Дмитрий Рус - Война (Играть, чтобы жить - 6)

 
 
 

ДМИТРИЙ РУС

ВОЙНА

Глава 1

Поспал я неслабо — двенадцать часов как с куста! Организм внимательно прислушивался к зародышу пророческого дара и торопливо запасал силы впрок.

И дрых бы еще, если б не нарочито громкий спор за хлипким пологом моего кабинета. Театральным шепотом бойцы обсуждали насущную проблему — будить командира или тупо грохнуть незваного парламентера, благо все оружейные модули у него сняты.

Парламентера?! Я рывком сел на кровати, потряс головой и хрипло поинтересовался:

— Я щас сам кого-то грохну! Подайте квасу и бегом на доклад — кто там уже сдается?

Через полчаса я стоял на «Станции-11» в окружении большинства бодрствующих офицеров и задумчиво глядел на «Дроида-Штурмовика» сжимающего в манипуляторе кусок относительно белого пластика.

Робот выглядел неважно. Мало того что он явно переключился в слип-режим, отчего стал похож на уснувшую курицу, так еще и в корпусе зияли многочисленные дыры и прорехи от демонтированных модулей. Реакторный блок был доработан напильником и укутан какими-то тряпками, дабы понизить теплоотдачу и сэкономить полпроцента ресурса ТВЭЛов.

Кто-то из парней не выдержал и заржал:

— Ему еще бабский платок на голову — и будет вылитый европеец зимой 2022 года, после отключения газовой трубы из России…

При звуках человеческого голоса дроид вздрогнул. Тускло загорелась подсветка одного из оптических сенсоров, едва слышно загудели сервоприводы.

Робот взмахнул пластиком, намекая на статус переговорщика, а затем разразился длинной тирадой из скрипов и писков разной степени громкости.

Бойцы разочарованно покосились друг на друга в нелепой надежде, что кто-то смог понять смысл речи.

— Шпарит как древний модем на низких скоростях… — прокомментировал один из воинов старой закалки.

Я сделал шаг вперед и покачал головой:

— Не понимаем. Ты на пальцах объяснить можешь?

Медленно, экономя каждое движение, дроид ткнул трехпалой ладонью в участок оголенного мановода и что-то обвиняющее застрекотал.

— Точно! Возмущается, что трубу перекрыли!

Я согласно кивнул — понятно и без суфлера.

Тем временем робот запустил манипулятор куда-то в свои потроха, тем самым заставив насторожиться мою охрану. Девчата синхронно шагнули вперед, лишая меня обзора и перекрывая секторы возможной атаки.

Крякнув, дроид вытащил наружу уже знакомый мне аккумуляторный модуль. Размером с кулак и весом килограммов этак в пять — солидная хрень на тяжелых элементах из нижней строки таблицы Менделеева.

Резервный реактор штурмовика взвыл, с трудом компенсируя отключение главного источника питания. Дроид качнулся вперед и возмущенно затряс модулем с едва тлеющим маркером заряда.

Лица сомкнувшихся стеной ухорезок остались безучастны.

Я обернулся к сопровождающим:

— Мы можем зарядить ему батарейки?

— А на фига? — резонно поинтересовался кто-то.

Я нахмурился — что за казацкая вольница?

Анархиста быстро оттерли в задние ряды, вперед вышел один из клановых крафтеров.

— Лехко, командир! Ману в лепесдричество — как два пальца. Там за пять минут на коленке собирается простенький конвертер. А вот обратно уже болт! Вот, помню, запитали мы однажды от такой бандуры малый кристалл силы! Ахнуло так, что даже Хронос заворочался и время ускорилось! Сменщики пришли, а у нас всего две минуты прошло!

Офицеры зашикали на болтливого мастера, чуток одичавшего за годы в подземелье.

Тянувший шею лейтенант-кладовщик дисциплинированно поднял руку.

— Говори! — кивнул я.

— Если мне не изменяет зрение, то это стандартный «Блок Накопительный Мк.2». На нашем жаргоне — «батарейка АА». У нас их на складе три сотни штук, все залитые энергией под пробку, — таково требование мастера Дурина. «Любые сосуды должны быть наполнены содержимым!» — довольно узнаваемо спародировал летеха.

— Притащи-ка сюда парочку. Бегом, юморист!

Хлопок персонального гейта — лейтенант прыгнул в точку привязки. Еще пять минут ожидания, во время которых дроид вновь экономно впал в спячку, а затем несущийся галопом офицер притащил искомые модули.

— Эй, уважаемый! — костяшкой согнутого пальца я постучал по мифриловой броне робота. — Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста!

Вновь загорелся совсем уж жалкий огонек видеосенсора. Секунды натужной фокусировки и комариного писка микроприводов, а затем дроид разглядел свежую батарейку.

Щелк! Манипулятор клацнул в воздухе — я едва успел отдернуть руку в сторону.

— Не так быстро! Слюни подбери! Не хорошо так на чужое добро глазеть! Чендж, бартер! Ты мне… м-м… Бойцы, дайте-ка сюда платиновую монету!

За спиной мигом наступила космическая тишина, нарушаемая лишь дружным сопеньем.

— Ну! — я нетерпеливо обернулся. — В жизни не поверю, что не захомячил кто-то! Мне что, обыск устраивать?!

— Вот, завалялось… — из заднего ряда на секунду высунулась анонимная рука, вручила восьмигранник и тут же юркнула назад.

Конспираторы хреновы! Набор колечек-то на пальцах довольно уникальный и легко узнаваемый!

Я вновь обратился к дроиду.

— Вот! Ты мне монету, только платиновую! А я тебе сервис по заправке, ферштейн?!

Штурмовик суть уловил. Подрагивающий от нетерпения манипулятор вновь исчез в натужно гудящих потрохах. Секунда — и тонкая двухграммовая денежка, украшенная картой чужого звездного неба, легла на мою ладонь.

— Хорошая Шелезяка! На, держи свой модуль! Да не дрожи ты так, еще уронишь! Подключайся уже, а то совсем хреново выглядишь, глаза потухли да и перекосило тебя знатно… И это… Юзаную батарейку сюда давай, у нас заправка, а не распродажа!

Дроид не возражал. Безропотно позволив вынуть из слабеющих манипуляторов пустой картридж, он принялся вслепую тыкать заряженным модулем себе в брюхо. Раз за разом промахиваясь мимо неудобно расположенных клемм, слабея на глазах и чуть не плача от бессилия.

— Да помогите же ему кто-нибудь! Разбирается у нас кто-то в дроидах или нет?

— Че там разбираться, модульная система, не сложнее детского конструктора… — пробурчал здоровый лохматый крафтер, выдвигаясь на передний план.

— Вот же криворукое создание… — ласково пробурчал он, осторожно отбирая у штурмовика батарейку и на секунду ныряя в его приоткрытое брюхо.

Щелчок — и мастер резко сдал назад.

Вовремя! Дроид ожил!

Служебные лючки с лязгом захлопнулись, ярко вспыхнула подсветка обоих видеосенсоров, замигали в тестовом режиме силовые поля и периферийные модули. Выдвинулись антенны связи, загудело, оживая, навесное оборудование.

Робот просвистел что-то веселое, вроде как обозначил легкий поклон бронированной головой без шеи и заторопился назад.

— Командир, может, зря мы его запитали? Он же совсем снулый был! Вдруг они там все сейчас обесточенные стоят, а? Бери голыми руками!

— Вполне может быть, — кивнул я. — Однако торговать всяко выгодней, чем воевать. Притормозите-ка работы по восстановлению мановода. И еще тащите сюда столы с образцами товаров и кастеров для перекачки маны. Устроим базар, заправку и станцию ТО. Посмотрим, что нам могут предложить эти гости из будущего. Торопитесь, клянусь Павшим, скоро здесь будет не протолкнуться от голодных дроидов, завшивевших без нежной руки техника!

И действительно — из глубины данжеона уже раздавалось приглушенное жужжанье сервоприводов, свист антигравов, лязг гусениц и тяжелая поступь боевых машин…

Довольно потирая руки, я пошел назад. День начался неплохо, боги на нашей стороне. По крайней мере — Темные, хех…

Судя по всему, поток уникальных монет удастся восстановить. А это важно! О какой независимости может идти речь, если печатный станок национальной валюты находится в руках врага?!

На входе в Склеп задумчиво чесал репу один из кладовщиков, рассматривая запыленную бутыль и слюнявя синими губами алхимический карандаш.

— О чем грустим? — поинтересовался я.

— Да вот… Мы для теста тащим сюда все спиртное, что удается достать. Составляем подробную винную карту, завязанную на сорт и выдержку. Экспериментируем с коктейлями. Есть очень интересные находки, хотя случаются и казусы. К примеру, этот орочий портвейн «Три топора». Статы набирает — просто ураган! Однако через десять лет выдержки сильно густеет, приобретает жуткий запах и маркер: «Только для Орков». Ума не приложу, это баг или фича?

Улыбнувшись и позавидовав безобидным заботам винодела, я направился в командирский закуток. Заказал легкий завтрак, не желая набивать брюхо перед схваткой.

Не то чтобы я опасался стрелы в живот и последующего перитонита, но сонная сытость сейчас точно не к месту.

Перекусив, уселся на кровати, прикрыв глаза и собирая мысли в кучу. Медитация закончилась неожиданно — душа потребовала первой в жизни молитвы, обращенной не столько к Неназываемому, сколько к Силам Равновесия.

Я не просил безоговорочной победы, не искал смерти врагам.

Справедливости — большего мне не надо! Где это видано — за месяц сколотить коалицию, способную противостоять государственной мощи самой демократической в мире страны и армии вторжения с пятью нулями на конце.

Время, чесоточного серафима вам в глотку, дайте мне время! Дальше уж я сам!

С моими силами хорошо партизанить, а нас же настойчиво сажают в оборону для решающей битвы стенка на стенку. Именно тот формат сражения, где решает численность, а не маневр!

Высказав свои претензии Мирозданию, я осенил себя Святым Кругом и с легкой ноткой сожаления покосился на торчащий из стены обломок Паучьего Кинжала. Не поторопился ли я? Может, выдержал бы еще один бой?

Пятисотый уровень за пять минут — соблазнительно… Ибо своим ходом идти к нему десятилетия, если вообще реально дойти.

