули контрабандистов. Нескольких даже посадили. Посадили бы и больше, но облавы и поиск мелких правонарушений — не мой профиль, да и сильной паники создавать не хотелось. Ваши протеже тоже задергались, даром что живут в другом городе и в Солиано почти не работают. Вы бы их хоть предупредили, что ли. Кстати, праздный вопрос: не знаете, почему господин Цванг называет их близнецами? Я видел эту чернокожую парочку — они ни капли не похожи друг на друга. Прозвища в криминальной среде у них тоже совсем другие.

— По словам Штефана — из-за того, что он их постоянно путает. А так как разумный взрослый человек, к которым мой друг себя относит, может перепутать только очень похожих людей, остается единственный возможный вывод: Арнольд и Габриель — близнецы.

— Кажется, я недооценил оригинальность мышления господина Цванга, — задумчиво пробормотал Гнешек. — Да. Так вот. Кроме розыскных мероприятий, я провел несколько мелких операций для отвода глаз. Позволил всплыть информации о старой переписке между некоторыми аристократами Домов Весов и Крылатого Меча. Нанял группу спецназа у генерала Крига для охраны одного из складов. Склад формально принадлежит торговцу из «весовщиков», контракт на значительную сумму подписали задним числом. Если наш противник перепугается не слишком сильно и все же примется за поиск информации, то он обязательно задумается над тем, что же охраняли столь сильные бойцы на обычном складе в так интересующий всех промежуток времени. Кстати, чисто теоретически, учитывая количество нанятых головорезов Крига, они вполне способны были противостоять императорскому спецназу.

— А генерал не захочет предъявить нам претензии за втягивание его людей в столь некрасивую ситуацию?

— Ни в коем случае. Он вполне понимает, что за такие деньги профессионалы не могут просто просидеть на одном месте. А раз понимает и заключил контракт, значит, согласился на участие в интриге.

— Есть еще что-то, что я должен знать?

— Возможно. Я поучаствовал в спорах о «выкупе» за бездарные действия императорских боевиков, понаблюдал за активностью служб безопасности Летнего и Осеннего дворцов и сделал кое-какие выводы. Заказчик оружия — однозначно не император. Но при этом интересующий нас человек или группа людей стоит достаточно высоко, чтобы отдавать приказы с самого верха и иметь возможность скрывать свои следы. В самом худшем варианте против нас действует официальный наследник, но такая вероятность не превышает тридцати пяти процентов. Я изложил для вас свои размышления на бумаге — почитаете на досуге.

— Обязательно.

— С моей стороны пока все. — Гнешек сложил ладони домиком и уставился на меня поверх них. — А теперь позвольте поинтересоваться вашими планами, Абель.

— Мои планы не отличаются разнообразием, — мрачно сказал я. — Буду действовать по обстановке. Скажите, Ингви, вы можете легализовать запрещенное оружие, не прокричав о таком редком событии на всю империю?

— Теоретически да. Практически — не знаю. Можно ничего громко не объявлять, прикрывшись расследованием. Но оружие должно быть занесено в общий реестр. Так что тишина продлится лишь до тех пор, пока кто-то любопытный, вдумчивый или просто исполнительный не перечитает его. Предсказывать, когда именно это произойдет, я не возьмусь.

— Понятно. Значит, отложим легализацию на более поздний срок. Хотя я попросил бы вас к ней подготовиться заранее.

— Договорились.

— Еще хотелось бы получить информацию по тем сотрудникам службы безопасности Летнего дворца, которые, на ваш взгляд, могут быть вовлечены в наше противостояние. И подскажите адрес склада, о котором вы упоминали, и имя его владельца.

— Собираетесь снова ловить на живца? — Гнешек вздернул брови. — Не думаю, что такая тактика сработает. После случившегося «весовщикам» проще забыть о потерянном грузе и организовать движение всех последующих поставок в обход Солиано.

— Меня такой вариант развития событий более чем устроит.

— И вы не хотите найти виновного в утечке технологий Дома?

— Предоставлю совершение подвига вам. Сам я предпочел бы спокойно доучиться.

— Понимаю вашу точку зрения.

 

В комнате царил полумрак. Единственный светильник, стоящий на полу рядом с дверью, горел слабо. Впрочем, находящийся в помещении низенький полный человек читать не собирался, так что имеющегося освещения ему вполне хватало. Давид Риттершанц, официальный наследник императора, обходил начертанную на полу магическую фигуру по периметру, раскладывая в отмеченных местах одноразовые артефакты. Наклоняться было тяжело — объемистый живот мешал гнуться в пояснице. Положив на пол последнюю металлическую табличку с вложенным в нее заклятием, мужчина выпрямился. Постоял немного, тяжело дыша и думая о том, что пришла пора снова проходить оздоровляющие процедуры у целителей. Давид поморщился, представив, как очередной лекарь начнет твердить ему о непозволительно изношенном для пятидесятилетнего Ла теле и необходимости здорового образа жизни. Он не хотел вести здоровый образ жизни. Торговля, интриги и борьба за власть и без того съедали слишком много времени. Наследник императора не желал тратить оставшееся на какие-то дурацкие тренировки, предпочитая им дорогое вино, вкусную еду и иногда женщин.

Мысль о женщинах породила новую волну недовольства, заставив вспомнить о проблемах с сестрами. Мало ему было одной Тамары, нацелившейся после смерти отца на роль теневой правительницы империи, так теперь еще и о Лидии приходится думать. Девчонка незаметно выросла, достигнув двадцатилетнего рубежа, и тоже задумалась о сторонниках. Давид был бы совершенно не против, вербуй она их на территории Весеннего дворца, где традиционно сильна Тамара, так ведь нет: младшая сестра искала подходящих людей в Зимнем и Осеннем дворцах, лишая официального наследника возможных союзников. Стерва. А некоторые еще удивляются, почему отец женился, только когда его возраст перевалил за сотню лет, да и после появлялся в спальне матери лишь для того, чтобы поучаствовать в зачатии очередного отпрыска…

Давид постарался выбросить из головы неприятные мысли и активировал начертанное на полу заклятие. Сложная магическая структура начала действовать. Теперь оставалось только дождаться ответа. Чары являлись более могущественным аналогом Зова — они не спрашивали направления, не обязывали лично знать адресата и могли дотянуться до самого дальнего уголка империи. Однако даже они имели недостаток — человек, с которым устанавливалась связь, должен был построить точно такое же заклятие. Кроме того, в переговорах столь высокого уровня требовалось соблюдать секретность. В итоге заклятие, используемое Давидом, было разделено на шесть частей, каждую из которых создавал отдельный чародей и вкладывал ее в артефакт. Вдобавок самому наследнику, практически не знакомому с искусством магии, пришлось потратить более сотни рабочих часов на изучение способа активации чар при помощи собственных сил. В общем, сложностей хватало. Но зато такой подход позволял обеспечить конфиденциальность.

— Приветствую вас, Владыка, — неожиданно прозвучавший голос заполнил собой комнату. Давид поморщился — титул, которым он так гордился, в устах этого человека звучал пусто и нелепо.

— Приветствую, — отозвался наследник. — Сообщаю, что отправленный вами товар получен в целости и сохранности. Свою часть договоренности я тоже выполнил. Результаты вы сможете наблюдать не позднее следующей недели.

— Рад слышать. — Несмотря на то, что заклятие обеспечивало исключительно мысленную связь, Давид четко слышал легкое эхо, порождаемое акустикой комнаты и голосом собеседника. — Но вы ведь хотели обсудить что-то еще, не так ли?

— Да. Мне недостаточно одних драконьих посохов. Нужны яйца феникса. Хотя бы два. Но я готов оплатить и четыре.

— Вы просите слишком много. — Собеседник явно не был в восторге от запросов Владыки.

— Возможно, — не стал спорить Давид, — но я готов платить. Итак?

— У меня просто нет того, что вам нужно. Получить даже одно неучтенное яйцо крайне сложно. Не говоря уже о двух и более.

— Разве не вы контролируете их производство? Неужели так сложно признать феникса бракованным?

— Сложно. Даже бракованный феникс подлежит учету. К тому же после того, как пропал переданный вам груз, мне пришлось принять кое-какие меры для обеспечения собственной безопасности. А действия подобного рода отнюдь не увеличивают возможности для проведения махинаций.

— Тем не менее могу ли я получить яйца фениксов? — Давиду не понравилось, какое направление норовил принять разговор. Напоминания о неудаче, закончившейся смертью Руфуса, злили его, как ничто другое.

— Можете. Через год или полтора. Именно столько понадобится, чтобы получить нигде не зарегистрированных големов. И вам придется увеличить цену.

— Хорошо. — Возможное увеличение цены наследника не обрадовало, но возражать он не стал. — Свяжитесь со мной, как только появится хотя бы одно яйцо для продажи.

— Обязательно.

ГЛАВА 3

Штефан Цванг, курсант

— Ну, ты готов? — жизнерадостно спросил Абель.

— Готов, — проворчал Штефан. — Вот только не пойму, зачем надо было поднимать меня в шесть утра.

— Затем, что встреча у нас назначена на восемь, а Рикке еще иллюзорный облик на твою небритую физиономию накладывать.

