Алексей Осадчук - Доля победителей (Летописи Дорна - 2)

 
 
 

АЛЕКСЕЙ ОСАДЧУК

ДОЛЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

ПРОЛОГ

Сухие земляные стены давят со всех сторон. Тут и там торчат скрюченные белесые корешки. На полу — ворох из прелых листьев и выцветшей травы. При всей тесноте воздух не застаивается. Он просачивается сквозь мелкие трещины в стенах, унося с собой трусливый запах прежних хозяев. Его вытесняет новый — резкий и хищный. Нору заняли ра-ханы.

Никто уже не скажет, почему гроллы ушли из этих мест. Причины бывают разные. Может, семейство разрослось и еды в округе стало меньше, или и вовсе какой-нибудь хищник спугнул. Важно то, что брат и сестра чувствовали себя полноправными хозяевами тесного, но безопасного обиталища. Теснота не помеха. Так даже лучше — проще согреться морозными ночами. Крупный хищник не пролезет в узкий проход, а мелкий не так страшен.

Рощи у Великой Соленой Воды — это не Ледяной лес: и земля теплее, и еды вдоволь, но все же… Одиноким волчатам опасностей — хоть отбавляй. Это раньше, под зашитой матери, они никого не боялись. Еще бы! Земля охоты шарр'хи запретна! Но несколько дней назад все изменилось… Не стало стаи… Не стало матери… Выжили только брат и сестра да старый следопыт, не охотившийся в тот день на двуногих.

После гибели прайда старик попытался убить детенышей. Только быстрые лапы и брошенное жилище гроллов под большим валуном спасли их от смерти. Старый шарр'хи остался без добычи. Всю ночь, прижавшись друг к другу и тихо поскуливая, брат и сестра слушали рычание взбешенного зверя…

А под утро все закончилось. Враг ушел. На третий день сидения в пещере голод победил страх, и малыши решились на вылазку. Пришло время охоты.

Первой добычей стали склизкие гусеницы, хрустящие кузнечики и кислые муравьи. Уже ближе к ночи началась охота на мелких грызунов. Эти так просто не дались, так что пришлось пока ограничиться диетой из насекомых.

Далеко от норы не удалялись, постепенно привыкали к местности. При любом подозрительном шуме бросались наутек. Лишь со временем, осмелев, принюхиваясь к запахам леса, юные pa-ханы все дальше и дальше отходили от места обитания.

Неподалеку обнаружилась мелкая лесная речушка. Брат в несколько длинных прыжков легко добрался до противоположного берега и обратно. Подражая взрослым самцам, выпятил грудь и победно прошествовал вдоль берега.

В воде сновали небольшие стайки рыб, а на дне, среди камней, ползали зеленые речные крабы. Маленькие pa-ханы, облизываясь, наблюдали за всей этой быстро двигающейся едой.

Уверенный в своей мощи и силе, после триумфального шествия брат выбрал самого крупного краба, пристроившегося на плоском камне. Бросок удался на славу. Мать непременно похвалила бы ловкого и быстрого сына. Но, увы, волчонок не учел важной детали любой охоты — у добычи тоже есть чем дать отпор охотнику. С визгом и воем он выпрыгнул из воды: на его розовый нос прицепился клешней большой речной краб. Вертясь на одном месте, волчонок безуспешно пытался освободиться. Яростно тряхнув головой, незадачливый охотник сбросил строптивую добычу обратно в воду и, тихо поскуливая, пополз к сестре. Куда делся тот сильный pa-хан, который совсем недавно так горделиво вышагивал, выпячивая грудь? Сестра принялась вылизывать прищемленный нос жалобно всхлипывающего брата.

Охота на реке закончилась ничем. Рыба не подходила близко к берегу, да и крабы попрятались под камни. Походив еще у кромки воды, но так ничего и не поймав, волчата повернули обратно к норе, решив с утра наведаться сюда снова. Но планам не суждено было сбыться. В лесу появился новый запах, самый опасный из всех. Запах двуногих…

Глава 1
КОРАБЛЬ

Солнце уже по-летнему припекает, хотя в тени все еще прохладно. А уж если налетит с моря ветерок, так впору в меха кутаться. Саша не на юге вырос, видел и холодную зиму, и дождливую осень, но климат Норты постоянно преподносит сюрпризы. Вроде бы лето на дворе, так нет же — вчерашняя буря напомнила жалким людишкам: расслабляться рано. Хотя в данный момент людей мало волновали настроения капризной погоды, есть дела и поважнее…

Торопясь в порт, Ксандр перебирал версии появления неизвестного корабля. Теории, одна нелепее другой, штурмовали мозг. Новый враг? Кто? Откуда? Зачем? Что будет дальше? Чем это грозит Хирмальму?

Его слегка лихорадило. Голова раскалывалась от мечущихся мыслей и догадок. Саша мельком глянул на Олава. Тот тоже весь в раздумьях. Губы плотно сжаты, глаза широко раскрыты. Правая рука лежит на рукояти меча, вот-вот сомнет металл, как пластилин.

Ксандр вздохнул и хлопнул друга по плечу. Глухо звякнула кольчуга. Сотник перехватил взгляд принца и криво усмехнулся:

— Прорвемся!

— Вот-вот! — поддержал Ксандр. — Еще ничего не случилось. А раз так, то и нечего дергаться. По крайней мере, пока…

До пристани они с Олавом дошли быстро.

— Ого! — восхитился Ксандр. — Да тут целый митинг!

Весть о появлении неизвестного судна, похоже, облетела весь город. Порт встретил друзей многоголосым гулом, гамом и даже вроде как весельем. А чего бояться? Ведь корабль-то всего один. После орды тарков людей таким не испугаешь. Кроме того, судно дрейфовало на приличном расстоянии от берега. В случае опасности мирные жители успеют скрыться, а в бой вступят воины.

Особенно необычным событиям радовалась ребятня. Стайки мальчишек и девчонок порхали среди горожан, жадно вслушиваясь в разговоры взрослых. Версий имелось предостаточно. Кто шепотом, а кто и с пеной у рта выдвигал разнообразные гипотезы по поводу «неопознанного плавательного объекта».

Ксандр с трудом протиснулся сквозь «живую стену» поближе к воде.

— Далековато. Эх, сюда бы бинокль, — произнес он, пытаясь разглядеть виновника переполоха.

— Это тоже какой-то специальный механизм другого мира? — спросил Олав.

— Ага… Очень полезная штуковина… — задумчиво пробормотал Ксандр, следя за вялым поведением корабля. — Слушай, какой-то странный кораблик. Или это у меня что-то с глазами?

— Мне тоже так кажется. Видишь, как перекосило на правую сторону. Думаю, пробоина, — согласился Олав и добавил: — Не удивлюсь, если на борту никого нет.

— Ладно, чего гадать. Сейчас подплывем и узнаем. Тебе, наверное, лучше тут остаться, на всякий… кхм… пожарный. Кто знает, что там и как… Ладно? Да и в порту стоит порядок навести. Мало ли что…

Олав кивком подозвал десятников и уже раздавал короткие приказы. Минут десять — и пристань опустела. Остались только три десятка тяжеловооруженных бойцов, лучники в сторожевых башнях да пара русых любопытных голов, выглядывающих с опаской из-за камней неподалеку от пристани.

— Ну вот. А кто-то утверждал, что лоримы — единственные мореходы на Дорне, — задумчиво произнес Саша по-русски.

Привычка лидера порой выражаться на незнакомом языке уже не удивляла Олава, да и не только его…

— Готов? — не оборачиваясь, спросил Ксандр.

— Готов, — ответил сотник.

Хруст гальки за спиной заставил обернуться обоих. В сопровождении десяти охранников к ним неспешно приближались Аная и Ваянар. Темп ходьбы задавал старый друид. Тяжело опираясь на резной посох, он мерно вышагивал, не давая юной королеве вырваться вперед.

Ксандр мысленно усмехнулся. Несмотря на то что старику здорово досталось в последнем бою, тот был все еще крепок и, несомненно, мог идти намного быстрее. Видимо, чтобы обуздать горячий нрав Анаи, Ваянар вынужден был прибегнуть к таким вот ухищрениям. Легче прикинуться немощным стариком и давить на жалость, чем постоянно одергивать порывистую девчонку. Расчет в принципе верен. Сейчас Аная, как и подобает королеве, двигается степенно, без спешки, словно лебедушка плывет по воде. Хотя, будь ее воля, уже бежала бы вприпрыжку разузнать о последних новостях.

За прошедшее время она заметно оправилась от ран. Только болезненная бледность все еще бросалась в глаза.

Наблюдая за ее мучениями выдержать темп, заданный Ваянаром, Ксандр невольно улыбнулся. Несмотря на старания друида, девушка сегодня как никогда похожа на ту Анаю, что встретилась ему в Ледяном лесу. Вопреки статусу главы пусть и крохотного, но государства, одета просто, по-военному: легкая кольчуга, куртка из шкуры pa-хана, штаны из мягкой кожи и «морские» сапожки. Поверх волос, заплетенных в тугую толстую косу, — золотая корона, точнее, тонкий, словно ремешок, золотой обод — символ власти рода Тормов. Без драгоценных камней, вычурных плетений и замысловатых узоров. По кругу выгравированы фигурки людей и животных. Присмотревшись, можно заметить, насколько отличается стиль орнамента короны от всего виденного в Хирмальме. Даже Стена Рез в доме конунга — древнейший памятник искусства народа лоримов — по стилю совершенно не похожа на золотой артефакт.

Невольно вспомнилась вчерашняя коронация. Аная держалась стойко. Несмотря на сложное время, нашла силы взять себя в руки. Впервые в истории лоримов на престол взошла женщина, хотя полноправной правительницей Хирмальма она, согласно закону, стать не могла. Чтобы решить этот вопрос, за неделю до коронации, по инициативе самой Анаи, был созван совет города, на котором быстро постановили, что ничего плохого не случится, если дочь Седовласа взойдет на трон.

Конечно, имелись противники и недовольные. Куда без них? Специально для оппозиции Ваянар предложил провести обряд перед Стеной Рез. Руна Крови ярко-красным сиянием подтвердила права Анаи на престол, прекратив тем самым все споры. В довершение всего Ксандр в присутствии всего честного народа признал ее королевой всех лоримов. Попробуй теперь скажи, что дочь погибшего конунга не королева, после того как ей поклонился сам Белый воин, а за ним и вся дружина.

А смысл возражать? Да, это противоречит древним законам, согласно которым женщина не может править. Но многое изменилось. На то они и древние, эти законы. Пора уже менять либо улучшать их. Лоримы пережили локальный апокалипсис и после войны представляли собой уже совершенно другой народ. Начался абсолютно иной виток в истории этого маленького государства…

Процессия поравнялась с Ксандром и Олавом. Стараясь скрыть нетерпение и не засыпать молодых людей вопросами, Аная спокойно спросила:

— Что там?

Видя горящий взгляд ее изумрудных глаз, Ксандр поспешил с ответом:

— Мы тут посоветовались и пришли к выводу, что корабль никем не управляется. Крен на правую сторону говорит о том, что у судна серьезные повреждения. Хотя чего ходить вокруг да около? «Гаронна» уже готова к отплытию. Подойдем поближе и посмотрим что да как.

Действительно, пока начальство совещалось, команда барркана уже закончила приготовления. Дьярви Черный Топор топтался на палубе, ожидая приказа к отплытию.

В горящих азартом глазах Анаи читалось желание поучаствовать в разведке. И все же, памятуя о слове, данном Ксандру и Ваянару, что постарается не подвергать свою жизнь опасности, она с трудом, но сдержалась и заработала одобряющие взгляды «опекунов».

— Будьте осторожны и возвращайтесь целыми и невредимыми! — произнесла она, глядя в глаза Ксандру.

— Пусть хранит вас Творец! — подняв правую руку, благословил старый друид.

«Гаронна», покинув порт, быстро набирала скорость. Гребцы, весело переговариваясь, налегали на весла. Любопытство несло барркан навстречу чужому кораблю. Доспех надет, щиты и оружие у ног — воины готовы к бою.

Решили держать «чужака» по правому борту, где уже выстроились два десятка стрелков. Ксандр и Дьярви, стоя на носу «Гаронны», молча вглядывались в приближающийся силуэт корабля.

— Думаю, лучше для начала подойти на расстояние броска копья, — предложил принц вальдмару. — Так мне будет проще осмотреть корабль, да и риска меньше.

Дьярви одобрительно кивнул и отдал приказ кормщику. Чем ближе корабли сходились, тем все больше вытягивались от удивления лица присутствующих на борту «Гароннны». Лучники, забыв, зачем они на борту, таращились на приближающуюся громадину. Ксандр, первым выйдя из ступора, негромко произнес:

— М-да… Чем-то напоминает галеру…

Эти слова привели в чувства стоявшего рядом вальдмара, который мгновенно накинулся на «зависшую» команду. Лоримов словно ледяной водой окатило. Весла размеренно продолжили взбивать водную гладь. Веселых разговоров как не бывало. Все готовились к бою, хотя приближающееся судно не подавало признаков жизни.

— Дьярви, думаю, ближе подходить не стоит, — окликнул Ксандр разгоряченного вальдмара. — Этого расстояния достаточно.

Скорость упала. Развернувшись правым бортом к чужаку, «Гаронна» затихла, качаясь на волнах.