Подходящих целей для прокачки — единицы. Риски же при охоте — зашкаливают. А штраф за смерть — ужасает, мгновенно пожирая недели каторжного труда…

Портальный маг перебросил меня наружу, к охраняемой площадке «Станции-0», как прозвали ее соклановцы. Тут всегда кипела движуха, грохотала оглушительная канонада распахивающихся арок. Активный грузопоток шел в обоих направлениях и днем и ночью.

Стремительно темнело. Вот он — еще один минус от того, что время битвы выбираем не мы. Светляки наверняка нападут часа в четыре утра, и дело тут не в фашистских привычках.

Раннее утро — это наш минимум по количеству игроков онлайн, который очень неудачно сочетается с их максимумом. Семь вечера по Нью-Йорку, начало основной игровой сессии североамериканского континента. Хреново…

Хорошо хоть выбор места битвы остается за нами… С этой позиции и танцуем.

На «Станции-0» сжимались в пружину серые от усталости «Реконструкторы», идущие в Склеп на суточный отдых.

Я подошел к лучнику с пустым колчаном и распушившейся истрепанной тетивой.

— Приветствую! Только со стены? Как там обстановка?

Боец покосился на меня красными слезящимися глазами, глянул в сторону давящегося корицей мага-порталиста и снизошел до ответа:

— Поначалу было как в тире — я почти сотню фрагов настрелял, три ачивки получил. Держал в полете по три стрелы, бил до полного физического истощения и обнуления прочности лука. Ну а потом — попросыпались падлы! Их там тысяч пятьдесят сейчас, причем прибывают безостановочно, из дюжины арок. От стрел и болтов в небе черно! Мы шесть возов припасов отстреляли, потом на ваши расходники перешли. Железо хорошее, а баланс — дрянь!

— Так ведь нет такого параметра у стрел?!

— А-а… — лучник лишь отмахнулся. Чего, мол, разговаривать с чайником на профессиональные темы.

Тревожно запищал очнувшийся приват, получивший наконец пакет сообщений, накопившийся за короткую паузу межвременья.

Волновался оперативный штаб. Давление светляков все возрастало, офицеры постепенно теряли контроль над ситуацией и выходили из зоны своей компетенции. Срочно требовалась мудрая голова Первожреца с его монополией на чудеса и краплёной колодой в рукаве.

Ну что ж, пора отрабатывать уважаемый статус и высокое доверие.

Приоткрываю бронезаслонки своей души, позволяю проступить наружу Лорду, которого сам, если честно, опасаюсь.

Я пускаю слюни и пищу от щенячьего восторга, глядя на грозного Феодала, и никак не могу поверить, что он — это я.

Я перестал быть квартиросъемщиком, я Хозяин!

Вокруг МОИ люди, МОЯ земля!

Я больше не кредитный раб, а властитель золотой казны!

Над головой нет начальников и грозной государственной машины подавления — я сам себе господин!

За спиной верная и жадная до драки дружина, впереди враги, по флангам союзники. Мир прямой, как меч, и нет больше надобности в приспособленчестве и изворотливости человека двадцать первого века! По крайней мере пока…

Я придавил взглядом вздрогнувшего адъютанта.

— Труби общий сбор. Код — оранжевый. Бойцам клана — находиться в минутной готовности. Альянс и союзники — в ружье!

Повернул голову к паре прикомандированных к моей персоне магов пространства.

— Портал к Тянь-Луну. Прямо на стены. Немедленно!

Хлопок распахнувшейся арки, мягкий толчок в спину атмосферного потока, устремившегося в пространственное окно.

Переход!

Звяк, дзынь, чавк — застучало вокруг острое метательное железо, пробуя на вкус новоприбывших.

Кашель, хрип и кровавые сопли — многослойное разноцветное облако ядовитой магии окутало наши ряды. Подобно ленивым грозовым тучам, над костяком дракона висели сотни долгоиграющих дотов.

К фонящей свежим кислородом форточке начали жаться стоящие на стене бойцы.

— Не закрывать, держать портал! — скомандовал я магу, жмурящему выедаемые кислотой глаза и вытирающему рукавом алые слезы.

Тело горело, словно обожжённое на солнце. Мышцы ежесекундно вздрагивали крупной дрожью, реагируя на десятки комариных укусов сработавших заклинаний.

В воздухе было тесно от падающей с неба дряни.

Вражеские визарды использовали весь доступный арсенал — ледяные глыбы шипели в струях лавовых капель, метеориты крушили хрустальные иглы, стрелы и арбалетные болты толкались в борьбе за жизненное пространство.

Тролли прикрыли нашу группу жидким забором щитов, клерики с ходу включились в работу.

Я оценил общий урон как две-три сотни хитов в секунду, нашел его приемлемым, и высунулся между костяных бойниц наружу.

Мать моя женщина, где же мы вас всех хоронить-то будем?!

Желтый песок Фронтира исчез. Насколько хватало глаз, дюны покрывала бурлящая толпа разумных. Все расы Друмира — от крохотных гоблинов и халфлингов до гигантских огров.

Маунты, петы и прочие фамилиары практически удваивали поголовье сил вторжения. Тут и там бликовали сталью угловатые фигуры големов. Сверкало оперением потрепанное воинство Светлоликого — небесных сущностей солидно потрепали еще в первой фазе штурма.

Ловко нас развели по углам — у них в войске ангелы и серафимы, у нас — демоны и костяные драконы…

Со всех краев вражеского лагеря в единый ударный кулак стягивалась осадная машинерия — баллисты, катапульты, требушеты и прочие порождения средневекового гения. Невиданная для Друмира концентрация — три сотни стволов на километр фронта. Как у Жукова под Берлином сорок пятого…

Я нахмурился — у допотопной артиллерии средний урон по стационарным объектам достаточно велик, порядка пяти тысяч единиц за выстрел Помножить на триста механизмов, получим полтора миллиона хитов в залпе.

Эдак они за четверть часа раскатают скелет Тянь-Луна в костяную муку…

Перефокусирую зрение, сбрасываю в штабной чат короткую команду:

— Уровень тревоги: «Красный». Вводная: «Троянский Конь». Офицеру по связи — код доступа к каналу корректировщика: «альфа-три-рок». Принять координаты парка осадных машин, рассчитать точки выходов порталов, синхронизировать действия с «Троянцами»!

Ближе к стенам крепости неторопливо крутилась гигантская карусель вражеского войска. Светляки грамотно использовали свой основной козырь — подавляющее численное превосходство.

Клановые колонны и отдельные сборные отряды выдвигались к поверженному дракону и за считаные минуты сливали на защитников весь запас маны и обширный арсенал боевых абилок.

Затем плановая ротация — один штандарт сменялся другим, в довольно узкий сектор действенного огня вползали свежие ряды противников.

Учитывая то, что процесс продолжался уже более двух суток, нас очень толково брали на измор. В теории — защитники лишены сна, арсенал расходников и алхимические склады вычерпаны практически до дна, большинство классовых умений неактивно и сиротливо мигает таймерами перезарядки.

Хвала храму Хроноса! Враг скорее до яиц сотрет себе ноги, чем дождется, пока мы рухнем от переутомления!

Вот колесо боевой машины Светлых снова провернулось, ставя напротив крепости полуторатысячный отряд «Ди Си Юнайтед».

Батл-чат взорвался комментариями:

Старые знакомые, на шестой круг пошли!

Лучше бы в футбол играли, уроды!

Готовьтесь к огненному шквалу — большинство их магов заточены в Пламя и Лаву!

Рейнджер Хитрый Луис — мой! У нас с ним счет: «два-один» и статус Личного Врага! Дайте наводку на этого мудака!

Вон он, в заплечной корзине у огра в зеленом трико! С комфортом устроился, гад!

Есть, вижу! Ну, коллега! Лови мифриловый болт, благословлённый самим Ауле!

Меня диспельнули! Сняли все бафы и сопротивления! Отхожу в тыл!

Внимание, здесь левое крыло, группа прикрытия зубцов с девятого по четырнадцатый. Мы слились, повторяю — мы слились! Осторожно, противник работает по секторам! По нам ударило не меньше сотни магов одновременно!

Третий отряд арбалетчиков — залповый огонь по первой четверти колонны! Рейнджеры — свободный режим, выбивайте кастеров! Визы — подобрали юбки и бегом в укрытия! Ударите, как противник выдохнется, по хвосту построения!

Вашу мать, катапультой в брюхо! Хребет перебит, парализация на три минуты! Лечилку мне, срочно!

Здесь стреломет «Южный» — списывайте с баланса. Раздолбали механику в ноль… Я — в пехоту!

В глаз его, бей, как белку!

Ребята, извините, я в офлайн. Дите из садика забрать надо… Помогла чем смогла, держитесь!

Парни, меняю один жетон в Дом Удовольствий на пять талонов «Ужин-Экстра»!

Не спамить в канал! Пух, ты когда уже нажрёшься?!

Мужики, я пас… Не могу больше стоять по колено в лаве, дышать кислотой и выдергивать из мяса стрелы. У меня пирофобия и астма…

Замените триста девятнадцатого, он спекся. Саша, не паникуй, греби потихоньку в тыл. Отправим тебя на восстановление — сон, пиво, девочки! Через сутки будешь как новенький!

Поберегись! Тянь-Луна опять тошнит, щас вырвет!

Ха! Давай дракоша, блюй сырой маной! Амеры как раз напротив черепушки стену из щитов подняли. Ну не дебилы?!

Боеприпасы, мать вашу, я на нулях, распечатал последний бокс с пилумами! Где эти кривоногие гномы с пункта боепитания?!

Группы клериков: четвертая, шестая и восьмая — смена на подходе! Через десять секунд отходите в тыл для восстановления!

Да ё-моё! Сколько же здесь народу собралось?! У меня капсула лагает, скоро слайд-шоу смотреть буду!

Хех, давай к нам, в срыв! Графика — закачаешься! И никаких лагов!

Народ, у нас туша Серафима тухнет, на ней Камень Души! Подберите кто-то, или я дестройну эту тварь — полстены занимает!

Командиру оставьте! Приказ по клану, все камни выше 350-го — ему!

Стелс-отряды: «Тень», «Ухорезки» и «Гроза», выдвигайтесь на позиции! «Тень» — отвлекаете контрдиверсионное охранение! «Ухорезки» — давите подранков и отставших! «Гроза» — на вас транспортировка могил и мастер-лут тушек противника. Не увлекаться резней! Наскочили, укусили, отошли! Ноги повыдергиваю!