— Что за манера назначать деловые переговоры на такую рань, — тяжело вздохнул Цванг. — Все-таки зря ты, шеф, в летнюю столицу приехал. Теперь мне опять предстоит не высыпаться. Знаешь, как хорошо было в твое отсутствие? Каждый день выходной, восемь часов сна минимум, никакой сумасшедшей беготни. Из плохого — только нещадно эксплуатирующая меня Сонано.

— А ты постоянно пытался поесть за чужой счет, — огрызнулась Рикка.

— Не за чужой, а за счет работодателя, — возразил Штефан. — И вообще, Абель, твоя прислуга ужасно распустилась за время отсутствия хозяина. Вон даже возражать что-то пытается, хотя раньше только фыркала и смотрела уничижительно.

— Кончай препираться. Обувайся давай и выходи, — отказался поддержать товарища Гнец.

— Уже, — вздохнул курсант, натягивая черные замшевые сапоги. — Куда, кстати, едем и зачем?

— Склад смотреть. — Абель покинул квартиру первым. — Если он нас устроит, то арендуем на значительный период.

— Так. А позавчера мы чем занимались? — Штефан пропустил Рикку вперед и вышел следом за ней. — Или тот склад тебе уже разонравился?

— Не разонравился. Вдобавок я уже заплатил за него деньги. Но он — приманка для «весовщиков». Сокол уже обеспечил их интерес к тому помещению, а мы добавим. Завезем ящики, наймем неплохую охрану и понаставим заклятий. Если наши противники не забросили свои розыскные мероприятия, то они обязательно засветятся.

— Угу. Только судя по данному тобой описанию, нам потребуются люди и деньги. Причем чем больше, тем лучше. — Штефан догнал Абеля и пошел рядом с ним.

— В данном конкретном случае нам потребуется только Сокол. Он, конечно, сделает это не бесплатно, но скидку «по дружбе» предоставит значительную.

— Ладно, понял. А еще один склад нам зачем? Или ты собираешься приманками всю летнюю столицу утыкать?

— Нет. Второй склад нужен для вполне обыденных целей. Мне не нравится, где ты хранишь груз.

— А что не так? Тихое, неприметное место.

— Вот именно. Тихое. — Абель бросил быстрый взгляд на Штефана. — Сейчас, когда служба безопасности Солиано перестала трясти криминальный мир, воры и контрабандисты снова начнут активно искать, где можно подзаработать. Стоит активизироваться каким-нибудь идиотам вроде нас с тобой, и ящики с оружием без какого-либо шума в очередной раз сменят хозяев.

— Полагаешь, на легальном складе товару будет лучше?

— Да. Можно вполне официально нанять охрану и установить хорошую сигнализацию. Это никого не удивит и не привлечет лишнего внимания. К тому же склад располагается в оживленном районе и довольно недалеко от одного из стационарных постов сил правопорядка. В таких условиях налетом его брать никто не рискнет. Даже императорский спецназ. Весь товар легализован и является моей собственностью. Небольшой налог за него в казну Каласов я оплатил. Так что никаких проблем с законом не предвидится. Сплошные преимущества.

— Хорошо. А тебя совсем не волнует интерес, который твоя сестра, папа или кто там еще может проявить к арендованному помещению? Не говоря уже о том, что хозяин склада наверняка поинтересуется, какие именно грузы будут там храниться.

— Не поинтересуется. — Абель качнул головой. — Я ведь не просто к первому попавшемуся человеку обратился. Селина по моей просьбе копался в течение трех ночей в голове владельца первого склада и в качестве приятного дополнения выудил оттуда некоторую информацию по коллегам и конкурентам.

— Ого, а я еще жаловался, что мне спать не дают. — Они дошагали до кареты, и Штефан открыл перед Абелем дверцу. — Беру свои слова обратно, шеф.

— Рано радуешься. У меня и на тебя планы имеются, — вернул друга с небес на землю Гнец.

 

Ла Абель Гнец

До склада мы добрались без происшествий. Да и какие могут случиться происшествия со спокойно едущими в карете людьми? По крайней мере, если у этой кареты нормальные рессоры и она не рассыпается на ходу. Впрочем, в настолько изношенных экипажах мне ездить не доводилось, хотя я и был осведомлен об их существовании. На место мы прибыли задолго до назначенного времени, но владелец помещения уже был там, расхаживая взад-вперед перед воротами.

— Здравствуйте, уважаемый Трист, — вежливо поприветствовал его я, покидая экипаж.

— Здравствуйте, здравствуете, уважаемые. — Мужчина пошел нам навстречу, широко раскинув руки, словно собираясь заключить в объятья.

— Простите, что так рано.

— Ничего-ничего, я только рад. — Он резко опустил руки, хватая меня за правую кисть и тряся ее в приветственном рукопожатии. — По прихоти судьбы мне приходится работать ночами, и ваш визит позволит пораньше отойти ко сну. Проходите внутрь, осматривайтесь. Я готов все показать и рассказать. — Трист выпустил мою конечность и вцепился в Штефана.

— Да, да, разумеется. Сейчас все осмотрим. За тем и приехали. — Мой друг высвободил руку, напустил на лицо сосредоточенное выражение и поспешил скрыться внутри помещения, оставив общительного владельца склада на нас с Риккой.

— Знаете, вам ужасно повезло. Предыдущие арендаторы оставили после себя прекрасную действующую систему сигнализации, — Трист снова повернулся ко мне, — так что можно сэкономить не только на устанавливающих защиту магах, но и на наполнении чар силой. Еще месяц или даже два зарядка не потребуется. А я при сделке возьму с вас только двадцать процентов от реальной стоимости такой магии.

— Прекрасное предложение, — вежливо улыбнулся я. — Полагаю, полное описание сигнальной системы и страховка при ее неправильном срабатывании входят в озвученную стоимость?

— Эмм… Боюсь, что нет, — сбавил обороты владелец склада. — Видите ли, я не являюсь лицензированным в области защиты магом и не могу выдать таких бумаг.

— В таком случае система не может быть признана действующей. Сколько вам понадобится времени, чтобы избавиться от нее?

— Вы знаете, я бы хотел сдать склад в аренду как можно скорее. Сигнализация действительно рабочая. Любой маг способен это подтвердить. — Поняв, что выдать недостаток помещения за его достоинство не удастся, Трист погрустнел.

— Боюсь, меня не интересуют подтверждения «любого мага». Но если моего компаньона устроит то, что он увидит, то я готов снять склад сразу и избавиться от чар своими силами. Разумеется, при условии, что вы вычтете соответствующую сумму из полагающейся арендной платы.

— Мы можем обсудить снижение оплаты в первые несколько месяцев. — Он снова попытался получить хотя бы немного дополнительной прибыли, рассрочив платеж.

— Не имеет смысла. Я предполагал оплатить аренду сразу на полгода. Если сойдемся в цене.

— Сойдемся, обязательно сойдемся, — уверил меня опять вернувший себе хорошее настроение Трист.

Мы еще пообщались некоторое время, ожидая, пока Штефан закончит осмотр и сможет выдать свое заключение. Владелец склада, видимо почуяв наживу, расспрашивал меня о бизнесе и рынках сбыта. Я давал ему один ответ за другим, где-то скрытничая, где-то отделываясь общими словами и чувствуя, что влез не в свое дело. Играть торговца оказалось гораздо сложнее, чем виделось вначале. По-хорошему, стоило бы использовать мозг заранее и отправить вместо себя Майю. Уж она бы смогла не только достоверно изобразить из себя деловую женщину, но и позволить мне решать вопрос о деньгах, не вызвав при этом ни малейших подозрений. К сожалению, я еще не привык поручать большинство задач подчиненным и отправлялся делать дело сам, несмотря на отсутствие необходимых навыков. Положение спас вовремя вернувшийся Штефан.

— Сойдет, — вынес свой вердикт он, с грустью рассматривая сапоги, ставшие от пыли серыми. — Грязно, внутренние перегородки мешаются, освещения никакого, но стены и фундамент надежные. После небольшой реконструкции пользоваться можно.

— Какой реконструкции? Зачем реконструкции? — всполошился Трист.

— Простой. Все эти ваши деревянные стенки, делящие помещение на части, — явно временная конструкция. Их надо убрать. Еще придется усилить крышу — слишком хлипкая.

— Там хорошая крыша. В прошлом году только чинили, — продолжал полупричитать-полууговаривать нас хозяин склада.

— Дорого? — поинтересовался я у Штефана, стараясь не обращать внимания на стоны не желающего терять деньги человека.

— Мелочь, — ответил мой друг.

— Уважаемый, — повернулся я к Тристу, — мое предложение таково: мы чиним и укрепляем за свой счет крышу, а вы не спрашиваете нас, куда подевались некоторые из внутренних перегородок.

— Мм… Тут, конечно, зависит от качества ремонта… — сразу принялся тот прикидывать степень выгоды.

— Ремонт будет качественным. Мы даже пустим вас на него посмотреть.

— Вы такие требовательные, такие требовательные, — вздохнул Трист, — но на что только не пойдешь, чтобы арендатор остался доволен… Давайте уже обсудим цену.