Сила мягким потоком привычно растеклась по телу. Частые тренировки и пояснения друида давали о себе знать, в результате Саша научился экономить энергию. Подробный рассказ Ксандра о своих возможностях шокировал Ваянара. Такого «бездонного» потока Силы, каким мог воспользоваться молодой человек, старик даже не представлял. Для сравнения, первый брок принц зарядил за несколько часов перед боем. Второй же конструкт энанов, после подробных инструкций, друиды заряжали целых три дня, опустошая себя до капли и делая это поочередно. Сила юноши радовала Высшего, но одновременно и пугала…

В истинном зрении корабль выглядел обычным черным куском мертвого дерева. В изрядно просевшем судне копошилась разнообразная морская живность. Чего-то крупного и опасного не наблюдалось. Хотя…

Внимательно следя за энергопотоками, Ксандр обратился к вальдмару, заставив того вздрогнуть от неожиданности:

— Дьярви, давай-ка обойдем это чудо по кругу, вдруг чего обнаружу.

И подумал: «Интересно, когда они привыкнут к моему голосу под воздействием Силы?»

Повинуясь приказу командира, воины взялись за весла. Барркан медленно, словно нехотя, сдвинулся с места, плавно огибая по кругу дрейфующее судно.

— Что ты видишь, Ксандр? — спросил вальдмар.

— Внутри корабля много воды. Куча всякой живности. Судя по быстрым метаниям, похоже на мелкую рыбу. По днищу медленно двигаются какие-то крупные пятна…

— Крупные?

— Да, и очень медленные.

— Хм… Думаю, крабы.

Барркан сделал почти полкруга…

Ксандр подался вперед и сообщил:

— Вижу еще что-то на днище… Нет, скорее, под ним, то есть с внешней стороны. Здоровый такой, вроде как нарост, что ли… Но тоже живой…

Дьярви спокойно ответил:

— Ну это похоже на моллюсков. Видать, корабль давно уже в море скитается, вот и наросло всякого дерьма за это время. Я вообще удивлен, как он до сих пор держится на плаву.

Левый борт «чужака» остался позади, и глазам Ксандра предстал правый…

Неожиданно прямо над ухом прогремела команда вальдмара:

— К бою! Морской змей!

Глава 2
МОРСКОЙ ЗМЕЙ

Внутри корабля шевелилось что-то большое и длинное. Структура энергоканалов существа сливалась с энергоструктурой крупных живых наростов на днище. Различия имелись, но незначительные. Неудивительно, что Ксандр не разглядел морского змея — расстояние сыграло злую шутку. Кроме того, откуда ему было знать, как выглядит этот чудо-зверь в истинном зрении? Благо обошлось, вальдмар вовремя заметил опасность. Хотя какое там «обошлось» — все только начиналось!

— Тирку за борт! — гремел Дьярви.

Его приказы повторяли кормщик и десятники.

Небольшие мешки, привязанные к бортам длинными веревками, полетели в воду. Воины занялись подготовкой гарпунов и канатов. Ксандр, выгадав момент, спросил у вальдмара:

— Что это?

— Где? — удивленно вопросом на вопрос ответил Дьярви.

Парень молча указал на «поплавки» за бортом.

— Ах это! — понимающе воскликнул Черный Топор. — Есть такая травка… Растет среди скал Ледяного леса… Абсолютно безвредна для человека и земных животных, а вот морским обитателям не по нутру.

Ксандр наморщил лоб.

— Я видел друидов в храме, замачивающих какую-то траву…

— Вот-вот… — подтвердил Дьярви. — Это она и есть. Потом ее стебли женщины сплетают в длинные веревки и сушат, а подсушенную уже по мешкам раскладывают — и на борт.

Ксандр спросил с недоверием в голосе:

— И что? Поможет?

— Еще как! — улыбаясь, ответил Дьярви. — Это ж обычный змей, а трава эта и гаронну отпугнет, и трогрра…

Ксандр, до этого недоверчиво наблюдавший за «травяными поплавками», по-новому взглянул на необычную придумку лоримов. Трогрр… Он даже уважительно присвистнул. Черепушка этого морского монстра, чем-то похожая на крокодилью, только в разы больше, украшала один из столбов в порту Хирмальма. На парня она произвела неизгладимое впечатление. Помнится, в Интернете он как-то читал, что морские хищники обладают чрезвычайно острым обонянием. Акулы, например, способны уловить запах двух-трех капель крови на расстоянии в несколько километров. Похоже, лоримам удалось использовать сильные стороны морских обитателей себе на пользу.

Словно подтверждая мысли Ксандра, Дьярви улыбнулся и объяснил:

— Сейчас запах травы не только этот змей почует. Вся гадость в округе поспешит убраться от нашего корабля подальше. — Затем, нахмурившись, он добавил: — Правда, есть случаи, когда травка не помогает…

— Это когда же?

— Если там, — Дьярви кивнул в сторону судна, — обосновалась змея, да еще и с детенышами, тогда… Тогда нам придется туго…

«Ну вот, — подумал Ксандр, — а ведь так хорошо все начиналось».

Тем временем на «Гаронне» завершились приготовления. Люди молча вглядывались в темные пробоины в прогнивших бортах. Расстояние между кораблями существенно сократилось, и Ксандр смог подробней разглядеть мертвое судно.

Все в том же Интернете он видел много разных картинок античных и средневековых кораблей. Найденное судно очень походило на галеру. Два яруса весел, две мачты, длинный хищный нос. Память подсказывала название «бирема», хотя уверенности никакой — все знания основывались только на мельком прочитанных коротких статьях на страницах Всемирной сети. Одно дело — видеть картинку кораблика на экране или в книге, и совершенно другое — вживую лицезреть, к примеру, гигантский парусник, чудо кораблестроения.

Похоже, судно уже давно скитается по просторам Холодного моря. Вряд ли кто-то из команды выжил. Присутствие морского змея явно говорит о том, что если и были на борту живые, то они давно уже стали обедом твари.

Нужно отдать должное неизвестным судостроителям: несмотря на плачевное состояние, корабль все еще держался на плаву. О причинах «смерти» галеры можно было только догадываться. Возможно, тщательный осмотр приоткроет тайну. Дело осталось за малым — избавиться от гада, засевшего в трюме.

Перейдя на истинное зрение, Ксандр осмотрел «внутренности» галеры. Вблизи хорошо видно пульсирующее энергосгустками змеиное тело. Частая пульсация говорит о волнении или страхе. Силовые каналы змея очень толстые, человеческие на их фоне выглядят тоненькими ниточками. Центр энергосистемы — темно-синее пятно в районе головы. Понаблюдав немного за метаниями зверя, принц обратился к вальдмару:

— Он там один. Это я уже четко вижу. Здоровый…

Капитан кивнул и отдал приказ:

— Начинаем шуметь! Пусть уходит! Кто, не приведи Творец, пустит хоть одну стрелу или бросит гарпун, тому я лично башку оторву! Змея отпускаем!

На лицах молодых бойцов — гримасы разочарования. Ксандр лишь улыбнулся уголком рта, видя кислые мины. Ваянар рассказывал, что охота на морских змеев для лоримов — это что-то вроде промысла. И чем охота опасней, тем она прибыльней и почетней. Легко представить, как люди будут смотреть на героев, добывших морского змея. Как известно, у молодежи с воображением все в порядке. Небось размечтались о славе. А вот ветераны спокойно отнеслись к приказу. Старшему поколению свойственно правильно расставлять приоритеты. Понимают, что главная цель — это корабль-призрак, а змей — помеха.

Воины орали, били мечами и топорами о шиты, свистели, кто-то дул в боевой рог. Змей нервничал, но покидать насиженное место не спешил.

Видя такое дело, Ксандр спросил у Дьярви:

— Может, пустить внутрь пару стрел с травой на наконечниках?

— А что… Хм… Давай попробуем. Рон, Свей, Тим! Слышали? Выполнять!

В пробоины влетели острые «гостинцы». Пустив по две стрелы, воины замерли.

— Теперь ждем… — сказал Дьярви, одобрительно хмыкнув: ни один стрелок не промахнулся.

Сперва ничего не происходило. Тварь никак не отреагировала на «подарки».

— Вот упрямая зверюга, — прошептал Ксандр.

Вдруг по ушам резко ударило громкое шипение. По спине диким табуном пробежались мурашки. Спустя мгновение шипение повторилось, а затем появился виновник торжества.

Дружный вздох изумления — и Ксандр, не удержавшись, выругался по-русски.

Люди невольно отшатнулись, хватаясь за оружие. Здоровенная, чуть приплюснутая голова монстра вынырнула из самой большой пробоины в правом борту.

Судя по реакции народа, такая огромная зверюга была в диковинку.

— Не стрелять! — первым пришел в себя вальдмар. — Пусть уходит!

Змей водил огромной башкой из стороны в сторону. Большие зеленые глаза с вертикальными черными зрачками, казалось, спрашивали: «Ну? Кто первый?» Разинув широкую пасть, усеянную несколькими рядами острых треугольных зубов, монстр снова оглушительно зашипел.

— Шумим! — кричал Дьярви. — Шумим, гролловы дети!

Ксандр только сейчас заметил, что находится в боевом режиме. Сила переполняла тело. Искаженный крик превратился в громкое рычание, которое услышали все воины. Оцепенение спало. Послышались первые удары топоров и мечей о щиты. Снова заревел рог.

— Кажись, уходит… — неуверенно произнес кто-то из дружинников, когда змеиная башка с приглушенным шипением скрылась в нутре корабля.

В истинном зрении принц наблюдал, как длинное тело покидает корабль-призрак с другой стороны. Но уходить тварь не спешила: поднырнув под днищем, она мощным толчком рванула в сторону «Гаронны».

— Змей атакует! — прорычал Ксандр.

— Проклятье! — выругался вальдмар. — К бою!

Схватив костяной гарпун, принц прицелился в стремительно приближающуюся длинную тень под водой. Словно гигантская извивающаяся торпеда, змей шел на сближение с баррканом. На поверхности поднялась хищная метровая волна.

Ксандр видел, как пульсируют энергоканалы зверя. Энергошар в районе головы увеличился. Змей атаковал на пределе сил.

— Старайтесь бить в голову! — рыкнул он воинам.

Время замедлило ход. Звуки, как из динамика магнитофона с севшими батарейками, растянулись, потеряв смысл и узнаваемость. Неизменной оставалась только скорость монстра.

Уже привычный табун мурашей промаршировал по спине. Страх сковывал ледяными цепями. Только постоянный поток энергии, разливающийся по всему телу, не давал превратиться в бездумно застывшую жертву.

Дистанция между чудовищем и кораблем стремительно сокращалась… Медлить нельзя… Вот-вот произойдет непоправимое…

У некоторых воинов сдали нервы. Первые костяные гарпуны пробили водяную гладь, но вряд ли змей что-то почувствовал — скорость осталась неизменной…

Пятнадцать метров… По команде вальдмара лоримы почти одновременно метнули копья и гарпуны…

Еще до того как первый залп костяных жал достиг цели, морской змей метрах в пяти от борта «Гаронны» будто напоролся на невидимую стену… Сжавшись, как гигантская стальная пружина, он на мгновение замер. Его энергоканалы сейчас представляли собой калейдоскоп из пяти или даже шести переплетающихся оттенков синего цвета. Что-то очень сильно не понравилось зверю и заставило на секунду замешкаться. Именно в этот самый момент рой костяных жал достиг цели…

Глава 3
РЕШЕНИЕ

Устало вытирая рукавом пот со лба, Дьярви тяжело опустился на скамью. Черная борода торчит во все стороны, круглое лицо покраснело, на мясистом носу выступили бисеринки пота. Сделав глубокий вдох и шумно выдохнув, вальдмар произнес:

— Ух! Такой здоровой зверюги еще никогда не видел!

Ксандр присел рядом. Тело трясло от перенапряжения. Такое ощущение, словно весь день таскал мешки с цементом.

— Не могу понять, — сказал он. — Что произошло? Почему змей остановился? Если честно, то я уже приготовился за Берег… Почему он не напал? И почему выжил? Мы ведь в него почти весь наш арсенал всадили!.. А ему хоть бы хны! Сделал круг вокруг корабля и свалил!

Черный Топор поднял левую руку, прерывая поток вопросов. Рукав сорочки опустился почти до локтя, обнажив толстое запястье и мощные мышцы предплечья.

— Вот же понесло тебя… Фух, дай хоть отдышаться…

За вальдмара ответил сидевший рядом не менее уставший кормщик Асвер:

— Так ведь травка и остановила, потому и не напал. А то, что не прибили гада… так немудрено… Где ж это видано, чтобы такую змеищу простыми гарпунами остановить… Ее скорше убить тем чудом, которым ты, Белый, тарков покрошил… Хех, был бы у нас на «Гаронне» этот, как там его…

— Брок… — подсказал Саша.

— Во-во, был бы на нашем барркане этот брок, нам бы никакой змей не был страшен…

— Кстати, — решил озвучить давние мысли Ксандр, — я тут подумал, но все никак не было времени рассказать. Коротышки тогда кроме двух броков еще два стреломета притащили.

— Ну-ка, ну-ка. — Моряки были само внимание.

— Это что такое — стрелометы? Слово вроде знакомое какое-то… — добавил Асвер.

Ксандр молча поднял руку и указал на форштевень чужака, дрейфующего в нескольких метрах от «Гаронны». Головы вальдмара и кормщика дружно повернулись в указанную сторону.