Все, звиздец котенку… Что за «Большая Берта» там лупит?! На меня камень упал, с микроавтобус размером! Кто у нас в эвак-команде сейчас, кому давать разрешение на транспортировку могилы?

Я отвлекся от чата и поднял голову, оценивая плотность огня. Да, пошла пристрелка со всех стволов. Булыжники, ядра, гигантские копья, хищные гарпуны и хрупкие бочки с разнообразной дрянью — все это густо валилось с неба, создавая ощущение падающего на голову потолка. Ох, и лихо за нас взялись!

Один из снарядов снес со стены верную ухо-резку. В образовавшийся проем мгновенно просочился Оркус в мятом доспехе.

— Командир! Пора!

Согласно киваю. Ныряю в интерфейс, запускаю минутный отсчет к старту операции. Дублирую в приватный канал связи со своими «Троянцами», затесавшимися среди атакующих и добровольно вызвавшимися охранять парк осадной машинерии.

Тут же начинаю получать запросы на временное членство в альянсе — проблемы дружественного огня нам не нужны.

Один… Два… Три… Пять… Ну, где еще один?! Есть, шесть! Принимаю всех и бегло просматриваю свежее пополнение.

Подрастерявшие мемберов «Несущие Свет» Кремня и поддержавшие его силы. В основном огрызки старого альянса, сорвавшиеся бойцы из «Хмурых Ангелов» и «Беркута», отпочковавшегося от родительского «ОМОНа».

Дед сдержал свое слово — оцифрованная внучка была смыслом его жизни и залогом бесконечной преданности.

Тяжелые требушеты прикрывали полторы тысячи горячих южных парней, практически полный состав Гильдии Наемников Итальянского кластера. Как оказалось, Гильдия полностью контролировалась уже знакомым мне доном Луккезе.

В рамках одного из пунктов секретного договора о совместном использовании складских объемов Склепа Хроноса, я получал аналогичный доступ к силовому крылу «коза-ностры».

Латная конница из Фритауна во главе с самим королем Райном Мудрым. Его желание участвовать в публичной порке Первожреца не вызвало удивления — статья о нашем рейде в Вольный Город долго висела в топах новостных блогов. Еще бы! Одно только описание взятой добычи потребовало десятка страниц мелкого текста и нескольких сотен фото. Обильное слюноотделение гарантировано.

Увесистому стальному кулаку королевских гвардейцев не позволили прохлаждаться в охране. Драгоценной по нынешним временам коннице нарезали сектор ответственности на левом фланге.

Ну да не беда — латники легко пройдут сквозь ряды не ожидающих удара в бочину «Белых Воротничков», опрокинут «Пьяную Матросню» и ворвутся на позиции сводного полка стрелометов.

Четыре тысячи «Коктейлей Молотова» недрогнувшей рукой выгребли с наших складов интенданты короля! Надеюсь — каждому фиалу достанется своя порция пересушенного дерева…

Дальше шли три интербригады — корейцы, вьетнамцы и японцы. Азиатам понравился вкус крови, их радовала возможность вырвать кусок еще теплого мяса из загривка сытых представителей западного мира. Едва переварив добычу в китайском кластере, представители наиболее авантюрно настроенных кланов вновь вышли со мной на связь: «Есть чо?!»

Как же не быть! Слушайте сюда!

И вот сейчас все эти собранные по крупицам силы должны были сказать свое веское слово.

— Бой! — скомандовал я по всем каналам связи.

Мгновение — и треть врагов охраняющих парк осадных машин перекрашивается в союзные цвета. Радар наполнился приятными глазу зелеными маркерами.

Рев атакующих масс, получивших редкостный шанс первого удара в незащищенную спину. И громкий стон панического ужаса тысяч разумных, подло насаженных на острую сталь.

Представьте, что в переполненном автобусе часть пассажиров тайно извлекли из рукавов клинки и слаженно атаковали сонный мирняк. На кого сделаете ставку?

Одновременно в узком квадрате артиллерийской позиции вспухли десятки грузовых порталов, опустошая казну на сундук золота и выпуская наружу бойцов «Стражей Первохрама».

— Бара-а-а!

Противник ждал нашу вылазку. Пятнадцать тысяч воинов прикрывали осадную машинерию, гарантированно способные задавить любые попытки прорыва. Враг не был готов лишь к одному — мгновенному уменьшению количества защитников на пять тысяч бойцов, соответствующего усиления контратакующей группы и клинка в печень от стоящего рядом напарника.

Словно безумный волк, пробежавший по спинам сбившихся в оборонительный круг овец, мои воины вынырнули посреди оборонительных порядков светлых.

Земля испуганно вздрогнула, жалостливое небо пустило слезу, а астрал наполнился жадными до крови сущностями. Двадцать тысяч разумных торопливо резали друг друга…

Союзные нам силы ударили резко, с надрывом, сжигая все боевые и божественные абилки в одном трехминутном рывке. Врагу же требовалось время, чтобы раскачаться, понять серьезность ситуации и перестать привычно зажимать умения «последнего шанса».

Пиковое усиление, ставка на победу нокаутом в первом раунде. Никаких дуэлей и затяжных боев один на один! Драка под носом у ошеломленно, натужно ворочающегося стотысячного войска противника.

Шестьдесят секунд.

Первичное сопротивление охраны сломлено. Юшка хлюпает под ногами, кишки щедро развешаны на станинах, нападающие и защитники окрасились в сходные, серо-бордовые цвета.

Кое-где еще высятся туши наиболее живучих врагов — гудят вертолетными лопастями дубины в руках огров, танцуют неуклюжий танец смерти могучие тролли.

В десятке мест противник сумел сбиться в кучу, приткнувшись спина к спине и героически обороняясь от демонстративных атак минорных сил «Стражей Первохрама».

Пусть стоят, наша цель — не тысяча лишних фрагов и контейнер европейского барахла, а хрупкая машинерия, способная дистанционно раздолбать уважаемого Тянь-Луна.

Девяносто секунд.

Половина нападающих рвется вперед, сбивая заслоны и обходя очаги сопротивления. Словно расходящаяся волна от брошенного в воду камня, они гонят перед собой ошарашенных врагов, выдавливая их с территории осадного парка. Достигнув края артиллерийских позиций, «Стражи» выстраиваются в ощетинившийся сталью круг внешнего оцепления.

Армия противника уже выбрасывает навстречу первые протуберанцы отрядов быстрого реагирования, а также, яростно ревя, разворачивается в гигантские атакующие порядки для деблокирования столь хамски захваченной машинерии.

Конники Райна Мудрого осторожны до неприличия. Жизнь гвардейца — высшая ценность, в прямой замес неписи не лезут, а лишь гоняют спиралью по лагерю, вырезая ценный персонал катапульт и торопливо хлебая горячую кровь игроков. Фиолетовые вспышки новых уровней тут и там сверкают среди всадников, видимые даже через многочисленные клубы дыма и жадное напалмовое пламя «КМ».

Остальные силы атакующих жадны и безбашенны. От сияния распустившихся портальных арок стало светло как днем. Бойцы тыловых служб муравьями повисли на тяжелой технике и под разноголосый мат тащили ее на свою территорию. Счет отдавленных ног и перебитых пальцев шел на десятки.

Сто двадцать секунд.

Кольцо внешнего охранения уже рубилось всерьез, медленно пятясь назад и по бросовому курсу меняя кровь на время. Бочка густой венозной юшки за каждую секунду, подаренную темным мародерам. Много это или мало?

А вот как посмотреть…

Древние маготехнические конструкции для метания тяжелых предметов и убийства себе подобных стоили от десяти до ста тысяч за единицу. В среднем — порядка пятидесяти. Плюс боеприпасы, расходники, энчанты и обученная команда с нечастыми скиллами.

Весомо, но не критично. Однако стоило эту цифру умножить на триста — и сумма в полтора миллиона долларов становится достаточно солидной, чтобы кто-то полез в петлю или надолго присел, задумчиво разглядывая небо в крупную ржавую клетку.

Двести секунд.

Внешнее охранение втоптали в грязь. Разъярённая стотысячная толпа обрушилась на жидкий заслон, словно цунами на песочный замок. В бурном людском потоке еще чудом сражалась сотня былинных богатырей под божественным допингом «Наше дело правое».

Вера творила чудеса — каждый удар был смертелен, враги валились как колосья под ноги жнецу. Однако прорванную плотину задницей не заткнуть — противник стремительно рвался вперед, игнорируя кровавые пенные буруны на редких встречных преградах.

Парк осадных машин пылал ослепительным пламенем алхимического термита. Кислород стремительно выгорал, ветер метался в безумной пляске, тягая за собой черные клубы дыма.

Закопчённые фигуры, семафорящие тлеющей экипировкой, закидывали в порталы последние трофеи третьей очереди — связки копий для стрелометов, бочки земляного масла, бухты тросов и расходников.

Испуганно кричали лошади с горящими гривами, с трудом пробивающиеся сквозь напор встречного ветра в портальную арку Фритауна.

Смеялись, сгорая, горячие итальянские парни, находившие забавным сражаться в лепестках огня. Из далекого астрала подслеповато жмурили глаза древние ифриты, с недоумением разглядывая незнакомую родню.

Слаженно матерились гномы в раскаленной броне, разбирая и по частям проталкивая в портал «Большую Берту» — требушет исполинских размеров, сделанный по индивидуальному заказу безумным мастером-гигантоманом.

Я следил за происходящим с высоты костяной стены, и тревога волной нарастала в моей душе. Операция удалась, бесспорно! Однако я недооценил, с какой яростью враг отреагирует на удар по карману.

Неумолимо поглощая метры разделяющего нас пространства, на крепость накатывалась стотысячная армия светляков…

Глава 2

Счетчик оперативных сил тлел жалким трехзначным числом. Большинство из воинов в статусе «готов к бою» находились тут же, на стенах.

Диверсия в парке осадной техники была нашим пиковым усилием, на грани возможного. С надрывом, хрустом рвущихся мышц, привлечением всех временных союзников, активацией бафов «последней надежды» и массовым сливом абилок.

После такого напряжения откат неизбежен.

Не меньше тридцати тысяч могил превратили пространство перед крепостью в труднопроходимую засеку. Среди множества покосившихся надгробий пятая часть — наша.