 

Риккарда Сонано, горничная

Условия аренды помещения были обговорены. Раскланивающийся и потирающий руки владелец склада получил свои деньги. Можно было уезжать. Рикка придержала дверь кареты для забирающихся внутрь мужчин и запрыгнула следом за ними. Шепнула вознице через небольшое окошко адрес, по которому их требовалось отвезти, и повернулась к господину.

— Ну как? — мрачно поинтересовался Абель. — Я хоть чуть-чуть был похож на торговца?

— Был, был, — покивал Штефан, — особенно когда спорил по поводу крыши.

— Несомненно, были, — поддержала Цванга Рикка. — Вы вели себя как настоящий аристократ.

Гнец зажмурился и тихонько застонал.

— Надо было действительно отправить вместо себя Майю, — наконец открыв глаза, пробормотал он.

— Вы меня не так поняли, господин, — постаралась исправиться Рикка. — Большинство аристократов Дома Весов так или иначе связаны с торговлей. Но они ведут себя как деловые люди, а не базарные купчишки вроде этого Триста. Вот и вы были похожи на такого аристократа.

— Да? — переспросил Абель. — Ну, буду надеяться. Хотя в следующий раз все равно отправлю на такие переговоры Майю. Даже если она и потеряет лишний десяток золотых — ничего страшного. Невелика цена за удачный обман.

— Думаешь отказаться от склада? — подал голос Штефан.

— Нет. — Гнец отрицательно покачал головой. — Ничего страшного не произошло. Трист занимается честным бизнесом (небольшой обман не в счет), никому не наушничает, с преступным миром или службами безопасности не связан. Кроме того, он не особенно любопытен и абсолютно не интересуется, что именно и в каких количествах хранят в снятых помещениях его арендаторы.

— Откуда ты все это узнал?

— Селина. Он читал разум Триста, перед тем как я начал вести переговоры.

— Когда успел? Ты говоришь уже о втором человеке, в мозгах которого копался наш психо. Только не говори мне, что торгаши не имели никакой защиты разума.

— Один имел. Но очень слабую. Все что он скрывал — мелкие торговые секреты. В таких ситуациях не обращаются за серьезными ментальными бастионами к психо четвертой ступени — пользуются чем попроще. А Селина как раз специализируется на взломе защит. Так что никаких проблем не было. Мы проникали в дома к владельцам складов, пока они спали, капали для надежности немного снотворного в нос и работали. Потом даже внушения не приходилось делать.

— Где-то я такой трюк уже видел… — Штефан поскреб щетину на подбородке. — Рикка посоветовала?

— Да, — просто ответил Абель.

— Я так и подумал. Ох, чую, загонишь ты меня, — вздохнул Цванг. — Только вторую неделю в городе, а уже как развернулся!

— Не загоню. Самое срочное я уже закончил. Причем не прибегая к твоей помощи, — успокоил его Гнец. — Просто хотелось успеть как можно больше до начала занятий.

— Успел? А то уже завтра вечером бал для курсантов, а послезавтра — лекции.

— Можно сказать, успел. Все равно, пока крышу на складе не укрепят, возиться с охранными заклятиями нет никакого смысла. К тому же надо подумать, где брать необходимую для их работы энергию. В отсутствие стационарного накопителя и управляющих всей системой чар каждое заклятие надо подпитывать отдельно. А к ним стороннего человека не допустишь. Кстати, Рикка, возможно ли будет взять часть энергии из накопителя особняка?

— Если только в экстренном случае, господин Абель, — ответила девушка. — Пока вы отсутствовали, мы специально не пользовались большинством бытовых заклятий в доме. К тому же я пересмотрела график, по которому к нам приходят маги из городской службы пополнять энергию в накопителе. Майские затраты удалось восполнить только за два месяца. К сожалению, излишки, которые могут быть потрачены на сторону, по-прежнему минимальны. А с учетом потерь при передаче такой подход совершенно неэффективен.

— М-да — Абель поморщился. — Тогда придется ограничиться буквально четырьмя-пятью заклятиями и регулярно ездить поддерживать их самостоятельно.

— Если позволите, то у меня есть несколько мыслей, — осторожно попробовала внести предложение Рикка.

— Я слушаю. — Гнец заинтересованно посмотрел на нее.

— Среди нанятых Штефаном людей есть один начинающий маг. Если его включить в охрану, то он мог бы заряжать заклятия своей силой. Доступ к управлению чарами ему давать не стоит, но если я или вы будем посещать склад время от времени, то позволять этому человеку наполнять энергией защитные чары под нашим присмотром не опасно.

— Интересная мысль. — Абель повернулся к Штефану. — Что скажешь?

— Не вижу никаких проблем, — пожал плечами Цванг. — Особой степени доверия при таких ограничениях все равно не требуется. Если пожелаешь, то могу даже еще одного «чародея» нанять. Вообще, он довольно бесполезен, но для предложенной Риккой работы подходит идеально.

— Нанимай, — тут же согласился Гнец. — Можно будет половину внешнего наблюдения составить из отдельных простых заклятий и отдать под контроль твоим парням.

— Еще можно сделать два комплекта артефактов для внутренней защиты, — снова позволила себе внести предложение Рикка. — Держать один из них дома, постепенно заполняя излишками энергии. Тогда посещать склад надо будет еще реже.

— Да ты в последнее время — просто неиссякаемый источник ценных идей! — похвалил ее Абель. — Сможешь сама составить хотя бы предварительный план защитной сети?

— Да, господин.

— Великолепно! Рикка, ты просто прелесть!

Девушка поклонилась в ответ, сохраняя серьезное выражение лица, но сердце от такого откровенного признания ее полезности забилось чаще.

 

Ла Абель Гнец

Закончив со всеми делами на сегодня, мы отправили Штефана досыпать и вернулись домой, собираясь заняться тем же самым. Несмотря на то что прошедшей ночью нам не пришлось проникать в чьи-либо дома, провести достаточно времени в кровати все равно не удалось. Забота о месте хранения доставшегося мне по воле судьбы вооружения была не самой сильной головной болью. Других задач тоже хватало. Но прямо сейчас я собирался ненадолго забыть о них и попытаться посмотреть хотя бы одно сновидение.

— Сейчас мы с Микой позаботимся о горячем обеде. Вы спуститесь после душа в столовую или принести прямо в комнату? — поинтересовалась Рикка, подавая мне домашние тапочки.

— Наверное, ни то ни другое. Поем, когда проснусь, — отказался я. — А сейчас просто поднимусь наверх и упаду на кровать. Составишь мне компанию? Или предпочтешь оказаться в своей комнате, чтобы тебе не мешали выспаться?

— В своей. Чтобы не мешать спать вам. — Девушка чуть улыбнулась. — Займусь планом защиты склада.

— Мне кажется или всю последнюю неделю ты отдыхала не больше меня?

— Слуги и не должны прохлаждаться, пока их господин работает.

— Понятно. — Я быстро шагнул вперед и подхватил горничную на руки. — Хочу напомнить, кто именно из нас двоих аристократ, способный обходиться без сна вдвое больше времени. Как минимум вдвое. Мне не хочется, чтобы ты начала валиться с ног от усталости. Так что сейчас мы идем спать.

— Хорошо, Абель. Я пойду, куда ты скажешь. Только отпусти, пожалуйста. — Рикка обхватила меня одной рукой за шею и задрыгала ногами, пытаясь заставить вернуть ей вертикальное положение. — Здесь же не твоя комната. Нас могут увидеть. Как я смогу смотреть в глаза людям, став причиной такого урона вашей чести?

— О, Совершенство… — Я со вздохом поставил ее на ноги. — Кто, кроме Сильвии и Мики, может нас здесь увидеть?

— Их вполне достаточно. — Рикка принялась расправлять юбку. — Думаете, им безразличны ваши честь и достоинство? Это не так. Просто они, подобно мне, следуют вашим желаниям.

— Если ты следуешь моим желаниям, то я желаю, чтобы моя горничная отправилась спать, вместо того чтобы фанатично выполнять работу, которую вполне можно отложить на день-два.

— Как скажете. Мне отправляться спать или отправляться спать с вами?

— Иди одна. Будет лучше, если ты отдохнешь. — Я потянулся и поцеловал ее в кончик носа.

— Хорошо. Сейчас отправлюсь. Только принесу в твою комнату холодные закуски. Вдруг все же захочешь перекусить после душа.

— Ладно, договорились. Но смотри, не задерживайся.

Я поднялся к себе. Стянул одежду, отправив ее в корзину, стоящую в ванной комнате, — сегодня было достаточно жарко, чтобы за прошедшие полдня мои вещи пропитались потом насквозь. Как такое выносят простолюдины, многие из которых вынуждены работать с утра и до позднего вечера в помещениях, не оснащенных охлаждающими воздух заклятиями, я представлял с трудом. К счастью, принадлежность к аристократии и наличие достаточного количества денежных средств позволяли избежать подобных мучений — температура воздуха в особняке благодаря магии поддерживалась вполне комфортная.

