Роберт Сальваторе - Гаунтлгрим (Невервинтер - 1)

 
 
 

РОБЕРТ САЛЬВАТОРЕ

ГАУНТЛГРИМ

ПРОЛОГ

Год Истинных Знамений
(1409 год по исчислению Долин)

Многое можно рассказать о короле Мифрил Халла Бреноре Боевом Топоре, и многие титулы принадлежат ему по праву: воин, дипломат, авантюрист, лидер дворфов, людей и даже эльфов. Бренор немало способствовал превращению Серебряных Земель в одну из самых мирных и преуспевающих областей во всем Фаэруне. Добавьте к этому репутацию провидца, как нельзя лучше подходящую ему: ведь какой другой дворф смог бы заключить перемирие с Обальдом, правителем орочьего Королевства Многих Стрел? И это перемирие продолжалось и после смерти Обальда и поддерживалось его сыном Арлдженом, вступившим на престол под именем Обальда II.

Это было воистину великое свершение, обеспечившее Бренору место в дворфских легендах, несмотря на то что многие из подданных Мифрил Халла были против любых контактов с орками, разве что в сражениях. По правде говоря, Бренору часто поступали просьбы о пересмотре этого вопроса — из года в год. Но в конце концов очевидным для любого оставался факт, что король Бренор не только укрепил позиции Мифрил Халла и своего родного клана, но и благодаря своей мудрости изменил к лучшему облик Севера.

Но среди званий Бренора Боевого Топора были такие, которыми он дорожил больше всех прочих, — звания отца и друга. В последнем Бренору не было равных, и все, кто имел честь называться его другом, не сомневались, что король дворфов бросится навстречу летящим стрелам или в когти огра без колебаний, без сожалений, лишь будучи верен дружбе. Но что касается первого…

Бренор никогда не был женат, и у него не было собственных отпрысков, но он воспитал двух человеческих детей, как своих собственных.

И он их потерял.

— Я хотел быть лучшим, — поведал король Дзирту До’Урдену, необычному дроу, советнику трона Мифрил Халла, в один из тех все более редких дней, когда Дзирт гостил в дворфской твердыне. — Я воспитывал их, как мой отец воспитывал меня.

— Никто в том не усомнится, — уверил его Дзирт.

Дроу откинулся в удобном кресле, стоящем у камина в небольшой комнатке Бренора, и долгим взглядом окинул своего старинного друга. Густая борода короля уже не была такой рыжей, как раньше, сквозь седину пробивались редкие огненные завитки, а косматая шевелюра немного поредела. Но огонь в серых глазах горел так же ярко, как и в те давние дни их первых встреч на склонах Пирамиды Кельвина в Долине Ледяного Ветра.

Но сегодня в глазах короля поселилась печаль; правда, она не отражалась на движениях дворфа. Он двигался стремительно и, раскачиваясь в своем кресле, периодически хватал крепкими ногами какое-нибудь полено и точным броском отправлял его в огонь. Деревяшка неохотно загоралась, жалобно потрескивая и словно протестуя, но была не в состоянии вырваться из огненного плена.

— Чертовы сырые дрова! — проворчал дворф себе под нос.

Он наступил на мехи, встроенные в камин, посылая в топку долгий, непрерывный поток воздуха, обдувающего угли и пылающие головни. Бренор долго возился с очагом, то поправляя поленья, то качая мехи, и Дзирт подумал, что каждое движение друга отражает его характер. Схожим манером дворф делал все, касалось ли это удержания крепкого мира с Королевством Многих Стрел или деятельности на благо клана, пребывающего сейчас в полной гармонии. У Бренора все получилось, огонь наконец разгорелся, и король, удобнее усевшись в кресле, поднял большую кружку меда. Старый дворф покачал головой, и его лицо исказила гримаса сожаления:

— И все же нужно было убить этого вонючего орка.

Дзирт был слишком хорошо знаком с жалобами, которыми изводили Бренора со дня подписания договора в ущелье Гарумна.

— Нет, — ответил дроу более чем убедительно.

Бренор усмехнулся довольно зло.

— Ты поклялся убить его, эльф, и ты позволишь ему умереть от старости?

— Спокойнее, Бренор.

— Ба, да он разрубил твоего друга эльфа пополам! Его копьеносцы сбили твою ненаглядную эльфийку и ее пегаса!

Дзирт бросил на дворфа взгляд, полный боли и затаенного гнева, безмолвно прося Бренора прекратить.

— И ты позволил ему жить! — не унимался неистовый дворф, стукнув кулаком по подлокотнику кресла.

— Да, и ты подписал договор о перемирии, — невозмутимо парировал Дзирт.

Его лицо и голос оставались спокойными. Он знал, что необязательно кричать, чтобы слова производили эффект, сравнимый с ударом молота.

Бренор вздохнул и опустил лицо в ладони.

Дзирт позволил ему побыть наедине со своими мыслями, но долго не выдержал.

— Ты не единственный, кто возмущен фактом, что Обальд прожил все эти годы в комфорте, — сказал он. — Никто не хотел его смерти больше, чем я.

— Но мы допустили это.

— И мы поступили правильно.

— Так ли, эльф? — со всей серьезностью спросил Бренор. — Сейчас он мертв, и орки соблюдают перемирие. Но долго ли это продлится? Когда все рухнет? Когда орки вновь станут орками и развяжут очередную войну?

Дзирт лишь пожал плечами, да и что он мог ответить?

— И ты туда же, эльф! — возмутился Бренор в ответ на этот жест. — Ты не можешь знать, и я не могу знать, но ты уговорил меня подписать этот проклятый договор, и я подписал!.. И мы не можем знать!

— Но мы знаем, что множество людей, эльфов и — да, Бренор, — дворфов получили возможность прожить свою жизнь в мире и процветании, потому что ты имел мужество подписать этот проклятый договор. Потому что ты остановил ту войну.

— Ба! — фыркнул дворф, всплеснув руками. — С тех пор они у меня поперек горла. Проклятые вонючие орки. И теперь они ведут торговлю с Серебристой Луной, Сандабаром и этими жалкими трусами из Несма! Они все должны были погибнуть в сражении, во имя Клангеддина!

Дзирт кивнул. Трудно не согласиться. Насколько ему самому легче было бы жить, если бы его жизнь на Севере оставалась бесконечной битвой! В глубине души, конечно, Дзирт был согласен с Бренором. Но разумом он понимал другое. Когда Обальд предложил перемирие, несговорчивость Мифрил Халла поставила бы клан Бренора перед десятками тысяч орков Обальда в войне, которую дворфы в одиночку никогда не смогли бы выиграть. Но если бы преемник Обальда решил нарушить соглашение, то новая война настроила бы все добрые королевства Серебряных Земель против Многих Стрел. Жестокая усмешка скользнула по суровому лицу дроу, но быстро превратилась в гримасу, поскольку он вспомнил многих орков, по крайней мере нескольких, ставших его друзьями за это время… Прочло почти четыре десятилетия.

— Ты поступил правильно, Бренор, — сказал он. — Благодаря мудрому решению подписать тот свиток многие, многие тысячи прожили свои жизни, которые были бы отобраны у них во время кровавой войны.

— Я не могу сделать этого снова, — ответил Бренор, покачав головой. — Я многого не достиг, эльф. Сделав все, что я смог сделать здесь, я не поступил бы так снова.

Он зачерпнул кружкой из открытого бочонка, стоящего между креслами, и сделал большой глоток.

— Думаешь, он все еще там? — задумчиво спросил Бренор сквозь пену на бороде. — В холоде и снегах?

— Если так, — ответил ему Дзирт, — тебе следует помнить, что Вульфгар там, где он хочет быть.

— Да, но, держу пари, его старые кости напоминают ему о его упрямстве на каждом шагу! — ответил Бренор, и эта шутка была тем глотком радости, в которой сейчас они оба нуждались. Дзирт улыбнулся дворфу, но одно слово Бренора его кольнуло: «старые». Эльф наблюдал за ходом времени, и тогда как для него, долгоживущего существа, менялись только цифры в календаре, для Вульфгара, если он все еще жив там, в Долине Ледяного Ветра, наступает семидесятый год жизни. Эта действительность глубоко поразила Дзирта.

— Ты все еще любил бы ее, эльф? — внезапно спросил дворф, имея в виду свою потерянную дочь.

Дзирт вздрогнул, как от пощечины, и знакомая вспышка гнева промелькнула в его казавшихся безмятежными глазах.

— Я все еще люблю ее.

— Если бы моя девочка была сейчас с нами, — уточнил Бренор, — она была бы уже стара, так же как и Вульфгар, и многие сочли бы ее уродливой.

— Многие говорят это о тебе, и причем с тех пор, когда ты был молод, — съязвил дроу.

Действительно, Кэтти-бри тоже шел бы уже седьмой десяток, если бы она не погибла в дни Разорванной Пряжи Мистры двадцать четыре года назад. Она была бы старой, как Вульфгар, — но уродливой? Дзирт никогда бы не смог так подумать о своей возлюбленной Кэтти-бри. За все свои сто двенадцать лет жизни дроу не видел ничего более прекрасного, чем его супруга. Ее отражение в лавандовых глазах Дзирта не имело несовершенств, независимо от разрушительного действия времени, независимо от шрамов, полученных в битвах, независимо от цвета ее волос. Кэтти-бри всегда была в глазах Дзирта такой, как в тот день, когда он понял, что любит ее, в той давней поездке в далекий южный город Калимпорт, куда они мчались спасать Реджиса.

Реджис. Дзирт вздрогнул, вспомнив хафлинга, еще одного дорогого друга, потерянного в страшное время хаоса, когда Король Призраков, предвестник великой тьмы, которая распространилась по всему Торилу, прилетел в храм Парящего Духа, уничтожив одно из самых удивительных строений в мире.

Дроу когда-то получил совет проживать свою долгую жизнь сериями из коротких отрезков времени, жить непосредственно с людьми, которые окружают его здесь и сейчас, чтобы потом идти дальше и найти ту жизнь, ту жажду, ту любовь снова…

Это был хороший совет, Дзирт чувствовал это сердцем, но за четверть века, с тех пор как он потерял Кэтти-бри, пришло понимание, что иногда совет легче выслушать, чем исполнить.

— Она все еще с нами, — поправился Бренор некоторое время спустя. Он опустошил свою кружку и бросил ее в очаг, где она разлетелась на черепки.

Дзирт ничего не сказал на это и устремил невидящий взор в огонь.

И он, и Бренор просили Джарлакса, владеющего многими хитростями, найти Кэтти-бри и Реджиса — найти хотя бы их души, поскольку видели, как души их потерянных любимых друзей уезжают на призрачном единороге сквозь каменные стены Мифрил Халла тем роковым утром. Богиня Миликки забрала их обоих, Дзирт верил в это, как и в то, что она не могла быть столь жестокой, чтобы удерживать их. Но видимо, даже Миликки не смогла отнять у Келемвора, бога мертвых, его законную добычу. Дзирт вспоминал о том ужасном утре, как будто это было вчера. Он был разбужен криками Бренора от сна, полного любовных ласк с женой, которая, казалось, вернулась к нему из глубин отчаяния.

И в то ужасное утро она лежала подле мужа холодная и равнодушная к его прикосновениям.

— Нарушь перемирие, — тихонько прорычал Дзирт, обращаясь мысленно к новому королю Многих Стрел, орку, не столь умному и дальновидному, как его отец.

Рука Дзирта рефлекторно потянулась к бедру, хотя сейчас он был безоружен. Дроу снова захотел ощутить тяжесть своих смертельных клинков. Мысль о битве, зловонии смерти, пусть даже собственной, не беспокоила его. Не в это утро. Не тогда, когда образы Кэтти-бри и Реджиса проплыли перед его мысленным взором. И память о собственном бессилии горьким комком встала в горле.

* * *

— Мне не нравится приезжать сюда, — нервно заметила женщина-орк, протягивая сумку с травами.

Она была невысокого, по орочьим меркам, роста, но тем не менее возвышалась над своим крошечным спутником.

— Мы находимся в состоянии мира, Джесса, — ответил гном Нанфудл.

Он взял протянутую сумку и вытащил один из корешков, поднес его к своему длинному носу.

— Ах, сладкая мандрагора, — сказал он, делая глубокий вдох. — Как раз достаточно, чтобы унять твою боль.

— И твои болезненные мысли, — язвительно заметила орчиха, — и превратить тебя в дурака, похожего на дворфа в бочке с медом, думающего о том, как бы выпить себя, чтобы высушить бочку до дна.

— Только пять? — спросил Нанфудл, ощупывая мешочек.

— Время цветения еще не наступило, — ответила Джесса. — Только пять! Да я думала, что не найдем ни одного, но надеялась найти два и молилась Груумшу, чтоб послал третий.

Нанфудл перевел взгляд от мешочка, но не на женщину-орка. Его отсутствующий пристальный взгляд проникал сквозь расстояния, и разум следовал за ним.

«Пять?» — размышлял он, вспоминая свои мензурки и ступки. Он прикоснулся костлявым пальцем к острой белой бородке и, сморщив свое крошечное круглое личико, решился:

— Пяти будет достаточно.

— Достаточно? — переспросила Джесса. — И тогда ты осмелишься совершить это?

Нанфудл посмотрел на нее так, словно она сказала что-то забавное.

— Ну что же, в путь, — призвал он.

Губы Джессы исказила мимолетная презрительная усмешка, хотя могло показаться, что она ловит губами волнистые пряди желтых волос. Эта ухмылка была единственным изгибом на ее плоском, круглом лице с поросячьим носом. Светло-карие глаза орчихи опасно сверкнули.

— Тебе, видно, очень это нравится, — скривился гном.

Но Джесса отвернулась, ничуть не смущенная его словами.

— Я наслаждаюсь волнением, — насмешливо пояснила молодая жрица. — Жизнь ведь, в конечном счете, очень скучна. — Она указала на мешочек с травами, который все еще держал Нанфудл. — И ты тоже, очевидно.

Гном опустил взгляд на ядовитые корни:

— У меня нет выбора.

— Ты боишься?

— А должен?

— Я боюсь, — сказала-Джесса, хотя ее равнодушный тон оставлял в том сомнения.

Орчиха мрачно кивнула гному, произнесла: «Да здравствует король», сделала реверанс и ушла, заботясь, чтобы выбранный ею путь к посольству Королевства Многих Стрел не привлекал внимания больше, чем это возможно для орка, прогуливающегося по коридорам Мифрил Халла.

Нанфудл поторопился вернуться к своим колбам и ступкам, расставленным на полках и столах его лаборатории. Гном заметил свое отражение в зеркале, висевшем над скамьей, и даже принял позу, приличествующую солидному гному среднего возраста, что, конечно же, означало, что он был много старше среднего возраста.

Большая часть его волос выпала, за исключением густых белых зарослей за длинными ушами, но он заботился, чтобы эти остатки всегда были аккуратно подстрижены, как и его заостренная бородка и тонкие усы. А прочие части его крупной головы были лысы. «А, да — еще брови», — хихикнув, подумал Нанфудл, обратив внимание, что некоторые волоски выросли такими длинными, что стали завиваться.

Нанфудл водрузил на нос очки и наконец заставил себя отойти от зеркала. Глядя теперь сквозь маленькие круглые линзы, он аккуратно настроил высоту промасленного фитиля.

Температура должна быть выставлена исключительно точно, напомнил он себе, чтобы можно было извлечь необходимое количество кристаллического яда. В этом деле следовало соблюдать максимальную аккуратность, но, посмотрев на песочные часы, гном понял: поторопиться тоже придется. Кружка короля Бренора ждет.

Тибблдорф Пуэнт не надел свои шипастые доспехи, и это был один из немногих случаев, когда кто-то видел дворфа без них. Но он не надел их по одной лишь причине: берсерк не хотел, чтобы кто-либо узнал или, точнее, услышал его.

Пуэнт прятался в тени в дальнем конце коридора, за горой бочонков, держа в поле зрения лишь дверь Нанфудла.

Берсерк скрипел зубами, сдерживая поток проклятий, когда Джесса Дрибл-Обальд вошла в эту дверь, предварительно осмотрев весь коридор, не наблюдает ли кто за нею.

— Орки в Мифрил Халле, — процедил Пуэнт, покачал косматой головой и топнул ногой.

О, как Пуэнт орал, протестуя, когда было принято решение о предоставлении Королевству Многих Стрел посольства в дворфской твердыне! Конечно, это было небольшое представительство: под сводами Мифрил Халла разрешалось находиться одновременно только четырем оркам, да и у них не было права беспрепятственно шастать повсюду. Отряд дворфов, обычно берсерков Пуэнта, всегда был рад сопроводить «гостей».

Но эта маленькая юркая жрица, как оказалось, обошла это правило, и у Пуэнта было много предположений на этот счет.

Сначала он хотел высадить дверь ногой, поймав орчиху в неположенном месте, и вышвырнуть ее из Мифрил Халла раз и навсегда, но как раз в этот момент его редкая способность улавливать суть вещей посоветовала ему проявить терпение. Несмотря на клокочущий гнев, Тибблдорф Пуэнт сидел тихо, и через некоторое время Джесса вновь появилась в коридоре, глянув по сторонам, и убежала тем же путем, которым пришла.

— Это что, гном? — прошептал Пуэнт, поскольку пока не видел в происходящем никакого смысла.

Нанфудл, конечно, не был врагом Мифрил Халла, напротив, был его верным союзником с самых первых дней своего появления в клане около сорока лет назад. Дворфы Боевого Топора до сих пор говорили о «Моменте Эльминстера», когда гном использовал изобретенный им трубопровод, чтобы заполнить пещеры взрывчатым газом, позволившим разнести в клочья горный хребет вместе со снежными великанами.

Но почему союзник клана якшается с орочьей жрицей? Какие у них секреты? Нанфудл мог вызвать Джессу непосредственно через Пуэнта, и ее бы быстро сопроводили к нему.

Пуэнт потратил много времени на обдумывание, так много, что Нанфудл успел выйти в коридор и скрыться за поворотом. Только тогда пораженный берсерк понял, что поминальное торжество уже началось.

— Каменная задница Морадина! — ошеломленно пробормотал Пуэнт, выползая из-за бочонков.

Он хотел сразу пойти к Бренору, но внезапно остановился у двери в комнаты Нанфудла, огляделся, как и Джесса до этого, а затем вошел внутрь.

Ничего подозрительного он не заметил. Какая-то белая жидкость в колбе булькала над пламенем горелки, но все остальное казалось совершенно обычным, насколько это возможно для Нанфудла.

Пуэнт хмыкнул и побродил по комнате, пытаясь найти какие-нибудь подсказки, например местечко, где Нанфудл и Джесса могли бы быть… Нет, Пуэнт выбросил эту бредовую картинку из головы.

— Ба, да ты глупец, Тибблдорф Пуэнт! — выругал себя дворф.