Геймдизайнеры подыгрывали антуражу — тоскливо каркало обожравшееся воронье, хмурилось тучами небо, невесть откуда взявшиеся приблудные псы дрались за подозрительного вида кости…

Прогуливаясь по рукотворному кладбищу, можно было с легкостью восстановить картину противостояния.

Вот славянские письмена на граните, а вокруг — десяток разноязычных плит. В основном привычные символы латинского алфавита, с редкими вкраплениями экзотики — грузинская вязь, галичанский суржик, рубленая готика прибалтов…

Невдалеке пара покосившихся надгробий, слившихся тыльными сторонами в единый мемориал и даже сейчас старающихся прикрыть друг другу спину. Русский морячок из кронштадтского клана «Морфлот» и украинский побратим из одесских «Чёрных Бушлатов».

Парни бились в кругу врагов, не беспокоясь за спину, ведь ее прикрывал друг. И даже когда один из бойцов погиб — его могильная плита по-прежнему давила на лопатки второго, надежным панцирем прикрывая тылы.

Вот размазанное кольцо внешнего охранения — надгробия достойны славы своих владельцев. Камни исклеваны стрелами, испещрены засечками клинков и пятнами ударов боевых молотов. Разрушить могилу нельзя, но надругаться — легко, хватило бы сомнительных моральных качеств.

Рядом безмолвным памятником возвышается стометровый каменный вал из надгробных плит поверженных Светляков.

Наши парни рубились до последнего, намереваясь ошеломить противника и нанести ему удар такой силы, дабы серьезно отодвинуть время повторного штурма. Предполагалось, что единовременные потери в двадцать-тридцать тысяч бойцов отправят противника в нокдаун и остудят наиболее горячие головы.

Не получилось…

Задние ряды просто не видели, как избивают передних, оказались лишены возможности впечатлиться кровавой кашей драки на уничтожение и теперь отважно втаптывали в грязь могильные камни и тела оступившихся товарищей.

Моя же армия резервов не имела. Воскресшие бойцы торопливо натягивали второсортные запасные комплекты, морщились при виде казенного добра из распахнутых клановых складов либо вовсе задумчиво сидели в одном исподнем, глубоко затягиваясь сигаретой и ожидая действий эвакуационной команды.

Обычные парни, хоть и требовал я с них невозможного.

Герои — товар штучный, зачастую — крепко завязанный на ситуацию. Пьяная шпана в глухой подворотне и любимая девушка за спиной. Горящая машина и бьющиеся о стекло детские ладошки…

Привычный конвейер вытаскиваемой с поля боя экипировки дал сбой. Ну не могли мои стелсеры пробиться против наступающего людского потока, да и запарятся полсотни бойцов невидимого фронта тягать тысячи могильников.

Земля начала ощутимо подрагивать в такт слитному бегу приближающегося войска. Эффект толпы объединял личности в единый организм, напрочь отшибая чувство страха и индивидуальности, заранее прощая все грехи и щедро накачивая наркотиком вседозволенности.

Если раньше я видел в основном затылки своих бойцов, то теперь предрассветный сумрак раскрасился сотнями бледных лиц, тревожно оглядывающихся на своего предводителя.

Я напряг абсолютную память, вытаскивая наружу последнюю версию лоции портальных маяков. Имелась она и в цифровом варианте, запароленная в три этажа и обвешанная пугающими грифами. Однако мысль — всяко быстрее.

— Демонов на стены! — сманеврировал я драгоценным резервом одноразовых неписей.

Следующая команда уже визардам сопровождения:

— Портал в точку «19А»!

И тут же повернулся к усталым защитникам Тянь-Луна.

— Пригнитесь, парни! Скоро будет большой «Бум!».

Борясь со встречным воздушным потоком, продавил себя в арку и вывалился в двухстах метрах от точки входа, на позициях наших осадных машин.

Вокруг кипела суета — широкоплечие гномы спешно осваивали трофейную артиллерию. На пергамент торопливо переносились скачанные с виртнета мануалы и баллистические таблицы. Не хватало запчастей и специалистов с нужными скиллами, хаос поглотил склад боепитания.

Французский мангонель отказывался стрелять ядрами от русского камнемета, а английский скорпион клинило боеприпасами от баллисты.

Однако на площадке неконвенционного оружия царила благостная тишина — невысокий частокол и колючие взгляды тимуровцев обеспечивали стерильность территории.

Расчеты нервно курили вдали от прикрытых дерюгой авиабомб, а потенциальные камикадзе медитировали в тени, готовясь к финальному аккорду миссии и намаливая лишние проценты успеха.

Увидев меня, бойцы повскакивали с мест. Старший офицер рванулся с докладом.

— Здравия желаю, командир! Отдельный дивизион тяжелой осадной техники готов к выполнению боевой задачи! Сектора пристреляны, корректировщики на стенах, ведется независимый планшет продвижения отрядов противника в пределах досягаемости орудий. Готовность к открытию огня — сорок секунд!

— К бою! — коротко скомандовал я. — Тип боеприпаса: «ФАБ-500». Операторы: носители достижения «Святой Бессребреник»!

— Таковых всего четверо!

Я дернул щекой — мало! Ладно, план «Б»!

— Умка! Хотя нет, постой! Тебя не добросить… Лизка — впрягайся в сбрую! Вцепляйся в бомбу как в первый кинжал, подаренный тебе на совершеннолетие!

Завязанный на корректировщика планшетист повысил голос:

— Плотные массы противника в зоне вероятного поражения! При сохранении вектора и скорости движения через пятнадцать секунд войдут в зону уверенного, а через тридцать — гарантированного поражения!

Я повернулся к командиру дивизиона:

— Открывайте огонь по готовности. Ваша задача — поразить как можно большее количество живой силы Светлых!

— Есть! — козырнул старлей и бесцеремонно уселся на песок, закрывая глаза и полностью погружаясь в нирвану служебных интерфейсов, пристрелочных таблиц и каналов управления подразделением.

— «Хлопушка-1», наведение на сектор «А4»! Оператору «Единички» — приготовиться!

— К стрельбе готов!

— К полету готов!

— Обратный отсчет! Три… Два… Один… Огонь!

Данг! Противовес врубился в стопорную балку, обиженно взвизгнул рассекаемый тросом воздух, и черная точка авиабомбы унеслась по направлению к врагу.

Бам!!! Земля крепко лягнулась, отсушивая пятки и вышибая из присутствующих цифры мелкого урона. Впервые за сотни лет костяк Тянь-Луна пришел в движение, подпрыгнув на месте и явственно ойкнув.

Захлебываясь затараторил лог-аналитик:

— Есть попадание! На счет оператора записано 2612 фрагов! 2640!.. 2670! — Многочисленные кровотечения и травмы продолжают крутить счетчик. — Первичный лут: 3720 предметов! 3766!..

— «Хлопушка-2», левее сто, ближе тридцать! Огонь!

Данг!

— Заряд пошел! Фиксирую потерю и смерть оператора — сбруя зацепилась за ложемент! Есть попадание! Наблюдаю поражение множества целей!

Вашу мать! Я возмущенно скрипнул зубами, а хомяк забросил под язык таблетку валидола — недополученная прибыль в четыре тысячи предметов могла довести до инфаркта и менее жлобное существо.

— «Хлопушка-3», левее двести, ближе пятьдесят! Огонь! Остальным — перепроверить крепление операторов!

— Есть попадание! 3300 фрагов! Потери противника растут из-за большого количества раненых предыдущими подрывами! Лут — 4600! Фиксирую получение пакета игровых достижений! Наблюдаю существенный рост рейтингов клана и альянса!

— Огонь! — вновь проорал артиллерист, повысив прицел для удара в глубину строя противника.

Данг! Тишина…

— Точное попадание в портальную арку! Подрыв на той стороне! 242 фрага, все из одного клана. Лут — 311 предметов.

Да ё-моё!

— Огонь!

Данг! Бада-бада-бум!

Рвануло значительно сильнее, чем обычно, и как будто ближе.

— Попытка перехвата заряда в полете! Ну, или случайно влепили в парящего серафима… — позволил себе отвлеченный комментарий невидимый аналитик. — Подрыв на высоте двадцати метров. Фрагов: 4400! Лут: 5100! Цифры увеличиваются! Высокая эффективность воздушного подрыва — так и бейте!

— Мона-Лиза, приготовиться! «Хлопушка-5», огонь!

Данг! Бум!

— Есть попадание! Ухорезка ушла на респаун, фиксирую повышение уровня на 32 пункта!

Я кивнул — неплохо!

За считаные минуты мы опустили светляков на миллионы долларов и сотни тысяч человеко-часов фарма.

— Темп наступления замедлился, замечены единичные порталы — кто-то уходит с поля боя!

Я покрутил головой, ища оператора для «Шестерки». Ага, мои верные тимуровцы-энкавэдешники, как всегда, крутятся неподалеку.

— Тимур! Хромай сюда! Быстрее, родной, быстрее! Вплетайся в сбрую! Миссию свою понял?!

Дождавшись кивка, отступаю назад.

Артиллерист медлит, выбирая наиболее сладкую цель.

— Левее сто, выше — до упора! Там черно от кастеров! Огонь!

— Есть подрыв! Гоблин на респауне, попал удачно: плюс сорок три уровня!

Я замер, ожидая продолжения.

— Противник не замедлил движения, удары по тылам не столь эффективны!

Покосился на «Семерку» — последняя… Ничего она уже не решает, лучше сохранить для потомков. Аргумент весомый, одно лишь его наличие может сдержать некоторые горячие головы.

— «ФАБ» вернуть в арсенал! Переходите на беглый огонь дроидами! В темпе!

Огры-заряжающие сдернули псевдобрезент с пирамиды деревянных контейнеров Мы учли прошлый опыт и теперь паковали роботов в тару средней прочности, минимизируя шансы открытия огня над нашей территорией.

Противно заскрипели колесики транспортных тележек, вздрогнула махина требушета, принимая запредельный груз. Тонкие ручки особистов полезли в предусмотрительно оставленные щели, вставляя элементы питания в тугие разъемы.

— Готов! — раздался писклявый голос.

— «Хлопушка-1», огонь!

Колотушка несется к стопору, гоблин стремительно вдавливает кнопку активации и выдергивает руку из ящика.

Не успел…

Данг! Контейнер метнулся в небо, махая нам на прощанье оторванной кистью особиста.

Крак! Лопнули стальные полосы обивки, ящик разлетелся облаком щепок.