Смыв с себя пот и грязь, я выбрался из-под душа и, замотавшись в полотенце, прошел обратно в спальню. Оставленная мною на десять минут комната уже не пустовала — на кровати полусидела-полулежала, вытянув длинные загорелые ноги, Сильвия, одетая в короткий домашний халат.

— Меня Рикка попросила присмотреть, чтобы ты не лег голодным. — Улыбающаяся женщина кивком головы указала на поднос с едой, оставленный на столе.

— Надеюсь, у меня есть право голоса в этом вопросе?

— Разумеется. — Сильвия кивнула. — Кто, в конце концов, в доме хозяин?

— Иногда мне кажется, что Рикка. — Я устроился на кровати рядом с женщиной и притянул ее к себе. — Особенно когда она в очередной раз организует перестановку мебели в какой-нибудь комнате. Приезжаю после летних каникул, а в доме на прежних местах только стены остались. Ну и моя комната с библиотекой.

— Еще кухня, — с улыбкой произнесла Сильвия, устраивая свою голову на моей груди. — Тебе не понравились перестановки? Рикка очень старалась. Она хочет, чтобы в твоем доме все было идеально.

— Знаю. Она заботится обо мне гораздо сильнее, чем я сам. Ее желание всегда поступать правильно порой немного утомляет. Мне бы хотелось, чтобы она была чуть менее служанкой и чуть более подругой.

— А по-моему, она счастлива, что является твоей горничной. Позволь ей быть такой, какой она хочет. Подругой могу быть я. Все равно служанка из меня никакая.

— Это уж точно. Не могу представить тебя стоящей у плиты в передничке.

— Ну, если такова твоя фантазия… — Женщина засмеялась, перекатившись с меня на подушку. — Давай ложись нормально, а то так никогда не заснешь. Несмотря на то, что собирался.

Я послушно покрутился, занимая положение вдоль кровати, и попутно сбросил полотенце. Сильвия накрыла меня одеялом и сама забралась под него.

— Ты спи, спи, — шепнула при этом она. — Я просто так рядом полежу.

 

Марианна положила на стол перед собой темно-синюю папку и расстегнула металлическую застежку. Наконец-то она достаточно разобралась со своими прямыми обязанностями, чтобы иметь возможность посвятить немного времени семейным делам. Например, почитать первые доклады от агентов в Солиано о том, как именно проводят время ее брат и муж. Она ведь не обещала Абелю, что прекратит вести за ним наблюдение. Да и отец к своему старшему сыну интереса не утратил.

Женщина просмотрела письма одно за другим. Пустышки. Как она и подозревала. Наблюдатели, конечно, не отслеживали все перемещения объектов, но те, что удавалось… Брат проводил большую часть времени дома, изредка прогуливаясь по городу или нанося кому-нибудь визит. Муж таскался по клубам и салонам, что тоже было вполне ожидаемо. В одном из докладов промелькнула пара фраз о том, что Кристофер интересовался возможностями самостоятельно заработать, но помочь ему не смогли. Еще бы. Наверняка он как мальчишка ожидал готового рецепта, а собеседники только пожимали плечами в ответ на идиотски прямой вопрос.

Молодой Денова был так по-детски наивен, что, находясь рядом с ним, Марианна невольно ощущала себя извращенкой. Заниматься сексом с ребенком, пусть даже и выглядящим как взрослый, было, с ее точки зрения, противоестественно. К сожалению, и имперский закон, и аристократическое сообщество имели на этот счет совершенно иное мнение, ориентируясь в вопросах допустимости любовных связей исключительно на количество фактически прожитых лет. Мари никогда не была особой поборницей морали, скорее наоборот. Да и к идее брака по расчету всегда относилась с пониманием. Но всему же есть предел! Зато теперь она знала точно — дети ее не возбуждают. Вне зависимости от приложенных ими стараний.

Она решила, что еще припомнит Абелю свое замужество. Несмотря на то, что брат был в своем праве. Ибо умение симулировать оргазм — совсем не то, что Марианна хотела получить от первого брака.

В неплотно закрытую дверь постучали. И сразу, не дожидаясь ответа, в комнату просунулась голова Унцо Веермаха.

— Молчун прибыл, — доложил рыцарь.

— Пусть заходит. — Марианна вернула последний читаемый доклад обратно в папку и отложила ту на край стола. — Здравствуй, Себастьян, — приветствовала она плотно сложенного мужчину среднего возраста.

— Добрый вечер, лорд-командор. — Гость прошел в комнату и уселся на специально оставленный для него стул. — Честно говоря, не ожидал приглашения от столь именитой особы.

— Какая там именитость, — махнула рукой женщина, — мой лорд-командорский чин недалеко ушел от твоего лорд-капитанского.

— Как посмотреть, — пожал плечами Себастьян. — Я, например, судя по всему, уже достиг потолка своей карьеры. В то время как ваше нынешнее звание не более чем очередная ступень на пути вверх. Да и фамилии, которые мы носим, намекают на кое-какую разницу в положении. Я давно разучился игнорировать подобные факты. Так что уж извините, но за приглашением на чашку чая от истинно высокородной мне видится что-то иное.

— Ну допустим. Но это ведь не повод петь мне дифирамбы.

— Одно ваше существование уже само по себе является таким поводом, — улыбнулся мужчина, — но если вам не нравится, то я не рискну расстраивать высокородную.

— Не знала, что ты такой любитель говорить комплименты. — Марианна вернула ему улыбку. — Но может быть, мы поговорим о деле?

— Как пожелаете. Однако у меня есть одно замечание.

— Какое?

— Не хочу показаться наглецом, но должен сообщить, что ни от командора Грига, ни от генерала Фалька мне никаких уведомлений о новом задании не поступало. А вашим подчиненным я не являюсь и, соответственно, не имею права исполнять поступившие от вас приказы. Несмотря на все уважение.

— Я не собираюсь тебе приказывать. Хочу всего лишь попросить о добровольной помощи. Хорошо оплачиваемой помощи.

— Тогда тем более вам стоит обратиться к генералу, — пожал плечами Себастьян, — я ведь нахожусь у него на службе.

— Насколько мне известно, иногда и у тебя бывает отпуск. — Марианна прищурилась.

— Бывает, — согласился мужчина, — но до него еще не меньше месяца.

— Ничего. Я не спешу. Для меня гораздо более важно то, что о порученной тебе работе будет знать как можно меньше людей. Ты понимаешь, что я хочу сказать, Молчун?

Мужчина кивнул.

— Мне бы хотелось услышать подробности, — осторожно произнес он.

— Мой младший брат сейчас учится в Высшей Воинской Академии Солиано. Второй курс. Так получилось, что за прошедший год он сильно поднаторел в искусстве интриги. Слишком сильно, на мой взгляд. Я хочу знать, действительно ли это его успехи или брат только пользуется информацией и выводами, которые ему преподносит директор службы безопасности летней столицы.

— Вы знаете, Ла Марианна, интриги высокородных и игры безопасников — не мой профиль. Но даже я слышал об Охотничьем Соколе Солиано. Да и привлекать внимание вашего отца, следя за его сыном, мне совсем не с руки.

— Отца я беру на себя. Он не предъявит никаких претензий. Конфронтация с Соколом тоже не входит в мои планы. Если его сотрудники вычислят тебя и попросят покинуть летнюю столицу, то будет вполне разумно подчиниться их требованиям. Воевать ни с кем не нужно. Я всего лишь хочу знать, насколько хорош мой брат. Своеобразный тест на способности.

— Звучит неплохо. Только почему бы вам не обратиться к тем, кто занимается подобным всю жизнь? Я ведь все-таки военный, а не безопасник. Могу что-то упустить или сделать неправильно.

— Ответ на твой вопрос элементарен: Сокол. Ему наверняка известно гораздо больше специалистов нужного профиля, чем мне. Причем на каждого из них у него заведена толстая папочка. Какой смысл нанимать человека, который окажется под наблюдением, едва въехав в город?

— Вряд ли директор службы безопасности Солиано знает в лицо всех шпионов империи, — возразил Себастьян.

— А ему и не нужны все. Достаточно знать лучших. В любом случае, я не в состоянии выяснить, на кого есть досье в его шкафу, а на кого нет.

— Действительно.

— Ты возьмешься за работу?

— Мне позволено будет нанять помощников?

— Да. Но за их молчание будешь отвечать лично.

— Приемлемо. Я возьмусь за работу. Но начну не раньше чем через пару месяцев, и только если сойдемся в цене. — Себастьян откинулся на спинку стула. — Впрочем, я слышал, что вы довольно щедрая женщина. — Он позволил себе улыбнуться.

ГЛАВА 4

Риккарда Сонано, горничная

Короткая толстая стрелка приблизилась к двухчасовой отметке на циферблате, активировав тем самым оставленное Риккой заклятие. Мелодичный перезвон колокольчиков наполнил комнату, заставив девушку оторваться от расстеленного на столе плана здания и поднять голову. Она завершила действие чар и, оставшись в тишине, помассировала себе виски. Усталость никуда не делась несмотря на то, что вчера сразу по прибытии горничная отправилась в постель и, следуя пожеланию Абеля, проспала двенадцать часов подряд. Видимо, действительно слишком перенапряглась. Господин, как всегда, оказался прав, а она едва не подвела его, слишком увлекшись следованием формальным правилам в ущерб реальной пользе. Девушка клятвенно заверила саму себя, что обязательно поспит еще, как только у нее будет готов первый вариант системы безопасности для арендованного склада. Но пока мысли об отдыхе были преждевременны — требовалось отвлечься от проекта и помочь Мике накрыть на стол. А заодно проследить, чтобы Абель не остался без обеда, как вчера.