Видя недоумение и непонимание на лицах воинов, Саша объяснил:

— Видите на носу вон ту штуковину, где плечи большого лука торчат? Вот это и есть стреломет. Стрелы к нему нужны размером с копье, а то и поболее, и дальность поражения впечатляет. Только, похоже, этому уже не до стрельбы. Думаю, наши получше будут. Я их еще не собирал. Броков собрал, а до энановских стрелометов руки не дошли.

— А когда соберешь? — хором прогудели две хитрые бородатые рожи. В глазах кормщика и вальдмара искрился огонек предвкушения могущества и непобедимости на просторах морских.

— Э-э-э, вон как вас разнесло обоих, как кошаки на сметану вытаращились. — Ксандр уже жалел, что сболтнул лишнее о машинах коротышек. — Слюни вытереть и ждать, когда Белый воин соизволит добраться до ранее озвученных приспособ! Между прочим, я еще от сборки броков не отошел. Башка до сих пор болит иногда.

— Башка ему болит, видишь ли, — мгновенно возразил Асвер. — Мы тут, понимаешь, на глубинных тварей с голыми задами бросаемся, а у него с… с… стрелометы коротышек, оказывается, есть! И башка болит! Иногда!

— Не шторми, старая селедка, — осадил кормщика Дьярви и издевательски продолжил: — Видел, как наш Белый воин сам чуть в штаны не наложил, змея углядевши? Нет? То-то, — и, победоносно подняв указательный палец, выдал: — А я видел! И мнится мне, что «спаситель лоримов» теперь сам без этого, как его там… стреломета в море больше не выйдет. Хех. А то я не прав?

— Ладно, — сдался парень, признавая тем самым правоту воинов. — Обещаю, как на берег сойдем, сразу же займусь машинами. А сейчас, думаю, нужно осмотреть чужака.

— Вот это дело! А то: башка-башка… — довольно улыбаясь в седые усы, пробурчал встающий со скамьи Асвер.

— Ну что, гролловы дети! — проорал вальдмар, тоже поднимаясь со скамьи. — Помыли портки?!

Ему тут же в том же духе ответило несколько глоток.

— Вот и ладненько! — продолжил орать довольный Дьярви, радуясь, что боевой дух команды не утерян. — Тащи крюки! Идем на абордаж!

После того как борта «Гаронны» и неизвестной галеры, притянутые абордажными крюками, коснулись друг друга, воины начали высадку. Хотя высадкой это вряд ли можно было назвать. Здесь подходило, скорее, слово «карабкаться», чем «высаживаться», так как борт чужака был метра на полтора выше барркана лоримов.

Название творения неизвестного корабела, оставившего свой след в судостроении неведомого государства, почти стерлось, не определить.

— Фу! Ну и вонища! — зажимая нос, высказался один из воинов, спустившийся в трюм вместе с Ксандром и Дьярви.

— А то! — издеваясь, поддержал того вальдмар. — Это тебе не весенний цветущий сад!

— Падший забери этого гада хвостатого! Что он тут устроил! — ужаснулся все тот же воин.

— Тут повсюду кости, — морщась от вони, прошептал принц. — Похоже, человеческие.

— Вальдмар! — прокричал другой воин. — Здесь еще один трюм!

Дьярви вопросительно посмотрел на Ксандра.

— Этот корабль похож на земную галеру. Мы сейчас на первом ярусе, где сидели гребцы. Внизу, думаю, второй ярус. Насколько я понял, это бирема — корабль с двумя рядами весел. Хотя не уверен, можно ли назвать галеру биремой. Тем более я жил на Земле в век совершенно иных кораблей — стальных.

Глаза вальдмара (да и рядом стоящих воинов) полезли на лоб. Выражения лиц явно сообщали парню: никто никогда не поверит, что металл может плавать.

«Замучают потом вопросами», — подумал Саша, осматриваясь по сторонам.

— А зачем цепи? — недоуменно спросил один из бойцов, наклонившись к одной из скамей.

— Здесь гребли рабы… — мрачно ответил принц.

Отбуксированную галеру решили пришвартовать к дальнему причалу. Олав выставил охрану с приказом никого не подпускать, иначе любопытные горожане с легкостью «добьют» полусгнившее судно.

Ксандр, оказавшись на берегу, предложил Анае и Ваянару спешно созвать военный совет, на котором пообещал высказать свои соображения по поводу случившегося. И несказанно удивил при этом правящую верхушку города, ведь осмотр пришвартованного судна еще не был окончен. Принц на это возразил, что уже составил мнение о корабле-призраке и о его возможных владельцах.

Не прошло и часа, как в дружинном доме за длинным столом собрались те, в чьих руках сосредоточилась военная власть города. Королева Аная, Высший друид Ваянар, Альди Уром, Олав Рысь, Дьярви Черный Топор и еще несколько сотников, находившихся сегодня в городе. Сосредоточенные лица выражали крайнюю заинтересованность и, что вполне объяснимо, легкое волнение.

Пока все шумно устраивались, Саша представлял, как отнесутся к его словам люди, верящие ему без оглядки. Ваянар наверняка поймет, да и воины тоже. А вот Аная… Но другого выхода нет…

Наконец все расселись. Не теряя времени на формальности, Ксандр перешел прямо к делу:

— После зимних штормов я поплыву на материк.

В зале заседания повисла тишина. Все собравшиеся ошарашенно уставились на принца. Никто не ожидал, что разговор о находке начнется именно так.

— Ксандр, мы уже много раз обсуждали это… — начал было Ваянар.

— Ты неправильно понял мои слова. Я хочу сказать, что на материк высажусь только я один…

Олав попытался возразить, но его бесцеремонно перебила Аная:

— Что значит — один? Мы уже решили, что с тобой пойдут фрольды и дружина «Гаронны».

Сложно понять: то ли девушка злится на неисполнение ее приказов, то ли она не хочет лишать свой народ «героя», а может, просто не желает отпускать Ксандра далеко от себя? Прямая спина, испепеляющий взгляд прекрасных глаз, упрямо сжатые губы — все говорило о том, что молодая королева в гневе.

— Понимаю, мы все уже решили, но я сделаю так, как сказал. Я пойду один.

Принц посмотрел в глаза девушке, приготовившейся вылить на Ксандра целую реку, а если понадобится, то и море, да что море — океан возражений. Напоровшись на ледяной взгляд темно-синих глаз, Аная вдруг осеклась. На нее смотрел не добрый и улыбчивый парень, часто шутивший и веселивший ее, а будущий король-воин, идущий своей тропой войны. Связанный древним обещанием.

Она вмиг ощутила и осознала, что никогда не сможет приказывать этому человеку. Он рожден повелевать. Не в упрямстве дело и даже не в нежелании слушать чьи-то советы. Нет. Просто Ксандр уже все решил для себя и (что немаловажно) для всех тоже.

Напряженность момента разрядил Альди.

— Объяснишь?

Ксандр взглянул на сотника и начал говорить:

— Все намного серьезнее, чем мы думали. Когда планировался поход на материк, считалось, что лоримы — единственные мореходы в Холодном море. Это был наш козырь. Сегодняшняя находка подтвердила обратное. Нортийцы на море приобрели конкурентов, и, должен заметить, очень сильных конкурентов. Исходя из худших предположений, будем считать, что бывшие хозяева судна — наши потенциальные враги. Мне очень хочется ошибаться, но мы должны быть готовы ко всему. По мере возможности, конечно… Ради нашего народа, наших детей, наших домов. Лоримы в битве с тарками доказали, что могут сделать невозможное, но те, кто, в чем я не сомневаюсь, скоро придет сюда, будут намного сильнее орды Ледяного леса. Двумя броками мы не отобьемся.

— Может, все не так страшно, как ты говоришь? — предположил Дьярви Черный Топор.

— Дай-то Творец! Да только вот… Ты считал, сколько гребцов можно посадить за каждое весло «чужака»?

— Четыре.

— По тридцать весел на каждый борт. Прибавь к этому еще сотни две бойцов… Ладно, пусть только сотню. И не забудь про стрел ометы и наверняка другие метательные машины на палубе. И это всего лишь торговец. Да-да, не удивляйтесь. Широкий корпус и вместительный трюм явно говорят о том, что это торговое судно. Представьте примерно такой же корабль, только узкий, с тараном на носу и с большим, раза в полтора, количеством весел. Да еще и напичканный мощными машинами энанов. Сомневаюсь, что создатели чужака не смогли додуматься до более быстроходного и смертоносного судна с хорошо вооруженной командой. Вот… А теперь вообразите армаду из хотя бы пятнадцати таких кораблей, идущую на всех парусах к Хирмальму. Думаю, что у государства с такими кораблями армия вооружена соответственно… Судя по тому, что на найденной нами галере использовалась рабская сила, могу с уверенностью предположить: на материке идут постоянные войны, следовательно, государств несколько и население их многочисленно…

Люди молча переваривали сказанное Ксандром. В глазах слушателей отражались неверие, тревога и страх. Уж больно уверенно говорил Белый, будто о чем-то само собой разумеющемся рассказывал. Слова подействовали как ледяная вода, неожиданно вылитая на голову.

Все, о чем сегодня говорилось на совете, завтра будет обсуждать весь город. Причем (как в детской игре «испорченный телефон») с преувеличенными подробностями. По сути, Саша этого и добивался.

«Нечего расслабляться. Победа над тарками — это только начало. Впереди много работы», — размышлял он, пока вышедшие из ступора «господа члены совета» полушепотом обсуждали сказанное. Выждав несколько минут и дав людям немного прийти в себя, Ксандр продолжил:

— Моя идея заключается в следующем: провести разведку на территории потенциального противника.

Нужно заметить, Саша, сам того не осознавая, постепенно обогащал лоримскую речь новыми словами. Благодаря Дару он переводил с русского на язык островитян новые слова, безошибочно подбирая слоги и закономерности соединения звуков в речевую цепочку. Ваянар всегда скрупулезно записывал каждое из них.

— Именно разведкой я и займусь. Чем меньше мы засветимся там, на материке, тем лучше. И чем дольше Норта останется неизвестным и давно забытым островом, тем больше у нас будет времени на подготовку к встрече. Постараюсь также разузнать, с какими государствами мы сможем заключить союзы и соглашения, а каких, в свою очередь, нужно опасаться. Наверняка там жители говорят на нескольких языках, что для меня не является проблемой. В одиночку я смогу везде пройти, не вызывая подозрений, а вот «Гаронна» с ее командой явно будет замечена. Новости о появлении северного корабля не останутся без внимания наших потенциальных врагов…

— Почему ты постоянно говоришь о каких-то врагах или противниках? Ты знаешь что-то, чего не знаем мы? — вдруг спросил Альди, похоже выражая общее мнение.

— Хм… — Ксандр замялся, не зная, как продолжить.

— Ты позволишь? — неожиданно для всех обратился к принцу старый друид.

— Что ж, это неизбежно, тем более давно следовало бы рассказать… — махнув рукой, произнес Ксандр.

— Значит, тогда не время было, а вот теперь пришло, — наставительно проворчал старик и уже для всех продолжил: — Дело в том, что Безликий, натворивший столько бед на земле нашей, являлся не совсем тем чудовищем, которого мы ожидали увидеть. В том смысле, что у него не было страшных клыков и когтей, скорее, наоборот… В общем, по мнению Ксандра, это была альвийка, лопотала она перед смертью что-то на своем. Наш Белый ведь разбирается в языках, вот и…

— То есть как альвийка?! — хором воскликнули все.

— А вот так! — перекрикивая поднявшийся шум, продолжил друид. — Если Безликие, оказавшиеся альвами, руководили ордами Эзэльморда, то мы, с того самого момента как поддержали Меленвиль, получается, их древние враги. Вот о них и твердит постоянно Белый.

— Объясни, почему альвийка, а не эльфийка? — спросил Альди. — Ведь то, что эльфы давно ушли в Лиртийские леса и уже несколько веков никак себя не проявляли, еще ровным счетом ничего не значит. Что мешало им снова появиться? Расплодились, понимаешь, и вперед, восстанавливать былое имя, честь и территории…

«Умный дядька. На такого Анаю не страшно оставить», — подумал Саша, а вслух сказал:

— Теория имеет право на жизнь… Правда, ушастая, несомненно, изъяснялась на нории. Иными словами, на языке альвов… Путаница, конечно… Я грешу на альвов, но эльфов ни в коем случае сбрасывать со счетов нельзя…

— Что же получается? — спросил Олав. — Это альвы пропустили тварей через свой лес в обход Сумеречной крепости?

— Есть еще один путь — Ралдийский хребет, но переход занял бы не один месяц. Элемент неожиданности в таком случае был бы утерян. Отец успел бы подготовиться. Морем тоже никак… Остаются альвы…

«Интересно, Альдор предполагал что-то подобное? Хотя если бы это было так, он обязательно поделился бы со мной своими соображениями», — подумал Саша.

— Хорошо, с альвами кое-что прояснили… Хотя это всего лишь догадки… — вступил в разговор Олав. — Как ты связываешь ушастых и сегодняшнюю находку?

— Думаю, что эта галера — совместное творение знаков, альвов и людей. Но это всего лишь предположение… Помнится, подземники, насколько это видно из письма, что было вместе с псевдочертежами броков, давно уже хотели приобрести в пользование несколько баррканов. Да что гадать! Двести с лишним лет — это огромный срок! — ответил Ксандр и мысленно добавил: «На Земле за последнюю сотню лет вон как все изменилось. Кто знает, что там, на материке, произошло?»