Он пошел к двери, внезапно ощутив ужасную неловкость за то, что решил шпионить за Нанфудлом, когда вдруг заметил под столом гнома свернутый спальный мешок.

Разум Пуэнта быстро восстановил бредовую картинку, представив свидание между гномом и орчихой, но дворф отмахнулся, как только понял, что спальный мешок крепко смотан и его явно давно не разбирали. Скоро обнаружился и рюкзак с набором приспособлений для скалолазания, от обвязок до ледоруба.

— Планируешь посетить Королевство Многих Стрел, малыш? — громко спросил Пуэнт.

Он встал и пожал плечами, прикидывая возможные варианты. Пуэнт надеялся, что Нанфудл достаточно умен, чтобы взять с собой нескольких охранников, если действительно собрался в дальний путь. Король Бренор принял смену власти в королевстве Обальда с большим тактом и сдержанностью. Но орки были орками, и никто не мог знать, насколько надежен будет сын Обальда, обладает ли он харизмой и реальной властью, какие были у его могущественного отца, чтобы контролировать своих диких сородичей.

Пуэнт решил, что поговорит с Нанфудлом наедине после его возвращения. Он вспомнил, что опаздывает на самое важное торжество, — король Бренор не сразу простит такое небрежение.

— …двадцать пять лет, — произносил Бренор в тот момент, когда Тибблдорф Пуэнт присоединился к собравшимся в небольшом зале.

Здесь были лишь несколько гостей: конечно, Дзирт, главный священник Мифрил Халла, Кордио Нанфудл и старый Банак Браунвил в своем кресле на колесах, которое прикатил сын Банака Конрад, вымахавший в прекрасного молодого дворфа. Конрад даже обучался вместе с «Веселыми мясниками» Пуэнта и более чем отлично держался в поединках с более закаленными воинами. Также здесь присутствовали несколько других дворфов.

— Я скучаю по вам, моя девочка и мой друг Реджис. Знайте, что, если я проживу еще сотню лет, я не проведу ни дня, не думая о вас, — закончил король дворфов.

Он поднял свою кружку и осушил, и остальные последовали его примеру. Опустив кружку, Бренор остановил свой пристальный взгляд на Пуэнте.

— Прошу простить меня, мой король, — сказал берсерк. — Я все пропустил, да?

— Только первый тост, — уверил его Нанфудл и обошел всех, собирая кружки, прежде чем двинуться к бочонку, стоявшему у стены. — Помоги мне, — попросил он Пуэнта.

Нанфудл наполнил кружки, и Тибблдорф Пуэнт разнес их собравшимся. «Любопытно, — подумал Пуэнт, — гном не наполнил кружку Бренора вместе с остальными». Никто бы не спутал ее с другими. Это была большая посудина с эмблемой клана Боевого Топора на боку и ручкой с рожками, на которые удобно помещался большой палец. Один из этих рожков, как и один из рогов на шлеме Бренора, был отломан. В знак солидарности и бесконечной дружбы с Мифрил Халлом кружка была подарена Бренору много лет назад дворфами Цитадели Адбар в ознаменование десятой годовщины подписания договора в ущелье Гарумна. Никто не отваживался пить из этой кружки, кроме самого Бренора; Пуэнт знал это и понял, что Нанфудл захотел подать мед Бренору лично и в последнюю очередь. Честно говоря, берсерк не придал этому большого значения, но отметил, что гном не позволил самому Пуэнту принести эту кружку.

Обратив более пристальное внимание на гнома, Пуэнт, возможно, отметил бы кое-что еще, что заставило бы его густые брови поползти на лоб. Гном наполнил кружку раньше, чем развернулся лицом к собравшимся, предающимся воспоминаниям о прежних временах с Кэтти-бри и Реджисом и не обративших на виночерпия никакого внимания. Из спрятанного на поясе мешочка Нанфудл вытащил крошечный пузырек. Осторожно покрутив пробку и бросив быстрый взгляд на остальных, гном высыпал несколько кристаллов в кружку Бренора. Дождавшись полного растворения вещества, он с удовлетворением кивнул и вернулся к столу, поднеся кружку королю.

— Я могу предложить тост за леди Шаудру? — спросил гном, имея в виду эмиссара Мирабара, которую он сопровождал в Мифрил Халл десятилетия назад и убитую Обальдом во время той ужасной войны. — Старые раны зажили, — произнес Нанфудл, поднимая свою кружку.

— Да, за Шаудру и за всех, кто пал, защищая клан Боевого Топора, — согласился Бренор и сделал большой глоток меда.

Нанфудл кивнул и улыбнулся, надеясь, что Бренор не почувствует горечи яда.

* * *

— О горе Мифрил Халлу! И да летит ко всем лордам, королям и королевам Серебряных Земель весть, что король Бренор заболел этой ночью! — возгласили дворфы-герольды спустя несколько часов после поминального торжества.

Залы всех святилищ Севера были заполнены, когда эта весть распространилась, поскольку король Бренор был всеми любим и ему Серебряные Земли были признательны за перемены к лучшему. Нет-нет да вспыхивали разговоры о войне с Королевством Многих Стрел, некогда подписавшим договор в ущелье Гарумна.

Бдения у ложа короля в Мифрил Халле были торжественными и печальными, но отчаяния не было в них. В конце концов, Бренор прожил хорошую, длинную жизнь и окружил себя сильными духом дворфами. Клан был крепок, и клан будет жить и процветать долгие годы после ухода великого короля Бренора.

Но все же проливалось много слез всякий раз, когда Кордио объявлял, что состояние короля не улучшилось и Морадин не ответил на их молитвы.

— Мы не можем помочь ему, — сказал Кордио Дзирту после третьей ночи неспокойного сна Бренора. — Это не в наших силах.

Он ожидал возражений Дзирта, но в лице дроу не отразилось ни надежды, ни протеста.

— Ах, мой король! — стонал Пуэнт.

— Горе Мифрил Халлу, — бубнил Банак Браунвил.

— Это не так, — ответил Дзирт. — Бренор не нарушил обязанностей перед кланом. На его трон есть достойные претенденты.

— Ты говоришь так, как будто он уже мертв, эльф! — выругался Пуэнт.

Дзирт ничего на это не ответил, только кивнул, извиняясь.

Они вошли и сели у постели Бренора. Дзирт взял руку своего друга и не отпускал до самого рассвета, когда король Бренор сделал свой последний вдох.

— Король умер, да здравствует король, — произнес Дзирт, поворачиваясь к Банаку.

— Да будет благословенно царствование Банака Браунвила, одиннадцатого короля Мифрил Халла, — сказал Кордио.

— Я не достоин, жрец, — ответил старый Банак, во взгляде которого застала скорбь, а на сердце лег тяжкий груз. Стоя за креслом, сын похлопал старого дворфа по плечу. — Если бы я хотя бы наполовину мог стать таким хорошим королем, как Бренор, весь мир признал бы мое правление достойным — нет, великим.

Тибблдорф Пуэнт споткнулся и припал на колено перед Банаком.

— Я… моя жизнь для тебя, мой… мой король, — сквозь слезы, запинаясь и заикаясь, произнес берсерк.

— Будь благословен, — ответил Банак, возложив ладонь на косматую голову Тибблдорфа.

Неукротимый берсерк закрыл руками мокрое от слез лицо и, повернувшись, наклонился к Бренору, чтобы крепко его обнять, затем с громким воплем бросился из комнаты.

Бренор упокоился рядом с Кэтти-бри и Реджисом, и это был величайший мавзолей, когда-либо возведенный в древней твердыне дворфов.

Один за другим старейшины клана Боевого Топора прибывали, чтобы присоединиться к долгому и воодушевленному перечислению славных деяний прожившего долгую жизнь могущественного короля Бренора, который вывел своих людей из холодных подземелий в Долине Ледяного Ветра и вернул древний дом своему клану. Не столь уверенно, но говорили о тонком дипломатическом таланте Бренора, который так кардинально изменил политический расклад Серебряных Земель.

Днем и ночью в течение трех суток дворфы, люди, эльфы, орки отдавали дань памяти почившему королю и славили его достойного преемника, великого Банака Браунвила Боевого Топора. Все соседние королевства прислали своих эмиссаров, и даже орки Многих Стрел высказались — жрица Джесса Дрибл-Обальд произнесла длинную хвалебную речь, приветствовала нового замечательного короля и выразила надежду, что король Банак будет править так же мудро и дальновидно, а Мифрил Халл будет процветать под его руководством. И не было ничего неискреннего в словах молодой жрицы, но тем не менее многие из собравшихся дворфов ворчали и плевались, остро напомнив Банаку и остальным лидерам, что работа Бренора по налаживанию добрососедских отношений с орками еще далека от завершения.

* * *

Опустошенные, подавленные, истощенные эмоционально и физически, Дзирт, Нанфудл, Кордио, Пуэнт и Конрад рухнули в кресла возле камина. Это было любимое место Бренора. Они подняли еще несколько тостов за своего друга и стали вспоминать многие хорошие и героические приключения, которые разделили с замечательным дворфом.

Пуэнту было что порассказать, понятное дело — с изрядными преувеличениями, но удивительно было, что Дзирт До’Урден сказал немного.

— Я должен извиниться перед твоим отцом, — сказал Нанфудл Конраду.

— Извиниться? Нет, гном, он ценит твои советы так же высоко, как и любой другой дворф, — ответил молодой принц Мифрил Халла.

— И все же я должен принести извинения ему, — сказал Нанфудл, и все в комнате прислушались. — Я приехал сюда с леди Шаудрой и не хотел оставаться, и все же прошли десятилетия. Я немолод уже — через месяц отмечу шестьдесят пятый год.

— Правильно, правильно! — оборвал его Кордио, никогда не упускавший шанса поднять тост, и они все выпили за долгое здоровье Нанфудла.

— Спасибо вам всем, — сказал Нанфудл, сделав глоток. — Вы были мне как семья, что и говорить, и годы моей жизни, проведенные здесь, были не хуже лет, которые я прожил раньше, и лет, которые я проживу еще… надеюсь.

— О чем ты говоришь, малыш? — спросил Кордио.

— У меня есть семья, — ответил гном, — которую я видел только несколько раз в свои недолгие визиты за эти последние тридцать лет. Я боюсь, пришло время мне уйти. Я хочу провести свои оставшиеся годы в моем старом доме в Мирабаре.

После этих слов повисла тишина, все сидели, не произнося ни слова.

— Ты не должен приносить моему отцу никаких извинений, Нанфудл из Мирабара, — уверил гнома Конрад и поднял свою кружку для очередного тоста. — Мифрил Халл никогда не забудет помощь великого Нанфудла!

Все единодушно и сердечно поддержали этот тост, но что-то кольнуло Тибблдорфа Пуэнта, как то недавнее любопытство, но, растворившись в своем горе, он не обратил на это внимания.

Но не забыл.

* * *

Раздражаясь и пыхтя, гном пробирался через валуны. Большие гладкие серые камни лежали вокруг, словно сложенные великанами у катапульты. Нанфудл хорошо знал это место — и потому предложил его для свидания — и не удивился, когда, протиснувшись между плотно укоренившихся камней, увидел Джессу, устроившую небольшой пикничок на покрывале.

— Тебе не помешали бы более длинные ноги, — поприветствовала орчиха.

— Мне помешали лишние тридцать лет, — ответил Нанфудл.

Он снял с плеч тяжелый мешок и сел на камень напротив Джессы, приняв протянутую жрицей миску с тушеным мясом.

— Все сделано? Ты уверен? — спросила Джесса.

— Три дня траура по мертвому королю… три, не больше — у них не много времени. Таким образом, теперь король — Банак, в конце концов он заслужил это звание.

— Он примерил ботинки гиганта.

Нанфудл не согласился:

— Король Бренор оставил Мифрил Халл в порядке. Банак справится, а если будет трудно, рядом много мудрых советников.

Гном сделал паузу и посмотрел на орочью жрицу внимательнее. Ее же пристальный взгляд был устремлен на север, где лежало еще молодое королевство ее сородичей.

— Король Банак продолжит работу Бренора, если Обальд Второй будет придерживаться взглядов своего предшественника, — уверил ее Нанфудл.

Джесса взглянула на него с удивлением и даже недоверием.

— Ты очень спокоен, — заметила она. — Ты проводишь слишком много времени в своих книгах и свитках и не тратишь ни секунды своей жизни на изучение тех, кто окружает тебя.

Нанфудл смотрел на нее с любопытством.

— Как ты можешь быть настолько спокойным? — спросила Джесса. — Разве ты не осознаешь, что только что совершил?

— Я сделал то, что мне было приказано, — запротестовал Нанфудл, не заметив тяжести в ее голосе.

Джесса проворчала что-то о чувствах и логике, собиралась возразить, но шум, похожий на скрежет металла о камень, оборвал ее на полуслове.

— Что такое? — спросил Нанфудл, уплетая тушеное мясо.

— Что тебе было приказано? — прогремел грубый голос Тибблдорфа Пуэнта, и Нанфудл подскочил, услышав, как берсерк, облаченный в свою шипастую броню, стал пробираться между валунами, царапая металлическими зубцами камень. — Да, черт возьми, кто приказал тебе? — Он ударил кулаками в металлических перчатках друг о друга. — И не сомневайся, мелкая крыса, я выясню, кто это.

Он двинулся вперед, и Нанфудл отступил, уронив миску с тушеным мясом на землю.

— Вы не скроетесь, ни один из вас, — заверил его Пуэнт, продолжая наступать. — Мои ноги достаточно длинны, чтобы догнать, а гнева достаточно, чтобы раздавить вас!

— В чем дело? — поинтересовалась Джесса, но Пуэнт остановил ее взглядом, полным ненависти.

— Вы все еще живы только потому, что знаете нечто, что должен знать я, — объяснил разъяренный дворф. — И если вы не скажете то, что я желаю узнать, то скоро познаете свою смерть!

Закончив объяснения, он указал на большой шип, венчающий его шлем. И Джесса невольно вспомнила, что не один орк дергался в агонии, наколотый на него.

— Пуэнт, нет! — завизжал Нанфудл, выставив руки перед собой, пытаясь остановить неумолимое приближение дворфа. — Ты не понимаешь!

— О, я понимаю больше, чем ты думаешь, — уверил его берсерк. — Я был в твоей мастерской, гном.

Нанфудл поднял руки:

— Я сказал королю Банаку, что уезжаю.

— Ты собирался уехать еще до того, как умер король Бренор, — обвинил его Пуэнт. — У тебя была сумка, упакованная для дороги.

— Ну да, я собирался…

— Ты все собрал и сложил в комнате, где варил яд для моего короля! — в бешенстве заорал Пуэнт, прыгая на Нанфудла, который был достаточно ловок, чтобы нырнуть за камень, избежав смертельных объятий Пуэнта.

— Тибблдорф, нет! — вопил Нанфудл.

Джесса собралась было вмешаться, но Пуэнт повернулся к ней, сжимая кулаки. Из латных перчаток выдвинулись похожие на когти шипы.

— Сколько ты заплатила этой крысе, ты, собачья задница? — требовательно спросил он.

Джесса благоразумно предпочла отступить, но, когда почувствовала спиной холод камня, ее поведение мгновенно переменилось — она шагнула навстречу Пуэнту, вытащив тонкую волшебную палочку.

— Еще один шаг… — предупредила она, прицеливаясь.

— Пуэнт, нет! Джесса, нет! — визжал Нанфудл.

— У тебя есть большой волшебный бумс в этой маленькой палочке, не так ли? — беззаботно поинтересовался Пуэнт. — Это хорошо. Это рассердит меня и заставит врезать тебе куда крепче!

Он направился к ней, и Джесса начала колдовать, целясь палочкой в чумазую физиономию дворфа, но они оба замерли, а очередной вопль Нанфудла застрял у него в горле, поскольку воздух наполнился нежным перезвоном.

— О, ну теперь вы оба получите сполна, — довольно усмехнулся Пуэнт.

Любой обитатель Мифрил Халла узнал бы колокольчики волшебного единорога Дзирта До’Урдена.

Тонкий и изящный, с рельефными мускулами, переливающимися под мерцающей белой шкурой, рогом цвета слоновой кости, покрытым золотым узором, голубыми глазами, сияющими и дразнящими само солнце, окутанный звоном колокольчиков, предвосхищавшим его появление, Андхар взлетел на валун и ударил по нему своим могучим копытом.

— Хорошо, что ты здесь, эльф! — крикнул Пуэнт Дзирту, который, увидев его, явно пришел в замешательство. — Я как раз собирался засунуть мой кулак в…

Тибблдорф Пуэнт повернулся к Джессе и обнаружил, что противостоит шестисотфунтовой черной пантере!

Берсерк в недоумении обернулся к дроу и увидел Бренора Боевого Топора, слезающего с единорога, на спине которого он сидел позади Дзирта.

— Что, Девять Проклятых Кругов, здесь происходит? — потребовал ответа Бренор, обращаясь к Нанфудлу.

Гном только беспомощно пожал плечами в ответ.

— Мой… король? — Пуэнт запнулся. — Мой король! Может ли это быть, мой король? Мой король!

— О, святая задница Морадина! — пожаловался Бренор. — Что ты здесь делаешь, глупый дворф? Ты должен быть рядом с королем Банаком!

— Не с королем Банаком! — взревел Пуэнт. — С королем Бренором, живым и здоровым!

Бренор безуспешно попытался увернуться от лобызаний Пуэнта.

— Теперь послушай меня внимательно, дворф, чтобы никогда больше не повторять такую ошибку. Короля Бренора больше нет. Король Бренор покоится в веках, и Банак — король Мифрил Халла!

— Но… но… но, мой король, — ответил Пуэнт, — но ты же жив!

Бренор вздохнул. Позади него Дзирт перенес ногу через шею единорога и легко спрыгнул на землю. Он погладил сильную шею Андахара, затем снял с шеи резную статуэтку единорога, висящую на серебряной цепи, и тихонько дунул в полый рог, отпуская коня.

Андахар встал на дыбы, подняв ветер, громко заржал и ускакал прочь. Каждым прыжком, казалось, он покрывал огромное расстояние, поскольку становился все меньше и меньше, пока не исчез вовсе, но воздух за ним еще какое-то время дрожал и перекатывался волнами волшебной энергии.

К тому времени Пуэнт несколько пришел в себя и решительно встал перед Бренором, уперев руки в бока.

— Ты был мертв, мой король, — заявил он. — Я сам видел тебя мертвым, я нюхал тебя мертвым. Ты был мертв.

— И буду мертвым, — ответил Бренор, тоже упрямо растопырившись. Затем уперся лбом в лоб Пуэнта и произнес очень медленно и четко: — Только так я мог уйти.

— Уйти? — переспросил Пуэнт и отступил, глядя на Дзирта.