Рикка уже почти дошла до кухни, когда ее ноздрей коснулся пока еще не очень заметный, но вполне ощутимый запах гари. Горничная ускорила шаг, поминая про себя всяких криворуких поварих. Теперь еще придется в срочном порядке проветривать столовую. А если Абель решит спуститься к обеду пораньше? Девушка ворвалась на кухню, пылая праведным гневом, и уже открыла рот для гневной тирады — да так и замерла, уставившись в спину стоящей у плиты Сильвии, одетой в типичный костюм прислуги.

— Привет, Рикка, — поздоровалась, не оборачиваясь, капрал. — Кажется, мы сегодня еще не виделись.

— Добрый день, — буркнула в ответ горничная. — Скажи на милость, что ты тут жжешь? И где взяла этот наряд? По-моему, он тебе несколько маловат. — Это Рикка еще преуменьшила. Одежда была как минимум на пару размеров меньше, чем требовалось. В итоге она стягивала ребра Сильвии не хуже корсета, завязки от передничка сплетались в узелок где-то посередине спины и, свешиваясь, с трудом достигали кончиками до крестца, а юбка едва-едва прикрывала ягодицы.

— У Мики одолжила, — отозвалась женщина.

— Ага, — донесся из дальнего угла кухни радостный голос рыжей горничной. — Правда, ей идет?

— Сомневаюсь, что нечто, с таким трудом натянутое на фигуру, может идти, — скептически произнесла Рикка. — Вы лучше скажите, зачем было наряжаться во что-то подобное?

— Абель сказал, что не представляет меня в переднике у плиты. Вот и захотелось ему продемонстрировать, — отозвалась Сильвия. — К тому же, говорят, мужчинам нравятся женщины, одетые в костюмы горничных или целительниц.

— Вымысел, — фыркнула Рикка. — Наряд горничной ничем не отличается от любого другого. Той же военной формы, например.

— Судя по твоему успеху у Абеля, отличается, — мягко возразила новоявленная повариха.

— А судя по успеху Мики — ни капли.

— Вранье! — возмутилась рыжая. — Господин Абель сам говорил, что я ему нужна.

— Мы имели в виду другой успех, — отмахнулась от нее Рикка.

— Возможно, это из-за ее волос, — предположила Сильвия, — их оттенок не сочетается с цветовой гаммой униформы. Рыжий вообще плохо смотрится рядом с черным и белым. Но я-то брюнетка.

— Ага. Точно. Все дело в цвете, — саркастически заметила Рикка.

— Вы так считаете? — Мика ухватила пальцами прядь волос и стала внимательно ее рассматривать. — Думаете, если я перекрашусь в черный, то господин Абель пригласит меня к себе?

— Все может быть, — усмехнулась Сильвия. — Будут у него в любовницах исключительно брюнетки. Пусть одна из них и крашеная. Только тебе-то зачем это надо?

— Интересно. — Рыжая выпустила свои волосы. — А то все с ним были, а я — нет.

— Из-за простого «интересно» будешь волосы перекрашивать? — весело спросила капрал. — А вдруг причина в чем-нибудь другом?

— Не, не буду, — приняла решение Микаэла. — Я себе такой нравлюсь. Если господин захочет, то и рыжую позовет, а не захочет — ничего страшного. Все равно каждому понятно, что он меня любит.

— Я, видимо, не каждая… — пробормотала Рикка.

— Ты просто не туда смотришь. — Мика показала ей язык. — Погляди хоть раз, как он мои пирожки ест, — сразу все поймешь. Настоящую любовь не спрячешь. А у вас так — постельные утехи.

 

Ла Абель Гнец

Первый раз с момента прибытия в Солиано мне удалось по-настоящему выспаться. Работы еще хватало, но вся она была не особенно срочной. Так что я провалялся в постели до обеда, просто размышляя и набрасывая в уме план дальнейших действий, не утруждая себя особой его детализацией. Слишком многое зависело от других людей, и в связи с этим тщательное обдумывание подробностей не имело какого-либо смысла.

Нарушила ленивое течение моих мыслей Рикка, пришедшая сообщить о наступлении времени обеда. Пришлось вставать, идти в душ, одеваться. Впрочем, стоило сказать горничной спасибо за то, что не дала бесполезно растратить все сегодняшнее время. Холодная вода заставила меня взбодриться, и к столу я вышел свежим и готовым к активным действиям.

— Добрый день, — приветствовали меня девушки.

— Добрый день. О?! — Я заметил новый наряд Сильвии.

— Нравится? — поинтересовалась она, поворачиваясь боком и демонстрируя мне обнаженное бедро.

— Очень.

— Тогда мне стоит заказать себе такой наряд, — лукаво улыбнулась женщина.

— Гм. — Мне отчего-то вспомнилась Аврелия. — Может, лучше подобрать что-нибудь менее откровенное? Иначе в твоем присутствии будет достаточно сложно работать.

— Ты научился говорить комплименты, — засмеялась Сильвия. — Я подумаю над твоим предложением. А пока садись есть. Обед давным-давно готов и до сих пор не остыл только благодаря магии.

— Как скажешь. — Мы заняли свои места за столом. — С тобой что-то случилось? — поинтересовался я, глядя, как осторожно моя наставница по боевым искусствам берет столовые приборы. Она довольно странно держала руки, стараясь не сгибать их в локтях и двигая в основном запястьями.

— Все нормально. — Сильвия снова улыбнулась мне. — Просто костюм немного маловат.

— Извини. — До меня вдруг дошло, что виной столь короткой юбки и сильно натянувшейся на груди ткани был вовсе не специальный покрой наряда. — Но зачем ты тогда его надела?

— Просто кое-кто вчера говорил, что меня трудно представить на кухне в костюме горничной. Вот я и решила попробовать. И то и другое. Готовить, оказывается, вовсе не так сложно, как мне казалось раньше.

— Ты еще и готовила? — удивился я.

— Да. Получилось вполне съедобно.

— Мм… Что именно из этого — твоих рук дело? — Я осмотрел стоящие на столе блюда.

— Ничего. Думаешь, Рикка могла позволить подать тебе что-то из моей стряпни?

— Господин Абель должен получать только лучшую пищу. Эксперименты с его обедом недопустимы, — тихо, но вполне различимо проворчала себе под нос упомянутая горничная, не отрывая взгляда от собственной тарелки.

— Все понял, — кивнул я Сильвии. — Я смогу попробовать приготовленное не раньше чем тебе удастся угодить такой придирчивой ценительнице кулинарии, как Рикка. Желаю успеха в этом деле. В конце концов, у тебя много свободного времени для самосовершенствования.

— Честно говоря, предпочла бы совершенствоваться в чем-нибудь другом, — ответила женщина, — как и иметь поменьше свободного времени.

— А зачем тогда ты взялась готовить?

— Просто нечем было заняться, — Сильвия попробовала пожать плечами, но из-за платья ей это не особенно удалось. — Я ведь единственная бездельница среди нас — утренние тренировки не в счет. Но раз уж никакого более подходящего занятия для меня нет… — Окончание ее фразы повисло в воздухе.

— Прости. Я даже не подумал, что ты можешь тяготиться отдыхом.

— Семь выходных в неделю хороши только первые пару месяцев. Потом становится слишком скучно. К сожалению, работы по моему основному профилю не предвидится, вот я и взялась за готовку. Возможно, со временем Рикка меня и до уборки допустит, — попыталась пошутить Сильвия.

— Еще раз прости. Мне следовало подумать об этом раньше. — Я чувствовал себя виноватым. — Знаешь что? Думаю, мы сможем найти тебе занятие. И даже не одно. Нужно дать несколько уроков боя Селине и его жене. Штефана пока оставим в покое — он слишком занят. Но когда освободится, то включим в список учеников и его. Я хочу, чтобы мои люди могли постоять за себя.

— Спасибо за такую заботу обо мне, но то, о чем ты просишь, — нереально, Абель. Сам ведь прекрасно понимаешь, что нормального воина за пару лет не воспитать. Тем более если предоставленный материал такого низкого качества. Ладно еще Штефан, но Майя и Селина просто не предназначены для сражений. Один мастер боя запросто разделается со всеми тремя, даже после некоторого пройденного ими обучения. Ты ведь не выбираешь легких противников…

— От тебя не требуется подтянуть их до первой ступени в рекордные сроки. Нужно лишь дать им азы самообороны. Солиано — спокойный город, но, как мы уже имели возможность убедиться, мелкие криминальные элементы или просто хулиганы есть и здесь. Можно дать поручение Рикке отправиться куда-то в ночное время и не беспокоиться при этом о ее безопасности. Но в отношении Майи я уже себе такого позволить не могу. Нужно, чтобы она могла защитить себя хотя бы от случайного недоброжелателя.