Дроид быстро разрушил упаковку, а затем ощетинился в полете сенсорами, сканируя обстановку и классифицируя десятки тысяч целей.

Хлопок парашюта, и Штурмовик мягко приземляется посреди атакующих орд врага. Алый маркер на карте не проигнорировали. Раздумья Дроида мгновенно прервали, одним ударом запуская первичную программу самосохранения.

Жух! Протуберанец перегретой плазмы вязнет в плотных рядах атакующих.

Банг! Банг! Банг! Тяжелый рейлган щедро плюется вольфрамовыми снарядами, разогнанными до скорости в пятнадцать Махов. Твёрдосплавные сердечники не замечают преград, прошивают десятки тел и вязнут в окрестных дюнах.

Хлоп! Хлоп! Хлоп! Валится с неба мифриловый десант. Пошла потеха!

Урон у дроидов высок и зачастую бьет в зазоры между игровыми сопротивлениями стихиям. Как классифицировать лазерный луч, электрический разряд или пучок жесткого излучения? Но вот количество хитов вполне заурядно, под стать монстру триста плюс.

Оправившаяся от первого шока толпа накрыла моих желязяк плотным облаком деструктивной магии.

Наша стрельба дроидами мгновенно превратилась в развлечения для миллионеров. Да, каждый Штурмовик успевал завалить пару десятков светляков и подарить нам тридцать секунд времени, однако на ситуацию это особо не влияло — живем, пока платим.

Все переменилось, когда с ложемента ушел в полет Дроид-Лейтенант. Окутавшись защитными щитами, он мгновенно развернул тактическую сеть поля боя и взял роботов под свое командование.

Штурмовики начали действовать согласованно, оттягиваться под прикрытие товарищей, создавать на угрожающих участках повышенную плотность огня и требовать помощи в случае неприятностей.

Заброшенная следом пара десятков Дроидов-Ремонтников оказалась той самой вишенкой на торте, что придала диверсии финальный лоск. На этом наши складские запасы хоть сколько-нибудь воинственных роботов закончились. Не слать же хрупких Навигаторов, лишенных брони Супер-Карго или вовсе беззащитных Работников?

Следующие полчаса светляки вели отчаянный бой с крепко закопавшимся в землю штурмовым взводом. Отступать дроидам было некуда, за землю цеплялись намертво, словно бойцы народного ополчения у стен не успевшего эвакуироваться госпиталя.

Казалось, что плазменная иллюминация способна дать нам длительную передышку. Но нет, в какой-то момент огонь стал ослабевать, а затем дроиды дружно поднялись в свой последний рукопашный бой. А ведь не так уж и много их оставалось… Только вот боеприпасы, видать, на нулях.

Роботы напоследок смогли удивить. Вклинившись в ряды противника, они перегружали реактор и расцветали ослепительными вспышками самоподрывов.

Лебединая песня стальных воинов удалась. Несмотря на уничтожение техногенного заслона, ошеломленный противник отступил в базовый лагерь. Требовалось время для того, чтобы разгрести десятки тысяч могил, воскресить потерявших опыт бойцов, отремонтировать покоцанный шмот и провести дополнительную накачку, превращая невнятную бойню в грандиозный успех.

Стелсеры обеих сторон шныряли по лунному пейзажу поля боя, демонстративно игнорируя друг друга и растаскивая завалы надгробий. Официального перемирия никто не объявлял, это повредило бы имиджу Света. А вот такое тихушное и негласное работало на ура.

Конечно, не без словесных перепалок, попыток распропагандировать противника и частных вызовов пободаться на дуэли.

На наших стенах прибавилось бойцов.

Наконец-то смогли сбросить маски парни Кремня, «Беркута» и примкнувших к ним сил.

Нарастал поток очнувшихся от спячки диванных генералов, разглядевших, что война у порога и их хата в центре села неожиданно превратилась в крайнюю, а вместо соседей одни только дымящиеся воронки.

Шли обиженные мстители, лишившиеся любимого свечного заводика, элитного курятника или виртуальной дачи с помидорчиками. Нарастала инфовойна в реале — раззадоренный народ логинился на давно заброшенных персонажей, стряхивал с них пыль и шел фаниться — бить морду нелюбимым пиндосам.

Ценность такого пополнения была сомнительна и доверия не вызывала. Новоприбывшим нарезали сектора у подножья костяной стены, отчего некоторые обижались на недоверие и, пылая праведным гневом, покидали поля боя с гордо поднятой головой.

Движуха наблюдалась не только у нас — в лагере противника постоянно звучала глухая канонада порталов. Одни кланы уходили, разочаровавшись в двухсуточной осаде, стоившей им опыта, времени и денег. На их место прибывали толпы новичков, воодушевленные нарастающей истерией в виртнете. Желающих пободаться с засевшими на темной стороне русскими — хватало.

«Стражи Первохрама» так же собирали свои силы в кучу, готовясь к финальному замесу «двадцать против одного». На удивление, народ был спокоен.

Как говорил Суворов: «Мы русские. Какой восторг!»

Так и сейчас. Боги за нас, у Первожреца полная колода тузов, за спиной — родные хаты. Разве мы можем проиграть?!

Несколькими часами позже, под прикрытием утреннего тумана, враг попытался разыграть один из своих козырей.

Я принимал доклад о действиях террор-групп, когда лениво валяющаяся при штабе гончая настороженно подняла голову. Покрутила острой мордой, затем вздрогнула обрубками ушей, проводя точную юстировку на сигнал. Глухо взрыкнула, привлекая внимание, и уставилась на меня.

Голова мгновенно взорвалась мыслеобразами, передаваемыми сетью живых ретрансляторов.

Уютный овраг, укрытый тенью и туманной дымкой, подсвеченной сиянием распахнувшейся арки. Стремительно выдавливаемая из портала сжатая в тугую пружину армия. Словно кто-то наступил на открытый тюбик с пастой. Человек триста в минуту, не меньше!

Светляка вам в глотку, да где же это?! Координаты?!!

Гончая фыркнула, пуская пузыри из черных прокушенных губ и с трудом выдавливая из себя весь спектр восприятия твари Инферно.

Тепловая картинка местности — хаос в желто-красной гамме — не то!

Запахограмма — сталь, кожа, яды, теплая плоть в десятке вкусных вариаций. Полностью уникальный спектр унюхиваемый с десятка километров! Не то!

Эмоциональный слепок — напряжение, алчность, страх, злое веселье, ненависть. Яркие мазки чувств заполнили окружающее пространство. Красиво, но… бесполезно!

Магический отпечаток местности — узор астрала, вязь нитей силы, россыпь фонящих растений и минералов. Не то! Ну не вижу я в этом спектре! Просто картинку, на горизонт, вокруг!

Замелькали новые образы — скальная гряда окружающая Долину. Совсем близко, километра два, не больше. Роща акаций, едва различимая в неверном утреннем свете. Холм с невнятными развалинами и спиралью древней дороги. А вот это уже ориентир!

Мысленно листаю страницы картографического атласа Долины. Место приметное, ну же! Пара кэмэ от кромки, возвышенность, строения, серпантин! Не то… не то… опять не то… Вот!

Дальний от замка угол, шестьдесят верст по прямой! Далеко же заныкались, твари!

Так, бойцы на стенах, в резерве в основном неписи.

— Тревога! Прорыв в секторе «Н27»! Порядка двух тысяч разумных, количество увеличивается на три сотни ежеминутно. Демонов, гномов и остатки тяжей — в ружье!

Только ведь мало их! А ближайшее прикопанное яйцо Василиска километрах в пяти. Далеко, да и не хватит там одного Васьки, поздно засекли! Придется распечатать резерв!

— Извлечь Короля и обоих Диких из «Арсенала-4»! Портировать следом за мной, в ближайшую к прорыву точку! Прыгаем, срочно!

Визарды подвисли в трансе, их глаза дрожали под прикрытыми ресницами. Наконец, один из них выпал в реальность:

— Командир, затык с логистикой. Метка маяка есть только у одного порталиста. Сейчас с ним прыгнет пятерка наших магов и продублирует съем координат. Две минуты…

Я скрипнул зубами:

— В следующий раз наделайте свитков! Чтоб в каждой караулке лежал опечатанный фолиант с десятком пергаментов перехода в любую точку!

Оркус успокаивающе тронул меня за плечо:

— Нельзя командир, секретность! Не уследим!

— Секрет Полишинеля! Раз есть у одного — считай, есть у всех! А после победы — тут и подавно будет проходной двор. Монополию на храмы нам не удержать, да и невыгодно политикоэкономически, мать его так!

По большому счету бушевал я зря — нам все равно требовались эти минуты на подъем войска по тревоге и извлечение артефактов из хранилища. Одной лишь громкой команды недостаточно, у любого приказа есть время исполнения.

Портал перенес нас в прогрызенный ручьем овраг, теоретически укрывающий от любопытных взглядов и глушащий акустический хлопок. Нервничающая охрана спешно выстраивала оборонный периметр, а огры-носильщики мялись на месте с огромными яйцами Василисков в руках, напоминая мне муравьев, спасающих свои личинки.

Между лопатками ощутимо зачесалось, я покосился в сторону, откуда веяло чужой злобой.

Угадал… А может, реально учуял, вдруг после ментального контакта с гончими удалось перенять часть их навыка?

Со стороны горного кряжа ветром доносило позвякивание стали, пересвисты накладываемых заклинаний, приглушенный разноязычный мат. Мерцающий неоном туман злорадно намекал, что порталов там уже не счесть и всяко больше одного.

Я вновь поежился и обратился к Оркусу.

— За нами наблюдают…

Тот безразлично пожал плечами.

— Несомненно. До точки прорыва меньше километра. Мы по-любому в зоне внимания дальнего охранения противника.

Словно подтверждая его слова, шагах в тридцати от нас вспыхнула короткая схватка. Расходящиеся кольцом ухорезки наткнулись на вражеского стелсера, заползшего под куст.

Извини, родной, спрятался ты неплохо, но задранные в небеса скиллы дроу перевесили. Дальше уже дело техники — предательски пискнул алым маркером игровой радар, и кто-то мгновенно получил черный клинок под подбородок.