— А что нашли в трюмах чужака? — спросил Ваянар.

— Много костей, ржавые цепи, обрывки одежды да осколки посуды, оружия не было, — просветил всех сидящих Дьярви. — Стреломет не в счет.

Все удивленно посмотрели на вальдмара. Капитан «Гаронны» остался доволен эффектом, который произвело новое слово. Саше стоило труда сдержать улыбку. С умным видом «бывалого знатока стрелометов» Черный Топор объяснил всем присутствующим, что это за чудо такое.

— Только вот стреломет этот очень отличается от машин энанов, — закончил он задумчиво. — Как учебный деревянный меч от дорогого стального клинка.

— Ага… Я тоже заметил. По сравнению с броками стреломет с биремы больше похож на дешевую подделку «под энанов», — поддержал вальдмара Ксандр.

— На корме — огромная беседка, поделена перегородками на три каюты. Мнится мне, бывшие хозяева привыкли больше к роскоши, чем к удалой схватке, — продолжил делиться впечатлениями Дьярви. — Не вся отделка сгнила после долгого морского скитания. Легко можно представить богатое убранство. И да, я согласен с Белым — это купеческое судно.

— Все говорит о том, что на протяжении двухсот лет судостроение на материке постепенно развивалось. Много гребцов-невольников — значит, рабовладельческий строй в самом расцвете. Часто воюют. Естественно, армия боеспособная… Или армии… Там же, наверное, не одно государство… Такие, как они, будут явно не прочь поживиться на землях лоримов. В этом я точно уверен. Мы должны подготовиться к будущей встрече, — уверенно закончил Ксандр, а мысленно добавил: «Новая война для Хирмальма — это катастрофа…»

На лицах сидящих читалась решимость и готовность сражаться.

— Что ты предлагаешь? — спросил Ваянар.

— Начну издалека. На коронации я заметил, что панны из Мирольма и Ульма остались недовольны. Предполагаю, когда ситуация с тарками подзабудется, столичная знать покинет Хирмальм.

— Ну и что? Пусть себе катятся! — рявкнул Дьярви.

— Ни в коем случае. Наша сила — в единстве. Иначе ничего не выйдет. Мы обязаны сохранить целостность лоримов.

— И как же это сделать? — спросила Аная. — Мы ведь не можем их заставить.

— Можем! Хе-хе, еще как можем! — Альди довольно скалился.

Ему вторили все воины, сидящие за столом. Лишь на лицах королевы и друида читалось недовольство.

— Применение силы — один из альтернативных вариантов, но в данном случае он нам не подходит, — продолжил Ксандр. — Надо все сделать без крови.

— Но как?

— Объясняю. Чего хотят панны? Правильно. Власти. Если они так стремятся править, надо предоставить им такую возможность.

Все недоуменно уставились на принца.

— Надо созвать совет всех уважаемых лоримов, как от Хирмальма, так и от Мирольма и Ульма. Такого еще никогда не было в вашей истории, ведь раньше каждый город занимался своими делами наособицу. Теперь же мы создадим новый орган власти единого государства. Столичные панны, находясь в меньшинстве, все равно примут участие в правлении новым государством. Они ведь не дураки, понимают, что поодиночке тарки их раздавят. Лучше так, чем никак. Кстати, предлагаю пригласить старшин самых больших ремесленных артелей. Кузнецов, кожевенников, кораблестроителей, добытчиков масла, плотников, рыбаков, охотников, гончаров и каменщиков.

— А их-то зачем? — крякнул Дьярви.

— А ты что-нибудь понимаешь, например, в выделке кожи? Нет? Вот и я не понимаю. Думаешь, королева понимает? Не уверен. А когда пойдет разговор на совете об обувке для воинов, кто сможет нам помочь в разъяснении будущих вопросов? В том, что вопросы будут, я не сомневаюсь, а вот будут ли ответы на них без профессионалов своего дела — это вряд ли.

— Ну ты загнул, — хмыкнул Вальдмар.

— Это я еще только начал, — осклабился принц.

Ксандр понимал, что на глазах этих людей рушится прежний уклад. Все менялось. Лоримы находились на грани вымирания. Парень осознавал всю полноту опасности, нависшей над этим народом. Еще одного масштабного вооруженного столкновения им не пережить. Поэтому Ксандр старался всеми силами помочь островитянам, применяя знания, полученные на Земле, пусть и скудные… А самым первым, на его взгляд, шагом в улучшении положения жителей Норты являлось привлечение к общим делам как можно большего числа людей, имеющих влияние в своей сфере деятельности, чтобы действовать сообща перед лицом грядущих бед. В том, что эти беды не за горами, Саша был абсолютно убежден. Подтверждением тому являлся чужой корабль, пришвартованный в порту Хирмальма…

— Теперь что касается армии. Вы все знаете, что воины Хирмальма и других городов после нашествия орды превратились в единое целое. Беда сплотила людей. Икер в свое время прекрасно понимал, во что может вылиться разобщенность военной силы. Если бы другие ярлы поддержали Седовласа и создали общее войско, наверняка потерь было бы меньше.

Все закивали. Старый друид смотрел на Сашу с одобрением.

— На Земле есть выражение: «Куй железо, пока горячо». Надо создавать единую армию, тем более первый и самый главный шаг уже сделан. По поводу вооружения. Во-первых, артиллерия. Два брока уже готовы к бою. Завтра с самого утра приступлю к сборке стрелометов энанов. Кроме того, у меня есть некоторые наброски земных метательных орудий. Придется снова подключать кузнецов. Под это дело нужно будет создать специальное подразделение. Не надо великих воинов, главное, чтобы к технике душа лежала. Олав, думаю, лучше тебя с этим никто не справится. Вон как ты масляные установки до ума довел. Просто загляденье. Кстати, без друидов нам никак.

Ваянар кивнул.

— Дальше. Мы должны быть готовы отразить атаки врага как на суше, так и с моря. Альди, на тебе пехота, стрелки и разведка. Вон у тебя сколько талантливых командиров.

Кивок в сторону приосанившихся сотников.

— Дьярви, с сегодняшнего дня ты — наш адмирал. Отвечаешь за создание сильного и непотопляемого флота. Кораблей у нас много, так что без работы не останешься. — Тяжело вздохнув, Ксандр произнес: — Короче, дел невпроворот. Успеть бы…

 

Обсудив еще по несколько раз спорные вопросы и уточнив все детали, члены военного совета, уставшие, но довольные, покинули зал. Ксандр и Аная остались наедине. Юная королева робко приблизилась к принцу…

— Пообещай мне, что обязательно вернешься живым и невредимым.

В уголках изумрудных глаз искрятся лучики заходящего солнца. На бледных щеках стремительно высыхают тоненькие влажные ниточки.

— Обещаю…

Темно-синие глаза излучают тепло и силу. Не осталось даже намека на лед, так явно проступивший на совете.

— Прости меня, я не должна была возражать…

— И ты прости меня… Я не должен был смотреть на тебя так…

— Я… Я очень волнуюсь за тебя… Очень…

— Знаю… Но то, что задумано, я обязан сделать сам. Если со мной пойдут люди, кто-то из них наверняка погибнет. Я не смогу там всем помочь…

— Ты настоящий король! Родители гордились бы тобой!

— Думаю, Икер, пирующий в чертогах Творца, видит, какой замечательной королевой ты стала!

Опустив голову, Аная, поддавшись необъяснимому порыву, сильно прижалась к широкой груди Ксандра. Гибкие руки мягко обвили его талию…

Слегка ошеломленный, принц несмело обнял ее за плечи и легонько, боясь сделать больно, прижал притихшую девушку к себе. Приятный запах трав от ее волос, дурманя и сводя с ума, мягко коснулся ноздрей. Он чувствовал, как бешено колотится ее маленькое сердечко, готовое вот-вот вырваться из девичьей груди… Наверное, именно сейчас парень испытывал ураган самых сильных в своей жизни чувств. Он был готов пожертвовать собой без остатка ради этого восхитительного существа, так доверчиво, едва дыша, прижавшегося к нему. Доселе неизвестные эмоции захлестнули сознание…

Затаив дыхание, Аная чувствовала силу его рук. Он словно нерушимой каменной стеной на мгновение отгородил ее от этого опасного и безжалостного мира. Как тепло и спокойно! Будто и не было страшных бед и лишений! Все ушло далеко и безвозвратно… Аная, зажмурив глаза, ощущала, как от Ксандра исходит приятное нежное тепло, которое дарит чувство умиротворения…

Глава 4
ВОЖАК

Брат и сестра после удачной ночной охоты встречали теплое утро с полными животами в новой норе. Старая стала тесной для повзрослевших волков. Скоро, сменяя лето, придет зима, не такая холодная, как в Ледяном лесу, но все же зима.

Подходящую пещеру pa-ханы отыскали довольно быстро. Запах говорил, что здесь уже кто-то живет, но этот факт абсолютно не смутил волков. Это их земля и больше ничья.

Осмотревшись и обнюхав все внутри, брат хозяйской походкой потрусил на выход — метить территорию. Сестре очень нравилось новое жилище — теплое и сухое. Правда, на полу валялись кости и обрывки шкур, оставшиеся от предыдущих хозяев. Но это не беда. Вырыв в углу небольшую яму, молодая шарр'хи сгребла туда все следы былого пребывания тарков. Запах явно говорил, что здесь обитала семья из нескольких особей. Уже под вечер, перед ночной охотой, когда довольные собой pa-ханы отдыхали в новом жилище, пришел запах, а затем и старые хозяева. Натолкнувшись на волчьи метки, тарки не решились предъявлять права на пещеру и убрались прочь…

Волки дремали, прижавшись друг к другу, в теплой сухой пещере, сытые и довольные, слушая лес. Иногда только слегка приподнимали головы, чтобы лучше разобрать, что творится на их территории. Так они пролежат здесь весь день, а ночью снова будет удачная охота…

Лес говорил с ними. Лес рассказывал обо всем. Где-то там, совсем недалеко от старой норы, на берег реки вышло стадо бар'го. А в другой стороне, ближе к невысоким скалам, обосновалась стая лесных жмыхов. Сестра глубоко вздохнула — беспокойные соседи, даже здесь слышно, как резвятся их детеныши. Все как всегда… Все как обычно…

Из полусна вырвал особенный, давно забытый звук. Так двигались и шумели только одни существа — двуногие! Двуногие шли сюда!

Сонливое и расслабленное состояние после охоты исчезло. Ра-ханы скалились и глухо рычали. Идут враги! Ощетинившись и показывая уже выросшие клыки, брат сделал первый шаг к выходу… Но вдруг они почувствовали то, что давно уже забыли… Силу! Силу матери!..

 

Разбудило острое чувство опасности. В комнате еще темно. Наверное, около четырех часов утра. Хорошая пора для нападения. Сон напоследок, перед рассветом, мягкими, но цепкими лапами крепко держит сознание.

Ксандр бесшумно потянул из ножен руги и отдал тело потоку Первосилы. Мир в истинном зрении заиграл калейдоскопом красок.

Ожидание продлилось недолго. Кто-то очень тихий замер за дверью. Странно… Энергоканалы стабильны. Визитер абсолютно спокоен.

Несколько ударов сердца… Слабый скрип петель… Ускоряя процесс, Ксандр резко толкнул дверь, сбивая ночного, хм… или уже утреннего посетителя с ног. Нужно отдать должное, пришелец действовал быстро, но, увы, не мог тягаться в скорости с хозяином комнаты. Тот, словно охотящийся филин, бесшумной тенью накрыл свою добычу…

— Совсем очумел, — шепотом заговорила добыча голосом Уная.

— Унай? Ты, что ли? — удивленно спросил Ксандр, отпуская руки парня.

— Еще б чуток — и был бы уже не я, — все так же шепотом ответил тот, потирая запястья.

— Ты чего по ночам шляешься? Крадешься, как воришка какой-то…

— Тихо ты, — цыкнул парнишка, наглея прямо на глазах. — От Наримы хоронюсь. К тебе ж добраться — что в Ледяной лес за грибами сходить, вмиг эта хищница обнаружит.

— Ну, грибник, и чего тебе надобно? Да еще посреди ночи? До утра не мог подождать?

— Нет, не мог… Сова к тебе с весточкой прислал, они с фрольдами следы двух pa-ханов нашли. Недалеко от дороги на Масляные пещеры. Вот, скоро выходят на охоту. Размяться не хочешь?

Ксандру сперва хотелось высказать все, что он думает об Унае и пославших его. Ведь почти не спал. Допоздна с Анаей гуляли и разговаривали. Только прилег. Глаз не успел сомкнуть… Но, поразмыслив, он решил все-таки составить компанию фрольдам. Давненько на охоту не выбирался. Полезно будет. Пора начинать тренировки перед дальним плаванием… Крис уж точно не дал бы расслабляться все это время.

— Передай Сове, скоро буду, — и с насмешкой добавил, вынудив парнишку стрелой метнуться к выходу: — Если, конечно, успеешь раньше меня…

 

Ксандр не заставил себя долго ждать. Оделся по-охотничьи легко. Лук и меч за спиной. Руги на поясе. Шеттир взял на всякий случай. Мало ли? Велика вероятность напороться на тарков.