— Преподать несколько приемов — не проблема. Стандартную программу обучения новобранцев я проводила не раз и не два. Доработаю немного под конкретных учеников, и начнем. Обещаю, что через полгода Майя будет обижать хулиганов, а не наоборот. При должном старании с ее стороны, разумеется.

— Только Майя? — ехидно уточнил я.

— А кто еще? — делано удивилась Сильвия. — Селина и сейчас распугивает потенциальных преступников одним своим видом. Два метра роста и бандитское выражение лица защищают твоего психо лучше боевого мастерства. А такой болтун, как Штефан, и без драки может добиться чего угодно. Не удивлюсь, если после его встречи с хулиганами половина из них окажется у тебя на службе, а вторая скинется, чтобы обеспечить зарплату своим более удачливым товарищам.

— Но обучать их ты все же возьмешься?

— Разумеется. Разве я могу тебе отказать?

— Значит, договорились. Кстати: возможно, ты, совершенно случайно, умеешь управлять экипажем?

— Нет. А что?

— Просто попытка обойтись без найма очередного работника. У меня в планах на ближайшее время стоит покупка собственной кареты. Чтобы не терять времени на ожидание наемного экипажа. Не всегда ведь Рикка заказывает транспорт заранее.

— О! — Глаза Сильвии загорелись. — Я обязательно научусь. Кучер ведь не будет жить в этом доме. И кому-то все равно придется управлять каретой, если ты захочешь выехать ночью.

— Рад, что тебе понравились мои предложения. Надеюсь, теперь ты не будешь скучать.

— Не буду. К тому же Мика пообещала научить меня печь свои фирменные пирожки, а Рикка разрешила участвовать в подготовке тебя к вечернему балу.

— О, Совершенство… — простонал я. Как будто одной наряжавшей меня горничной было мало. Теперь они будут измываться надо мной в четыре руки.

— Вдвоем мы быстрее закончим, и ты будешь меньше мучиться, — словно прочитав мои мысли, весело отметила Сильвия.

 

Сильвия Стан, мастер боевых искусств

Обед закончился. Абель ушел наверх, оставив девушек один на один с заставленным посудой столом. Первой стала собирать грязные тарелки Рикка. Сильвия тут же присоединилась к ней.

Женщина пребывала в прекрасном настроении — наконец-то у нее начали появляться настоящие обязанности! Нет, она не мечтала трудиться с раннего утра до позднего вечера и уж тем более не боялась, как Рикка, оказаться бесполезной, но праздно смотреть, как окружающие занимаются делами, было тяжело. Помощь горничным в домашних заботах стала неплохой альтернативой безделью, но и только. Привычная работа инструктором — совсем другое дело. Сильвия представила, как она будет гонять Штефана, и ее лицо расплылось в широкой улыбке.

— Какую-то гадость задумала? — с любопытством поинтересовалась Мика, открывая кран с горячей водой. — Поделишься?

— Почему сразу «гадость»? — Женщина попыталась придать лицу более серьезное выражение.

— А у тебя улыбка — как у нашего сержанта, — ехидно сообщила рыжая.

Сильвия не выдержала и рассмеялась.

— Ну и что? Расскажешь? Хотя — кому? Если Рикке, то можно на ушко. — Девушка повернула голову, выставив на обозрение свое розовое, чуть подрагивающее ухо.

— Да ничего особенного я не задумала. Просто представила, как буду Штефана гонять.

— Штефана не надо, — вступилась за Цванга рыжая. — Штефан хороший. Смешной.

— Смешной, — фыркнула Рикка, ставя на кухонный стол очередную, на этот раз последнюю, горку посуды. — Лучше бы он был посерьезнее.

— И ничуть не лучше, — возразила Мика. — То, что ты не понимаешь его шуток, вовсе не значит, будто они не смешные.

— Все я прекрасно понимаю. Просто на меня не производят впечатления зубоскальство и примитивный юмор.

— А господину Абелю его юмор нравится.

— Господин — истинный высокородный и потому может позволить себе быть снисходительным к ошибкам простолюдинов. Но репутация слуг сказывается на репутации хозяев. Штефан своими выходками вредит Абелю. И вам стоило бы, подобно мне, озаботиться воспитанием Цванга, вместо того чтобы смеяться над его «шутками».

— Ты не права, — встряла в разговор Сильвия, — у Штефана прекрасно развито чувство меры, и он вполне способен его использовать.

— Только почему-то не использует.

— Мне кажется или ты предъявляешь к нему более высокие требования, чем ко всем остальным? С чего бы такое внимание?

— Может, потому, что он, в отличие от некоторых, не безнадежен.

— Ух ты! — не удержалась Мика. — Конец света близок! Рикка хорошо отозвалась о Штефане. Влюбилась, наверное.

— Я просто принимаю во внимание, что нам с ним вместе еще не один год работать, — вздернула нос Риккарда. — А ваши домыслы здесь совершенно ни при чем. — Девушка развернулась и направилась к выходу. Уже в дверях она остановилась и, обернувшись через плечо, добавила: — Кстати, господину Абелю уже пора собираться, если он хочет до начала вечернего бала нанести визит Денова, как планировал. И если ты, Сильвия, собираешься помочь, то вам придется отложить обсуждение моего отношения к Штефану на потом.

— На потом так на потом, — согласилась улыбающаяся Сильвия. — Смотреть на выражение безграничного терпения, появляющееся на лице Абеля, когда ты его причесываешь, гораздо забавнее. А обсудить вас со Штефаном мы еще успеем.

Мика ехидно захихикала.

 

Ла Абель Гнец

Бал для курсантов, традиционно предваряющий первый день занятий в академии, только начинался — музыка играла достаточно негромко, не мешая желающим вести разговоры, а маги-иллюзионисты еще не продемонстрировали ни одного спецэффекта. Держащаяся за мою руку Кристина привстала на цыпочки и окинула взглядом окружающее пространство.

— Кажется, оторвались, — с удовольствием констатировала она. — Криса нигде не видно.

— Так мы ради этого перешли на противоположную сторону зала? — удивился я. — Если да, то могли бы и не стараться. Майкл и Вероника достаточно его отвлекли своим рассказом о порядках в легионах генерала Шерезова.

— Ненадолго. Прошло бы минут десять, и он из вежливости постарался бы втянуть нас в разговор. А я хотела побыть с тобой наедине. Пусть даже и среди толпы. Как думаешь, не зря мы приехали сюда в такую рань? Это ведь урон для нашего статуса — прибывать первыми.

— Что-то не похожи мы на первых. Или собравшиеся здесь две-три сотни человек не в счет? — улыбнулся я.

— Ты прекрасно понял, что я имела в виду. — Девушка поудобнее перехватила мою руку. — Большинство из присутствующих только что поступили в академию и впервые оказались на подобном мероприятии. Провинциалы, не привыкшие к столичной жизни. Посмотри хотя бы вон на ту парочку простолюдинов. — Кристина кивком головы указала на двоих юношей, восторженно вертящих головами. — А мы приехали в одно время с ними — словно на одну ступеньку встали.

— Почему ты решила, что они простолюдины? — Я постарался сменить тему.

— По поведению. — Девушка фыркнула. — Оглянись вокруг. Происходящее внове не только для них, но аристократы хотя бы не так явственно проявляют свое невежество.

— Некоторые места в академии выглядят достаточно впечатляюще, так что аристократы могут точно так же вертеть головами. Думаю, что год назад я сам не сильно от них отличатся.

— Вовсе нет! — горячо возразила Кристина, возмущенная моим предположением. — Ты никогда не был похож на простолюдина! Твое любопытство и рассеянность были истинно аристократическими! Не смей сравнивать себя с какими-то первокурсниками, не способными даже сдерживать эмоции!

— Хорошо-хорошо, — поспешно согласился я. — Не горячись. Пойдем лучше потанцуем.

— Пойдем, — согласилась она, остывая так же быстро, как и вспыхнула.

Кристина позволила мне увлечь ее в центр зала и закружить в быстром танце. Она сильно изменилась за прошедший год и сейчас была гораздо больше похожа на женщину, чем при первой нашей встрече. А может, это я изменился, заменив книжный опыт некоторой частью реального и начав замечать мелочи, которым раньше не придавал значения. Впрочем, желания жениться такая ее трансформация мне не прибавила, и девушка, несмотря на внешнюю привлекательность, интересовала скорее как подруга, нежели невеста.

Мы протанцевали почти два часа, остановившись, лишь когда музыканты сменили темп, переключившись на более медленные композиции. Это стало отличным поводом покинуть зону для танцев и поискать кого-нибудь из наших общих знакомых. Задача оказалась не из самых простых — количество присутствующих на празднике за прошедшее время выросло в несколько раз, и все они упорно отказывались оставаться на своих местах, постоянно перемещаясь. Мы потратили минут пятнадцать на медленное лавирование в толпе, прежде чем обнаружили интересующую нас компанию. Кристофер с Вероникой что-то горячо друг другу доказывали, а собравшиеся вокруг них человек двадцать в основном слушали, вставляя изредка какие-нибудь замечания.