Дроу молчал, лишь усмешка показывала, что он наслаждается зрелищем больше чем следует. Тогда Пуэнт посмотрел на Нанфудла, который снова лишь пожал плечами. Бросил взгляд поверх пантеры Гвенвивар на Джессу, которая откровенно смеялась, помахивая своей палочкой.

— Ба, задача Думатойна, создавшего твой толстый череп, была попроще! — выругался Бренор, помянув всуе бога дворфов, более известного как Хранитель Тайн Под Горой.

Пуэнт усмехнулся, поскольку часто слышанное им замечание было довольно невежливым способом называть дворфа тупицей.

— Ты был мертв, — снова сказал берсерк.

— Да, гном убил меня.

— Яд, — объяснил Нанфудл. — Смертельный, да, если не соблюсти дозу. Когда я применил его, Бренор только выглядел мертвым и казался мертвым всем, кроме самых опытных жрецов, а они знали о нашем плане.

— Ты сбежал? — спросил Бренора Пуэнт, для которого все потихоньку начало проясняться.

— Я освободил для Банака заслуженный им трон и сделал это так, чтобы клан не ждал моего возвращения. Поскольку возвращения не будет. Все давно решено, Пуэнт. Это тайна дворфских королей, возможность выбрать путь, на котором ты закончишь свои дни, когда все, что ты мог сделать, ты уже сделал, и сделал верно. Мой прапрапрапрадед поступил так же. Это произошло в Адбаре, и два короля, которых я знаю, сделали то же самое — они рассказывали мне. И на свете много дворфов, поступивших подобным образом, поверь мне.

— Ты сбежал из Мифрил Халла?

— Громко сказано.

— Навсегда?

— Это не большой срок для такого старого дворфа, как я.

— Ты сбежал. Ты сбежал и не сказал мне? — твердил Пуэнт, готовый, казалось, забиться в падучей.

Бренор оглянулся на Дзирта и тут услышал грохот нагрудника Пуэнта, ударившегося о землю.

— Ты смылся, старый вонючий орк, и ничего не сказал об этом своему веселому мяснику? — взревел Пуэнт. Он стащил одну рукавицу и бросил ее на землю, потом вторую, затем наклонился и стал снимать свои шипастые поножи. — Ты сделал это с теми, кто любил тебя! Ты заставил нас всех страдать из-за тебя! Ты разбил наши сердца! Мой король!

Бренор нахмурился, но ему нечего было ответить.

— Вся моя жизнь для моего короля, — бормотал Пуэнт.

— Я больше не твой король, — возразил Бренор.

— Да, я тоже так считаю, — сказал Пуэнт и двинул кулаком Бренору в глаз.

Рыжебородый дворф откинулся назад, и его однорогий шлем слетел с головы, а зазубренный топор вонзился в землю.

Пуэнт расстегнул шлем и стянул с головы. Едва он отшвырнул его в сторону, как Бренор ударил его с размаху, свалив берсерка на землю, и драка началась. Они мутузили друг друга, кувыркаясь и отвешивая оплеухи, лягались и бодались, не забывая обмениваться ругательствами.

— Сотни лет я мечтал об этом! — кричал Пуэнт, хотя конец фразы получился не очень разборчивым, потому что Бренор засунул руку ему в рот.

— Да, а я мечтал дать тебе шанс! — проорал Бренор, и его голос повысился в конце фразы на несколько октав, когда Пуэнт со всей силы вонзил зубы ему в руку.

— Дзирт! — завопил Нанфудл. — Останови их!

— Нет-нет, не надо! — воскликнула Джесса, радостно хлопая в ладоши.

Выражение лица Дзирта говорило гному, что у эльфа нет ни малейшего желания встревать между двумя разъяренными дворфами. Он скрестил руки на груди, прислонился к высокому камню и выглядел скорее заинтересованным, нежели удивленным.

Сцепившиеся дворфы осыпали друг друга тумаками и проклятиями, катаясь по земле и яростно пыхтя.

— Ба, да ты сын орка! — заявил Бренор.

— Ба, я не твой вонючий сын, ты, проклятый орк! — возразил Пуэнт.

Обменявшись этими репликами, они расцепились, откатившись друг от друга, чтобы извиниться перед Джессой, скрестившей руки на груди и глядящей на них сверху вниз.

— Ээээээ… гоблин! — исправились они хором, пожав плечами, и снова принялись кувыркаться, отвешивая друг другу тумаки с прежней энергией. На пути яростно рычащего и вопящего клубка оказался валун, и, откатившись от него, дворфы оказались на краю небольшого утеса над ручьем, и там Бренор получил некоторое преимущество. Берсерк издал вопль, глянув вниз с утеса.

— И сотни лет я мечтал, чтоб ты принял ванну! — заявил Бренор.

Он немного приподнял Пуэнта и швырнул его прямо в чистый ледяной горный поток — правда, сам тоже не удержался от падения в воду.

Пуэнт прыгал и орал, и любой, кто мог это наблюдать, подумал бы, что бедный дворф упал в кислоту. Он стоял по пояс в потоке, дико дрожал и дергал руками и ногами, пытаясь избавиться от воды. Но по крайней мере, метод сработал: берсерк не хотел больше драться.

— Зачем ты это сделал, мой король? — прошептал несчастный Пуэнт.

— Потому что ты воняешь, и я не твой король! — резко ответил Бренор, бредя по воде к берегу.

— Зачем? — спросил Пуэнт, и в его голосе было столько непонимания и боли, что Бренор резко остановился и, несмотря на то что пребывание в ледяной воде мало нравилось и ему, вернулся, чтобы посмотреть в глаза своему верному берсерку.

— Зачем? — повторил Тибблдорф Пуэнт.

Бренор оглянулся на остальных: все, включая Гвенвивар, подошли к краю утеса, чтобы видеть происходящее. Тяжело вздохнув, «усопший» король Мифрил Халла протянул руку Пуэнту.

— Это был единственный способ, — пояснил Бренор, когда они с Пуэнтом стали карабкаться на утес. — И это было справедливо по отношению к Банаку.

— Банак не должен был стать королем, — сказал Пуэнт.

— А я не мог больше быть королем. Я сделал это, мой друг.

После этих слов повисла пауза, и, как только истинный смысл слов проник в сознание обоих, они обняли друг друга за сильные плечи и вместе взошли на холм.

— Моя задница слишком долго просидела на троне, — заявил Бренор, пройдя мимо стоящих на утесе Дзирта, Нанфудла и Джессы. — Я не знаю, надолго ли ухожу, но есть вещи, которые я хочу найти, но не смогу найти их в Мифрил Халле.

— Твоя девочка и малыш хафлинг? — догадался Пуэнт.

— Не дави из меня слезы, — сурово сказал Бренор. — Если будет на то воля Морадина, я сделаю это — если не в этой жизни, то в его просторных залах. Нет, больше…

— Что больше?

Бренор снова упер руки в бока и посмотрел на запад. Справа поднимались высокие горы севера, а слева — внушительные предгорья юга.

— Гаунтлгрим — вот моя надежда, — сказал Бренор. — Но знай, это будет лишь только дорога и ветер в лицо.

— Итак, ты уходишь? Уходишь навсегда и не вернешься в Мифрил Халл?

— Да, — заявил Бренор. — Ухожу и не вернусь. Никогда. У Мифрил Халла теперь есть Банак, и не в моей власти повернуть время вспять. Моя семья — наша семья — и все короли Серебряных Земель знают, что король Бренор Боевой Топор умер в пятый день шестого месяца Года Истинных Знамений. Да будет так.

— И ты не сказал мне, — снова завел Пуэнт. — Ты сказал эльфу, ты сказал гному, ты сказал вонючему орку, но не сказал мне.

— Я сказал тем, кто уйдет со мной, — объяснил Бренор. — И никто в Мифрил Халле не знает, кроме Кордио, но я нуждался в нем, а его священники не поняли бы. И он, как известно, сохранил тайну, чтобы ты не сомневался.

— Но ты не доверился своему Пуэнту.

— Ты не должен был знать. Так было бы лучше для тебя!

— Видеть моего короля, моего друга, мертвым! Это лучше?

Бренор вздохнул, не найдя ответа.

— Хорошо, я доверяюсь тебе теперь, когда ты не оставил мне никакого выбора. Теперь ты служишь Банаку, но знай, что не стоит ему ничего говорить, как и кому-либо другому в Мифрил Халле.

Пуэнт решительно замотал головой при последних словах Бренора.

— Я служил королю Бренору, моему другу Бренору, — сказал он. — Моя жизнь — для моего короля и моего друга.

Это заставило Бренора насторожиться.

Он обернулся к Дзирту, который пожал плечами и улыбнулся; потом перевел взгляд на Нанфудла, который нетерпеливо кивнул, и на Джессу, которая произнесла:

— Только если вы обещаете драться время от времени. Мне очень понравилось это зрелище — дворфы, выбивающие друг из друга медовый пот!

— Ба! — фыркнул Бренор.

— Куда теперь, мой ко… мой друг? — спросил Пуэнт.

— На запад, — сказал Бренор. — Далеко на запад. Навсегда на запад.

Часть I

БЕСПЛОДНЫЕ ПОПЫТКИ БЕЗУМНОГО БОГА

* * *

Пришло время позволить водам прошлого отхлынуть к далеким берегам. Мои ушедшие друзья никогда не будут забыты, но они не должны занимать мои мысли день и ночь. Они рядом со мной, успокаиваю я себя, готовые улыбнуться всякий раз, когда я обращаю свой мысленный взор к их образам за утешением. Готовые воззвать к богу войны, когда битва близка, готовые напомнить мне о моих промахах, когда я готов совершить очередную ошибку, и готовые, всегда готовые заставить меня улыбнуться, отогреть мое сердце.

Но, боюсь, они также напомнят мне о боли, несправедливости, о бесстрастных богах, отнявших у меня мою любовь именно в тот момент, когда я только-только обрел покой. Я никогда их не прощу.

«Проживай свою жизнь по частям», — посоветовала мне одна мудрая эльфийка. Жизнь долгожителя, который увидит рассветы и закаты целых веков, стала бы настоящим проклятием, если постоянно помнить о скорой смерти тех, с кем свела судьба на этом отрезке жизни.

Теперь же, по истечении более чем сорока лет, я поднимаю свой бокал за тех, кто ушел: за Дюдермонта, за Кэддерли, за Реджиса, возможно — за Вульфгара, об участи которого я ничего не знаю. Я поднимаю бокал за Кэтти-бри, мою любовь, мою жизнь… Любовь кусочка моей жизни.

Случай, судьба, боги…

Я никогда не прощу их.

Так уверенно и убежденно произношу эти искренние слова, и все же моя рука дрожит, когда я пишу их. Прошло уже две трети столетия со времен падения короля Призраков, разрушения храма Парящего Духа и сме… ухода Кэтти-бри. Но то страшное утро я помню с болезненной четкостью, хотя очень многие воспоминания о моей жизни с Кэтти кажутся далекими, словно я оглядываюсь на жизнь какого-то другого дроу, чье место я занял. То утро, когда души моей возлюбленной и Реджиса уехали из Мифрил Халла на призрачном единороге, пройдя сквозь каменные стены, покинули меня. То утро, отравленное самой сильной болью, что доводилось мне испытывать, и оставившее в моем сердце незаживающую, кровоточащую, горящую огнем рану.

Но довольно.

Этот образ я погружаю в стремительные воды памяти и не оглядываюсь на него, пока он уплывает.

Я иду вперед по открытой дороге с друзьями — старыми и новыми. Слишком долго мои клинки пребывали в покое, слишком чисты мои сапоги и плащ. Слишком беспокойна Гвенвивар. Слишком беспокойно сердце Дзирта До’Урдена.

Мы отправляемся в Гаунтлгрим, как утверждает Бренор, хотя мне это кажется безнадежным предприятием. Но по правде говоря, это не имеет значения: он уходит завершать свою жизнь, а я иду искать новые берега — чистые берега, свободные от оков прошлого, новую часть моей жизни.

Вот что значит быть эльфом.

Вот что значит быть живым. Жизнь — это наиболее мучительное испытание для рас долгожителей. Даже люди делят свои жизни на этапы, хотя редко осознают их быстротечность, переходя с одной ступени своего существования на другую. Каждый, кого я знал, обманывал себя, полагая, что текущее положение вещей будет неизменно из года в год. Так легко говорить об ожиданиях, о том, что будет лет через десять, и быть уверенным в том, что мир вокруг останется прежним или улучшится в соответствии с желаниями.

«Такой будет моя жизнь в течение года!»

«Такой будет моя жизнь в течение пяти лет!»

«Такой будет моя жизнь в течение десяти лет!»

Все мы твердо верим в эту иллюзию, стремясь облегчить себе дорогу. Но в конце этого пути, будь то год, пять лет, десять или пятьдесят, именно пройденное, а не цель, достигнутая или потерянная, определяет, кто мы. Путь — это история нашей жизни, а не успех или провал в ее конце. И наиболее важный вопрос, на который необходимо отвечать самому себе: «Какова моя жизнь сейчас?»

Я Дзирт До’Урден, некогда из Мифрил Халла, некогда изгнанник города дроу, некогда ученик удивительного мастера оружия, некогда любимый муж, некогда друг короля и других прекрасных и значительных личностей. Это реки моей памяти, утекающие теперь к далекому океану, чтобы я мог отыскать исток нового пути и свое сердце.

Я уже не ищу цели, как ни удивительно это осознавать, потому что мир вышел за рамки того, что я считал истиной. Королевства полны предчувствием повой тьмы и страхом, маня того, кто захочет изменить существующий порядок вещей.

Однажды я принесу с собой свет, чтобы рассеять тьму, но сегодня я беру клинки, так долго лежавшие без дела, и приветствую ее.

Хватит! Я излечился от раны, оставшейся после потерь!

И это ложь.

Дзирт До’Урден

Глава первая

ПРОКЛЯТАЯ

Год Раскопанного Знания (1451 ЛД)

Она создала хитрое приспособление — похожий на наперсток конический кусок гладкого кедра с острием, как у дротика, и отверстием, позволявшим надевать его на палец. Она надела и осторожно затянула шнурок. Мирское стало магическим, дротик на пальце уменьшился и принял форму красивого кольца с сапфиром.

Сияющее украшение как нельзя лучше подходило величественному образу Далии Син’фелл. Высокая гибкая эльфийка носила прическу в виде единственной толстой косы из переплетенных иссиня-черных и рыжих прядей, сбегавшей с правой стороны головы (левая была гладко выбрита). Длинные пальцы были украшены не только драгоценными кольцами, они оканчивались ухоженными ногтями, окрашенными в белый цвет и усыпанными крошечными алмазами. Льдисто-голубые глаза могли как заморозить, так и сжечь сердце человека одним лишь взглядом. Далия выглядела воплощенным идеалом художника аристократии Тея, благороднейшей из благородных дамой, способной сводить с ума, вселять в сердца трепет желания или огонь убийственной ревности.

Она носила в мочке левого уха семь бриллиантов, по одному на каждого убитого ею любовника, а в правом — два более мелких сверкающих гвоздика — для поклонников, которых еще предстояло убить. Как и у некоторых мужчин, на голове Далии имелась синяя татуировка, сделанная красителем из растения вайд. Не многие женщины Тея решались сделать с собой подобное. Изящный гипнотизирующий узор из синих и фиолетовых точек, созданный умелым художником не без помощи магии, украшал левую, выбритую сторону ее черепа. Если Далия изящно поворачивала голову вправо, можно было увидеть шагающую среди синих тростников газель. Когда она резко поворачивалась влево, казалось, гибкая кошка готовится к прыжку. Когда в голубых глазах сверкало желание, ее цель, будь то мужчина или женщина, могла только беспомощно разглядывать вызывающие головокружение узоры Далии и оказаться в ловушке, из которой невозможно освободиться.

Далия носила багровое платье без рукавов с вырезом на спине и глубоким декольте спереди, мягкие округлости груди контрастировали с жесткими швами дорогой ткани. Платье почти доставало до пола, с правой стороны имелся разрез до бедра. Это заставляло жаждущие взоры мужчин скользить от блестящих красных ногтей на ногах, мимо изящных ремней рубиновых сандалий и выше по фарфоровой коже красивой ноги. Достигнув бедра, взгляд не мог не двинуться выше через стягивающий разрез черно-красный шнур. У платья был высокий воротник, демонстрировавший тонкую шею, на которой сидела голова идеальной формы. Эльфийка напоминала изящную фарфоровую вазу со свежим букетом.

Далия Син’фелл осознавала свое величие.

Выражение лица Корвина Дор’Кри, вошедшего к ней в комнату, в очередной раз подтвердило производимое Далией впечатление. Он нетерпеливо приблизился к ней и заключил в объятия. Он не был ни высок, ни крепко сложен, но его объятие было болезненно крепким. И он грубо притянул женщину к себе, покрывая поцелуями ее подбородок.

— Не сомневаюсь, тебе не много нужно для удовлетворения, но как насчет меня? — спросила она, и невинность в ее голосе только подчеркнула сарказм.

Дор’Кри отодвинулся, чтобы посмотреть в ее глаза, и широко улыбнулся, продемонстрировав вампирские клыки.

— Я думал, вы наслаждаетесь моим празднеством, миледи, — ответил он и снова приблизился к ней, нежно прикусив кожу на шее эльфийки.

— Успокойся, любовь моя, — прошептала Далия, но при этом, дразня его, двигалась так, чтобы Дор’Кри не смог последовать ее совету.

Ее пальцы ласкали его ухо и путались в длинных густых черных волосах. Она дразнила его всю ночь, а с приближением рассвета у вампира оставалось все меньше времени. Особенно учитывая то, что они находились в башне со множеством окон. Он попытался подтолкнуть ее к кровати, но Далия не сдвинулась с места. Вампир усилил натиск и прикусил кожу менее нежно.

— Спокойнее, — прошептала женщина, хихикнув. — Ты не сделаешь меня одной из твоего племени.

— Ты можешь играть со мной целую вечность, — пробормотал Дор’Кри.

Он осмелился укусить по-настоящему, его клыки наконец пронзили кожу Далии.

Эльфийка опустила правую руку и, дотронувшись большим пальцем до кольца на указательном, нажала на камень. Затем протянула обе руки к груди Дор’Кри, развязывая кожаные шнурки его рубашки и распахивая ткань. Ее пальцы блуждали по коже вампира. Тот застонал, приблизился и прикусил сильнее.

Правая ладонь Далии легла ему на грудь, легко скользнула к впадине под грудиной и отставила указательный палец, словно приготовившаяся к удару гадюка.

— Убери свои клыки, — предупредила Далия, хотя ее голос был все еще хриплым и дразнящим.

Вампир застонал, и гадюка ударила.

Дор’Кри сделал вдох, в котором не нуждался, отпустил шею Далии и попятился, корчась, когда заостренный деревянный шип проник в его плоть и остановился в дюйме от сердца. Вампир пытался отступать, но Далия следовала за ним, продолжая давить ровно настолько, чтобы причинять невыносимую боль, не убивая существо.