Фрольдов пятеро. Все старые знакомцы. Одежда из шкур, нечесаные волосы, лохматые бороды — вылитые лешаки. Короткие кивки и хитрые улыбки — вот и все приветствие. Сказал бы кто Ксандру год назад, что такие скупые проявления дружелюбности нужно еще заслужить, никогда бы не поверил. К Саше эти великолепные охотники и бойцы относились по-особому, как к своему. На «леших» они не только не обижались, но даже гордились прозвищем…

Шли быстро. Уже давно рассвело. Вел один из «дедков» по имени Кромви. Это он обнаружил волков. Следы говорили, что ра-ханы еще совсем молодые, но уже вошли в силу. Самка вот-вот должна поменять окрас. Самец же, несмотря на юный, по волчьим меркам, возраст, очень крупный.

Ра-ханы… Первое утро на Дорне Саша иногда видел во сне. Волчица из сна время от времени разговаривала с ним, а потом неизбежно атаковала, отчего он всегда просыпался в липком поту.

Вспоминать атаку волков на Хирмальм Ксандр не любил. Слава Творцу, погибшие в том бою не приходят в снах. Как ни гнал Саша от себя те кровавые воспоминания, все равно они иногда всплывали в памяти…

…Последний выстрела брока. Рой камней перемешал человеческие и волчьи тела в одно кровавое месиво… Никого не пожалела бездушная машина энанов… Лишь одно тело продолжало шевелиться среди ошметков, торчащих костей и оторванных конечностей. У-дур не желала умирать. Медленно шагая среди останков тех, с кем еще секунду назад сражался плечом к плечу, Саша приближался к телу Нерки. Руги горят белым пламенем… У ног — голова Ледяной у-дур… Ножи заметно нагрелись… Глаза монстра закрыты… Она лежит бесформенным кулем, вся в крови… Противоестественная волна жалости к этому сильному и гибкому животному накрыла с головой… Возникло желание помочь зверю… Мгновенно перешел на истинное зрение… Наваждение словно ветром сдуло. Невероятно! Тело у-дур стремительно восстанавливалось! Энергоканалы, бешено меняя окрас, возрождали поврежденную плоть! Лиловый взгляд обжег ненавистью, заставив отшатнуться… У-дур посылала мыслеобразы! В короткой речи не было ничего, кроме ненависти и жажды смерти жалким двуногим! Мощный напор жгучих чувств подавлял волю. Еще секунда — и будет поздно! Сила резким толчком вошла в тело… Раскаленные докрасна клинки впились в голову монстра…

 

Задумавшись, Ксандр чуть было не напоролся на резко замершего Хальви. Воины скупыми жестами передали по цепочке, что скоро привал. Странно… Только недавно вышли, а уже остановка… Что-то темнят лешаки…

— Скажи нам, Белый, — заговорил Сова, когда они расположились на небольшой полянке в тени деревьев, — правда ли то, что ты уходишь по большой воде?

«Ах вот оно что, — подумал Саша. — Решили поговорить по душам, когда никого нет. Может, и pa-ханов никаких нет? Ну-ну…»

— Да, Хальви, это правда, — ответил он, спокойно глядя в глаза охотнику.

— Хорошо… А правда ли то, что ты уходишь один?

— Да, — ровным голосом ответил Ксандр.

Он предвидел подобную реакцию воинов и, по сути, ждал этого разговора. Вспомнились наставления Альдора. «Не все действия и решения короля по душе подданным, — говорил старый маг. — Зачастую все заканчивается обидой или, что еще вероятней, ненавистью. Мудрый король — это огромная редкость. Ум и начитанность — это еще не все. Ты можешь быть профессором, академиком, доктором наук, гением, в конце концов, но не иметь даже капли мудрости в сердце. Я знавал людей, не умевших ни читать, ни писать. Они порой даже не догадывались, что творится за границей родных поселений, но беседой с ними не гнушались даже короли. Есть моменты в жизни каждого правителя, когда в своем мнении он остается совсем один — истина видна только ему одному. Никто не понимает его, даже ближайшие соратники. В таких случаях король должен только повелевать, не убеждать или объяснять, хотя это тоже необходимо, а именно повелевать. Потом, когда все получится, люди сами поймут, насколько мудрым было повеление короля. Если тот, конечно, действительно мудр».

— Но почему? — Хальви в глубине души все-таки надеялся, что пересказанные ему разговоры окажутся сплетнями.

Энергия мощным толчком растеклась по телу, излучая лиловый свет Первосилы. В одно мгновение на поляне все изменилось. Только что перед охотниками сидел шестнадцатилетний парень, мирно беседовавший с умудренными жизнью воинами, которые пожелали выказать недовольство, — и вот уже на смену ему пришел правитель, могучий и властный. Волна Силы окатила людей. У Хальви пробежали мурашки по спине. Страх парализовал мозг. Хотелось зарыться в прелую листву. Спрятаться. Переждать этот ураган Первосилы. Воины один за другим опустились на колени.

Принц заговорил:

— Почему?! Потому что я так решил! Много доблестных воинов отдали свои жизни в боях с врагом! Слишком много! Каждый меч, каждый лук, каждая стрела на счету! Вы нужны мне здесь! Вы нужны королеве! Вы нужны лоримам! Я просто не имею права лишать город таких бойцов, как вы. Там, за морем, мне будет спокойней, если я буду знать, что вы здесь.

Ксандр видел, как подействовало его представление на охотников. Сам не ожидал, что так умеет. Как так получилось? А если? Не может быть! Внезапное озарение расставило все на свои места. Буквально час назад вспоминал смерть у-дур. Оказывается, тело автоматически скопировало манеру воздействия Нерки. Выходит, используя поток Первосилы, можно влиять на психику живых существ? Кажется, у-дур еще пыталась общаться мыслеобразами… Голова идет кругом… Всего-то требуется — мгновенно вытолкнуть большой сгусток Силы и добавить немного эмоций. А там направляй на кого хочешь…

«Пора заканчивать, не то еще с ума сойдут», — решил Ксандр, переходя в обычное состояние.

Первым поднял голову Хальви. В его растрепанной шевелюре торчали прошлогодние листья и мелкие прогнившие веточки. А уже за ним примерно в таком же виде поднялись и другие. Саша облегченно вздохнул. Никто, похоже, не рехнулся. Слегка, конечно, обделались, не без этого, но жить будут.

Неожиданно подал голос Кромви:

— Прости нас, повелитель. Мы не должны были сомневаться в тебе.

«Вот и приехали…» — ошарашенно подумал Саня.

 

…Они мчались вперед, не разбирая дороги. Запах двуногих переплетался с приятными волнами Силы матери… Похоже, мать в ярости на кого-то и вот-вот нападет. Брат и сестра на бегу облизывались, предвкушая бой и будущий сладкий вкус добычи. Теперь они не одни! Она снова рядом! Навсегда!

Но что-то пошло не так. Волна Силы ослабла, а потом испарилась! Остался только стойкий запах двуногих!

Мать, мы идем!!!

 

Близкий волчий вой накрыл поляну. Нетерпеливый и мощный…

Волосы встали дыбом. Вспомнился первый день на Дорне… Леденящий кровь страх… Преследование… Бег по мертвому лесу… Бой с волчицей…

Ра-ханы вышли на охоту, опередив двуногих, превратившихся в добычу. Волки не дали людям шанса приготовиться к встрече. На поляну, рыча, выпрыгнули два белоснежных гибких зверя.

Время замедлилось… Тугие узлы мышц перекатываются под серебристой шкурой. Хвосты дрожат от нетерпения. Изогнутые кинжалы-клыки готовы впиться в живую плоть.

Совсем еще молодые особи. Глаза сверкают лиловым светом, так же как и у умирающей Нерки. Это же демоны Ледяного леса!

Люди даже не успели натянуть луки. С ножами против клыков и когтей? Вряд ли кто-то из фрольдов выживет в этой схватке…

«Нужно отвлечь волков на себя и дать людям шанс убежать, — пронеслось у Саши в голове. — А что, если попробовать…»

Услышав грозный рык, волки на мгновение застыли. Воспользовавшись заминкой, Ксандр резким толчком выплеснул в сторону зверей крупный сгусток Первосилы. Эмоций не пожалел. Ярость, гнев, раздражение…

 

…Матери нет. Лишь одни двуногие. Остатки ее Силы явно чувствовались вокруг… Выходит, мать была здесь, но почему-то ушла, не тронув добычу… Это сбило с толку молодых шарр'хи… Неожиданно из глотки двуногого вырвался мощный рык — рык вожака! Волна ярости и гнева накрыла оцепеневших волков. Захлебнувшись в потоке Силы, брат и сестра поджали хвосты. Припав брюхом к земле, жалобно заскулили, прося прощения, как когда-то у матери за свои щенячьи шалости…

 

«Вот это номер!» Ксандр обалдело смотрел, как еще секунду назад готовые атаковать pa-ханы вдруг покорно легли на землю. Уши прижаты. Жалобный скулеж. Будто щенки малые, подобострастно заглядывают в глаза. Ксандр ошарашенно наблюдал за чудесными метаморфозами самых грозных обитателей Норты.

Скрип тетивы мгновенно вывел Сашу из оцепенения. Волки настороженно подняли морды. Две пары лиловых глаз уставились ему за спину.

— Не стрелять! — скомандовал принц, резко оборачиваясь.

Фрольды времени зря не теряли. Составные луки в полной боевой готовности. Плоские листовидные наконечники хищно целятся в зверей.

— Что-то непонятное происходит. Отходите к деревьям. Стрелять только по моей команде. За меня не волнуйтесь.

Воинам не нужно повторять дважды. Ксандр удовлетворенно наблюдал за беспрекословным выполнением приказа. Мягко ступая, фрольды растворились среди ближайших деревьев.

— Ну и что мне с вами делать? — обернулся он к притихшим животным. — Уходить, я вижу, вы не собираетесь, нападать — тоже. Прогнать вас, что ли?

Чувствуя настроение человека, волки снова заскулили. Два белых хвоста нетерпеливо бились о землю.

— Ну точно как собаки! — воскликнул парень. — А глаза-то, глаза-то какие грустные! Сейчас заплачу. Знаем мы ваши ментальные штучки. Сам уже кое-что умею. Ага. Ишь как хвостами завиляли. Вот, подпустите к себе поближе, а потом хрясь — и нету Сани Трофимова.

Беззлобные фразы повлияли на дальнейшие действия волков…

 

Вожак тихо порыкивал и ворчал, как это всегда делала мать, перестав злиться на их детские шалости. Повеяло спокойствием и настороженностью. Глава стаи никогда не расслабляется, иначе другой самец тут же попытается оспорить главенство в семье. Спокойствие сменилось волнением, брат и сестра чувствовали, как двуногие готовятся напасть. Резкий рык вожака и настойчивое ворчание остановили атаку. Двуногие отошли к деревьям. А потом он повернулся, изливая приятную волну дружелюбия. Брат больше не мог терпеть. Тихо поскуливая, прижав хвост, он пополз к ногам вожака. Сестра, как это всегда делала, осталась ждать, чтобы посмотреть, чем все закончится…

 

Сердце предательски замерло. Огромный зверь приближался. Захотелось последовать примеру леших, скрывшихся среди деревьев. Лишь необъяснимое чувство отсутствия агрессии не дало сдвинуться с места. Более того, Саша явно ощущал страх и нетерпение ра-хана.

Десять метров…

Шесть… Фрольды не будут стрелять… Побоятся задеть командира…

Два шага… Тело словно стальная пружина…

Вблизи волк казался еще огромней. Немного недотягивает до размеров взрослого льва. Уже четко ощущались эмоции и запах pa-хана. «Если это совсем еще молодой зверь, — пронеслось в голове, — то какой же он будет, когда вырастет до своих нормальных размеров?»

Человек и хищник находились в полушаге друг от друга. Чувствовалось горячее дыхание животного. Жалобный взгляд лиловых глаз. Прижатый хвост. Легкая дрожь мощного тела.

Неожиданно для самого себя Ксандр сделал то, что позднее будет долго вспоминать и удивляться своей решительности. Правая рука потянулась к мохнатой голове. Волк недолго думая ткнулся влажным черным носом в ладонь, жадно вдыхая человеческие запахи. Краем уха Саша услышал, как дружно выдохнули фрольды, невидимые среди деревьев. Огромный как лопата розовый мягкий язык вмиг обслюнявил всю руку. Левая ладонь мягко легла на мощный загривок. Хвост волка, словно пропеллер самолета, выделывал восьмерки, а туловище ходило ходуном, грозя в любой момент сбить с ног.

— Ну точно, собака. Только здоровенная.

Ра-хан, прижав уши, урчал от удовольствия.

Похлопывая по сильной спине повизгивающего самца, Ксандр краем глаза наблюдал за волчицей. Та ползком преодолела уже половину расстояния. Пара шагов — и она легонько ткнулась лбом в его бедро, мгновенно облизав подставленную руку.

— Уй, вы мои маленькие! Хорошие, хорошие волчата…

Когда волки немного успокоились, Ксандр озадаченно спросил:

— Что же мне с вами делать-то? А? Вы же от меня просто так не отстанете. Правда?

Удобно развалившись у ног человека, волки ясно давали понять, что уже никуда не уйдут и, похоже, последуют за новым знакомцем.

— Но почему? Почему вдруг ужас Ледяного леса, легендарные страшилки лоримов, ведут себя со мной будто ручные псы?

Оказалось, pa-ханы умели передавать мыслеобразы и прекрасно чувствовали эмоции… Внезапно в сознании возник образ огромного волка. Почему-то зверь предстал внутреннему взору принца в истинном зрении. Четко различались толстые ярко-лиловые энергоканалы. От существа исходили волны бездонной мощи, охватывающие вокруг себя все пространство и заставляющие повиноваться.