Я пожелал всем доброго вечера. В ответ прозвучало шесть или семь приветствий. Остальные попросту не заметили нашего появления, увлеченные обсуждением чего-то крайне важного, с их точки зрения.

— О чем спор? — поинтересовался я у Сэма, не принимавшего участия в диспуте.

— Мог бы и у меня спросить, — хмыкнула держащаяся за мою левую руку девушка. — Судя по тому, что я слышу, речь идет о каких-то командирских талантах. А учитывая слишком красное лицо моего брата, — скорее всего, обсуждаются командирские таланты кого-то из Денова.

— Ну, в общем, Крис права, — покивал Фосс. — Началось все с обсуждения тактики ведения боя малыми группами в условиях джунглей, а сейчас выясняют, кто на вашем курсе был бы самым подходящим кандидатом на должность командира такой группы. Изначально обсуждали Лерана и Мигеля, но Кристофер упорно не желал признавать их превосходство, и теперь спорят, кто из троих лучший.

— Вот видишь, все как обычно, Абель, — снова встряла моя спутница, — сейчас они еще немного поспорят, пока не придут к выводу о том, что Кристофер имеет самый высокий титул и лучше всех владеет боевыми искусствами. Возможно, назначат пару дружеских поединков или если зайдут совсем далеко, то дуэль, и успокоятся. Ничего особенного. Минут через десять закончат.

— Ну, раз ты так уверена… — не нашел что возразить я.

— Абсолютно уверена. В отличие от тебя, проведшего большую часть прошлого года дома, я наблюдала подобные споры минимум раз в месяц. Они словно по одному сценарию проходят. Лучше давай найдем кого-нибудь из обслуги — я пить хочу.

Мы отошли в сторону, не желая становиться невольными участниками спора. Распитие безалкогольных напитков показалось нам гораздо более приятной альтернативой. Впрочем, Кристина оказалась полностью права в своей оценке времени — через восемь с половиной минут большая компания распалась на несколько мелких, которые тут же принялись что-то горячо обсуждать, а освободившийся Кристофер закрутил головой, явно пытаясь кого-то обнаружить. Я помахал ему рукой. Друг заметил мой жест и зашагал в нашу сторону.

— Абель, ты не представляешь, что мне только что заявили! — возмущенно выпалил Крис еще с расстояния в несколько шагов. — Эти люди считают, будто Мигель Санвекс лучше подходит на роль командира группы, чем я. Ладно еще Леран, у нас достаточно близкие оценки по основным дисциплинам, но Мигель!

Я вместо ответа протянул другу нетронутый бокал с соком. Крис принял его и принялся жадно пить — длительные споры всегда способствовали жажде.

— Кажется, вы говорили не о руководстве группой, а о руководстве группой в джунглях. — Кристина решила вставить слово, воспользовавшись вынужденным молчанием брата. — Ты не думаешь, что тут есть небольшая разница?

— Не думаю, — буркнул осушивший бокал Кристофер.

— А зря. — Девушка со вздохом закатила глаза. — Мигель, знаешь ли, южанин. И наверняка знает о местности и правилах поведения на ней гораздо больше твоего.

— Ну и что? Это знание не делает его хорошим лидером, — упрямо возразил ее брат. — Но в любом случае мы скоро выясним на практике, кто из нас лучший.

— Поедете в джунгли? — насмешливо поинтересовалась Кристина.

— Нет. В академии есть специальный полигон, позволяющий воссоздавать различные условия местности.

— Есть. Но доступ к нему дают только курсантам последнего года обучения или наставникам. Так что вы пролетаете, братец.

— А вот и не пролетаем. — Кристофер улыбнулся. — На полигон нас не пустят, но знающие технологию его работы маги помогут нам создать его аналог. Только более безопасный.

— Ты действительно в это веришь? — не удержался от риторического вопроса я.

— Там есть ряд ограничений. Временный полигон будет сильно зависеть от погодных условий, и даже в лучшем случае маги смогут гарантировать не более шести часов стабильной работы. Площадь еще значительно меньше будет. Но нам-то надо устроить небольшое состязание, а не полноценное недельное испытание!

— Ну если так, — пожал я плечами. На первый взгляд затея выглядела глупой, но меня бегать по полигону никто не звал, так что… — Вы хотя бы договорились, кто будет платить магам и прочим работникам?

— Ты не поверишь, Абель, но — да. Сначала все участники и зрители понемногу. А потом двое проигравших возместят половину общих затрат.

— Ты так уверен в себе? — язвительно спросила Кристина. — Или денег слишком много?

— Уверен, — твердо сказал Кристофер. — Я не проиграю.

 

Реван ненадолго остановился у подножия лестницы, осматриваясь, а потом быстрым шагом поднялся по ступеням на второй этаж и свернул в нужный ему проход. Бредовость текущей ситуации заставила мужчину поморщиться: слыханное ли дело — начальник службы безопасности Денова должен прятаться, находясь в самом сердце семьи — доме ее главы. Но текущая ситуация была такова, что приходилось избегать слуг, дабы не привлекать к себе лишнего внимания. Затеянная Рональдом ревизия состояния дел в службе безопасности достаточно говорила о недовольстве последнего работой Ревана. В таких обстоятельствах раздражать главу не стоило.

Рональд посчитал покушения на Кристофера вызовом лично ему. И принял неспособность собственной разведки найти заказчиков слишком близко к сердцу. Он потребовал дополнительной проверки всех операций, курируемых службой безопасности. Более того, Рональд не доверил проведение проверки одному только Ревану, как бывало ранее, а настоял на параллельной работе последнего с одним из подающих надежды помощников. К несчастью, при таком пристальном контроле подсунуть недовольному главе семьи подретушированную информацию не получится, а значит, придется признать недостаточно эффективную работу своего ведомства.

Вдобавок изрядно портил настроение тот факт, что все исполнители, провалившие одну за другой целых три попытки убийства молодого Денова, до сих пор были живы. И избавиться от них, не привлекая внимания, не представлялось возможным. Флинн с напарницей подались в бега. Им, правда, хватило ума оставить после себя два умеренно обгорелых тела, достаточно сильно похожих на «оригиналы», что позволило объявить парочку погибшими во время попытки перехвата злоумышленников. А вот Аксель Рошенг подаваться в бега не стал — то ли от большого ума, то ли наоборот. Его закономерно обвинили во всех грехах и наказали переводом во вспомогательный персонал. Сейчас он трудился по десять часов в день под личным контролем Рональда, только и ждущего его ошибки. Ирония судьбы заключалась в том, что своим пристальным вниманием глава семьи спас Акселю жизнь — в ином случае начальник службы безопасности обязательно бы избавился от столь опасного свидетеля.

В общем, все шло к тому, что рано или поздно Ревана попросят уйти в отставку. Слишком уж рьяно взялся «подающий надежды» помощник за поиск недостатков в работе своего руководителя. Старательный. Впрочем, именно благодаря этому качеству он так высоко и поднялся. Многого ему, конечно, не найти, но последняя история с Кристофером была не единственной, когда Реван ставил интересы семьи выше интересов ее главы. Ну что же, значит, придется сделать это еще раз. Если Рональд не в состоянии смирить свои личные амбиции, то его место займет кто-то другой…

Начальник службы безопасности Денова остановился перед массивной дубовой дверью и громко постучал.

— Войдите, — едва слышно донеслось из-за нее.

— Доброго вам вечера, Ли Камилла, — вежливо поздоровался мужчина, перешагивая порог.

— И вам доброго вечера, Реван. Какие-то новости? Или вы просто решили нанести мне визит вежливости?

— И да и нет, Ли Камилла. Новости есть, но они не особенно утешительные, так что можете считать мое появление визитом вежливости.

— Присаживайтесь. Я готова вас слушать. Приказать слугам подать что-либо?

— Благодарю, не надо. Более того, я бы попросил сохранить мой визит в тайне.

— Вы кого-то опасаетесь в моем доме? — Женщина нахмурилась.

— Не то чтобы опасаюсь… Просто не хочу давать вашему мужу повод обвинить меня еще в чем-нибудь. Он до сих пор не может простить мне неудачи с поиском организаторов покушений на Кристофера.

— Я прекрасно понимаю его, Реван. Однако я так же понимаю, что вы не всемогущи, и не собираюсь винить вас в неудаче. Кристофер жив, и мне этого достаточно.

— Я благодарен вам за доверие и приложу все усилия, чтобы найти злоумышленников. — Мужчина поклонился. — Но сейчас мне хотелось бы поговорить о другом.

— Внимаю. — Камилла присела на небольшой пуфик и сложила руки на коленях.

— Возможно, вы знаете, что ваш муж устроил большую ревизию в моем ведомстве. Его обеспокоенность понятна и совершенно разумна. Но из-за нее мои люди не могут работать по ряду направлений. Наблюдение за Гнецем — одно из них. С точки зрения Рональда, любое наше внимание к Абелю может ухудшить отношения с семьей главнокомандующего.

— Полагаете, мне стоит поговорить с мужем? Или у вас есть другое предложение?