— Зачем ты заставляешь меня мучить тебя, любимый? — спросила она. — Что я сделала, чтобы заслужить такое удовольствие?

Она слегка повернула шип, и вампир сжался перед нею на подгибающихся ногах.

— Далия! — умоляюще воскликнул он.

— Прошло десять дней, как я дала тебе задание, — напомнила она.

Глаза Дор’Кри расширились от ужаса.

— Кольца Страха, — вымолвил он. — Сзасс Тем расширит их.

— Конечно, я знаю это!

— К новым областям!

Далия зарычала и еще раз повернула шип, опустив Дор’Кри на колени.

— Варвары-шадовары сильны в лесу Невервинтер, южнее города с тем же названием! — прохрипел вампир. — Они преследовали паладинов от Владений Хельма и беспрепятственно патрулировали лес.

— Представь себе! — воскликнула Далия с сарказмом.

— Ходят слухи… Главная башня… волшебные палаты и высвобожденная энергия…

Озлобленная Далия была заинтригована и, вопреки первоначальному намерению, ослабила натиск.

— Я пока еще не знаю всего, — сказал вампир, говорить ему стало значительно легче. — Когда была построена Главная тайная башня в Лускане — этого не упомнит самый дряхлый эльф. Есть… — Дор’Кри захрипел, когда шип на пальце Далии надавил сильнее.

— Ближе к делу, вампир. У меня нет вечности в запасе. — Она лукаво посмотрела на него. — И если ты предложишь мне ее еще раз, я покажу тебе, как она заканчивается.

— Нарушено магическое равновесие из-за падения Главной башни, — прохрипел Дор’Кри. — Возможно, мы сможем в достаточном масштабе создать…

Эльфийка снова надавила, заставив его замолчать. Лускан, Невервинтер, Побережье Мечей… Существование той области не было тайной для Далии. Простое упоминание об этом регионе всколыхнуло ранящие сердце воспоминания детства, когда она впервые познакомилась с жестокостью мира.

Далия отбросила вставшие перед мысленным взором образы — сейчас не время, не с опасным вампиром, удерживаемым на расстоянии вытянутой руки.

— Что еще? — потребовала она.

Вампир выглядел испуганным, — очевидно, ему было нечего добавить, он ожидал смерти от рук беспощадной эльфийки.

Но Далия была заинтригована сильнее, чем показывала это. Она убрала руку так внезапно, что Дор’Кри упал на четвереньки, закрыв глаза в безмолвной благодарности.

— Когда ты рядом, я всегда могу тебя убить, — произнесла женщина. — В следующий раз, когда забудешь это и попытаешься разочаровать меня, я с удовольствием уничтожу тебя.

Дор’Кри посмотрел на эльфийку, по выражению его лица было понятно, что он нисколько не сомневается в ее словах.

— Теперь мы займемся любовью, и, ради твоего же блага, советую постараться, — приказала Далия.

 

Этот поход к ручью оказался интересным. Совсем недавно вылупились головастики, и двенадцатилетняя эльфийская девочка с удовольствием провела несколько часов наблюдая за их мельтешением. Ее мать разрешила не торопиться, потому что в тот день отец ушел на охоту и до ужина вода не понадобится.

Когда Далия поднялась на холм, она увидела дым, услышала крики и поняла, что пришли плохие люди. Надо было бежать. Ей следовало развернуться и со всех ног бежать назад к ручью и дальше за него. Она должна была оставить свою обреченную деревню и спастись, надеясь позже найти отца.

Но Далия бросилась к дому, выкликая мать.

На деревню напали варвары из Незерила.

 

Далия отбросила воспоминания, как делала всегда, помня, что следует быть твердой и безжалостной. Она пнула вампира, опрокидывая его на спину, и села на него верхом. Дор’Кри был превосходным любовником — именно поэтому Далия оставляла его в живых так долго, — и, воспользовавшись тем, что эльфийка отвлеклась, он вернул себе контроль над ситуацией. Но не надолго. Эльфийка быстро превратила их любовные ласки в пытку, нанося вампиру удары и царапины, демонстрируя деревянный шип, не давая ему испытать удовольствие, которое чувствовала сама.

Затем Далия отпихнула любовника от себя и приказала ему уйти, предупредив, что ее терпение имеет пределы и чтоб он не смел показываться ей на глаза, пока не разузнает больше о Главной башне и последствиях катастрофы на западе.

Вампир уполз словно побитая собака, оставив Далию наедине с ее воспоминаниями.

 

Они убили мужчин, затем самых юных и пожилых женщин, уже вышедших из детородного возраста или еще не достигших его. А с двумя беременными селянками варвары поступили наижесточайшим образом — вырезали плоды их чрев и оставили умирать в грязи.

Незересы, хоть и действовали в кровавом угаре, держали нерожденных эльфийских младенцев за составляющие эликсира вечной молодости.

 

Ее платье было очень похоже на то, что надела Далия в тот день: высокий ворот, открытая шея, глубокое декольте. Никто не отрицал, что Силора Салм очень привлекательна в нем. Как и у соперницы, ее голова была побрита. Она была старше Далии на несколько лет и человеком, а не эльфийкой, ее красота еще не потускнела.

Она стояла на краю мертвого леса, где искореженные остатки некогда могучих деревьев высились до самого края нового Кольца Страха — расширяющегося черного круга абсолютного опустошения. Ничто не выживало на этой темной оскверненной земле, покрытой только пеплом и пылью. Хотя Силора была одета словно для королевского бала, она не выглядела неуместно здесь — ее холодность и равнодушие идеально вписывались в мертвый пейзаж.

— Вампир навел справки, — говорил ее единственный сопровождающий — Темерелис, неповоротливый молодой человек лет двадцати.

На нем был короткий клетчатый килт, сапоги с низкими голенищами и расстегнутый на мускулистой груди кожаный жилет. Мощные плечи казались еще шире из-за большого двуручного меча, висевшего за спиной.

— Почему ведьма так заинтересовалась Главной башней? — спросила Силора, обращаясь в большей степени к себе самой, нежели к Темерелису. — Прошло почти столетие с тех пор, как пало это чудовище, и остатки тайного братства не подавали признаков того, что они собираются его восстановить.

— Они не могли, — ответил Темерелис. — Связующие двеомеры были недоступны им и до Разрыва. Увы, это волшебство потеряно для мира.

Силора насмешливо посмотрела на компаньона.

— Ты это услышал в библиотеке, шпионя за Далией?

Она подняла руку, приказывая молчать, когда он собрался ответить. Но мужчина был настолько недалек, что не понял оскорбления.

— Зачем еще тебе бывать в библиотеке? — спросила Силора и состроила гримасу отвращения, когда Темерелис посмотрел на нее с очевидным замешательством.

— Не дразни меня, леди, — предупредил воин.

Силора бросила на него колкий взгляд.

— Ох, умоляю, скажи, почему же я не должна этого делать?! — воскликнула она. — Ты вынешь меч и разрубишь меня пополам?

Темерелис впился в нее взглядом, но этим только вызвал взрыв смеха волшебницы Тея.

— Я предпочитаю другое оружие, — сказала Силора, дразняще поглаживая сильную руку Темерелиса.

Мужчина придвинулся ближе, но она остановила его жестом.

— Только если ты заслужишь, — объяснила она.

— Они уезжают сегодня, — сказал Темерелис.

— Тогда у тебя есть повод быстрее закончить эту работу. — Женщина слегка толкнула здоровяка и жестом приказала оставить ее.

Темерелис расстроенно фыркнул, отвернулся и пошел к воротам виднеющегося вдали замка на холме.

Силора проводила его взглядом. Женщина знала, как легко он мог подобраться к осторожной и опасной Далии, ненавидела его за это и даже хотела убить, но понимала, что не вправе винить Темерелиса. Глаза Силоры сузились от ненависти. Как же она хотела избавиться от Далии Син’фелл!

— Эти мысли не принесут тебе пользы, моя дорогая, — послышался знакомый голос из Кольца Страха.

Даже не узнай его, она догадалась бы, кто его обладатель, ведь только одно существо осмелилось бы войти в новое кольцо.

— Почему ты терпишь ее? — спросила Силора, обернувшись к трепещущей завесе потревоженного пепла, которая обозначила радиус защитной брони некроманта.

Она не могла видеть Сзасса Тема через эту непрозрачную завесу, но его присутствие по ощущениям напоминало порыв зимнего ветра, несущего колкие капли дождя со снегом.

— Она всего лишь ребенок, — ответил Сзасс Тем. — Она еще не до конца изучила этикет Тея.

— Она здесь уже шесть лет, — возразила женщина.

Кудахчущий смех Сзасса Тема заставил ее негодование вспыхнуть с новой силой.

— Она управляет Иглой Коза, а это не мелочь.

— Сломанный посох, — произнесла Силора с отвращением. — Оружие. Простое оружие.

— Не столь простое для тех, кто ощутил его укус.

— Это всего лишь оружие, которое не позволяет понять красоту чистого заклинания и мощи разума.

— Больше чем оружие, — прошептал Сзасс Тем, но Силора проигнорировала его.

— Ловкий обман, — сказала она. — Все это только вспышки, ослепления и грохот, которых может испугаться только ребенок.

— Я насчитал семь жертв, — напомнил лич, — включая трех, обладавших значительной славой и репутацией. И вернуть их к жизни я не смог.

Когда он упомянул о своем умении воскрешать из мертвых, вдоль позвоночника Силоры пробежал холодок.

— Я начинаю опасаться, что леди Далия уменьшает количество моих слуг слишком быстро.

— Не надо ставить ей это в заслугу, — предупредила Силора. — Она убивала их, выждав удобный момент, когда они были уязвимы. Их обманули молодость и красота Далии, теперь это все знают, не одна я.

— И леди Кэхдэмайн? — спросил Сзасс Тем.

Силора поморщилась. Кэхдэмайн была ее союзницей, если не настоящим другом, и они разделили много приключений, включая зачистку от крестьян земель для Кольца Страха. Гниющая плоть простолюдинов послужила отличным кормом для Кольца. В те радостные времена, тремя годами ранее, Кэхдэмайн часто рассказывала о молодой эльфийке, которую взяла под крыло, чтобы обучить ее искусству войны и соблазнения.

Не недооценила ли Кэхдэмайн Далию? Была ослеплена презрением к опасности, которую представляла собой бессердечная эльфийка?

Кэхдэмайн стала средним бриллиантом на левой мочке Далии, четвертым из семи. Силора знала об этом, потому как разбиралась в символике эльфов. И Далия носила два гвоздика в правом ухе. Конечно, Дор’Кри был одним из ее возлюбленных. Силора посмотрела на отдаленный замок, куда отправился Темерелис.

— Тебе не придется терпеть ее здесь долго, — заметил Сзасс Тем, будто читая мысли Силоры. — Она направляется в Лускан, к Побережью Мечей.

— Пусть пираты порубят ее на части.

— Далия хорошо служит мне, — предупредил бестелесный голос Сзасса Тема.

— Ты это говоришь, чтобы я не нападала на нее?

— Ты тоже хорошо мне служишь, — ответил лич. — Так я сказал Далии.

Оскорбленная Силора развернулась и зашагала прочь. Как смеет Сзасс Тем ставить своенравную бродяжку на один уровень с ней?!

* * *

Это была важная ночь, и поэтому Далия хотела хорошо выглядеть. Не тщеславие потянуло ее к зеркалу, а отточенное мастерство. Ее искусство было вопросом совершенства, и малейшая промашка может обернуться смертным приговором.

Ее черные кожаные сапоги закрывали ноги выше колен и касались такой же черной кожаной юбки. На юбке был разрез, доходящий до середины правого бедра. На ремне, представлявшем собой красный шнур, по бокам были подвешены кожаные мешочки черного цвета с красными стежками. Белая блузка из тончайшего шелка с бриллиантовыми запонками в манжетах ничуть не стесняла движений. Маленький кожаный жилет обеспечивал некоторую защиту, но настоящую броню заменяли магическое кольцо, зачарованный плащ и тонкие волшебные браслеты, скрытые манжетами.

Далия оставила расстегнутыми несколько верхних пуговиц жилета, но стоячий воротничок блузки плотно облегал шею. Находиться под солнцем с бритой головой было бы неосмотрительно, поэтому Далия надела широкополую черную шляпу, украшенную красной тесьмой и плюмажем.

Когда она, выставив чуть согнутую в колене ногу, принимала соблазнительную позу, какой мужчина смог бы ей сопротивляться?

Но соблазнительная красота, отраженная в зеркале, имела мало общего с той тьмой, что жила у нее внутри.

 

Они легко схватили ее и повалили на землю, но не бросили в толпу пленников. Далия поймала пристальный взгляд огромного могучего варвара-шадовара, который руководил набегом. В то время как большинство налетчиков были темнокожими людьми, лидер, судя по рогам, был полудемоном — тифлингом.

Он подал своим знак, что юная пленница, едва вышедшая из детского возраста, принадлежит ему.

Варвары сорвали с нее одежду и приготовили как для жертвоприношения. Только теперь Далия осознала, сколь опрометчиво было ее возвращение в деревню, поняла, какая судьба уготована ей и ее родным.

Она услышала голос матери, выкрикивавшей ее имя, и краем глаза увидела, что женщина бросилась к ней, но была схвачена и отброшена обратно.

Затем над Далией встал огромный тифлинг и искоса глянул на эльфийку.

— Не сопротивляйся, девочка, и твоя мать будет жить, — пообещал он.

Он взял ее. Далии удалось повернуть голову и увидеть мать в тот момент, когда предводитель шадоваров ложился на нее. Ей даже удалось сдержать крик, хотя девочка чувствовала себя так, словно ее разрывает надвое. Это закончилось быстро, но ее унижение только начиналось.

Два варвара схватили ее за лодыжки и подняли в воздух вверх тормашками.

— Ты сохранишь семя Херцго Алегни, — издевались они, лапая ее тело.

Внезапно они опустили Далию, так что от удара о землю она едва не потеряла сознания. Сквозь пелену в глазах она все же смогла еще раз увидеть мать. И тифлинга, Херцго Алегни, стоящего над ней.

Он оглянулся на Далию и улыбнулся — сможет ли она когда-либо забыть ту улыбку? Затем он небрежно наступил ее матери на горло, раздавив хрупкие эльфийские кости.

 

Далия сделала глубокий вдох и закрыла глаза. И словно на мгновение потеряла сознание, хотя уже не была тем ребенком, что несколько десятилетий назад. Та молодая эльфийская девочка была мертва. Далия убила ее. Убила изнутри и заменила изящным, смертельно опасным существом, чьи глаза отражались в зеркале.

Ее рука скользнула по плоскому животу, и Далия вспомнила время, когда носила ребенка, ребенка того улыбающегося варвара.

Еще раз глубоко вздохнув, она поправила шляпу и отошла от зеркала, чтобы взять Иглу Коза. Тонкий металлический посох составлял восемь футов в длину, и хотя даже вблизи он казался хрупким, как стекло, мало было вещей прочнее. Четыре суставчатых скрепления были почти не видны, но Далия знала их так же, как знала пальцы своей руки.

Легким нажатием эльфийка согнула посох пополам, превратив таким образом в удобную четырехфутовую трость. Складывая посох, Далия ощутила вошедший в нее разряд энергии, мускулы ее предплечья слегка дернулись под мягкими складками рукава.

В последний раз она окинула взглядом спальню. Дор’Кри уже отнес к фургону большие тюки, но она решила чуть задержаться, внимательно осмотреться и убедиться, что ничего не забыла.

Но когда она вышла, то больше уже не оглядывалась, хотя и предполагала, что пройдет несколько лет, прежде чем снова увидит это место, бывшее ее домом больше пяти лет.

 

Корни имели горький вкус, поэтому, кладя их в рот один за другим, она не могла не прикрывать его рукой. Но старейшины твердили, что незересы возвратятся. Варвары знали: Далия носит ребенка их вождя.

Одна старая эльфийка пыталась уговорить ее покончить жизнь самоубийством. Но та девочка, которая по глупости побежала в деревню, вместо того чтобы скрыться в лесу, уже была мертва.

По прошествии времени она почувствовала острую боль в животе — ужасные конвульсии, раздирающие тело, слишком молодое для рождения ребенка.

Она не издала ни звука, только тяжело дышала, напрягала мускулы и толкала изо всех сил, чтобы выдавить из себя ребенка монстра. Измученная, в испарине, она наконец ощутила облегчение и услышала первые крики своего ребенка, сына Херцго Алегни. Акушерка положила малыша на ее грудь, и смесь отвращения с неожиданной нежностью затопила женщину.

Далия не знала, что думать, и приняла как утешение болтовню женщин, обсуждающих успешные роды.

 

Далия запрокинула голову и закрыла глаза. Она не могла позволить им вернуться. Она не могла позволить им определять ее жизненный путь.

— Ты еще не уехала? — Силора Салм неожиданно возникла перед Далией, стоило ей выйти из комнаты. — Я думала, что ты сейчас на полпути к Побережью Мечей.

— Хотела проверить, не оставила ли я какие-нибудь наряды, да, Силора? — поинтересовалась эльфийка. Она приняла задумчивый вид, прежде чем продолжить: — Возьми зеркало, пусть оно хорошо послужит тебе.

Силора рассмеялась:

— Я уверена, что ему понравится мое отражение.

— Сомневаюсь. Но даже если так, человек, ты состаришься достаточно скоро, станешь блеклой и дряхлой, в то время как я все еще буду молодой и свежей.

Глаза Силоры опасно вспыхнули, и Далия сжала Иглу Коза чуть сильнее, хоть и понимала, что волшебница не станет злить Сзасса Тема.

— Простолюдинка, — ответила Силора. — Есть способы избежать этого.

— Ах да, способ Сзасса Тема, — пробормотала Далия и внезапно придвинулась к Силоре лицом к лицу так, чтобы женщина смогла ощутить ее горячее дыхание.

— Когда ты спишь с Темерелисом и вдыхаешь его запах, чувствуешь ли, что я как будто нахожусь в комнате между вами? — прошептала эльфийка.

Силора глубоко вдохнула и немного отступила, словно собиралась ударить Далию. Но молодая эльфийка была быстрее и ожидала такой реакции.

— И ты будешь бледной и бездыханной, — сказала она и, сложив свободную ладонь чашечкой, схватила промежность Силоры, — холодной и сухой, в то время как я останусь теплой и…

Силора завопила, а Далия расхохоталась и вышла из зала.

Волшебница шипела от гнева, но Далия оглянулась на нее — и ее веселье улетучилось.

— Бей быстро и точно, ведьма, — предупредила она, поставив перед собой Иглу Коза, — так как, прежде чем ты успеешь произнести заклинание, я отправлю тебя в столь темное королевство, что даже Сзасс Тем не сможет вытащить тебя оттуда.