Видение напоминало мыслеобраз. Именно так принц управлял броками. Чужое видение, чужая мыслеформа. А значит… Ксандр резко повернулся к волчице, лежавшей рядом и внимательно глядевшей ему в глаза.

— Так это ты мне тут фильмы показываешь?

Сев поудобней на землю, он приготовился к необычному разговору. Помнится, у-дур в облике бывшей одноклассницы примерно таким же образом изъяснялась с ним той ночью.

Глубоко вздохнув и сосредоточившись на лиловых глазах, Саша сделал первую попытку заговорить, создавая направленные мыслеобразы:

— Кто тот волк?

Видение огромного pa-хана в лиловом сиянии Первосилы.

— Вожак! — пришел простой ответ, сопровождаемый мыслеобразом лилового волка, несущегося по бескрайним снежным просторам во главе многочисленной волчьей стаи.

— Зачем ты показала мне его?

— Ты — вожак! — последовал ответ. — Я позвала тебя!

Ошарашенный новостью, Ксандр глупо таращился в лиловые глаза волчицы.

— Почему вы здесь? — справляясь с замешательством, задал он первый пришедший на ум вопрос.

— Мы услышали зов Силы матери. — В сознании возник образ Нерки, объятой лиловым пламенем.

— Но мы ошиблись. Это был ты. Мать ушла. Давно, — к разговору подключился самец, посылая образ стаи, несущейся в сторону высоких стен, в которых без труда угадывался вид на Хирмальм. Видимо, волк делился фрагментами памяти. Это походило на видеосъемку скрытой камерой, расположенной где-то среди зарослей кустов.

— Мы чувствуем в тебе часть ее Силы. Ты победил ее?

Идя на риск, он решил все-таки ответить честно. Что-то подсказывало: ничего плохого не случится.

Мыслеобраз двух светящихся руг, вонзаемых в голову Нерки, никак не подействовал на волков.

— Ты — вожак! Она проиграла бой.

«Вот и все. Так просто. Вожак. Победа, — думал Саша. — Это звери, а звери понимают только один язык. Язык силы».

— Почему вы не уходите?

— Ты наш вожак. Ты принял нас. Мы теперь в твоей стае. Или ты изгоняешь нас?

Снова прижатый хвост и жалобный взгляд лиловых глаз.

— Нет. Но ведь члены моей стаи — ваши враги.

Образ воинов, сражающихся с ра-ханами.

— Уже нет. Твоя стая — наша стая и наша семья.

— Хорошо. Тогда знайте: если убьете хоть одного человека — умрете! — Саша под завязку напитал мощный мыслеобраз Силой и выплеснул на волков. — Лес полон добычи. Люди теперь — ваша семья!

Глава 5
ЗАБОТЫ

Вид приближающихся воинов в сопровождении двух pa-ханов поверг в шок дозорных на стене. Особенно запаниковали друиды, мигом распознав, кто перед ними. В город пускать не спешили. Кто-то из дежуривших на стене выдвинул теорию: мол, у-дур овладели разумом воинов и теперь пытаются пробраться в город. Как ни странно, Ксандр остался доволен бдительностью дозорных. Вспоминая тварь, принявшую облик его одноклассницы, он только порадовался подозрительности друидов и воинов. Спустя полчаса на стене появились Ваянар, Аная, Олав, Альди и Дьярви. Их вытянутые лица и большие глаза были хорошо видны Сане снизу.

— Белый! Это ты? — Взволнованный голос старого друида.

— Я это, я… Можете нас впускать. Ра-ханы никого не тронут, — произнес твердым голосом Ксандр. Чтобы придать уверенности людям, обратился вслух к волкам, сопровождая мыслеречью: — Я хочу, чтобы вы легли.

Ра-ханы послушно выполнили команду вожака, повергнув в еще больший шок стоявших на стене людей. Легендарный ужас мертвого леса, которым взрослые боялись даже пугать непослушных детей, вот так просто исполнял повеления Белого воина. Фрольды откровенно наслаждались эффектом, произведенным на людей, явно забыв, как сами еще несколько часов назад играли роль листьев на деревьях.

Малые ворота Хирмальма медленно приоткрылись, впуская странную компанию. Город встретил пришедших гробовым молчанием. Народ, не веря своим глазам, таращился на новое чудо, сотворенное Ксандром…

 

Заботы, заботы и еще раз заботы… Именно они не давали скучать. Саша спал три-четыре часа в сутки. Занимался, казалось, всеми делами одновременно. Люди, предчувствуя долгую разлуку, старались по полной вытянуть из парня все, что только можно.

Отпускали поздно ночью и будили рано утром с неизменной фразой: мол, в море отоспишься. «Бессменный секретарь», как иногда называл Саша Нариму, по мере своих сил оберегала покой «чада», ни на миг не ослабляя бдительности, гоняла ранних или поздних посетителей. Была б ее воля, так совсем никого не пускала бы. Даже рвалась сопровождать подопечного «за море Хладное». Как он там без нее будет? На вопросы: «Куда тебе? Белый даже воинов с собой не берет!» — Нарима отвечала в свойственной только ей манере:

— И правильно, что не берет! Чтобы они и там его донимали?! Белый туда, Белый сюда… Загоняли чадо! Он, может, от вас отдохнуть едет?

Ксандр, приходя домой, падал без задних ног на уже расстеленную кровать. Погружаясь в царство грез, краем уха иногда слушал бурчание верного секретаря. Эх, если бы это было так! Если бы эта поездка оказалась отдыхом! Но не судьба… Одно только плавание продлится примерно две недели. Плюс море, кишащее невиданными и опасными монстрами. Благо тирки вдоволь запасли, на несколько лет вперед. А что ждет его на материке? Неведомо…

Ксандр выполнил обещание, данное вальдмару и кормщику касаемо стрелометов энанов. Оба агрегата коротышек под его чутким руководством собирали особо способные к этому делу друиды. Машины установили на носу и корме «Гаронны». К работе привлекли ранее знакомых кузнецов, плотников-судостроителей, а также мастеров, изготавливающих луки и стрелы. Стрел ометы значительно отличались от броков размерами, простотой сборки и меньшей энергозатратой при стрельбе.

Собрав первый конструкт, Ксандр сперва даже не понял, что перед ним такое. Стрелометом это можно было назвать только с большой натяжкой. Как и брок в начале использования, он представлял собой кучу беспорядочно соединенных деталей, пока принц не дотронулся до руны-смерча. Привычно потянув Силу, конструкт несколькими плавными движениями перетек в боевую форму, чем-то напоминающую земную гарпунную пушку на мощной стальной треноге. Что-то похожее Саша видел на фотографиях и рисунках в Интернете.

Как и брок, стреломет энанов производил выстрел путем резкого высвобождения накопленной Силы. Перенацеливанием и изменением траектории занимались уже люди, разворачивая конструкт вручную с помощью нескольких рычагов и поворотных механизмов. Первые испытания проводились на суше, за воротами города, где собралось почти все население. Зима ведь… скучно, а тут Белый опять что-то интересное придумал.

В комплекте с машинами имелся небольшой сундук с метровыми цельнометаллическими копьями-болтами. Граненые наконечники были сделаны из металла, похожего на металл руг. Стальной рунный болт занял свое место в стволе орудия. Машина, почувствовав снаряд, словно ожила. Передняя, более узкая часть дула плотно, как в тисках, зажав копье, плавно перетекла назад, складываясь, будто «звено» подзорной трубы. Уменьшившись таким образом вдвое, конструкт замер. Стреломет заряжен.

Целью выбрали ближайшее дерево на расстоянии трехсот шагов. Прицелившись, Ксандр затаил дыхание и потянул двумя руками спусковой рычаг, расположенный на задней части агрегата. Чувствуя высвобождение накопленного машиной сгустка энергии, парень с сожалением наблюдал, как после довольно ощутимой отдачи болт уходит чуть правее от намеченной цели. Под дружный вздох толпы стальная стрела, пролетев мимо, исчезла в лесу. Болт нашли примерно в семистах шагах от начальной точки полета глубоко вонзившимся в широкий ствол дерева.

«Хм… — думал Саша перед сном, после того как орудия были пристреляны. — Если такие машинки есть на материке, то лоримам несладко придется».

Когда оба стреломета установили на «Гаронне», Дьярви и Асвер сияли, будто два начищенных до блеска медных таза. Единственным омрачающим общую картину фактом являлось ограниченное количество снарядов. На каждом из них красовалась рунная вязь, видимо воспринимаемая конструктом как пароль. На болты, изготовленные из дерева и выкованные по образцу мастерами Хирмальма, машина энанов никак не реагировала, еще раз доказывая ум и деловую хватку коротышек. Несмотря на высокое качество, рунные болты рано или поздно пришли бы в негодность. Только на боеприпасах подгорные кланы неплохо бы заработали.

Но это еще не все. Внимательно осмотрев все четыре машины истинным зрением, Ксандр заметил одну особенность. У каждого конструкта там, где находилась руна-смерч, обнаружились выемки одинакового размера. Интересно то, что от этих выемок тянулись дублирующие энергоканалы Руны Ветра.

Ксандр, посовещавшись с Ваянаром и несколькими самыми толковыми друидами, пришел к выводу, что это не что иное, как гнездо для накопителя энергии. Значит, машины могли иметь альтернативный источник питания. Ох уж эти энаны! Получается, конструкты могли работать без остановки, знай себе меняй накопители! Обыскав весь склад, где хранились подарки подземников, Ксандр, к своему и всеобщему разочарованию, так и не обнаружил ничего, что хоть отдаленно напоминало бы эти важные артефакты…

— Вот зараза! — восклицал он, сидя у себя на кровати в компании друида, Олава, Альди и Анаи. — Как бы было хорошо, а!

— А чего ты ожидал? — успокаивая парня, говорил Ваянар. — Ты думал, энаны просто так оставят ценнейшие артефакты? Мы уже убедились — эти существа отличаются умом и сообразительностью. Разве ты не поступил бы так же на их месте?

Саша грустно улыбнулся, вспомнив знаменитую птицу, которая тоже отличалась умом и сообразительностью. «Интересно, — вдруг подумалось ему. — Как там Вовчик и пацаны из интерната? Я бы сейчас с удовольствием пересмотрел мультик про Алису… А потом зарылся бы в постели с интересной книжечкой и не вылезал бы недельку. Эх… Видели бы меня ребята сейчас…» А вслух произнес:

— Конечно, я бы на их месте сделал то же самое. Значит, мы поступим по-другому.

— Выкладывай, — выразил общую мысль Олав.

— Есть у меня некоторые соображения, — ответил принц, вытаскивая из-под стола куски плотной ткани, исписанные черными угольками. — Та-а-ак… — протянул он, роясь в ворохе своей писанины. — Где же они? Ах! Вот!

Принц победно достал один из квадратных кусочков ткани с нарисованным на нем каким-то замысловатым чертежом.

Немой вопрос в глазах всех присутствующих заставил парня незамедлительно продолжить:

— Выполняю обещание, данное на совете. Это мои, так сказать, наброски стрелковых орудий Земли. Так как я очень далек от механики и всего, что с ней связано, мне понадобилось некоторое время для соединения моих воспоминаний и общих представлений о том, какими должны быть механизмы этих орудий. На этой бума… хм… ткани я попытался изобразить то, что видел когда-то там, в том мире. Забегая немного вперед, хочу сказать, что эти чертежи я уже показывал мастерам и скоро будет первый результат…

— Но что это за оружие? — Вопрос Альди дружными кивками поддержали все присутствующие.

— Видели стреломет на «чужаке»? Так вот, это, например, арбалет — тот же стреломет, только намного меньше. Управляться с ним сможет даже подросток или женщина.

— Если этот ручной стреломет так же медленно заряжается, то какой от него толк? — задал очередной вопрос Альди. — Не лучше ли луки? Зачем нам тратить драгоценное время мастеров на создание этих ар… хм…

— Арбалетов, — подсказал Ксандр и тут же возразил: — Все просто. Лоримов, согласно последнему исчислению, осталось очень мало. Катастрофически мало. По-настоящему опытных воинов у нас почти нет. Сколько их? Сотни три, не больше. Вместе с активно тренируемым ополчением и молодняком у нас выходит сотен семь воинов. И все. Остальные — это старики, женщины и детвора. Кто из них умеет обращаться с луком? Единицы. Научить? Хм… Нет. Очень долго, нам это не подходит. А вот арбалет — другое дело! При желании научить пользоваться арбалетом можно даже тарка, не говоря уже о женщинах и подростках. Обучение пойдет достаточно быстро. Правда, изготовление хорошего арбалета, особенно его спускового механизма, — довольно-таки кропотливое занятие, но результат того стоит. Представьте себе оружие с высокой пробивной силой и дальностью стрельбы. Можно целить, не задумываясь об удержании тетивы в натянутом состоянии. Если дать женщине такое оружие, скольких подготовленных воинов со стены своего города она сможет положить, пусть даже и будет заряжать арбалет очень медленно?

Все молчали. А что говорить? Состояние дел в Хирмальме вынуждало искать новые способы решения проблем. Этим в принципе и был сейчас занят Ксандр, и пока все, что он предлагал, получалось.