За спиной распахивались грузовые порталы, овраг стремительно наполнялся низкорослыми гномами и резкими демонами. И те и другие рвались в бой, мотиваторов хватило бы на три мировые войны…

— Сдвигаемся в сторону, нужна свободная площадка для призыва Василисков! — скомандовал я Умке, возглавляющему солидно возросшую группу охраны. А что поделать — мы на передовой, тут одной ухорезки под шелковыми простынями явно не достаточно…

— Большая? — уточнил Умка.

Я сдвинул шлем на лоб и задумчиво почесал затылок.

— Где-то с пароход… Отойдем от портала шагов на полста, думаю — хватит.

Не хватило…

Да и наших предупредить все же стоило — замотался я. План выполнял, словно галки в анкете расставлял. Все на рефлексах…

Мироздание охнуло, надрывая жилы в тяжких родах.

Ломая все законы физики и биологии, из тесного пространства яйца стремительно масштабировалась фигура исполинских размеров. Словно огромный айсберг всплывал из глубин морской пучины.

Бронированный бок Василиска врезался в нашу группу, размазывая бойцов в кровавое пюре, а счастливчиков, вроде меня, брезгливо отбрасывая в сторону.

Внимание! Король Василисков обрел плоть!

Ужас древних времен вернулся в нашу реальность, мир уже никогда не будет прежним!

Друмир уважительно склоняет голову перед Королем и дарит нам новые возможности.

Обновление списка кулинарной и алхимической рецептуры…

…12 % …Error… Update server not available… Ошибка связи… Откат обновления 12.8.1… Ошибка… Access denied…

Наверное, именно в этот момент в Друмире появился первый претендент на ночную вазу, наполненную золотом.

Увидеть, как игра сыплет системными ошибками, реально страшно, до мокрых штанов и седых волос. Особенно если ты в срыве и нет возможности переустановить сбойнувшую программу.

Поднимите глаза на голубое небо, а теперь представьте, как по нему бегут строки белого кода, превращая воздушную даль в «Синий Экран Смерти».

Столкновение с шершавым боком зверя игра обсчитала как удар. Сопоставив массы и помножив их на скорость, алгоритм урона чуток поколебался: «где ставить запятую?»

Решив, что триста тысяч — это явный перебор, он переправил результат на тридцать, использовав аварийный коэффициент «реалистичности», и с чувством выполненного долга списал с меня две трети хитов.

Позорно сидя на заднице и харкая кровью из пробитых осколками ребер легких, я, задрав голову, смотрел на махину Короля Королей. У японцев сегодня праздник — любят они таких вот гигантусов…

Василиск, высотой с девятиэтажку и длиной в десяток подъездов, медленно ворочал огромной башней, украшенной церковным куполом золотой короны и сверкающим бриллиантом размером с троллейбусное колесо.

При виде такого богатства мой хомяк окончательно утратил берега. Ухватив меня за грудки, он брызгал слюной и визжал: «Я же говорил! Я же говорил! Валить его надо, валить!»

Король вдохнул полной грудью, вымораживая астрал и вытягивая энергию отовсюду, куда простиралась его воля. Огромные накопители зверя были девственно пусты.

Поведя вокруг тяжелым взглядом змеиных глаз, тварь безошибочно отыскала меня среди тысяч разумных и плавным движением приблизила двадцатиметровую будку к моему лицу.

Вертикальные зрачки нащупали мой взгляд, и стальная кувалда ударила по разуму, пытаясь подчинить своей воле и получить послушного, хоть и чуток дегенеративного раба.

Защита от ментального давления расползлась гнилой тряпкой, сила Первожреца уступила воле Короля Королей, из заемных костылей остался один лишь хомяк — хрипящий, загнанный в угол, но «за свое» готовый сражаться хоть со всем светлым пантеоном.

Я и бесконечно древняя тварь…

Один на один…

Василиск внушал мне статус невесомой соринки, чудом попавшей в глаз Владыке.

А я медленно тянулся к Посоху и прикидывал, как прорублю глазное яблоко, удержусь за амбразуру века от хлынувших тон мутной жижи, а затем проникну вовнутрь древней башки и начну нарезать мозг на тонкие дольки…

Король сморгнул, дернул верхней губой и медленно отвел взгляд.

— Ты силен, разумный! Признаю за тобой право лично обращаться к Королю Королей! — набатом прозвучал в моей голове.

Кровь толчками пошла из ушей, алые слезы удачно затерялись на разбитом всмятку лице. Ничего, попустит — я уже слышу знакомые переливы лечилок за спиной…

Насильно понижаю чувствительность восприятия, мысленно отгораживаясь стеной от Василиска. Сплевываю на песок тягучую слюну, замешанную на крошеве зубной эмали:

— Признаешь ли ты наш договор, с правом троекратного использования василисков в бою и пактом взаимного ненападения?

Желтые змеиные глаза сузились, драгоценность в короне весело блеснула. По-моему, Короля Королей забавлял процесс ведения переговоров с борзым муравьем.

Небеса предупредительно зарокотали. Глотком свежего воздуха я ощутил незримое присутствие Неназываемого. Спасибо, Пашка!

Василиск покосился одним глазом на небо, словно хамелеон-переросток, нервно дернул хвостом, снеся злополучную рощу акаций вместе с играющими в ней в прятки наблюдателями обеих сторон.

— Признаю… С тремя условиями! Первое — ты оживишь всех моих подданных, находящихся в твоей власти!

Я кивнул — было такое.

— Второе! Общие потери среди Древнейших не могут превышать двух особей низшего ранга или одной высшего!

Поморщившись, вновь кивнул — о рангах уговора не было, но спишем на сложности коммуникации сквозь яичную скорлупу.

— Третье! На все время действия договора ты будешь оживлять все яйца, о которых мы попросим.

Король напрягся, его веко дрогнуло. Как он думал, незаметно. Непрерывно шевелящаяся скала вдруг окаменела, а двухметровый глазик слегка моргнул. Хреново быть гигантусом — я ведь даже слышу, как бьются оба сердца зверя. Пульс участился…

Интересно, что ж он так разволновался? Какой процент яиц в кладке дает реальное потомство? Не в этом ли загадка исчезновения сильнейших монстров Друмира?

Покачал головой:

— Нет, Король. О третьем пункте мы будем говорить отдельно и в более спокойной обстановке. В нашем договоре его не было и боги тому свидетели!

Небеса согласно громыхнули, Супер-Васька оскалился и злобно покосился ввысь.

Я продолжил:

— Сейчас я верну к жизни двух Диких, а затем использую право первого боя. Недалеко отсюда разворачиваются силы моих врагов — их нужно уничтожить или изгнать из Долины. А затем оборонять площадку…

Король нетерпеливо взмахнул хвостом, поднимая песчаное цунами.

— Чую… Много теплого мяса, деликатно приправленного магическими источниками… Хочу… Я сделаю это… И место выбрано правильное — тут можно построить Малый Колодец Силы. Силы Камня! Я решил — первую кладку мы отложим здесь!

Я хмыкнул — шустрила какой…

— Обсудим! Потом… Враг не ждет и все прибывает! Мои воины помогут тебе!

Василиск оглядел побледневших демонов и восхищенно-испуганных гномов. Фыркнул:

— Воины… Пыль под ногами… Верни миру моих Высших!

Я повернулся к ограм-носильщикам:

— Вон туда, подальше, ставьте яйца — и бегом назад. Торопитесь!

Коротконогие, но шустрые огры помчались к указанным точкам, а Король Королей нетерпеливо срубал хвостом макушки окружающих холмов.

— Бойся! — проорал я словно при броске гранаты.

— Роа-а-а-а-р!!!

Торжествующе пророкотала пара гигантских глоток и преклонила передние лапы перед своим Королем.

Поймав гордый взгляд Древнейшего, я молча указал рукой на сияющий магией лагерь светляков.

Василиск презрительно отвернул башню, прошипел то ли команду, то ли ругательство, развернулся с грацией суперлинкора «Ямато» и медленно, полсотни метров за шаг, двинулся к врагу в окружении свиты Диких.

Походный ордер древних созданий скрыл от меня горизонт и восходящее солнце. Монстры отошли достаточно далеко, чтобы, не задирая в небо голову, можно было разглядеть имя Короля.

Ё-моё, Гензилла? Гена?! Ну, удружили, детки!

Рядом хрустнула ветка. Повернувшись, я разглядел изумленного Белого Чебурашку с распахнутым ртом и звездой Героя на груди. Проморгавшись, Че застрекотал пулеметной очередью микропорталов, стремительно догоняя зеленого собрата.

Звиздец светлым котятам!

Глава 3

Король Королей нарвался.

Не имея в прошлой жизни равных по мощи противников, презрительно фыркая на снующую под ногами разумную мелкоту, он буром попер на разворачивающуюся в боевые порядки армию вторжения.

Поначалу над Долиной завибрировал торжествующий рев голодного монстра, обнаружившего несколько килотонн деликатесной жрачки. А уж как соблазнительно сверкали многочисленные артефакты и источники силы! Нямка!

Знай, мелкота! Хозяева пустынь Фронтира вышли брать свое!

Окрестное зверье шустро рвануло вглубь Долины. Даже мутанты, привязанные к постоянным координатам в своем лагере, шустро паковали скудные пожитки и явно готовились стать на лыжи.

Первая же ответная оплеуха двадцатитысячного войска посадила Василисков на задницу и вышибла из них вопль дикой ярости. Впрочем, вой быстро менял тональность по мере увеличения градуса противостояния. Недоумение — боль — тревога — паника!

Астрал гудел от натуги. Сущности, способные слышать звон его струн, навострили уши.

Дожидаться вопля о помощи я не стал. Раздраженно сплюнув, махнул рукой по направлению к шуму битвы:

— Вперед!

Роль большого командира на этом закончилась, приказ потек по нисходящей, дробясь на персональные маневры рот, взводов и отделений. Каждый солдат знал свой маневр.

Расходящимся веером рванулись скауты, очищая «туман войны» и передавая в штабные интерфейсы первую информацию для анализа.

Засуетились визарды, щедро засеивая потенциальное поле боя временными портальными маркерами. Процесс этот постоянен. Новый боевой устав предписывал: где бы мы ни схлестнулись с врагом, первичная задача магов пространства — кружить вокруг поля боя, беспрерывно снимая координаты.

Мгновенно вскипели первые схватки — визы наткнулись на отряды противника, занимавшегося тем же самым — картографированием и маркировкой местности.