Руки Силоры тряслись от почти неконтролируемого гнева. Она не проронила ни звука, но Далия ясно слышала каждое слово: «Дерзкая эльфийская дрянь!»

Ее грудь тяжело вздымалась, пока волшебница пыталась вернуть самообладание. Силора постепенно начала приходить в себя и опустила руки.

Далия рассмеялась.

— Я так не думаю, — сказала она и покинула зал.

Эльфийка приблизилась к выходу, по обе стороны от которого расходились два коридора. Левый вел во внутренний двор, где ее ждал Дор’Кри возле фургонов, а правый — в сад, к другому ее любовнику.

 

Она выбрала хорошее место и поняла это сразу же, как только подошла к краю утеса и рассмотрела лагерь варваров Херцго Алегни. Они не могли добраться до нее, не пробежав почти милю на юг, и не могли взобраться на утес высотой сто футов ни с оружием, ни с заклинанием.

— Херцго Алегни! — выкрикнула она.

Девушка держала ребенка перед собой. Ее голос отражался от камней, эхом отдаваясь по ущелью и достигая стоянки.

— Херцго Алегни! — крикнула она снова. — Это твой сын!

Девушка продолжала выкрикивать это, пока в лагере не началась суматоха.

Далия заметила несколько шадоваров, бегущих на юг, но они не представляли для нее интереса. Эльфийка кричала снова и снова. Варвары приблизились, сгрудились у подножия утеса и смотрели на нее. Далия могла только догадываться, насколько их удивило появление глупой девчонки.

— Херцго Алегни, это твой сын! — пронзительно крикнула она, подняв ребенка выше.

Эльфийка искала глазами в толпе фигуру тифлинга, выкрикивая имя отца своего ребенка. Она хотела, чтобы мерзавец услышал ее. Она хотела, чтобы он увидел.

 

Она не смогла разглядеть лица Темерелиса, выйдя в сад. Ночь была темной, лишь несколько звезд выглядывали из-за густых облаков, появившихся этим вечером. Пламя нескольких факелов металось на сильном ветру, заполнив все вокруг пляшущими тенями.

— Я не знал, придешь ли ты, — сказал мужчина. — Я боялся…

— Что я уеду, не попрощавшись должным образом?

Мужчина хотел ответить, но не нашел слов и просто пожал плечами.

— Ты хочешь заняться любовью в последний раз? — спросила Далия.

— Я поеду с тобой в Лускан, если ты пожелаешь.

— Но так как ты не сможешь…

Он протянул к ней руки, умоляя об объятии, но Далия отстранилась, сохраняя между ними расстояние.

— Прошу, любовь моя, — взмолился он. — Одно мгновение, которое мы будем помнить, пока не встретимся снова.

— Последняя шпилька Силоре Салм? — спросила Далия, и лицо Темерелиса застыло в замешательстве, пока до него не дошел смысл сказанного.

Он недоверчиво уставился на нее.

Далия рассмеялась.

— О, я нанесу ей удар этой ночью, — пообещала она. — Но без взаимности.

Плавным движением она выставила правую руку вперед, затем неуловимо шевельнула запястьем, распрямляя посох во всю длину.

Темерелис споткнулся, попятившись, его глаза широко раскрылись от потрясения.

— Подойди же, любимый, — поманила Далия, горизонтально выставив посох прямо перед собой.

Невидимым для противника движением она разомкнула два соединения, оставив в руках центральную четырехфутовую секцию посоха, две другие части свисали на коротких цепях. Еще одним неуловимым движением Далия раскрутила крайние палки. Она начала вращать центральную палку в воздухе перед собой, поочередно опуская края и ускоряя вращение.

— Этого не должно было произойти…

— О, но это происходит! — уверила его женщина.

— Но наша любовь…

— Наша похоть, — поправила эльфийка, — мне уже наскучила, и я уезжаю отсюда надолго. Подойди же, трус! Ты ли не утверждал, что ты — великий воин? Почему же ты боишься такого крошечного существа, как Далия?

Она еще яростнее раскрутила посох. Темерелис опустил руки и смерил женщину жестким взглядом.

Далия перехватила центральную часть посоха одной рукой и остановила вращение. Когда крайние части качнулись вперед, собираясь столкнуться, они породили молнии, которые Далия мастерски направила в своего противника.

Обе молнии поочередно жалили Темерелиса. Ни одна не нанесла реальных повреждений, но смех Далии, казалось, уязвил его куда сильнее. Он вынул двуручник и, глубоко вздохнув, расставил ноги, приняв прочную бойцовскую стойку.

Эльфийка прыгнула, двигая центральную часть посоха вперед-назад, заставив крайние части снова раскрутиться. Она внезапно отвела назад левую ногу, перенеся на нее центр тяжести, развернувшись так, что вращающаяся часть посоха метнулась к голове Темерелиса.

Вовсе не новичок в битвах, воин блокировал посох мечом и вовремя успел переместить клинок, чтобы отразить еще одну атаку, так как Далия сменила позу и ударила снова. И снова он уклонился.

— Как трогательно, — усмехнулась эльфийка, сделав шаг назад и позволив ему вернуться в боевую стойку.

Воин атаковал с внезапно вспыхнувшей яростью, его меч взметнулся, как черное крыло, со звуком, подобным гудению струны.

Но поражал он лишь воздух.

Далия прыгнула, сделала сальто и приземлилась на ноги, Темерелис оказался у нее за спиной. Когда воин совершил очередной выпад, эльфийка в развороте отбила его меч левой частью посоха, а затем встретила клинок центральной секцией и ударила противника вращающейся правой. Все три части посоха выпустили разряд энергии в меч Темерелиса.

Ошеломленный, воин отступил, скрипя зубами.

Далия снова раскрутила посох так, что вращение крайних секций сделало их невидимыми. Она сделала ложный выпад и отступила, выпрямив руки и переведя посох в горизонтальное положение. Эльфийка шагнула вперед, согнув руки так, что посох прижался к ее груди, и, когда это произошло, сломала его центральную секцию пополам.

Темерелис с трудом мог следить за ее движениями, после того как у Далии в руках оказались две пары двухфутовых металлических стержней, соединенных между собой цепью. Она мастерски раскрутила их перед собой, не останавливаясь и не замедляясь, а затем заставила секции ударяться друг о друга при вращении. Каждое соприкосновение порождало разряд энергии.

Облака над ними сгустились, пророкотал гром, словно небеса отвечали на зов Иглы Коза.

Наконец Далия ударила Темерелиса, широко размахнувшись.

И сильно промахнулась.

Промахнулась нарочно.

Темерелис ушел из-под удара вправо.

Далия не останавливала вращения оружия и отступила, оказавшись вне досягаемости меча Темерелиса. Она обернулась и дважды парировала выпады противника.

Посох больше не жалил разрядами энергии, на что Темерелис даже не обратил внимания. Так или иначе, эффективный двойной блок замедлил его движения, и, когда Далия сменила направление вращения оружия, он отступил.

Они атаковали почти одновременно, металлические секции посоха ударили двуручник с двух сторон, правая соприкоснулась с клинком ниже левой, и Далия высвободила разряд Иглы Коза.

Мощный разряд ослабил хватку Темерелиса, и двуручник выпал из его рук.

Он бросился к мечу, но Далия преградила ему путь, нанеся несколько молниеносных ударов. Она била его по рукам снова и снова, затем посох врезался ему в грудь и один раз в лицо, разбив губы.

Эльфийка пресекала все попытки воина защититься, ее оружие жалило сразу со всех сторон, оставляя на коже ссадину за ссадиной. Один удар пришелся Темерелису в левое предплечье и был настолько силен, что треск ломающихся костей послышался раньше, чем воин понял, что произошло.

Ошеломленный, лишенный равновесия и почти выбившийся из сил, воин попытался ударить Далию кулаком. Она присела, увернулась и выбросила вперед правую руку, ударив своим оружием его раненое плечо. Затем продолжила разворот, уперев в противника бедро и заставляя его согнуться, а затем резким рывком перекинула Темерелиса через себя.

Воин рухнул на спину. Удар выбил весь воздух из легких, заставил затуманиться зрение и мысли.

Далия не замедлила вращения оружия, желая окончательно свести счеты с упавшим противником. Она простерла руки перед собой и соединила центральную четырехфутовую часть посоха. Затем взмахнула еще раз, соединяя оружие в единое целое. Через мгновение она опять держала в руках цельный восьмифутовый посох. Эльфийка уперла один конец оружия в землю и прыгнула вверх, отталкиваясь от него как от шеста.

— Айэ Коза! — прокричала она темным облакам над головой.

Она приземлилась возле Темерелиса, опуская посох вниз, словно копье, и пронзая грудь воина.

Затрещали молнии, и Далия снова воззвала к древнему, давно позабытому богу грома, встав в победную стойку, держа в одной руке соединенное оружие, а другую опустив вдоль тела. Ее голова была запрокинута, эльфийка смотрела на небо.

Разряд, сопровождаемый оглушительным громом, ударил в посох и спустился вдоль него. Часть разряда вошла в Далию, омывая ее ветвящимися линиями синей и белой энергии, но основная часть досталась Темерелису. Его руки и ноги вытянулись до предела, суставы протестующе затрещали, глаза вылезли из орбит, а волосы встали дыбом. В теле Темерелиса появилась огромная обгорелая дыра вокруг пронзившего его посоха.

И Далия держалась за свое оружие, наслаждаясь энергией, струящейся сквозь ее гибкое тело.

 

Она посмотрела вниз на собравшихся варваров и увидела проталкивающегося через их ряды тифлинга.

— Херцго Алегни, это твой сын! — крикнула она.

И бросила ребенка со скалы.

Глава вторая

ПОСЛЕДНЯЯ ДОРОГА СТАРОГО ДВОРФА

— Он был всего лишь мальчишкой… много лет назад, — сказала женщина и коснулась плеча пожилого отца.

Тот явно чувствовал себя неловко — ведь теперешняя действительность явно противоречила его рассказу.

Дзирт До’Урден поднял темные руки, чтобы показать этим двоим — и особенно пожилому человеку, — что верит.

— Это произошло здесь, — сказал Латан Обридок. — Самый поразительный лес из всех, что я когда-либо видел. Он был полон весенним теплом, пением и звоном колокольчиков. Мы все видели это, и я, и Спраган, и Аддадербер и… как звали того капитана?

— Ашелия, — ответил Дзирт.

— Да, — ответил старик, — Ашелия Ларсон; она знала озеро лучше кого бы то ни было. Она была великим капитаном. И притом простая рыбачка, знаете ли. Мы собирались пересечь озеро… — Он указал на темные воды Лак Диннешира, а затем на гниющие остатки того, что некогда было причалом, на руины старой лачуги и берег. — Мы направлялись к тому рейнджеру, Ронди. Да, Ронди. Я думаю, он заплатил Ашелии, чтобы перебраться через озеро. Вам надо поговорить с ним.

— Уже, — ответил Дзирт, пытаясь скрыть раздражение в голосе, возникшее потому, что он говорил об этом Латану по крайней мере дюжину раз сегодня и дважды вчера. По настоянию Джарлакса в прошлом году Дзирт встретился с рейнджером по имени Рондабат, или Ронди, на юге Долины Ледяного Ветра.

Рондабат описывал лес точно так же, как и Латан: волшебное место, в котором можно встретить красивую ведьму с темно-рыжими волосами и смотрителя-хафлинга, который живет в пещере на склоне холма неподалеку от небольшого водоема. Тем не менее, если верить Рондабату, фактически только волшебник Аддадербер видел хафлинга, и только Рондабат и человек по имени Спраган встречали рыжеволосую ведьму, и покидали зачарованное место они с совершенно разными чувствами. Рейнджеру женщина казалась богиней, танцующей на Звездной Лестнице, но Спраган, по словам Рондабата, которые подтвердил и Латан, так и не оправился от ужаса той встречи.

Дзирт вздохнул, окидывая взглядом редкие чахлые деревца, что торчали из каменистой земли по берегу маленькой бухты, скрытой от глаз скалой. Выше по склону росло несколько маленьких сосенок, характерных для Долины Ледяного Ветра.

— Возможно, то место несколько севернее, — предположил Дзирт. — Вдоль северо-восточного берега Лак Диннешира много скрытых долин.

Пока дроу говорил, старик качал головой, а затем указал на развалины.

— Прямо позади домика, — настаивал он. — Других строений в округе нет. Это то место. Это то самое место. Лес был здесь.

— Но здесь нет никакого леса, — сказал Дзирт. — И ни намека на то, что когда-либо здесь было что-то, кроме этих единичных деревьев.

— Как я и говорил, — заметил Латан.

— Они возвращались сюда позднее, — добавила его дочь Тулула. — Искали это место. И не только они. Ронди был здесь много раз до того дня и много раз после, но так и не смог снова увидеть ни лес, ни ведьму, ни хафлинга.

Дзирт положил руку на бедро, на его лице отразилось сомнение. Дроу продолжил выискивать то, о чем сможет рассказать Бренору, который вместе с Пуэнтом гостил у клана дворфов в пещерах под Пирамидой Келвина, в пещерах, которые были домом клана Боевого Топора в течение долгих десятилетий, прежде чем Бренор отвоевал Мифрил Халл.

Мифрил Халл. Прошло уже сорок лет, как они покинули удивительное королевство дворфов, когда Бренор отрекся от престола столь экстравагантным и необратимым образом. Сколько приключений выпало на их долю в дни путешествия с гномом Нанфудлом и орчихой Джессой! Дзирт не смог сдержать улыбки, вспоминая эту парочку, покинувшую компанию больше двадцати лет назад.

И ныне он снова в Долине Ледяного Ветра, на земле, ставшей его первым настоящим домом, земле друзей Мифрил Халла, на земле Кэтти-бри, Реджиса, Вульфгара, будущего и бывшего короля дворфов и неприкаянного темного эльфа, вновь пребывающего в поиске места, которое мог бы с чистой душой назвать своим домом. Какой они были замечательной компанией! Сколько приключений им довелось испытать!

Дзирт и Бренор оставили в далеком прошлом самых дорогих друзей. И конечно же, давно оставили надежду снова насладиться своенравным характером Кэтти-бри, компанией Реджиса, спорами с Вульфгаром, поскольку минуло уже две трети столетия — срок, равный человеческой жизни. С Пуэнтом, Нанфудлом и Джессой они обыскали скалы к востоку от Лускана и предгорья Хребта Мира, стараясь найти Гаунтлгрим — потерянную древнюю родину дворфов клана Делзун. Тысячи карт приводили их под землю через сотни глубоких пещер. И мысли компаньонов занимал только Гаунтлгрим да воспоминания о приемных детях короля дворфов и друге-хафлинге. Старым товарищам было легко делиться друг с другом столь дорогими воспоминаниями.

Неожиданная встреча с Джарлаксом в Лускане несколько лет назад возродила былые надежды и былую боль. После утраты Кэтти-бри и Реджиса Дзирт и Бренор взяли с Джарлакса слово найти их любой ценой. И судя по всему, семь десятилетий не убавили энтузиазма хитроумного дроу в его стремлении исполнить обещание. Возможно, слепая удача помогла Джарлаксу наткнуться на легенду, возникшую в северо-западной части Фаэруна. Легенду о волшебном лесе и живущей в нем прекрасной ведьме, которая внешне поразительно напоминала приемную дочь короля Бренора Боевого Топора.

Поиски привели Дзирта, Бренора и Пуэнта к рейнджеру Рондабату, живущему в небольшой горной деревушке Аукни, и тот направил их к Лак Диннеширу, одному из трех озер, вокруг которых были разбросаны поселения, в совокупности составлявшие Десять Городов.

Дзирт посмотрел на Латана, чья история подтверждала слова старого рейнджера из Аукни, — но где же лес? Долина Ледяного Ветра мало изменилась за прошедший век. Десять Городов не выросли, — более того, Дзирту казалось, что людей в поселениях стало меньше с тех пор, как он обрел здесь свой дом.

— Вы меня вообще слушаете?

Вопрос Тулулы, в котором сквозило осуждение из-за того, что его пришлось повторить несколько раз, прервал размышления Дзирта.

— Просто задумался, — извинился он. — Значит, многие искали этот лес, но так ничего не нашли? Ни следа, ни намека?

Тулула пожала плечами.

— Слухи, — сказала она. — Как-то раз, когда я еще была молоденькой девушкой, к берегу причалила лодка, весь экипаж которой был крайне взбудоражен. Ты ведь помнишь, пап?

— Лодка Барли Фарука, — кивнул Латан. — Да и Спраган хотел докопаться до истины. Хотел, но после стольких лет мало кто верил нашей истории. Мы на нескольких лодках действительно уходили на поиски, но так ничего и не нашли, и горожане уже стали над нами смеяться.

— Где можно найти тех, с кем вы уходили в поход? — спросил Дзирт.

— Ба, все давно мертвы, — ответил Латан. — Аддадербер скончался во время Магической чумы, лодка Ашелии затонула, на ее борту был и Спраган. Все покинули этот мир много лет назад.

Дзирт взглянул на развалюху-дом и долину позади него, пытаясь сообразить, что еще можно сделать. На самом деле он и не рассчитывал что-то найти. Мир по-прежнему был полон самых необычных легенд. Особенно много их возникло за шестьдесят шесть лет, прошедших после Разрыва Пряжи Мистры, Магической чумы, обрушившейся на Фаэрун, и катастроф, пошатнувших основы цивилизации.

Помимо легенд, мир все еще был полон ежедневных сюрпризов и чудес.

— Вы узнали достаточно? — спросила Тулула, оглядываясь на озеро. — Нам предстоит долгий путь домой, и вы обещали, что мы вернемся в Кэр Диневал завтра.

Дзирт немного помедлил, беспомощно вглядываясь в горизонт, и кивнул.

— Помогите своему отцу забраться в фургон, — сказал он женщине. — Мы скоро отправимся.

Дроу подошел к лачуге и некоторое время ее рассматривал, а потом, шагая по хрустящей прошлогодней хвое, направился в чахлый лес, который и лесом-то едва можно было назвать. Он искал зацепку, любую зацепку — намек на щель в скале, высохший водоем, отзвук флейты в порыве ветра…

На склоне одного холма дроу оглянулся, чтобы увидеть Тулулу, сидящую в открытом фургоне, и ее отца. Женщина махнула Дзирту, призывая поторопиться.

Он побродил еще, против всякой логики надеясь, что найдет хоть что-нибудь, способное подтвердить, что это место — Ируладун, как назвал его Ронди, — некогда было лесом, в котором жили Реджис и чудесная ведьма Кэтти-бри. Дроу думал о возвращении к Пирамиде Кельвина. И как сказать Бренору, что их путешествие в Долину Ледяного Ветра было напрасным?

Куда им теперь идти? Есть ли у старого дворфа в запасе еще пара-тройка маршрутов?