Дав время на обдумывание, Саша достал следующий кусок ткани и продолжил:

— Более того, изучив стреломет с «чужака», а вернее, то, что от него осталось, мы с мастерами пришли к выводу, что сможем сделать похожие машины. Он, конечно, порядочно сгнил, но самая главная деталь — спусковой механизм — сохранилась нормально. Скажу больше: наши стрелометы получатся намного мощнее и совершеннее. А вот это, — парень достал еще один чертеж, — примерные наброски другой машины, которую использовали в древности на Земле. Это баллиста. Конечно, эти орудия не идут ни в какое сравнение с броками и стрелометами энанов, но римляне, про которых я вам уже говорил, в свое время завоевали с этими машинами полмира. Так что у нас очень много работы…

Рассказывая о своих планах и о том, что уже делается, Ксандр видел, как на лицах людей расцветают улыбки, а в глазах загорается огонек радости и надежды. Честно говоря, после последнего совета парень частенько ловил на себе мрачные взгляды.

После долгого обсуждения деталей люди, по сути управляющие сейчас городом, разошлись. В комнате осталась только Аная.

— Что тревожит тебя? — спросила девушка, пристально глядя Ксандру в глаза.

Саша немного замялся с ответом, но потом произнес:

— Понимаешь… Может быть, мои слова покажутся не совсем подходящими для «героя», «правителя» или «великого воина, пришедшего из пророчества»… Но раз уж ты спросила… Иногда, когда мы сидим и обсуждаем что-либо, у меня складывается такое впечатление, будто не со мной это все происходит, а с другим человеком. На Земле я видел кровь, например, ну максимум из разбитых носов подравшихся мальчишек. Понимаешь? Да и то до крови доходило очень редко. На Дорне же я с первых дней попал в водоворот кровавых боев. Более того, вся моя жизнь здесь, и в настоящем времени, да и в будущем, — это сплошная схватка… Бывают мгновения, когда мне очень хочется вернуться к той спокойной тихой жизни, где нет тарков, Безликих и у-дур… Когда Альдор рассказывал мне об Эзэльморде, я воспринимал его слова как обычную сказку, далекую и страшную. Только после боя с Безликим, почувствовав его силу, я наконец понял суть угрозы, таящейся там, за морем…

Он замолчал. Его взгляд был устремлен на заходящее солнце, щедро раздающее свой оранжево-багряный свет всему живому. Этот свет полностью затопил комнату и сидящих в ней обнявшихся молодых людей…

— Ты боишься? — почти шепотом спросила она, плотно прижавшись к его плечу и завороженно наблюдая за уходящим на покой небесным светилом…

— Да… — так же шепотом ответил он, нежно обнимая ее за плечи и вдыхая запах трав, исходящий от ее волос. — Я боюсь, что могут погибнуть люди, которые мне очень дороги…

Глава 6
ОПАСНЫЕ ПИТОМЦЫ

Первые дни люди относились к новым соседям с опаской, хотя Ксандр, несмотря на занятость, постоянно контролировал зверей. Благо, чувствуя состояние вожака, волки вели себя прекрасно, стараясь не отходить от принца ни на шаг.

Мяса у-дур съедали столько, что хватило бы прокормить небольшую деревеньку вместе с собаками и кошками. Единственным человеком, который радовался аппетиту зверей, была, как ни странно, вечно ворчащая Нарима. Белые слюнявые прожоры, мгновенно оценив ситуацию, а также статус постоянно пахнущей едой самки, кормящей вожака, чуть ли не на задние лапы становились перед ней. Саня догадывался, что его секретарь преследует меркантильные интересы. Еще бы! Ра-ханы перед ней на задних лапках бегают!

Принц за это время неоднократно пожалел о проявленной инициативе. С каждым днем он все больше и больше задумывался о том, что делать с опасными соседями.

Проблема разрешилась сама собой. Фрольды принесли весть о появлении крупной стаи тарков в трех днях пути от города. Снова объявились шайты, что уже само по себе говорило об опасности и организованности тварей.

Город готовился к встрече врага. Друиды и обслуживающие команды вертелись около броков. Воины и стрелки на стенах неторопливо занимались обустройством боевых позиций. Фрольды утверждали, что город легко отобьет нападение.

Проблема заключалась в другом. Люди не могут вечно сидеть в городе. Они должны возвращаться в свои поселения. Продолжать сеять хлеб, ловить рыбу, добывать масло, охотиться. Бродячие стаи тарков усугубляли и без того незавидное положение. Появление же шайтов обеспокоило всех. Люди уже давно усвоили простое правило: «где «мелкие» тарки — там организованная стая».

Ксандр предложил создать «отряды зачистки», которые бы занимались вытеснением тарков. Конечно, невозможно охватить все земли, ранее принадлежавшие лоримам, но с чего-то же надо было начинать? Решение по этому вопросу постоянно откладывалось. Появление особо крупной стаи тварей во главе с шайтами заставило людей действовать…

Решили собрать отряд, в который вошли фрольды и бойцы Альди. Всего набралось двадцать пять легковооруженных воинов-стрелков. Задача подразделения: избегая прямых столкновений, доставить максимум неприятностей противнику. Воинов возглавил Альди Уром.

За городскими стенами Ксандр обратился к ра-ханам, следовавшим за ним по пятам:

— Большая охота на врага.

Мыслеобраз скалящихся тарков.

— Там. — Он указал на север.

— Мы знаем, — последовал короткий ответ.

Стараясь не показывать удивления (все-таки вожак как-никак), парень задумался… А что, если…

— Идите вперед. Разрешаю напасть!

Сколько нетерпения и восторга в лиловых глазах!

— Ты отдаешь нам свою добычу?!

— Да! — особо не задумываясь, ответил принц.

Ра-ханы как будто этого и ждали. Словно белые торпеды, пущенные в цель, звери сорвались с места, оглашая окрестности леденящим кровь воем.

— Куда это они? — спросил Альди.

Ксандр, неопределенно пожав плечами, ответил:

— Я отдал им нашу добычу…

Недолго думая группа зачистки решила идти по волчьему следу, а не по ранее составленному маршруту. Нет сомнений — у-дур легко найдут тарков.

По следам определялась высокая скорость передвижения волков. Поддерживая запредельный ритм, те умудрялись еще и метить территорию. Там, где прошли у-дур, лес словно вымер. Его обитатели от мала до велика старались избежать встречи с грозными хищниками — хозяевами Норты. Даже птицы умолкали — настолько страшны были охотящиеся ра-ханы.

Ксандр, шагая по волчьему следу, ощущал себя в некоем вакууме. Будто не жил здесь ранее ни один зверь. Только шелест листьев напоминал о реальности происходящего.

Ради интереса перешел на истинное зрение.

«Мама моя дорогая!»

Лиловые жгуты Силы, «свисавшие» с неба, будто гигантские лианы, там, где проходили волки, были беспорядочно перекручены! В некоторых местах особо тонкие силовые нити зияли разрывами, которые уже спешно срастались.

Только сейчас Ксандр осознал, кого приютил в своем домике. Молодые ра-ханы проходили силовые барьеры, словно большие раскаленные ножи сквозь масло.

«Видимо, у-дур тоже умеют черпать Силу и ускоряться, — думал он. — И кстати, все наблюдения необходимо задокументировать. Хватит сидеть в каменном веке, пора переходить в новую эпоху. Организовать школу — учить детей грамоте, а там, глядишь, и до университета рукой подать!»

След постепенно уходил на запад. Оставалось только поражаться чутью новых «питомцев».

«Это ж какие расстояния! — изумлялся Саша, идя за одним из охотников. — Помнится, в одной передаче, «В мире животных», кажется, рассказывалось, что волк слышит вой другого волка на расстоянии примерно в шестнадцать километров. Хм… Судя по тому, как уверенно двигаются мои «подопечные», это похоже на правду. Кстати, а как их назвать? Интересно, есть ли у них уже имена… Хм…»

— Стой! — жестом скомандовал идущий впереди Сова.

Команда «полетела» по цепочке. Отряд остановился. Воины готовили оружие, занимая удобные позиции среди деревьев.

— Что видишь? — тихо спросил Альди.

— Здесь… и здесь, — показал Хальви пальцем на землю. Следы pa-ханов перемешались с несколькими отпечатками больших босых ступней, в которых без труда узнавалась корявая поступь тарков.

— Это не они, — сообщил Сова, вставая и отряхивая с колен травинки и прелые листья. — Этих всего пятеро. Все взрослые. Ищут, чем поживиться.

— Может, у-дур взяли не тот след? — Альди с сомнением посмотрел на Ксандра.

Тот в ответ только неопределенно пожал плечами и предложил:

— Идем дальше по следу. Не думаю, что таркам удалось уйти. Там уже и посмотрим.

— Добро, — согласился Альди. Подав жестом десятникам команду «подъем», добавил, поглядывая на небо: — Скоро стемнеет, тут рядом есть неплохое место для стоянки.

Парень, кивнув в ответ и поправив амуницию, нырнул за Совой, уже скрывшимся в листве.

 

Тарков нашли спустя минут пятнадцать. Растерзанные тела валялись среди беспорядочно растущих кустов и деревьев. Кругом кровь, развороченные внутренности и оторванные конечности. Тучи мух кружились над нежданно подвернувшейся добычей. Похоже, это единственные существа, которым плевать на метки ра-ханов.

Бой (или, правильней сказать, бойня) произошел примерно пять часов назад. Тарки пытались спастись бегством. Самец pa-хан, почти не снижая скорости, на ходу убивал тех, кто еще недавно искал, чем поживиться. Волчица, немного отстав, добивала еще живых. Следы волков вели на запад.

Тщательно осмотрев тела тарков и место бойни, люди продолжили путь. Спустя час Альди скомандовал отдых. Место схватки, остро пахнущее кровью, осталось позади. Командир, справедливо рассудив, что хищники со всей округи будут заняты другим делом, разрешил оставить меньше часовых. Да и место подходящее нашлось, «меченное» волками. Вряд ли зверье сунется туда, откуда исходят «страшные» запахи…

Ночь прошла спокойно, лагерь, как и предполагалось, никто не побеспокоил. Быстро позавтракав и затушив костер, группа снова встала на след…

Истошные визги боли и грозное рычание воины услышали во второй половине дня… Полная боевая готовность. Луки хищно изогнуты. Стрелы рвутся в полет. Растянувшись полукругом, двинулись на шум. Мгновение — и последний воин растворяется среди сплошной стены кустарника…

Многоголосое рычание, треск ломаемых ветвей, громкий скулеж — осталось совсем чуть-чуть… Ксандр отчетливо чувствовал резкие всплески Силы. Волки живы! Кожей ощущались их азарт и нетерпение.

Перейдя на истинное зрение, Саша попытался заглянуть за сплошную зеленую стену. Ничего не вышло — еще слишком далеко. Похоже, волки метались по кругу, пытаясь кого-то достать. Парень подал знак Альди, и тот незамедлительно скомандовал остановку.

— Что ты чувствуешь?

— Впереди бой, — отрывисто зашептал Ксандр. — Ра-ханы живы, кому-то не дают уйти. Но я не вижу, только могу понять их настроение… Нужно подойти поближе. Дай мне двоих.

— Сова, Гром. — Сотник жестами подозвал бойцов.

Те, сорвавшись с места, быстро последовали за ушедшим вперед Ксандром.

Чем ближе, тем отчетливей чувствовалось раздражение и нетерпение волков. А также страх и обреченность тех, кому они не давали уйти. Металлический запах крови ударил по ноздрям, когда до места схватки оставалось несколько шагов…

Сова и похожий на дикого вепря Гром Серый бесшумными тенями следовали за принцем. Несмотря на свою комплекцию, Серый, будто хищная ласка, гибко двигался в переплетении ветвей. Буквально перетекал между прогнившим валежником, который зарос зеленым мхом. Ни одна веточка не хрустнула под его ногами. Ксандр, чувствуя безмолвное движение за спиной, поражался охотничьим навыкам этих воинов. Лес — это их жизнь. Они родились тут и выросли… Словно и не люди вовсе, а опасные хищники…

В просвете между деревьями показался огромный корень, поросший бурым мхом. Ствол самого дерева лес давно уже поглотил. Осталась лишь полусгнившая громадина, будто древнее загадочное существо, заснувшее здесь много веков назад.

Ксандр и воины осторожно ступили на косматые лапы-корни. Боясь провалиться в особенно прогнивших местах, опустились на мягкий моховой ковер. «Слившись» с корнем-великаном, парень лежал на влажном вековом настиле. Пахнуло сыростью. Саша аккуратно выглянул из-за ветвистых отростков…

Небольшая поляна усеяна грязно-серыми телами тарков. В живых осталось только четверо. Самые мелкие… Шайты… Прижавшись друг к другу, они молча скалились на круживших вокруг них ра-ханов.

О! Это были уже не те послушные волчата, приведенные принцем в город! Нет! Сейчас, наматывая круги, словно две огромные акулы вокруг тонушей жертвы, перед Сашей предстали два монстра. От взгляда на них по спине пробежали мурашки. Белая шерсть pa-ханов сменила свой окрас на грязно-бурый от крови жертв… С длинных изогнутых клыков капала слюна. С каждым вздохом мощных легких из пастей вырывалось грозное рычание.