— Другое. — Реван кивнул. — Но оно, как бы мягче сказать, звучит несколько неприятно.

— Говорите.

— Я прошу вас узнать, кто из работающих в Солиано людей отчитывается напрямую вашему мужу. Имея информацию о них, можно спланировать работу остальных так, чтобы слежка за Гнецем осталась незамеченной.

— А заодно спрятать кое-какие недочеты в своей работе. Так ведь, Реван? — Женщина внимательно посмотрела в глаза начальнику службы безопасности. — В общем, я не против, но с условием, что это никак не повлияет на интенсивность поисков заказчиков покушения.

— Ни в коей мере, Ли Камилла.

— Тогда перейдем к технической стороне. Как именно, по-вашему, мне удастся добыть нужную информацию? Я ведь не шпионка. А Рональд достаточно ревностно относится к защите своего кабинета.

ГЛАВА 5

Ла Абель Гнец

— Абель, к тебе гость.

Моя рука чуть дрогнула, и прочерчиваемая в металле линия искривилась.

— Проклятье! — Я отбросил очередную испорченную иглу на край стола, в кучку других таких же.

— Извини, что помешала. — Сильвия подошла ближе.

— Не забивай себе голову. Предыдущие шесть мне удалось испортить абсолютно самостоятельно.

— Такая сложная работа? — сочувственно произнесла она.

— Совсем нет. По крайней мере, с точки зрения практикующего мастера-артефактора. К сожалению, ее нельзя поручить постороннему человеку.

В сказанном мной была лишь половина правды. Вторая же заключалась в том, что я оказался излишне самоуверенным. До этого дня мне казалось, что обучение артефакторов по специальному курсу в отдельных учебных заведениях — не более чем дань традиции. Изменить структуру заклятия так, чтобы она подходила для внедрения в материальный предмет, мог практически любой маг, достигший второй ступени. А сам процесс внедрения чар был очень похож на обычную привязку к поверхности. Вот я и решил, что раз уж могу закрепить заклятие на стене или подносе, а тем более свернуть его внутри бокала, то и с созданием простейшего артефакта справлюсь — надо лишь пролистать учебник по основам артефактостроения. На деле все оказалось гораздо сложнее. Еще до внедрения чар в будущий артефакт его следовало покрыть определенным узором. Вот тут я и застопорился — медицинские иглы, обычно используемые для забора крови, оказались крайне неудобными для обработки. Требовалось не только учитывать их отнюдь не плоскую поверхность, вносящую искажения в рисунок, но и наносить царапины строго определенной глубины, чтобы в металле оставался четкий след, одновременно с этим не достающий до внутренней полости. Непростая задача для человека, ранее ничем подобным не занимавшегося.

— Кто хоть пришел? — поинтересовался я, убирая инструменты в верхний ящик стола.

— Кристофер Денова.

— Без сестры? — Визит моего друга в одиночку был весьма странен.

— Без, — кивнула женщина, — и похоже, он чем-то озабочен.

— Надеюсь, причина озабоченности достаточно безобидна, а не как полгода назад, — невесело ухмыльнулся я.

Вместо ответа Сильвия неопределенно пожала плечами.

По дороге к гостиной я постарался загнать поглубже мысли о своих неудачных экспериментах с иглами и придать лицу веселое выражение. Ожидающий меня Кристофер сидел в кресле, закинув ногу на ногу и нервно барабаня пальцами по подлокотнику. Он вскочил, стоило нам войти.

— Абель, мне срочно нужна помощь, — выпалил Денова, прежде чем я успел поздороваться.

— Эмм… — Подобный напор всегда сбивал меня с толку, заставляя теряться. — А в чем, собственно, проблема?

— Сильвия, прошу вас, не уходите! — Крис внезапно переключился на собиравшуюся оставить нас женщину. И тут же снова повернулся ко мне. — Абель, я нуждаюсь в помощи твоего инструктора.

— В моей? — удивилась моя наставница.

— А можно по порядку? — попробовал добиться ясности я.

— Да. Сейчас. — Кристофер вздохнул, успокаиваясь. — Дело в том, что вчера мы с несколькими курсантами поспорили о том, кто на нашем курсе лучше всего подошел бы на роль командира небольшой группы.

— Помню. Вы даже хотели создать ради этого временный иллюзорный полигон.

— В этом-то все и дело. — Денова поморщился. — Нанять магов, способных создать нужные нам иллюзии, оказалось несложно. Но они требуют от нас детального описания будущей территории со всеми препятствиями и опасностями. А никто его предоставить не в состоянии. Я подумал… Сильвия, вы ведь работали инструктором в армии. У вас наверняка есть опыт создания сложной полосы препятствий.

— Некоторый — есть, — осторожно согласилась женщина, — но я никогда не занималась на иллюзорных полигонах. Такое практикуется только в некоторых военных академиях. Для обучения рядовых бойцов используются совсем другие методы — подешевле.

— Главное, что у вас есть опыт. А с остальным мы поможем. Несколько человек могут рассказать о типичных опасностях джунглей, а маги согласны принять участие в обсуждении того, что они смогут создать, а что нет. Не хватает только инструктора с опытом. В академии мы получили отказ. По их мнению, задуманный нами временный полигон ничему не учит. А на настоящий нас не пустят по соображениям безопасности. Сильвия, прошу вас, окажите мне помощь. Ваша работа будет оплачена по высшей ставке — все как положено.

Женщина бросила на меня вопросительный взгляд. Я слегка пожал плечами, предоставляя ей возможность решать самой.

— Ли Кристофер, вы ведь понимаете, что у меня есть и другие обязанности? — Сильвия начала с риторического вопроса.

— Разумеется, — кивнул мой друг.

— Тогда я готова взяться за предлагаемую работу, если вас устроит мое присутствие в течение часа или двух в день. Должна предупредить, что при таком темпе организовать все менее чем за неделю просто не получится.

— Все нормально. Мы можем подождать. — Крис ее ответу явно обрадовался.

— В таком случае договорились. Я буду в вашем распоряжении завтра после обеда.

— Мм… А сегодня? — с надеждой спросил Денова.

— Только если господин Абель во мне не нуждается, — твердо произнесла Сильвия.

Крис обратил ко мне умоляющий взгляд.

— Постараюсь поужинать самостоятельно, — сдерживая слишком широкую улыбку, разрешил я. — В крайнем случае, попрошу Рикку покормить меня с ложечки. Думаю, она будет счастлива.

 

Ли Кристофер Денова

Крис стоял в холле, ожидая, пока женщина закончит собираться. Он был очень доволен собой. За неполный день ему удалось не только разыскать работающих в академии магов-иллюзионистов и договориться с ними об участии в проекте, но и выйти на знатоков особенностей южного региона империи, а также арендовать подходящего размера участок земли на окраине Солиано. Причем аренда обошлась крайне дешево, что было немаловажно, учитывая далеко не стопроцентную уверенность в победе. Если бы не стечение обстоятельств, то он вообще не стал бы ввязываться в этот спор.

Неожиданно обретенная самостоятельность выбила Криса из колеи. Учитывая недавно вскрывшиеся обстоятельства его рождения, а также женитьбу на Марианне Гнец, рассчитывать на продолжение финансирования со стороны своей официальной семьи было глупо. Не менее глупо было надеяться на то, что новые родственники станут давать ему золото лишь за красивые глаза. Отец, а Крис никак не мог привыкнуть называть Рональда Денова иначе, преподнес в качестве подарка на свадьбу небольшое владение, дающее регулярный доход, но оно, как и все прочие свадебные дары, предназначалось обоим молодоженам, и юноша посчитал разумным предложение Мари посадить туда своего управляющего. В итоге юному Денова остались лишь небольшие средства на личные расходы. И оплачиваемая учеба в академии, разумеется.

Немудрено, что он тут же захотел приобрести еще какой-нибудь источник наличности. Но все попытки начать собственное дело окончились ничем, не успев даже начаться. Судя по словам имеющих опыт людей, для заработка денег требовались идея и начальный капитал. Капитал, пусть и очень маленький, Кристофер смог бы достать, а вот идеи у него так ни одной и не появилось, несмотря на долгие ночные размышления. Еще некоторые люди говорили о полезности связей, но как именно те надо использовать, никто не объяснил. Поэтому измученный постоянными думами и двухнедельной бессонницей Крис решил заработать денег единственным известным ему способом — военной карьерой. Но чтобы стать блестящим офицером, заключить выгодный служебный контракт и быстро дослужиться до чина капитана, недостаточно было просто закончить академию. Требовалось стать одним из лучших на курсе.

Именно поэтому молодой Денова и ввязался во вчерашний спор. Он мог игнорировать Майкла, пока тот расписывал достоинства Лерана, — его слова хотя бы были чистой правдой. Но когда Вероника высказала предположение, что Мигель может справиться не хуже, и некоторые ее поддержали… Крис просто не мог позволить какому-то южанину, имеющему средний балл по большинству предметов, занять свое место в списке лучших. Оставалось только победить. Выиграть у двух человек, один из которых прекрасно знаком с особенностями местности, на которой им придется состязаться, а второй обладает выдающимися лидерскими качествами.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.