— Идите скорее! — позвала Тулула из фургона, и дроу неохотно начал спускаться, но его зоркие глаза все еще осматривали землю и деревья в поисках какого-нибудь знака, каким бы он ни был.

У Дзирта было острое зрение, но и он не мог увидеть всего. Спускаясь, дроу потревожил старые ветви, и что-то соскользнуло с них позади него. Эльф не заметил этого и продолжил идти к фургону. Троица двинулась в обратный путь вокруг озера к Кэр Диневалу.

Когда солнце скрывалось в водах озера, отблеск света вспыхнул на отполированной кости — частичке резной статуэтки, изображавшей женщину с волшебным луком.

Такой же лук Дзирт До’Урден носил за спиной.

* * *

Воздух был не по сезону холоден, а поутру на северо-западе собрались грозовые тучи. Дзирт возвращался из Кэр Диневала, помня о скорой смене сезонов. Он взглянул на далекую вершину Пирамиды Кельвина и подумал, что, пожалуй, нужно переждать денек-другой в городе, пока буря не утихнет.

Дзирт посмеялся над своими страхами, причина которых крылась вовсе не в погоде. Он не хотел говорить Бренору, что не нашел ни намека, ни зацепки. И все же дроу знал, что откладывать этот разговор нельзя. Приближалась осень, и уже в следующую декаду в Долине Ледяного Ветра выпадет первый снег, делая непроходимой единственную дорогу на юг.

На скалистом утесе, между уютной городской гостиницей и старым замком семьи Динев, дроу снял подвеску в виде единорога и дунул в рожок. Он увидел Андхара — крошечную светящуюся точку, которая стремительно приближалась.

Вначале казалось, что жеребец не больше сжатого кулака, но с каждым прыжком по дороге между Уровнями он удваивался в размерах, и вскоре мощный скакун остановился возле Дзирта. Андхар ударил о землю копытом и мотнул головой, отчего белоснежная грива взметнулась на ветру.

Дзирт услышал взволнованные голоса стражников у ворот крепости, но нисколько не удивился и даже не взглянул в их сторону. Да и кто бы не испытал страха, даже мельком взглянув на гарцующего единорога в сбруе, сверкающей в лучах солнца колокольчиками и драгоценными камнями?

Дзирт ухватился за гриву коня и ловко вскочил в седло. Махнув оторопевшим людям у ворот, он развернул великолепного единорога на север и поскакал к Пирамиде Кельвина.

Сколь замечательным даром был Андхар, в который раз подумалось эльфу. Правящий совет Серебряной Луны вручил жеребца эльфу в благодарность за его заслуги как в боях, так и за столом переговоров в Третьей орочьей войне.

Ветер свистел в ушах, а Андхар оставлял позади милю за милей. Дроу не мерз, хотя дело было даже не в тепле, исходящем от могучего тела единорога. Волосы и плащ развевались за спиной. Дзирт воззвал к колокольчикам, чтобы те пели в дороге, и они мелодично зазвенели в ответ на его желание. Полностью доверившись Андхару, дроу предавался воспоминаниям о своих старых друзьях. Безусловно, он огорчился, не найдя ни намека на таинственную лесную ведьму и хранителя-хафлинга. Огорчился, что не нашел подтверждений тому, что считал правдой.

Часто путешествуя в одиночку, Дзирт погружался в воспоминания и не мог удержаться от улыбки при мысли о той жизни, что была у него.

Прошлая жизнь, которою, как он хорошо понимал, стоит забыть.

Прошлая жизнь, забыть которую дроу был не в силах.

Солнце стояло еще высоко, когда он отпустил Андхара и вошел в пещеры дворфов. Когда-то этот лабиринт под горой был домом клана Боевых Топоров, и несколько дюжин дворфов, оставшихся здесь, тоже считались частью этого клана. Они знали о Дзирте, хотя только двое из них когда-либо встречались с ним. Они также знали о Пуэнте и легендарных «веселых мясниках» и были рады приветствовать путешественников из Мифрил Халла, включая того, кто назвался дальним родственником покойного короля Бренора Боевого Топора.

— Мы пьем за короля Конрада Браунвила Боевого Топора! — поприветствовал Дзирта Стокли Серебряная Стрела, вождь Боевых Топоров в Пирамиде Кельвина, когда дроу вошел в главный зал кузни.

Стокли поднял кружку в знак приветствия и помахал рукой юному дворфу, торопившемуся подать Дзирту напиток.

— Надеюсь, он хорошо поживает, — ответил Дзирт, совершенно не удивившись, что спустя четыре десятилетия Конрад стал приемником своего отца, Банака. — Хорошая кровь.

— Ты сражался вместе с его отцом.

— Много раз, — подтвердил Дзирт, принимая кружку и с удовольствием делая глоток.

— И каким будет твой тост? — спросил Стокли.

— Он может быть только один, — ответил Дзирт и высоко поднял свою кружку, ожидая, пока все дворфы в помещении обратят на него внимание.

— За короля Бренора Боевого Топора! — сказали хором Дзирт и Стокли, и по пещере разнесся крик одобрения.

Каждый дворф сделал хороший глоток и поспешил вновь наполнить кружку.

— Я был ребенком, когда мы с отцом вернулись в Долину Ледяного Ветра, — пояснил Стокли. — Но я знаю его достаточно хорошо, и не дурак ли я, что все еще сижу дома?

— Ты служил своему клану, — ответил Дзирт. — В Долине Ледяного Ветра редко случаются передышки. Если твой отец смог прожить такую жизнь, хотел бы ты перебраться в Мифрил Халл?

— Ба, это верно! Я и мои ребята хотим послушать твои рассказы, эльф, пообещай мне это! Твои, старого Пуэнта и Боннего Боевого Топора, из адбарских Боевых Топоров.

— Этой же ночью, — пообещал Дзирт.

Он поставил кружку и похлопал Стокли по плечу, когда проходил мимо, направляясь в нижние туннели к своим друзьям.

— Рад встрече, Боннего, — сказал дроу Бренору, входя в крохотную комнатку.

Как обычно, старый дворф, разложив по полу карты, делал какие-то заметки.

— Что ты узнал, эльф? — с надеждой в голосе спросил Бренор.

Дзирт вздрогнул от такого оптимизма, и выражение его лица поведало обо всем без слов.

— Только несколько сосен и пара кустов, — вздохнул Бренор, качая головой.

Так отзывались об этом якобы зачарованном лесе все в Долине Ледяного Ветра, кого компаньоны расспрашивали.

— Ах, мой король, — сказал Тибблдорф Пуэнт, медленно входя в комнату вслед за Дзиртом.

— Тихо, болван! — выругался Бренор.

— Возможно, когда-то там и впрямь был лес, — сказал Дзирт. — Зачарованный и с красивой ведьмой и смотрителем-хафлингом. Рассказ Латана подтверждает слова Рондабата, и я верю им обоим.

— Возможно, но не истинно, — сказал Бренор. — Я знал, что так будет.

— Ах, мой король! — воскликнул Пуэнт.

— Перестань меня так называть!

— Их сведения теперь уже не так точны, — ответил Дзирт. — Но это не означает, что их воспоминания ложны. Разве ты не видел глаза их обоих, когда они рассказывали про ту встречу. Не многие смогли бы лгать с таким выражением лица, и, более того, их рассказы поразительно похожи, хотя их разделяют мили и десятилетия.

— Ты думаешь, они видели ее?

— Я думаю, что они видели что-то. Что-то любопытное.

Бренор зарычал и перевернул стол.

— Я должен был прийти сюда, эльф! Много лет назад, сразу же, как мы потеряли мою девочку. Мы послали эту крысу Джарлакса на поиски, но я сам должен был это сделать.

— И даже Джарлакс с возможностями, о которых мы не можем и мечтать, не нашел никакого следа, — напомнил ему Дзирт. — Мы не знаем, существует ли волшебный лес Ируладун, или это вымысел, друг мой. И уж точно мы не смогли бы найти его вовремя. Ты выполнял свой долг на протяжении двух страшных войн, охвативших Серебряные Земли, и мудрый король Бренор смог положить им конец. Весь Север благодарен тебе. Мы видели мир далеко за пределами того места, что называли домом, и он действительно мрачен.

Бренор раздумывал над этими словами в течение нескольких ударов сердца, а затем кивнул.

— Ба! — фыркнул он. — Я хочу найти Гаунтлгрим до того, как годы сотрут мои старые кости. — Он указал на несколько карт, лежащих на полу: — Одна из них, я думаю, эльф. Одна из них.

— Когда мы выступаем? — спросил Тибблдорф Пуэнт, и было что-то в его голосе, что застало Дзирта врасплох.

— Скоро, очень скоро, — ответил дроу, внимательно глядя на дворфа.

Берсерк всегда проявлял рвение, фанатическую потребность даже просто идти рядом со своим королем. Во многих случаях, особенно во время нечастых посещений Лускана, Бренор искал способ отделаться от Пуэнта. Этот неопрятный дворф притягивал взгляды, а в управляемом пиратами Городе Парусов такое внимание было излишним.

Но было еще что-то в глазах Пуэнта, в его позе и тембре голоса, когда он задал вопрос.

— Мы выходим уже сегодня, — сказал Бренор и начал сворачивать пергамент, чтобы запихнуть его в свою огромную сумку.

Дзирт кивнул и стал ему помогать, но от дроу не укрылось колебание берсерка.

— Ты что-то задумал? — наконец спросил Бренор Пуэнта, заметив, что тот и не пытается помочь им со сборами.

— О, мой король!.. — с горечью в голосе воскликнул Пуэнт.

— Я просил не называть меня… — начал Бренор, но Дзирт положил руку на его плечо.

Дроу пристально посмотрел на Пуэнта, затем молча кивнул в знак понимания.

— Он не идет, — объяснил Дзирт.

— А? Что ты сказал? — Бренор в замешательстве глядел на Дзирта, но дроу перевел взгляд на Пуэнта.

— О, мой король, — повторил берсерк, — боюсь, я не могу идти. Мои старые колени….

Он вдохнул, его лицо выражало тоску, которую испытывает собака, долго не выходившая на охоту.

Тибблдорф Пуэнт был моложе престарелого Бренора Боевого Топора, но годы и тысячи жестоких битв не пощадили берсерка. Путешествие в Долину Ледяного Ветра отняло у него много сил, хотя Пуэнт не жаловался. Он вообще никогда не жаловался, за исключением случаев, когда ему запрещали драться или заставляли мыться.

Ошеломленный Бренор повернулся к Дзирту, но дроу лишь кивнул в знак согласия, поскольку оба знали, что Тибблдорф Пуэнт никогда не сказал бы ничего подобного, если бы его старое сердце не подсказывало, что такого приключения он не выдержит, что дни, когда он мог рисковать, подошли к концу.

— Ба, да ты еще ребенок! — ответил Бренор, больше стараясь приободрить друга, нежели переубедить его.

— Ах, мой король, простите мне, — произнес Пуэнт.

Бренор смотрел на него несколько мгновений, потом подошел и крепко обнял.

— Ты лучший телохранитель, лучший друг, которого старый дворф когда-либо знал, — сказал Боевой Топор. — Ты прошел со мной через столько испытаний, ты был рядом, и после всего этого ты все еще думаешь, что должен просить у меня прощения? Это я должен просить прощения! За всю твою жизнь…

— Нет! — перебил его Пуэнт. — Нет! Это было радостью для меня. Счастьем. И не так представлял я свой конец. Я ждал великой битвы, последней битвы, чтобы умереть за моего короля…

— Для моего сердца будет лучше, если ты будешь жить, дурень, — сказал Бренор.

— Значит, ты хочешь провести остаток своих дней здесь? — спросил берсерка Дзирт. — Со Стокли и его кланом?

— Да, если они примут меня.

— Они будут дураками, если не сделают этого. А Стокли не дурак, — заверил Пуэнта Бренор, а затем взглянул на Дзирта. — Мы выступаем завтра, не сегодня.

Дроу кивнул.

— Этим вечером мы будем пить и болтать о былых временах, — сказал Бренор, оглядываясь на Пуэнта. — Сегодня вечером каждый поднимаемый тост будет звучать за Тибблдорфа Пуэнта, величайшего воина, которого когда-либо знал Мифрил Халл!

Возможно, это было преувеличением, ведь Мифрил Халл знал множество героев, и сам король Бренор был не последним из них. Но никто из тех, кто видел Пуэнта в бою, не стал бы оспаривать это утверждение — что и говорить, не много было выживших среди тех, кто вызывал ярость Тибблдорфа.

Три старых друга провели вместе остаток дня и всю ночь, выпивая и предаваясь воспоминаниям. Они говорили о возрождении Мифрил Халла, нашествии дроу, об их приключениях в те темные времена, когда они шли на помощь Кэддерли, о нашествии Обальда и трех орочьих войнах, выпавших на их долю. Они подняли кружки за Вульфгара, Кэтти-бри и Реджиса — друзей ушедших, и за Нанфудла и Джессу — друзей живых, и за хорошо прожитую жизнь, и за битвы, в которых они достойно сражались.

И чаще всего Бренор поднимал кружку за Тибблдорфа Пуэнта, которого наряду с Дзиртом считал старейшим и дорогим другом. Бывшему королю было неловко, когда он, произнося слова благодарности и дружбы, вспоминал все те случаи, когда злился на возмутительные выходки берсерка.

И теперь Бренор понял, что все это было не важно. Единственное, что имело значение, — сердце Тибблдорфа Пуэнта, сердце верное и храброе. Был дворф, который не боялся заслонить друга от копья баллисты — любого друга, а не только своего короля. Был дворф — наконец-то Бренор понял это, — который олицетворял собой все то, чем должен быть дворф из клана Боевого Топора.

Следующим утром он опять обнимал своего друга, долго и крепко, и глаза Бренора были влажны, когда он и Дзирт вышли из залов Стокли Серебряной Стрелы. И Пуэнт, стоя у выхода и глядя им вслед, тихо бормотал: «Мой король», пока они совсем не скрылись из виду.

— Король Бренор — великий дворф, да? — произнес Стокли Серебряная Стрела, подходя к Пуэнту.

Берсерк посмотрел на него с любопытством, затем его глаза расширились от паники, ведь он боялся, что своей глупой болтовней раскрыл тайну Бренора.

— Я все знал с первого дня, — заверил его Стокли. — Ты и Дзирт — кто еще может быть с вами, кроме самого Бренора?

— Бренор умер много лет назад, — сказал Пуэнт.

— Да, и да здравствует король Конрад! — кивнул Стокли, улыбаясь. — И никто не должен знать иного. Но не сомневайся, мой новый друг, что мое сердце радуется, памятуя о том, что Бренор все еще где-то жив, все еще борется, как может бороться только Боевой Топор. Я только смею надеяться, что увижу его снова и что он захочет прожить свои последние дни в Долине Ледяного Ветра.

Стокли положил руку на плечо Пуэнта, которое вздрагивало от рыданий.

Глава третья

ОТТЕНКИ СЕРОГО

Проходя мимо зеркала, Херцго Алегни не смог сдержать утробного урчания. Когда-то благодаря демоническому происхождению его кожа была изумительного красного оттенка, но серый покров шадовара заставил ее потускнеть. Тем не менее изменения не затронули глаз, отметил тифлинг с удовлетворением. Красная радужка все так же сияла адским пламенем.

Алегни смирился с переменами. Тусклый оттенок кожи — незначительная цена за увеличившуюся продолжительность жизни и множество других преимуществ, которые давала сущность шадовара. И хотя те, кто принял его в свои ряды, и разделяли предрассудки прочих рас Фаэруна относительно демонической крови, тифлинг нашел среди них свое место. Меньше чем за десятилетие Херцго Алегни стал лидером боевого отряда, а еще спустя десять лет его удостоили величайшей чести руководить экспедицией незересов в лес Невервинтер в поисках павшего анклава Ксинленал.

Он немного задержался перед зеркалом, восхищаясь своим новым черным дождевиком. Переливающаяся атласная ткань, жесткий воротник восхитительного ярко-алого оттенка идеально гармонировали с лезвием огромного меча и оттеняли длинные фиолетовые волосы, из копны которых торчали рога. Высокий воротник не позволял большей части волос спадать на спину, вместо этого пряди огибали его шею и ложились на мускулистую грудь. Тифлинг специально не застегивал кожаный жилет, чтобы были видны слегка подрагивающие мускулы внушительного торса.

Внешний вид очень важен, воин знал это и всегда выглядел отлично. Он был лидером — и страх подчиненных был ему на руку, особенно теперь, когда тифлинг запланировал встречу с Баррабусом Серым. Алегни не доверял ему. И прежде всего потому, что, по мнению тифлинга, этот человек обязательно попытается его убить. У Баррабуса есть на то достаточно веские причины.

К тому же он слыл мастером в искусстве убивать.

Каблуки высоких черных кожаных сапог громко стучали по булыжникам, когда Херцго Алегни шагал из своего дома, полный решимости и сил. Он даже не пытался скрыть свою принадлежность к незересам. В Невервинтере это было ни к чему — экспедиция Алегни была столь успешна, что теперь никто не отважится выступить против шадоваров.

«Счастливый селезень» занимал самое новое зданием в Невервинтере и располагался на холме, возвышающемся над городом и грохочущими прибоями у Побережья Меча. Рассматривая город из подъезда гостиницы, Алегни снова вспоминал, как стремительно разрастался Невервинтер эти несколько десятилетий, которые прошли после падения Лускана перед пиратскими капитанами и волнений в порту Лласт. Сколько горожан теперь живет в пределах стен Невервинтера и за их пределами? Около тридцати тысяч, возможно?

Несмотря на численность, обитатели Невервинтера, вне всякого сомнения, были просто неорганизованной сворой, со слабыми ополчением и лордом, более озабоченными балами да пирами, нежели защитой стен. Лорд Хьюго Бабрис давно и прочно закрепил за собой трон Невервинтера. С диким Лусканом на севере, раздираемом соперничающими пиратами, которых ничуть не волновало разрастание Невервинтера, и могущественным Глубоководьем на юге, Город Мастеров в последнее время наслаждался безопасностью. Никакому флоту не избежать встречи с армадой Глубоководья, но даже в случае прорыва вражеские суда мгновенно были бы атакованы множеством каперов, свободно бороздящих море вдоль побережья к северу от самого большого из городов.

Все это сделало Невервинтер беззащитным перед нашествием незересов, но, с другой стороны, кто мог бы подготовиться к нашествию тьмы? Херцго Алегни не упустил возможности воспользоваться этой слабостью. И так как целью его миссии был не сам Невервинтер, а одноименный лес на юго-востоке, тифлинг позволил Хьюго Бабрису сохранять иллюзию контроля над городом.