Выстроившиеся квадратами и ощетинившиеся железом гномьи хирды медленно набирали разбег. Земля вздрагивала от болезненных пинков трех тысяч закованных в сталь бойцов.

Следом тянулись клерики и баферы альянса — со своими магами у коротышек было негусто. В почете пудовые молоты, брутального вида секиры, но никак не резные посохи кастеров.

Воинское искусство гномов сродни кувалде — инструмент смертоносный, но заточенный под узкий спектр задач.

Лучников — тотальный ёк! Единичные стрелометы убийственны, но погоды не делают.

Конница — по тоскливым нулям.

Маги — жалкие крохи ритуалистов, бесполезные, хоть и талантливые артефакторы и считаные звезды стихийников.

Вот поэтому никто и не слышал о гномах, захвативших мировое господство…

Правый фланг заслоняли клубы пыли — шустрые демоны рванули в обход, стремясь неожиданным маневром обеспечить себе превосходство в завязке боя.

Те еще прагматики… Никаких моральных страданий, голый рационализм, подчиненный единственной цели — нарубить побольше фрагов, хапнуть максимум чужих сил и нарастить очередную толику мощи.

— Авиация на подходе! — отрапортовал офицер наведения. — Борт «01» загружен флешеттами — десять тысяч штук в кассетах внешней подвески. «Ноль второй» и «Ноль Третий» — загрузка половинная, по пять «кей». Девяносто секунд до выхода на боевой курс!

Отлично! Давно пора испытать в бою пожирателей мифрила. Убытка от них — хватит купить личный нанокластер. А вот пользы пока не видали…

Вытащив свисток призыва маунта, без особой надежды дунул в костяное нутро. Хрен там!

За тридцать лет вынужденного заточения Гумунгус нагулял немало воли, и теперь явно взял отпуск — игнорит меня по полной. Самое смешное, что от Эрика сбежал его брюхатый бэтээрчик. В каких лесах теперь ныкается сладкая парочка — никто не знал…

Машу рукой, привлекая внимание мехвода, охраняющего штабную группу голема. Тот понял все правильно. Лихо, на одной лапе развернул механоида и подогнал его ко мне.

Запрыгиваю на заднюю площадку, цепляюсь за кустарно наваренные скобы. Хлопаю по фанатской пародии на шлемофон — поехали!

Выбрасывая клочья травы из-под шипастых шагоходов, голем рвет с места, а я вспоминаю тоскливые глаза экс-танкистов из «Ветеранов». Ей-богу, помани я пальцам — сбежали бы бойцы от Черепа!

Ведь танкист, как и летчик, — это навсегда. Состояние души, а не профессия! И можно лишь попытаться понять, что творится в этой душе, когда уши улавливают глухой рокот маго-алхимических движков, нос жадно расширяется от запаха разогретой гномьей смазки, а сердце замирает при виде многотонной стальной машины, легко форсирующей заградительный ров!

Грохот схватки стремительно нарастал. Лязг металла выделился в отдельный путающий трек. Сполохи магии слепили глаза, зарево разноцветных огней напоминало пожар на фабрике фейерверков. Мрачные облака ядов заставляли горло рефлекторно сжиматься, заранее провоцируя тошноту и кашель.

— Роа-а-а-а-р! — крик ярости и боли заглушил остальные звуки.

— Давай, братишка, жми! — крикнул я мехводу, отчетливо расслышав нотку отчаяния в вопле могучего зверя.

Голем взлетел на дюну и резко оттормозился. Я впечатался головой в бронированную спину механоида и кромкой погасившего удар шлема рассек лоб. Однако возмущаться времени не было — широко распахнув глаза, я торопливо впитывал картину боя.

Грозных Василисков забивали…

Светлые были готовы к схватке, шли на пике своей формы и уже успели развернуть порядка двадцати тысяч бойцов. При этом из десятка открытых порталов лезли и лезли все новые воины, словно мясной фарш из мясорубки.

Количество противника визуально удваивалось из-за многообразного бестиария петов, призванных духов, фамилиаров и маунтов.

До обоза с осадной машинерией дело еще не дошло, да и побили мы ее знатно, но то, что за спиной армии вторжения выстраивается длинная колонна повозок, я не сомневался.

Одного из Диких уже свалили, умудрившись перебить ему лапы и загнать жизнь в красный сектор. Тысячи разумных муравьев облепили бьющееся в последних усилиях тело, терзая его сталью и магией.

Конечно, происходи дело в реале — хрен бы кто пробил своей зубочисткой роговую чешую Василиска. Каждая пластина размером и прочностью могла уверенно конкурировать с танковым бронелюком.

Однако мир с трудом избавлялся от навязанных ему алгоритмов, поневоле подыгрывая алчным человечкам. Урон от оружия умножался на модификаторы силы, минусовались показатели брони и физического сопротивления цели, вычислялся шанс крита и травмы.

Чавк! И тривиальная сталь пробивает сорок сантиметров хитина, снимая с удивленного монстра очередную порцию хитов…

Ближе ко мне пятилась оставшаяся пара — Король и прикрывающий его своим телом Дикий. Даже проигрывая в битве, звери по-прежнему поражали размерами, мощью и благородным величием.

На моих глазах Васька махнул хвостом, словно гигантской косой срезая тысячу жадно лезущих вперед воинов. Казалось бы, продолжай в том же духе! Но… Игра, чертова игра…

Каждое оружие и спецабилка имеет подогнанную под баланс скорость удара либо перезарядки. В недрах интерфейса Василиска включился таймер отката, запрещая использовать смертоносное умение.

Дорога из могильных камней устилала путь отступающих монстров, однако никакая первобытная ярость не способна перевесить сотню килограммов арбалетных болтов в одном залпе.

Тучи мелких блох, оснащенных острым магическим железом, висели на шкуре ящериц и били, били, били…

Зеленоватого отлива шкура монстров давно бы уже окрасилась в алый цвет, если б не была столь закопчена и не полыхала очагами сотен пожаров.

Тысячи кастеров плели цепочки путающихся друг с другом заклинаний и обрушивали их на тела переоценивших свои силы Василисков. В этом магическом смерче рождались новые заклятья, но мало кто успевал их оценить, за исключением моментов, когда мага разрывало нежизнеспособной конструкцией.

С неба валились крупные астероиды, вышибая из тел монстров брызги бронированной чешуи. Некоторые визарды шли ва-банк, сжигая в одном заклинании всю свою ману. Довольно толковое решение в текущей фазе боя…

Добиваемый на земле Дикий с трудом поднял окровавленную голову и жалобно взвыл, прощаясь с крохотным прайдом. Его собрат ответил отчаянным воплем и рванулся было на выручку, но был мгновенно остановлен чувством долга и строгим рыком Короля.

Гигантские ящерицы вновь отступали, доказывая простую истину — танки без пехотного прикрытия не более чем братская могила.

Венценосный Василиск оглянулся, заметил меня на вершине холма, и прожектор змеиного глаза полыхнул надеждой.

Наученный горьким опытом общения с небожителями, я не стал плодить влиятельных должников — коронованные особи такого не терпят.

Напряг разум и мысленно поинтересовался:

— Позволь и мне присоединиться к твоей битве? Клинки моих воинов ржавеют без смазки кровью…

Король изумленно моргнул. Видать, ожидал, что я начну выкручивать ему лапы, требуя преференций за спасение монаршей шкуры.

— Позволяю. — прохрипел уже не столь спесивый ответ. — Благодарю… тебя…

Киваю — принял к сведению.

Выделяю агонизирующего Дикого, никак не желающего расставаться с жизнью. Активирую «Помощь Неназываемого».

Выдернутый с того света Василиск торжествующе ревет! Рывком поднимается на лапы, отряхивается, словно мокрый пес, сбрасывая с себя сотни злых мурашей.

Арсенал обнуливших таймер абилок пришелся как нельзя кстати — Дикий на пределе возможностей отрабатывает все доступные ему связки, мстя за минуты слабости и лишая тени жизни все, до чего способен дотянуться.

А вот небеса протестующе ахнули, причем искаженным голосом Павшего. Реальность мигнула, из пространственной складки вывалился согнутый болью Неназываемый.

Уловив мой взгляд, он отмахнулся, отказываясь от помощи. С уважением и раздражением бог поглядел на восстановленного его силой Дикого и вновь скрылся в астрале, хлопнув виртуальной дверью.

Видать абилка-то — не халявная. Реально заякорена на Пашку и черпает хиты прямиком из божественной мощи. Надо быть поосторожней, а то свалю с ног Главу Пантеона в самый ответственный момент…

Поворачиваюсь к сопровождающему меня порталисту, кидаю ему файл с координатами закладок яиц Василисков.

— Возьми грузчиков и бегом по точкам! Соберите все яйца — и назад!

Затем переключаюсь на Короля, мысленно ору на венценосную особу:

— В кольцо! Сжимайтесь в кольцо! Уменьшайте фронт соприкосновения противником! Отступайте на вершину бархана!

Король Королей меня услышал, хоть и вряд ли понял смысл маневра. Однако советом не побрезговал. Сухопутные линкоры зашевелились, ужимая построение и пятясь к холму.

Игровые условности можно использовать и так. Кто виноват, что арбалеты бьют едва ли на полста шагов, а большинство заклинаний и вовсе — на тридцать-сорок?

Сколько врагов уместится в круге радиусом пятьдесят метров? Пи эр квадрат? Где «Пи», это полный пипец приблизившимся на расстояние вытянутой лапы зверя…

В общем — всяко меньше двадцати тысяч. Хотя скорее пятнадцати — усеянная могилами взлетная полоса таки впечатляла…

Блин, как же побеждать-то?!

Над полем боя зависла небольшая техническая пауза. Враг зализывал раны, спешно воскрешал павших бойцов и задумчиво чесал репу — с какого перепуга вдруг ожил препарированный живьем Василиск? Некоторые из фантазеров утверждали, что уже видели в его кишках сиянье десятков артефактов!

Крупные отряды светляков маневрировали по фронту, довольно точно выстраивая заслоны по направлению приближающихся гномов и демонов.

Полностью зачистить тылы от стелсеров противника нам явно не удалось. Сидят, уроды, закопавшись в песок, сверкают невидимыми глазами и считают наши отряды…

С другой стороны — силы вторжения раздерганы, многие абилки слиты, мана подрастрачена, а среди воскрешённых бойцов свирепствует посмертный дебаф.