Запах крови, вырванных внутренностей и экскрементов. Растерзанные тела. Пришлось закрыть глаза и глубоко вздохнуть, чтобы побороть рвотный рефлекс, сдавивший горло. Сделав еще несколько глубоких вздохов, Саша открыл глаза. В истинном зрении все было не так отталкивающе…

Молодые у-дур походили на два светло-лиловых сгустка, собирающих еще не исчезнувшую силу павших. С каждой новой порцией энергии лиловые тела волков светились все сильнее и сильнее. Они росли на глазах…

Грязно-серые коконы — тела шайтов. Примерно так выглядела энергоструктура Безликого. «Наверняка, паршивец, хм… вернее, паршивка, без тебя не обошлось! — пронеслось в голове. — Что же ты сделала с этими тарками?»

Наконец у-дур собрали всю разлившуюся энергию и пошли на сближение. Не в силах пошевелиться, шайты могли лишь скалиться. Серые тела бьет крупная дрожь… Тарки обречены…

Ксандр решил не испытывать судьбу. Кто знает, как отреагируют разгоряченные демоны на появление отряда? Стараясь не привлекать к себе внимание, сполз вниз, где его терпеливо ждали Сова и Гром. Видать, воины тоже что-то почувствовали. Зрачки расширены, лица напряжены…

— Уходим, — коротко шепнул принц.

Пора в обратный путь…

 

— Здесь нам больше делать нечего, — сообщил Ксандр Альди. — Более того, чем скорее мы уберемся отсюда, тем лучше.

— А тарки? — спросил тот.

— Тарков больше нет.

Ничего более не спрашивая, сотник скомандовал отход. Воины, выполняя приказ командира, покидали свои временные укрытия и бесшумно растворялись среди листвы.

Несомненно, те, кто пошел в этот поход, являлись самыми опытными и храбрыми охотниками и воинами, но даже на их лицах читалось облегчение. Слишком много пугающего и непонятного произошло за эти сутки. Люди шли домой, не потеряв ни одного товарища, — и это самое главное.

Ксандр на мгновение остановился. Проводив взглядом последнего ушедшего бойца, он обернулся. Странное чувство охватило его. Захотелось показать ра-ханам, что он был рядом. То, что сейчас делали люди, походило на побег. У-дур ведь поймут это. Вожак не может быть слабым. Напротив, по законам леса, он должен был предъявить права на добычу. Но он уходит… Какой же он после этого вожак? Проявить сейчас свою слабость — значит нажить претендента на главенство.

«Помнится, волки говорили что-то о матери… — подумал он. — Интересно, как бы Нерки повела себя в этой ситуации? Вряд ли она бросалась бы на своих детей из-за добычи, а вот вожак просто обязан это сделать… Хм… Но я же сам отдал добычу… Значит… Я вроде испытания им дал… Мол, берите, но я за вами все равно пригляжу… Справились на «отлично» — значит, нужно похвалить «деток». А что? Можно попробовать… Они ведь действительно еще детки, только огромные… Хех… Молодые, неопытные. Рано оставшиеся без матери. В стае пожившие всего ничего, законов еще не знают. Действуют инстинктивно. Со взрослым наверняка уже и не пройдет такой фокус, а вот с молодняком… Правда, у-дур — непростые звери… Очень умные… Что ж, время не ждет! Пора! А там будь что будет!»

Теплые потоки Силы согревали. Собрав в этот раз побольше энергии, Саша резко выбросил получившийся сгусток в направлении волков, смешивая Силу со своими эмоциями. Он хвалил их, словно маленьких детишек, за хорошо выполненное задание. Добавлял мощные силовые мыслеобразы белых волчат, прижавших уши и радостно виляющих маленькими хвостиками…

На всякий случай он повторил «процедуру» еще раз. Только с еще большим «выбросом» Силы. Затем развернулся и двинулся следом за уходившим отрядом… Кто знает, дойдет ли послание до адресата?

Позднее Ксандр не раз хвалил себя за тот поступок в отношении у-дур…

 

Вечером, когда отряд расположился на ночлег, когда походный ужин уже был съеден и почти все воины спали, принц почувствовал несмелый зов из глубины ночного леса:

— Мы здесь…

Оторвав взгляд от веселых бликов пламени, Саша перешел на истинное зрение. Ра-ханы были рядом. В энергоструктуре их тел он не увидел агрессии или волнения, лишь легкие силовые волны выдавали нетерпение перед очередной ночной охотой.

Собрав мощный сгусток Силы, Ксандр выплеснул его в сторону у-дур:

— Я доволен вами…

Ответом ему была волна удовольствия…

— Вожак, — обратилась волчица. — Ты, как и наша мать, отдал свою добычу нам, чтобы мы учились…

— Вы остались недовольны? — перебил он ее, сопровождая мыслеобраз резким всплеском Силы и чуточкой раздражения.

— Нет! Нет!

Парень ощутил испуг у-дур. Шерсть на загривках встала дыбом.

— Тогда чего вы хотите?

Силовой всплеск… непонимание…

— Мы хотим, чтобы ты сам повел нас на охоту, — пришел ответ, сопровождаемый мыслеобразом волка, бегущего по снежной пустыне во главе большой стаи.

Мгновение подумав, Ксандр ответил:

— Скоро мы выйдем на охоту. Это будет большая охота. Я хотел идти один, но вижу, что вы готовы. Вы пойдете со мной. Там будет много Силы. Очень много.

Сколько счастья и щенячьего ликования! У Ксандра даже сердце чаще забилось от потока эмоций, выплеснутых на него волками…

Стараясь не показывать своих чувств, он произнес:

— Мы уйдем за большую соленую воду, там тоже моя земля… Много земли… Мы уйдем туда после того, как вода успокоится, а пока я разрешаю вам охотиться здесь на врагов.

Мыслеобраз тарков.

— Будете приходить в стаю и рассказывать мне все…

 

Так Хирмальм обзавелся собственной разведкой и карательным отрядом в «одном комплекте». На следующий день у-дур рьяно взялись наводить порядок в окрестностях города, а затем и на территории в несколько суток пути. Боевой настрой pa-ханов ничего хорошего таркам не предвещал. Как оказалось, волки очень трепетно относились к такому понятию, как «земля охоты стаи».

«Это нам только на руку, — радовался парень. — Кто из хищников Ледяного леса теперь сунется на территорию, помеченную у-дур?»

Среди лоримов рейтинг «питомцев» рос прямо на глазах. Особенно он подскочил, когда в середине недели pa-ханы отыскали временный лагерь беженцев, выживших после нашествия орды. Туда незамедлительно отправились отряды разведчиков для выяснения ситуации.

К безмерной радости Ксандра, звери постепенно становились частью человеческого сообщества. Миф об ужасе мертвого леса день за днем таял, словно лед на весеннем солнышке. Огромным вкладом в потепление отношений, несомненно, являлось обнаружение ра-ханами стихийных поселений, жители которых очень удивлялись появлению разведотрядов в компании грозных хищников.

Если первое время часовые на воротах впускали у-дур в город только после разрешения Ксандра, то со временем надобность участия его в этом процессе отпала. Люди и волки сами разобрались, как им быть…

Глава 7
ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЕ СБОРЫ

До отплытия на материк оставалось еще много времени. Хотя как посмотреть. Не успеешь глазом моргнуть, а уже в пути. Пора готовиться к дальнему плаванию. А собирать было что…

Само собой, оружие и подлатанные доспехи. Два колчана отличных стрел, что изготовили для Саши мастера. В одном — бронебойные, в другом — срезни. Починенная и подшитая куртка из волчьего меха. Три пары чистых рубах, четыре пары штанов, не считая старых. Радовало наличие нескольких пар трусов из тонкой ткани, как оказалось, лоримам не чужда эта часть туалета. Правда, вместо обычной резинки — тонкие завязки, но к этому несложно привыкнуть.

Кстати, с носками здесь тоже все было в порядке. В каждом доме стояли простенькие прялки. На рынке продавались в любом ассортименте костяные, стальные, деревянные спицы и крючки. Женщины, кто с пряжей, кто с вязанием, а кто с шитьем, собирались вместе в одном доме, засиживались за работой. На посиделках пели песни, рассказывали веселые байки и древние легенды… Зимние вечера долгие…

Двум парам сапог из шкуры гаронны Ксандр был особенно рад. Отлично держат влагу. Подошвы не скользят. Мягкие и теплые. Что еще надо в походе? Только за производство такой обуви лоримам нужно поставить памятник.

Вообще быт островитян приятно удивлял, начиная с благоустройства города и заканчивая домашними мелочами. Почти все улицы Хирмальма вымощены булыжниками, да и большинство домов каменные. Аккуратные изгороди. В двориках зажиточных горожан — ухоженные садики.

Имелась канализация. Древняя, но действующая, как часы. Видно, строили профессионалы. Все сделано просто, но с умом. Как ни странно, за правильным использованием, регулярной очисткой и дезинфекцией всей этой системы следили подопечные Ваянара. С другой стороны, кому, как не друидам, знать, что чистота — залог здоровья. Священнослужителями пропагандировались частые омовения, посещения бань и купален. При храме действовал лазарет. Лечили лоримов условно бесплатно, платой служили добровольные пожертвования и взносы.

Ксандр не знал, что представляли собой другие крупные города острова, но с уверенностью мог сказать — Икер Седовлас был мудрым и хозяйственным правителем. Пример для подражания. Будущему королю Меленвиля было на кого равняться…

«Та-а-ак, — думал Ксандр. — Что еще?»

Охотничья сумка, еще с Земли, набитая разными мелочами. Там и леска, и рыболовные крючки, и трут из пропитанной маслом ткани. Так и не тронутые круглогубцы.

Дальше… Три деревянные миски и пара ложек. Три фляги, сшитые из той же кожи гаронны. Двухместная палатка из парусины — теперь дождь не страшен. Разные свертки с сушеными травами и корешками от Наримы, инструкция по использованию которых лежала в кармашке сумки вместе с картой. А еще котелок, спальный мешок и меховая шапка… Кроме того, перед отъездом надо будет запастись вяленым мясом, сухарями, крупами, специями, солью…

Разложив вещи на полу комнаты, Саня приуныл. Собрался, называется, по минимуму… А ведь каждая вещь понадобится в дороге, хотелось все взять с собой. Со вздохом стал отбирать менее необходимое…

— Тяжелая палатка… В сторону… Котелок… Туда же… — бурчал он, с несчастным видом ползая по полу. — А вот оружие, доспех и одежда — неприкасаемы. Еду придется оставить тоже…

Именно в этот момент в комнату зашла Нарима. Понаблюдав за мучениями «чада», недолго думая выдала гениальную фразу:

— А Бандит тебе на что? Я что его, зря тут откармливала? Чтобы ты потом без портков по лесу бегал?

Бандитом Нарима прозвала самца pa-хана. Правда, по-лоримски это звучало как «пройдоха», но русское одновременно краткое и емкое «бандит» ведунье больше пришлось по душе. С тех пор молодой арр-шарр'х, так волки называли своих альфа-самцов, для всех в городе стал Бандитом. Нужно отметить, волк абсолютно соответствовал своему прозвищу. Ни дня не проходило, чтобы Нарима не крикнула: «Опять Бандит утащил!» или «Где этого Бандита носит?!» Ксандр после некоторых наблюдений заметил, что pa-хан делал пакости не потому, что, например, хотел мяса, украденного у Наримы, а потому, что ему нравилось шкодить и потом прятаться. И чем искусней и незаметней он свою шалость проворачивал, тем больше удовольствия получал.

Ухватившись за идею Наримы, парень рванул к мастерам-кожевенникам. Спустя два дня, провоняв насквозь вареной кожей, краской и дымом, провел первое испытание специального седла под волка. Сказать, что Бандит был не в восторге, — это ничего не сказать. Но, получив мыслеобраз огромного лилового волка под седлом, мол, вожак тоже будет нести груз, арр-шарр'х покорился, к радости и облегчению самого «великого» вожака. Как ни странно, волчица тоже захотела такое седло, мотивируя тем, что она не хуже и не слабее, и этим еще больше обрадовала «начальство»…

Затягивая ремешки седла на мощной спине волка и проверяя, чтобы нигде ничего не терло, Ксандр краем глаза заметил, как на задний двор его жилища заявилась делегация из местной детворы.

Во главе отряда шествовала заметно подросшая Юля, которую держала за руку Верея. Также здесь были Ведена, Мила и еще много других детей. Юля, заметив Ксандра, сразу же протянула к нему маленькие пухленькие ручки. Тот, улыбаясь, подхватил девочку на руки и крикнул:

— Нарима! У нас гости! Накрывай на стол!

Из группы посетителей выдвинулась девочка лет пяти с красивыми выразительными глазами и длинными белокурыми волосами, подвязанными вышитой ленточкой.

— Мы к Звездоцке плишли, — сказала она, по-детски не выговаривая некоторые буквы.

— К звездочке? — удивился Ксандр.

— Да, к Звездоцке, — повторила девочка и указала маленьким пальчиком на волчицу. Та, будто поняв, о ком идет речь, подняла голову, внимательно слушая разговор.

— А почему Звездочка?

— Как поцему? — в свою очередь удивилась девчушка. Причем удивление читалось на лицах у всех детей, даже, казалось, у маленькой Юли. — Она зе класивая!

Соглашаясь с этим логичным умозаключением, вся детвора дружно покачала головками…

Так ужас Ледяного леса вдруг стала Звездочкой — «потому что красивая». «Ну вот, — подумал Саша. — А я голову ломал, как назвать волков. Бандит и Звездочка… Хм… Кстати, «звезда» по-лоримски звучит как «эстер». А что? Мне нравится».

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.