Пристальный взгляд Алегни скользнул вниз к набережным — наименее изменившемуся за прошедшие неспокойные десятилетия району. Там располагалась гостиница «Затонувшая бутылка» — Баррабус, вне всякого сомнения, провел ночь именно там. Алегни не мог не улыбнуться, вспоминая, каким это место было до Магической чумы. В те далекие времена он был молодым наемником, искавшим свое место в жизни и желающим разбогатеть, подобно множеству других самоуверенных авантюристов. Тогда тифлинг вынужден был прятаться в тени, скрывая происхождение и демоническую природу. «Как удачно, — думал Алегни, — что в тех самых тенях нашлось нечто большее, нечто великое, нечто темное».

Военачальник вышел из задумчивости и устремил пристальный взгляд на реку Невервинтер и три изысканных моста, перекинутые через нее. Все были красивы (торговцы Невервинтера гордились своей работой), но один из мостов, украшенный декоративными крыльями, широко раскинувшимися по обе стороны, привлек внимание Алегни. Действительно, из трех мостов, соединяющих северную и южную части города, он был самым внушительным, поскольку изображал взлетающего виверна, огромного, но изящного. В течение многих лет мост оставался крепким и надежным, его фундамент удерживался металлической сеткой, выкованной дворфами и постоянно проверявшейся на прочность. Даже издали мост вызывал восхищение, и это чувство только усиливалось на более близком расстоянии. С годами мост был доведен до совершенства в каждой детали — за исключением названия: мост Крылатого Виверна.

Горожане отдали должное лишь формальной стилизации, а не мастерству исполнения и нарекли столь мудро устроенное сооружение, руководствуясь лишь его внешним видом.

Алегни стал спускаться по булыжной мостовой, решив перейти по этому мосту и опередить Баррабуса. К тому же он не видел своего ассасина в течение месяцев и хотел произвести на Баррабуса Серого такое впечатление, чтобы тот выбросил из головы все мысли о противостоянии Алегни.

Тифлинг быстро достиг моста и, идя по пологому подъему вдоль «хребта» крылатого чудовища, получал удовольствие от того, как расступаются перед ним жители Невервинтера, как спешат поскорее убраться с его пути, как боязливо косятся на великолепный меч с алым лезвием, висевший в петле у бедра. Алегни дошел до середины моста — наивысшей точки над «крыльями» — и положил руки на каменные перила с западной стороны. Разглядывая другие мосты — Дельфина и Спящего Дракона, — тифлинг не без удовольствия отметил, что движение на Крылатом Виверне замедлилось.

Он был не единственным незересом, скрывающимся в Невервинтере, и даже не единственным шадоваром на мосту, но он был Херцго Алегни.

Да, ему определенно нравилось стоять здесь, рассматривая реку и побережье и отмечая запущенность более мелких мостов, ровно до того момента, как услышал тихий голос за спиной. Его обладатель каким-то образом сумел незаметно возникнуть позади тифлинга.

— Ты хотел меня видеть?

Алегни переборол желание выхватить меч и зарубить наглеца. Вместо этого он продолжил смотреть прямо вперед и спокойно заметил:

— Опаздываешь.

— Мемнон далеко на юге, — отозвался Баррабус Серый. — Ты предлагаешь мне дуть в паруса для ускорения?

— А если я скажу «да»?

— Тогда я напомню, что требования такого рода больше подходят тем, кто только мнит себя королем.

Остроумно было со стороны Алегни вместо ответа обернуться, чтобы рассмотреть невысокого человека. От представшего перед ним зрелища глаза тифлинга удивленно расширились. Одет Баррабус был, как обычно, в черную кожу и ткань, а единственным украшением являлась ромбовидная металлическая пряжка пояса, которая легко раскладывалась, становясь весьма опасным кинжалом. В расслабленной позе сквозила нарочитая усталость. Баррабус, конечно же, появился бесшумно, как и положено профессиональному ассасину. Херцго был достаточно умен, чтобы оценить это. Но темные волосы человека изрядно отросли и выглядели неопрятно, к тому же он отпустил бороду.

— Твоя железная дисциплина дала трещину? — спросил тифлинг. — После стольких лет?

— Что ты хотел?

Херцго не торопился с ответом, облокотясь на перила моста и рассматривая убийцу более внимательно.

— Ах, Баррабус, ты становишься неаккуратным, неряшливым. Эдак ты потеряешь былые навыки, и кто-нибудь убьет тебя и освободит от мучений. Ты этого хочешь?

— Если бы я этого хотел, то предварительно убил бы тебя.

Херцго Алегни рассмеялся, но инстинктивно положил руку на рукоять могучего меча.

— Но ты не можешь себе этого позволить, не так ли? — насмехался тифлинг. — И ты не можешь позволить своим превосходным навыкам прийти в упадок, поэтому делаешь это со своей внешностью. Это просто не в твоем характере. Нет, совершенство всегда было твоей защитой. Ты не проведешь меня, Баррабус Серый. Твой внешний вид не что иное, как уловка.

Невысокий мужчина переступил с ноги на ногу: единственное — и, пожалуй, самое явное из всех наблюдаемых тифлингом — подтверждение того, что слова Алегни ассасин принял близко к сердцу.

— Ты вызвал меня из Мемнона, у меня там остались дела, — сказал Баррабус. — Так чего ты хочешь?

Алегни лукаво улыбнулся и повернулся, снова сосредоточиваясь на том, как река Невервинтер несет свои воды к морю, впадая в него немного севернее шумных доков.

— Это действительно прекрасные строения, красивые и функциональные, не находишь? — не оборачиваясь к убийце, спросил тифлинг.

— По ним удобно переходить через реку.

— А если не принимать в расчет его полезности? — поинтересовался тифлинг.

Баррабус не стал отвечать.

— Красота, — пояснил Алегни. — Не просто береговая опора или колонна! Нет! Каждый элемент — произведение искусства, дополняющее общую картину. Да, чувствуется рука мастера. Я действительно восхищаюсь, когда ремесло становится искусством. Разве ты не согласен? — Баррабус не отвечал, Алегни повернулся, чтобы взглянуть на него, и рассмеялся. — Как мой меч, — сказал тифлинг. — Разве ты будешь возражать, что он — изумительное произведение искусства?

— Если б его владелец был столь творческой личностью, какой хочет казаться, то он не нуждался бы в моих услугах.

Плечи Алегни затряслись от хохота, но не надолго. Он снова повернулся к невысокому человеку, и в его красных глазах вспыхнула угроза.

— Считай себя счастливчиком, потому как мои покровители не позволяют мне прирезать тебя.

— Мое везение не знает границ. Но я снова спрошу: зачем ты позвал меня? Полюбоваться мостами?

— Да, — ответил Алегни. — Этот мост. Мост Крылатого Виверна. Такое название не подходит ему, я хотел бы его изменить.

Баррабус смотрел на него ничего не выражающим взглядом.

— Лорд этого прекрасного города — забавное маленькое существо, — объяснил Алегни. — Окруженный охранниками и каменными стенами, он не понимает, насколько шаток трон, на который он вскарабкался.

— Он не хочет менять название? — В тоне Баррабуса появились нотки интереса.

— Такой традиционалист, — посетовал Алегни. — Он не ценит простоты и изящества названия «Мост Алегни».

— Мост Алегни?

— Замечательно, ты не согласен?

— Ты позвал меня из Мемнона, чтобы убедить мелкого лорда переименовать мост в твою честь?

— Я, конечно, не могу открыто выступить против него, — сказал Алегни. — Наши дела в лесу продвигаются, и я не могу тратить ресурсы на иное.

— Выступив против него, ты рискуешь развязать войну с лордами Глубоководья. Твои покровители едва ли одобрят это.

— Видишь, Баррабус, даже дураки способны понять простую логику. Навести нашего уважаемого лорда Бабриса этой ночью и объясни, что в его интересах переименовать мост в мою честь.

— После этого я могу покинуть эту дыру?

— О нет, Серый, у меня есть еще несколько поручений для тебя, прежде чем ты вернешься к своим играм в южных пустынях. Мы столкнулись с несколькими эльфами в лесу, которых тоже нужно убедить, и обнаружили какие-то провалы, ведущие глубоко под землю. Я не пошлю туда ни одного шадовара, пока не буду уверен, что с ним ничего не случится, и не узнаю, кто обитает в этих норах. Ты здесь уже много лет, раб мой, и если я смогу убедить принцев, что проблемы, которые ты создаешь, перевешивают твою ценность, то избавлюсь от тебя раз и навсегда.

Баррабус Серый с ненавистью смотрел на тифлинга несколько мгновений, на его вальяжную позу, на большие пальцы, засунутые за тонкий пояс. С нескрываемым отвращением он тряхнул головой и зашагал прочь.

Не успел мужчина сделать и десятка шагов, как Херцго Алегни потянулся к ножнам, скрытым в поле его расстегнутого кожаного жилета, и вынул особое раздвоенное орудие. Тифлинг отошел назад и направил его на свой разумный меч, который мгновенно отозвался жужжанием и вибрацией, источая магию. Злобно усмехаясь, Алегни помахал странным предметом возле рукояти меча, разбудив зверя, заключенного в лезвии.

Баррабус Серый съежился и качнулся в сторону. Непроизвольно он развел руки в стороны и стиснул кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев. Его челюсти резко сомкнулись, и он чудом не откусил себе кончик языка.

Гул продолжался, и песня Когтя омывала тело ассасина подобно волнам лавы, заставляя кровь кипеть.

Лицо человека перекосилось, и он, дрожа, опустился на одно колено.

Водя жужжащей вилкой над несчастным, Алегни обошел его. Тифлинг несколько мгновений смотрел в глаза опаснейшего убийцы, а затем сжал зубцы вилки свободной рукой, прекращая гул, создающий связь с мечом и причиняющий человеку едва переносимую муку.

— Ах, Серый, почему ты вынуждаешь меня снова и снова указывать тебе на твое место? — спросил Алегни, в его голосе звучало сожаление, но искренности не было и капли. — Почему же ты не можешь просто смириться со своей судьбой и проявить благодарность за те дары, что дали тебе незересы?

Баррабус склонил косматую голову к земле, пытаясь прийти в себя. Когда Алегни протянул руку к его опущенному лицу, убийца принял ладонь и позволил тифлингу помочь подняться.

— Итак, — сказал Алегни, — я не враг тебе, я — компаньон. И твой начальник. Если ты сможешь понять эту простую истину, то и мне не придется напоминать о ней раз за разом.

Баррабус Серый недолго смотрел на тифлинга и решительно двинулся дальше.

— Побрейся и постригись! — крикнул ему вслед Херцго Алегни, и в тоне читался приказ и неприкрытая угроза. — Ты выглядишь как бродяга, а это не пристало тому, кто служит великому Херцго Алегни!

* * *

— Я что-то нашел, эльф! — завопил Бренор, и его голос эхом отозвался от неровных стен пещеры, так что к тому моменту, когда возглас достиг ушей Дзирта, он звучал как «эльф эльф эльф эльф эльф эльф эльф…»

Дроу опустил факел и посмотрел в сторону главного коридора неподалеку от небольшой ниши, в которой работал темный эльф. Он вышел в коридор, потому что дворф снова его окликнул. Дзирт улыбнулся, поняв по тону друга, что с тем все в порядке. Но, взглянув на катакомбы впереди, он понял, что даже не представляет, где именно искать Бренора.

Дроу снова улыбнулся, зная, что легко сможет решить эту проблему. Он вынул статуэтку из оникса из мешочка на поясе и произнес:

— Гвенвивар.

Он позвал негромко, ненастойчиво, в этом не было необходимости — Дзирт и так знал, что его услышали, даже прежде, чем серый дым начал сгущаться и приобретать форму большой кошки. Туман стал плотнее и потемнел, и вот уже рядом с дроу возникла пантера, точно так же как и столетие назад.

— Бренор где-то в пещерах, Гвен, — сказал он. — Отыщи его.

Черная пантера оглянулась на хозяина, издала приглушенное рычание и бесшумно удалилась.

— И сядь на него, когда найдешь, — добавил Дзирт, следуя за кошкой. — Удостоверься, что он не убежит до того, как я приду.

Следующее рычание Гвенвивар прозвучало намного громче, и пантера двинулась быстрее, явно воодушевленная последним замечанием.

Ниже по основному туннелю Гвенвивар замерла на месте, уши ее дернулись в ожидании следующего возгласа Бренора. Пантера переместилась в один из проходов, понюхала воздух и бросилась к другому. После короткой паузы она огромными прыжками устремилась вперед.

Дзирт пытался поспеть за ней, но Гвенвивар бежала, не сбавляя темпа, молниеносно проскальзывая в такие щели, где дроу должен был протискиваться, согнувшись в три погибели. Она уверенно петляла по боковым коридорам, и отстающий Дзирт доверился ее выбору.

Они продвигались все дальше по туннелям, и, когда Дзирт услышал возмущенный вопль Бренора, он понял, что Гвенвивар настигла свою добычу.

— Ты, чертов эльф! — рявкнул Бренор, когда Дзирт вошел в огромную, явно рукотворную, квадратную пещеру с низким потолком, которая сильно отличалась от естественных туннелей и пещер, коих было большинство в этом подземном комплексе.

В дальнем углу, около упавшего догорающего факела, лежала Гвенвивар, спокойно вылизывая лапу, и Дзирт едва смог разглядеть пару дворфских ботинок, торчащих из-под нее.

— После сотен лет ты все еще думаешь, что это смешно? — донеслось из-под кошки ворчание Бренора.

— Я не мог поспеть за тобой с того самого момента, когда племя Пятидесяти Копий указало нам на это место, — ответил Дзирт.

— Ты не мог бы отослать ее назад?

— Мне нравится ее компания.

— Тогда пусть эта чертова кошка хотя бы слезет с меня!

Дзирт кивнул Гвенвивар, и пантера сразу встала и подошла к нему, порыкивая.

— Остроухий дьявол, — ворчал Бренор, поднимаясь на колени.

Он подобрал слетевший однорогий шлем и водрузил его себе на голову. Уперев руки в бока, дворф повернулся к дроу, испепелив его взглядом, и, продолжая ругаться, поднял факел.

— Ты забрался глубже, чем мы договаривались, — заметил Дзирт и сел скрестив ноги на пол, чтобы не стоять, согнувшись под низким потолком. — Глубже, чем мы заходили раньше…

— Ба, да тут пусто, — сказал дворф. — Ничего крупного, во всяком случае.

— Этим туннелям много лет, и их давно никто не использовал, — согласился Дзирт и тут же пожурил Бренора: — Наверное, ты упал сюда, в Среднее Подземье, из-за какой-нибудь старой ловушки или непрочного пола. Я много раз предупреждал тебя, друг мой, не недооценивать опасности Подземья.

— Ты думаешь, там внизу могут быть еще туннели, так?

— Я допускаю такую возможность, — кивнул Дзирт.

— Хорошо, — сказал Бренор, и его лицо прояснилось. — Знай, что это больше чем предположение.

Он отошел в сторону и указал на выступ в явно рукотворной каменной стене в том углу, где его настигла Гвенвивар.

— Больше уровней, — сказал Бренор с нескрываемой гордостью.

Он подтянулся и нажал на камень — тут же раздался резкий щелчок. Как только дворф убрал руку, часть стены немного отошла, этого оказалось достаточно, чтобы Бренор смог ухватиться за край и отодвинуть ее в сторону.

Дзирт навис над ним, светя факелом перед Бренором, который осматривал секретную комнату. Помещение оказалось небольшим, примерно в половину предыдущего, и на полу виднелся маленький круг из прямоугольных камней — возможно, кирпичей, — формирующий борт вокруг темного отверстия.

— Ты знаешь, о чем я думаю, — сказал Бренор.

— Это не доказательство чего-то большего, чем… Это хорошо? — спросил Дзирт.

— Кто-то сработал эту стену, эту комнату, и сработал на славу, — сказал дворф.

— Действительно, «кто-то». Я могу предложить много вариантов.

— Это работа дворфов, — объявил Бренор.

— И все равно будут еще претенденты.

— Ба! — Бренор фыркнул и пренебрежительно отмахнулся от Дзирта.

Гвенвивар вскочила на ноги и испустила долгое и низкое рычание.

— О, закрой свою пасть! — возмутился Бренор. — И не угрожай мне! Эльф, скажи своей кошке за…

— Тише! — прервал его Дзирт, махнув свободной рукой, и взглянул на Гвенвивар, продолжавшую рычать.

Бренор переводил взгляд с дроу на пантеру.

— Что-то случилось, эльф?

Это началось внезапно: резко затряслись пол и стены, пыль посыпалась отовсюду.

— Землетрясение! — завопил Бренор, и его голос утонул в грохоте рушащихся камней, падающих плит и осколков.

Второй толчок подбросил друзей в воздух, Дзирт сильно ударился об угол каменной стены, а Бренор опрокинулся навзничь.

— Вставай, эльф! — завопил Бренор.

Дзирт лежал, уткнувшись лицом в пыль, его факел отлетел в сторону. Дроу смог встать на четвереньки, но плиты над ним треснули и обрушились ему на плечи, погребая темного эльфа под грудами камней.

* * *

Баррабус Серый доставал из сумки и раскладывал различные орудия, которыми снабдил его Херцго Алегни, чтобы «помочь» в деле. Убийца вынужден был признать, что тифлинг имел влиятельных друзей и собрал действительно полезные вещи — как, например, плащ, который и сейчас был на Баррабусе. Прекрасная эльфийская ручная работа и магия, вплетенная в каждую нить, образовывали двеомер, который делал незаметным и без того умеющего скрывать свое присутствие Баррабуса. То же самое можно было сказать и об эльфийской обуви, благодаря которой убийца мог бесшумно ступать даже по сухим листьям.

И конечно же, нельзя не отметить кинжал в пряжке ремня — образец несравненного мастерства и колдовства. Оружие не подвело ни разу, всегда резко раскрываясь по команде Баррабуса. Система впрыска яда — вены, выгравированные вдоль пятидюймового лезвия, — поставляла отраву к острию и краям. Благодаря ей кинжал являлся одним из надежнейших орудий, каким когда-либо пользовался убийца. Баррабусу необходимо было лишь заполнить «сердце» ножа, установить его в рукоять и при помощи легкого нажатия заставить яд течь к смертоносному лезвию.

Однако, по мнению Баррабуса, излишек приспособлений таил в себе опасность. Искусство ассасина было следствием опыта и дисциплины. Привычка полагаться на магические штучки могла привести к небрежности, а небрежность обернуться провалом. Поэтому-то Серый никогда не носил ни скалолазные кошки, позволяющие ползать по стенам, подобно пауку, которые Алегни когда-то предложил ему, ни шляпу, которая маскировала своего хозяина по его желанию. И конечно же, Баррабус с ироничной усмешкой отверг пояс, меняющий пол.

Он выдвинул из стола маленький ящик. Яды, лежащие внутри, он покупал лично. Баррабус никогда не допускал, чтобы к его самым важным инструментам имел отношение кто-то посторонний. Он всегда работал только с одним торговцем, алхимиком из Мемнона, которого он знал много лет и который сам добывал различные токсины из пустынных змей, пауков, ящериц и скорпионов.