Дюна задрожала, струйки песка поползли к подножью. Набравший скорость отряд гномов вышел на финишную прямую.

Подправляю курс хирда на тактической карте, перенаправляя их на деблокирование Василисков мимо возмущенного строя врагов. Зажать противника между молотом и наковальней — прием древний, как женское коварство. Причем столь же действенный.

Бум! Грохот и чавканье сминаемой плоти на мгновенье заглушили остальные звуки. Лобовой удар гномьего хирда страшен! Полмиллиона кило стали и плоти, собранных в единый кулак!

По всей линии соприкосновения в землю втоптаны наиболее ценные и беззащитные классы противника. Лучники, арбалетчики, клерики и хлипкие кастеры.

Гномы держат строй, синхронно взмахивая секирами, затем делая полшага вперед, прикрываясь щитами. И вновь — тысяча топоров бликует на испуганном солнце… Удар! Щиты, шаг! Удар!

Бороды заткнуты за пояс, глаза сверкают счастьем, луженые глотки пытаются орать древние семейные гимны. Жизнь прожита не зря, будет о чем рассказать потомкам, сидя у камина с кружечкой нефильтрованного темного!

Позади мечутся матерящиеся доктора, оказавшиеся на две головы выше своих подопечных, ловящие все перелеты и вообще неудачно привлекающие внимание.

Поднажали и Василиски, воспрявшие духом при виде нежданного подкрепления. Кровь густеет в жилах даже у нас, сотни покосившихся керамических статуй украшают дюну. Некоторым условно повезло — их коснулось дыхание Короля Королей. Вместо тривиальной красной глины их тела сковывает благородный мрамор.

Однако ящерицы больше не увлекаются. Вперед не лезут, довольствуются короткими выпадами. Один из Диких держится позади — его хиты вновь загнали в оранжевый сектор и древняя тварь занимается самым главным — сохранением собственной шкуры и прикрытием флангов Короля.

У нас максимум минута более или менее комфортного боя.

Затем оставленные без внимания вражеские тысячи очухаются, получат новый приказ и ударят в корму увлекшихся гномов, превращая красивую высокоманевренную битву в слоеный бутерброд хаотической рубки. Тот формат боя, где тактика — ничто, а численное превосходство бессовестно решает.

Хм… А и фиг с ним! Будем делать «шубу»! Намазывая слой за слоем и раз за разом зажимая противника между двух огней!

Разворачиваю демонов. Они припечатают пехоту противника, жадно тянущуюся сталью к беззащитным гномьим спинам. К сожалению, развернуть хирд в две стороны невозможно. У этого построения есть только один вектор: вперед! Эдакий кровавый горнопроходческий комбайн…

Бросаю взгляд на поле — геометрия четких построений нарушена, враг, наконец, разглядел истинного противника. Толпа тысяч в семь голов с гиканьем несется к нам, намереваясь захлестнуть и растоптать. А уж затем — сладкий дележ артефактов из Василисков и финальный рейд на Первохрам…

Демоны уже втянулись в бой, запечатав многослойный гамбургер. Трехсотуровневые монстры щедро сеют смерть — в свое время нам требовалось полсотни бойцов на одного воина Инферно. Так что рубка двух сотен Светоборцев с тремя тысячами Светляков — отнюдь не жест отчаянья, а вполне себе плюсовая ситуация.

На этом участке две армии успешно уничтожают друг друга. Враг теряет опыт, оставляет могилы на чужой территории и платит примерно пять к одному. Пиррова победа нам обеспечена…

А вот чем парировать вторую волну?! Да и порталы исправно поставляют противнику порции свежего мяса…

Бросаю в штабной чат:

— Снять три тысячи бойцов со стен Тянь-Луна и срочно ко мне!

Ответа жду непозволительно долго…

— Командир! Светлые выстраиваются для атаки костяка! Порядка тридцати-сорока «кей», не меньше! Подтвердите приказ! В случае его выполнения велики риски потери крепости!

Лихо… Это то, чего я так опасался, увеличение количества точек обороны. Не можем мы себе позволить драться на два фронта!

— Отставить! Держитесь, парни. Попробуем справиться своими силами. С нами Неназываемый!

М-да, беда…

Остается лишь тянуть время до возвращения посыльного с остатками кладки Василисков.

Помножат моих неписей на ноль, как я потом буду смотреть в глаза старейшинам гномов и Асмодею? Положил армию в первой же битве?!

Покрутил на пальце кольцо призыва Верховного. Не настал ли тот самый «Час Икс»?

Нет, стремно мне — до икоты… Опасаюсь я Асмодея в нашу реальность приглашать, справлюсь и без демонических костылей!

У мальчика, воспитанного хомяками, обнаружилось пятьдесят заначек…

Начинаю скрести по сусекам.

Активирую план «Микропипец»: вдвое урезаю стражу, персонал наблюдательных пунктов и внешних караулов. Отзываю диверсионные группы. Ставлю под ружье бойцов второй очереди — уровни сто плюс.

Через десять минут у меня будет отряд сомнительной боеспособности, численностью в две тысячи разумных. Одним словом — ополченцы. Смазка для вражеских клинков.

Этого явно мало…

Вздохнув, распечатываю очередную кубышку. На этот раз — платную. Через амулет поднимаю интерфейс найма Первохрама, выбираю давно созданный профайл Темных Паладинов.

Гремучая смесь из воина и лекаря. Правда, маной не владеет, все псевдомагические действа завязаны на абилки. Большинство лечилок идет от нанесенного врагу урона. Доступно принятие на себя чужого урона либо и вовсе хардкор — паладин может отдать свои хиты ради излечения союзника. Хиты — или жизнь, воскресив товарища и заняв его место в Великом Ничто. Вот такие неоднозначные темные…

Четыре сотни бойцов двести десятого уровня. Вот и все что может дать нам Храм. Плюс двойной прайс за право покинуть стены.

Хомяк рыдает, Дурин грузит в тачку золото, а я скриплю зубами.

Пятнадцатиминутный таймер призыва бодро замигал цифрами, и я переключился на интерфейс Супер-Новы. Тут дела и вовсе кислые — немало поинтов найма выбрано на персонал, ухо-резок, расчеты артиллерии и троллей дальнего круга охраны.

Девочки из Дома Удовольствий, харизматичные гоблины-уборщики и незаметная прислуга — большинство из них наверняка в срыве. Соклановцы уже давно впитали базовые стандарты поведения, ведущие неписей к оцифровке.

Никто не брезговал выпить с простоватым огром-заряжающим, пожать руку садовнику и поинтересоваться, как у него дела, подарить молчаливому стражнику метательный нож…

Однако рисковать и обнулять контракты я не стал. По общей договоренности, рвать договора будем раз в год — шестого мая, на Юрьев день.

Так что улов с Супер-Новы был скромен — две сотни девчонок-ухорезок. Вот парни возрадуются, если, конечно, свеженанятые красавицы-дроу переживут эту битву…

Через четверть часа боевая связка из паладинов и убийц магов прибудет на поле, дабы послужить еще одним слоем в кровавом салате. Однако до этого времени нужно еще продержаться…

Кстати, по клану уже давно гуляет электронная методичка: «Воспитание идеальной девушки на свой вкус». Как ни странно, техника работает. Цель — прогнать по-детски наивную непись через формовочные прессы шаблонных ситуаций с подходящими для тебя реакциями.

Дом — уют. Муж — вожак. Крик — неприемлем. Секс — безотказен.

Угадать наиболее востребованные мужиками запросы было несложно.

Методичка быстро переросла простецкий свод правил и рекомендаций. Сложный опросник выпытывал у страждущего идеал поведенческих реакций его будущей половинки.

Хочешь послушную домохозяйку, при этом страстную королеву в постели? Заказ принят, ожидайте завершения работы анализатора!

На основании ответов выдавал длинный список фильмов, музыки, книг и мест, которые надо посмотреть, прочитать и посетить.

Я морщился — но пока держался от воспитательного процесса в стороне.

С одной стороны — от программирования характера ощутимо пованивало тухлятинкой. Было в этом что-то неправильное…

С другой — перевоспитать дроу просмотром сотни фильмов? Хм… По-моему, девчата просто играли своими кавалерами, словно трижды перевербованные агенты. Хрен поймешь, на чьей они стороне…

Соберутся кучкой, похихикают о чем-то своем, полируя ногти клинками. А тут явится гордый супруг, поигрывая халявными бицепсами и широкими плечами:

— Дорогая, пора домой! Я достал новые кружевные простыни от лучшей мастерицы-белошвейки! Между прочим — нить выделана из «Цветка Страсти», к тому же наложены чары «Неутомимости» и «Повышенного Восприятия»!

Ухорезка восхищенно глянет на своего добытчика, скромно потупит глазки и, незаметно подмигнув товаркам, засеменит следом за своим героем…

— Воздух! — раздалось радостно-истеричное, отвлекая меня от неуместных воспоминаний.

Нужными рефлексами я не обладал, поэтому вместо прыжка в ближайшую щель захлопал глазами и закрутил головой.

На этот раз повезло — со стороны солнца на неотвратимо приближающиеся вражеские ряды пикировала тройка драконов. Огромная туша Доминошки и вымахавшие до размеров грузовика Даша и Коша.

Момент раскрытия контейнеров я не уловил, а вот стальной ливень из тяжелых граненых стрелок не заметить было невозможно! Впервые после Первой Мировой Войны флешетты вновь применялись на поле боя.

Рецепт, к сожалению, кустарный. Творчески доработанные арбалетные болты. Особых показателей урона добиться не удалось. Наоборот, после искусственного утяжеления характеристики предмета здорово просаживались, заставляя мастеров брезгливо кривиться. Надеялись мы на массовость да шок от неожиданной кары с небес.

Попали довольно удачно, вновь подтверждая безжалостную статистику войны. Пять-семь процентов потерь приходятся на долю «дружественного» огня. Где-то так нас и накрыло.

К сожалению — драконы не являлись частью рейда, так что досталось всем — и правым, и виноватым.

Шальным порывом хлестнуло по штабной группе, барабанной дробью прозвенело по гномам, а затем щедро окатило приближающееся людское море противника.

Убило мало кого, а вот покалечило — как бы не треть. В теории флешетт пробивает всадника вместе с лошадью. В нашем же слое реальности живучесть топов сродни неубиваемому коту Томасу из мультика. Бить надо сильно, долго и с недюжинной фантазией.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.