Убийца поднес маленькую зеленую склянку к пламени свечи, и злая усмешка исказила его лицо. Это было нечто новое, и не из пустыни. Токсин был добыт из ловко маскирующейся на мелководье колючей рыбы, обитающей в бухте вдали от доков Мемнона. Горе неосторожным, наступившим на эту рыбу или взявшим пойманную голыми руками!

Баррабус поднял нож рукояткой вверх. Он откинул выдвигающуюся нижнюю половину сферического противовеса, открывая взору полую иглу, и надел на нее сверху склянку, не вынимая резиновой пробки. Глаза Баррабуса блестели, пока он наблюдал, как прозрачная сердцевина ножа заполнялась желтой жидкостью.

Убийца вспомнил крики рыбака и почти почувствовал себя виноватым.

Почти.

Когда все было готово, Баррабус подобрал плащ. По пути к выходу он прошел мимо небольшого зеркала и вспомнил приказ Алегни сбрить бороду и постричься.

Он вышел из гостиницы в прекрасную ночь с теплым закатом над водой. Простой, невысокий человек, идущий открыто и, видимо, безоружный. У него был только один поясной мешочек на правом бедре, который лежал плашмя на ноге и выглядел пустым, хотя это было далеко не так.

Серый остановился в таверне неподалеку — он не знал ее названия и не хотел знать, — чтобы выпить стаканчик терпкого рома из Врат Бальдура, балдурианский купаж был популярен у моряков вдоль всего Побережья Мечей за дешевизну и такой противный вкус, что не многие посягнули бы на него против воли владельца.

Для Баррабуса, осушившего стакан одним залпом, ром служил способом трансформации, перемещения себя в иное состояние сознания. Несколько мгновений спустя он закрыл глаза и почувствовал неизбежное помутнение ума от столь крепкого напитка, потом несколько раз фокусировал взгляд на разных предметах, чтобы преодолеть эту вялость и привести себя в состояние повышенной готовности.

— Повторить? — спросил бармен.

— Да он свалится после второго! — подколол дурно пахнущий громила под шумный смех трех товарищей, каждый из которых был намного крупнее и тяжелее Баррабуса.

Серый смотрел на человека с любопытством. Тот явно не думал, что Баррабус именно сейчас размышляет, сможет ли убить всех четверых задир и закончить свою миссию, как было запланировано.

— Так что вы решили? — снова спросил бармен.

Баррабус не мигал и не позволил и намеку на улыбку или любое другое чувство отразиться на лице. Он поставил стакан на барную стойку и собрался уходить.

— Ох, выпей еще стаканчик, — сказал один из друзей задиры, проходя мимо Баррабуса. — А мы посмотрим, сможешь ли ты стоять после этого на ногах, а?

Баррабус замер на миг, но даже не взглянул на человека.

Вдобавок к оскорблению выпивоха толкнул Баррабуса в плечо, вернее, попытался это сделать. Не успела ладонь обидчика коснуться убийцы, Баррабус ударил рукой вверх и вперед, зацепив большой палец противника своим, а потом дернул вниз с такой силой, что хулиган покачнулся и осел, а его рука оказалась вывернутой за спину.

— Тебе нужны две руки, чтобы затаскивать рыбу в лодку? — спокойно спросил Баррабус.

Когда человек попробовал дернуться, убийца со знанием дела произвел перекрестный захват и изменил угол нажима ровно настолько, чтобы противник не мог выпрямиться.

— Думаю, тебе нужно кормить семью, поэтому на этот раз я тебя прощаю. — Произнеся это, убийца отпустил задиру.

Пока тот приходил в себя, Баррабус дошел до двери.

— У меня нет семьи! — выкрикнул задира таким тоном, будто само предположение о наличии у него семьи было оскорбительно, но Баррабус услышал вызов.

Он повернулся в последний момент, и его руки вскинулись, блокируя неуклюжий захват пьяного дурака. Убийца резко ударил коленом и остановил противника. Множество посетителей таверны, наблюдавших за происходящим, не поняли, что случилось. Только то, что хулиган побежден куда более щуплым противником.

— Видимо, у тебя ее уже никогда не будет, — прошептал Баррабус. — И мир станет чуточку лучше.

Он аккуратно уравновесил противника, помогая ему устоять на ногах. Взгляд задиры был отстраненным и обессмыслившимся, а ладони накрыли ушибленное причинное место.

Баррабус вышел из таверны. Когда дверь за ним закрылась, он услышал грохот и понял, что дурак упал. Потом, как и следовало ожидать, раздался вой пострадавшего и ругательства трех его друзей.

Немного погодя они высыпали на улицу и, брызжа слюной и извергая проклятия, попытались понять, куда скрылся обидчик. Размахивая кулаками и грозя отомстить, троица все же не бросилась на поиски, а вернулась в таверну.

Сидя верхом на коньке таверны, Баррабус лишь наблюдал и вздыхал, сокрушаясь по поводу столь предсказуемой глупости.

Вскоре он уже находился у великолепного четырехэтажного особняка лорда, прячась в тени за деревьями у задней части здания. Все знали, что Хьюго Бабрис осторожный человек, но Баррабус был удивлен, увидев, как много стражников патрулирует территорию и прохаживается по балконам. Серый видел такое прежде: чем слабее правитель, тем большим количеством стражи он себя окружает. Убийца знал, что такой лидер чаще всего лишь глашатай, марионетка реальной силы, стоящей за его спиной. Но кто являл собой силу в странном и быстро меняющемся Невервинтере, Баррабус доподлинно не знал. Возможно, это пираты или торговые гильдии, которые получали немалые дивиденды от политики лорда Хьюго Бабриса. Но безусловно, этот кто-то здорово постарался, чтобы обеспечить свою анонимность.

Баррабус бегло осмотрелся, раздумывая, как проберется в дом. Он понимал, почему Херцго Алегни захотел послать именно его, но тут убийце пришло в голову, что тифлинг, вполне вероятно, мог рассчитывать на провал.

С такими мыслями Баррабус продвинулся к дворцу, но предельно осторожно. Он не доставит Алегни удовольствия видеть себя мертвым.

Убийца скользнул вверх по стене и оглядел пространство внутреннего двора, отметив только один патруль — пару стражников, каждый из которых вел на поводке огромную свирепую собаку.

— Прекрасно, — почти беззвучно прошептал Серый.

Вернувшись к стене, он обошел огороженную территорию несколько раз и нашел всего один возможный путь. Одно из деревьев свесило свои ветви через ограду имения Хьюго Бабриса, но, чтобы попасть с дерева в дом, придется совершить длинный прыжок на край охраняемого балкона второго этажа.

И вновь Баррабус подумал, что сейчас самое время вернуться и поговорить с Херцго Алегни.

А еще он подумал, что тифлингу было бы гораздо легче взобраться по стене на дерево, вплоть до самых высоких ветвей. Убийца выжидал, запоминая маршруты движения охраны и выжидая удобный момент. Это казалось отчаянным, даже смешным, но это был единственный путь.

Он пробежал по ветке и прыгнул, приземляясь на краю балкона второго этажа, огибавшего угол здания. И мгновенно Серый совершил сальто назад, повиснув на руках под балконом, когда часовой появился из-за поворота. Баррабус сжался в пружину и, когда стражник прошел обратно, перекинул себя через перила, поднялся по стене на следующий балкон и так далее, пока не уселся на узкий карниз мансарды.

Убийца сунул руку в «пустой» мешочек, который на самом деле содержал в себе небольшой межуровневый карман, и достал присоску, которую прилепил к стеклу. Затем Баррабус продел в крепление на ней веревку и извлек из одного из своих колец жесткий штырь с алмазным наконечником.

Баррабус начал чертить круг на окне при помощи алмазного острия, которое с каждым поворотом все глубже вгрызалось в стекло. Он работал сосредоточенно, прячась каждый раз, когда внизу проходила стража. Прошло много, очень много ударов сердца, прежде чем убийца смог аккуратно вынуть стеклянный круг при помощи вакуумных присосок. Он выдавил его внутрь комнаты, аккуратно опустил на пол и приготовился проникнуть в помещение, предварительно осмотрев комнату и убедившись, что она пуста. Баррабус зацепился пальцами за верхнюю часть оконной рамы, подтянулся и осторожно просунул ноги в отверстие.

Он качнулся назад — ноги почти вышли из отверстия, — а затем рванулся вперед с такой силой, что инерция мгновенно внесла убийцу в помещение. При этом он не коснулся краев отверстия и не издал ни единого звука.

Баррабус был уверен, что веселье только начинается, — ведь Хьюго Бабрис наверняка держал множество стражников и внутри здания. Тело убийцы становилось тонким и прозрачным, словно он был призраком — бесплотным, тихим и невидимым. Да, он был лучшим, поэтому-то Херцго Алегни и вызвал его.

Про Баррабуса Серого можно было сказать, что он в состоянии оставаться незамеченным, даже стоя посреди комнаты, но главный трюк заключался в том, что он никогда не сделал бы такой глупости. Убийца знал, куда будут смотреть внимательные часовые, и понимал, где находиться небезопасно. Если оптимальным было укрытие возле открытой двери или над ней, позади навеса или перед ним, Серый знал, где и как нужно встать, чтобы казаться просто еще одной фигурой на фреске. Как часто за прошедшие десятилетия часовые не замечали его только потому, что смотрели в другую сторону?

У Хьюго Бабриса были охранники — так много, что убийца окончательно утвердился в своем мнении относительно их господина, — но вся эта армия годилась лишь на то, чтобы не делать неумолимое продвижение Баррабуса Серого совсем уж молниеносным.

Немного погодя он уже сидел на спине потерявшего сознание часового, распростертого на столе Хьюго Бабриса. Баррабус пристально смотрел на взволнованного, загнанного в ловушку беспомощного лорда.

— Бери золото и уходи, прошу тебя, — взмолился Хьюго Бабрис.

Лорд был лысым, пухлым, абсолютно непримечательным маленьким человеком, и это укрепило подозрения Баррабуса в том, что Бабрис — лишь прикрытие для более опасных личностей.

— Мне не нужно твое золото.

— Пожалуйста… у меня ребенок.

— Мне нет до этого дела.

— Ей нужен отец.

— Меня это мало заботит.

Лорд поднял дрожащую руку к губам, словно его тошнило.

— Все, что от тебя требуется, — достаточно легко сделать. Оно ничего не стоит, но сулит большую выгоду для тебя, — объяснил Баррабус. — Разве сложно переименовать мост?

— Тебя послал Херцго Алегни! — воскликнул Хьюго Бабрис и поднялся с кресла.

Но стоило в ладони Баррабуса внезапно появиться ножу, лорд сразу же изменил намерение, поднимая вверх руки.

— Я не могу! — захныкал Хьюго Бабрис. — Я уже говорил ему, что не могу. Лорды Глубоководья никогда…

— У тебя нет выбора, — бросил Баррабус.

— Но лорды и пиратские капитаны…

— Их здесь нет, зато Херцго Алегни и его шадовары тут, — перебил Баррабус. — Я тут. Ты должен понять выгоду и оценить то, что можешь потерять в случае бездействия.

Хьюго Бабрис тряхнул головой, протестуя, но Баррабус повторил:

— У тебя нет выбора. Я могу приходить сюда, когда захочу. Твоя стража не преграда для меня. Ты боишься смерти?

— Нет! — ответил лорд Хьюго Бабрис с большей решимостью и мужеством, чем убийца мог предположить, глядя на него.

Баррабус повернул кинжал таким образом, чтобы Хьюго Бабрис мог увидеть вены.

— Ты когда-нибудь слышал о камнежале? — спросил его убийца. — Это уродлива рыба, обладающая прекрасными и несравненными средствами защиты. — Он спрыгнул со стола. — Завтра ты объявишь о том, что мост отныне носит имя Херцго Алегни.

— Я не могу! — завопил Хьюго Бабрис.

— О, ты можешь, — сказал Баррабус.

Он махнул клинком возле глаз Хьюго Бабриса, который от ужаса шарахнулся назад. Но Баррабус не причинил лорду вреда. Огромный опыт подсказывал убийце, что ожидание боли стимулирует намного лучше, чем сама боль.

Он повернулся и слегка уколол лежащего без сознания часового, укол и вправду был почти незаметным, но даже он позволил яду камнежала проникнуть в человека.

Серый кивнул лорду Хьюго Бабрису и повторил:

— Я могу вернуться в любую минуту. Твоя охрана меня не остановит.

Он быстро вышел из комнаты и был уже на полпути к помещению с дырой в окне, когда яд вывел часового из бессознательного состояния. Слушая отчаянные крики человека, Баррабус смиренно вздохнул.

Убийца поборол волну ненависти к самому себе, поклявшись, что однажды Херцго Алегни сам попробует укус камнежала.

* * *

Гвенвивар сжимала в зубах плащ и кожаный жилет Дзирта и тянула изо всех сил, ее большие когти скрежетали по камням.

— Тяни! — командовал Бренор, отодвигая очередной каменный блок. — Давай, эльф!

Дворфу удалось просунуть руку под самый тяжелый камень, слишком большой, чтобы пытаться отодвинуть его в сторону. Он подсунул свои сильные ноги под него, выпрямил их, поднимая камень над Дзиртом, ухватился обеими руками за выступ и подтянулся изо всех сил.

— Тащи, — попросил он Гвенвивар, — после того как я сдвину камень!

Когда давление ослабло, Гвенвивар вытащила освобожденного Дзирта. Дроу смог встать на колени.

— Давай! — закричал на него Бренор. — Беги отсюда!

— Брось камень! — крикнул в ответ Дзирт.

— Обрушится весь потолок! — протестовал дворф. — Пошевеливайся!

Дзирт знал, что имеет в виду Бренор, ведь его закадычный друг с радостью отдал бы свою жизнь, чтобы спасти До’Урдена.

— Скорее! — упрашивал дворф, кряхтя от напряжения.

К несчастью для Бренора, Дзирт испытывал те же чувства к своему другу, и дворф удивленно вскрикнул, когда рука темного эльфа схватила его за загривок.

— Что!.. — завопил было он.

Дроу резко дернул Бренора, отрывая его от камня, а затем толкнул вниз по коридору вслед за отступающей Гвенвивар.

— Бежим! Бежим! — кричал Дзирт, карабкаясь следом, поскольку начали падать камни, а потолок протестующе заскрежетал и начал разваливаться на части.

Троица всего на шаг опережала обрушение всего коридора, камни и пыль лились сплошным потоком позади них. Ведомые верной Гвенвивар, они преодолели боковой проход к склону, где пантера прыгнула сразу на дюжину футов вверх. Бренор затормозил прямо под валуном, повернулся и выставил вперед руки. Дзирт, ни на секунду не останавливаясь, шагнул в подставленные ладони и взвился высоко вверх, подброшенный дворфом. Эльф ухватился за каменный карниз как раз в тот момент, когда Бренор повис на его ногах. Гвенвивар снова вцепилась в плащ и жилет Дзирта и потянула изо всех своих немалых сил.

Они смогли выбраться — благодаря столетиям опыта, координированным действиям, а главное, благодаря дружбе, что указывала им путь. Они выскочили из пещеры как раз в тот момент, когда новый толчок заставил задрожать поверхность. Облако пыли осело за спинами друзей, а рев подземной катастрофы отзывался низким гулом.

Отойдя на несколько шагов от входа в пещеру, они разом рухнули на траву, часто и тяжело дыша и оглядываясь на гору, которая чуть не стала их могилой.

— Много придется копать, — пожаловался Бренор.

Дзирт только расхохотался — что еще он мог сказать или сделать? — и Бренор мгновение смотрел на него с любопытством, но потом тоже засмеялся. Дроу упал на спину и взглянул на небо, все еще смеясь. Землетрясение едва не сделало то, что не вышло у тысячи врагов. «Какой нелепый был бы конец для Дзирта До’Урдена и короля Бренора Боевого Топора», — подумал он.

Через некоторое время дроу поднял голову, чтобы взглянуть на Бренора, который направился к входу в пещеру и пристально уставился в темноту, уперев руки в бока.

— Вот именно, эльф, — решил дворф. — Я знаю это, нам придется много копать.

— Вперед, Бренор Боевой Топор, — прошептал Дзирт фразу, которую произносил неоднократно за эти более чем сто лет. — И знай, что каждый монстр на нашем пути, едва завидев тебя, будет прятаться как можно дальше.

* * *

От угла здания чуть дальше по улице Баррабус Серый наблюдал, как окровавленный человек, шатаясь, шел из таверны, а четыре знакомых забияки неотступно следовали за ним. Бедняга упал ничком на булыжники, и преследователи начали избивать его. Двое из них были вооружены палками, бывшими недавно ножками стола. Один пустил в ход маленький нож и несколько раз вонзил лезвие в ягодицы и бедра жертвы. Четвертый, однако, держался на расстоянии, матерясь и оберегая от резких движений причинное место.

Баррабус не стал уделять внимание деталям и жалким крикам человека. В ушах убийцы все еще звенели вопли часового в доме лорда Бабриса, когда яд камнежала как жидкий огонь разливался по его телу. Сейчас действие яда должно было вступить во вторую фазу, когда мускулы сводило судорогой, внутренности выворачивало от боли, рвота не прекращалась, хотя желудок давно опустел. Утро принесет бедняге невероятную усталость и тупую боль, которые не оставят его в течение нескольких дней. Заслужил ли стражник такое испытание, Баррабус не знал. Стражник сделал ошибку, подойдя к двери в покои Хьюго Бабриса после того, как туда вошел убийца. Неосторожность и любопытство…

Баррабус усмехнулся и отогнал нежелательные мысли. Он смотрел на четверку, прокладывая свой путь в тени здания и оставаясь незамеченным.

Здравый смысл подсказывал Баррабусу, что пора уходить прочь от этого места. Осторожность требовала не привлекать нежелательного внимания в Невервинтере. Но сейчас он чувствовал себя грязным, ему необходимо было очищение.

— Рад новой встрече, — сказал убийца громилам, стоящим посреди дороги.

Бандиты дружно обернулись на голос, и Серый откинул капюшон эльфийского плаща, давая им возможность разглядеть себя.

— Ты! — воскликнул задира, которому убийца отбил мошонку.

Баррабус улыбнулся и скрылся в переулке.

Четверо бандитов, трое из которых размахивали дубинами, а четвертый ножом, побежали следом, изрыгая проклятия и угрозы. Хотя один из них скорее ковылял, нежели бежал. Остальные на полной скорости влетели в переулок, даже не осознавая, что Баррабус только немного ускорил шаг и никоим образом не пытается убежать. Вскоре переулок наполнился совсем другими криками.

Пару минут спустя Баррабус Серый вышел из затихшего переулка на тускло освещенную улицу Невервинтера.

Он чувствовал себя лучше. Чище. Эти четверо получили по заслугам.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.