Мария Николаева - Алая Тень

 
 
 

МАРИЯ НИКОЛАЕВА

АЛАЯ ТЕНЬ

Пролог
ТОЧКА ОТСЧЕТА

Тень

Сколько себя помню, я все время сражалась. Как так получилось? Почему? Я никогда не задавалась этими вопросами, да и не было у меня на это времени — борьба тогда отнимала каждую свободную секунду.

Конечно, это не лучшая доля для женщины, но мне было все равно. Ни мыслей, ни желаний, ни чувств — всю себя я отдавала Магистру и его ордену. Но это был мой выбор, и я ни мгновения не сомневалась в его верности.

Я была тенью своего господина и гордилась этим. Ведь это значило, что я действительно нужна! Что я полезна ему! Что я незаменима как никто другой: ведь ни одно живое существо не может существовать без тени, этой незримой, почти незаметной субстанции, что всегда неотступно следует за своим владельцем…

Так было.

Но мы проиграли свою войну. И тогда, спасая остатки своего ордена, Магистр собрал нас в храме Зари и сообщил о своем решении… Он сказал, что мы пришли не в свое время, что невежество и суеверия еще слишком сильны, что нам необходимо уйти, скрыться, чтобы после донести свои идеи до последующих поколений. До тех, кто нас, может быть, услышит.

Но оказалось, что нам негде было скрыться. В мире не осталось места ни нам, ни нашим знаниям. Мы проиграли — и в итоге оказались заперты в собственной обители, тогда как Объединенная армия уже стояла у наших стен. Мы могли их уничтожить, могли выжечь всего одним точечным ударом, но вместо этого решили уйти. Потому что в противном случае мы потеряли бы куда больше, чем приобрели. Победа не стоила таких жертв, поэтому мы проиграли…

Но это было наше решение и наша ноша. И пока наш Магистр был с нами, наша доля не казалась нам такой уж тяжелой. Потому что мы верили ему — и верили в него. Да и как можно было в него не верить? Ведь именно он показал нам этот мир с другой стороны, он научил нас смотреть и видеть!..

Поэтому мы верили. Верили безусловно и безотчетно, как могут верить в непогрешимость своих родителей лишь маленькие дети.

Да, Магистр был всем для нас. Мы не просто верили в него и ему — мы были готовы без раздумий пойти за ним даже в ад! Мы без колебаний умерли бы за него!

А он вместо этого приказал нам жить — жить несмотря ни на что.

Я до сих пор помню тот день. И тот разговор… ведь именно с него все началось.

Мы стояли в главном зале храма, в святилище, где каждый из нас когда-то давно приносил присягу. Двадцать два человека и Магистр. Те, кто выжил. Когда-то в моем отряде насчитывалось почти полторы сотни бойцов, лучшие из лучших, воинская элита… Многие погибли, еще больше народу должно было погибнуть сегодня… но это только солдаты — гражданских и детей мы уже спрятали, причем так надежно, что их никогда не найдут, а если и найдут… вряд ли кто сможет разобраться в программе «Кокон», а значит, и до сути никто не докопается.

Магистр успокаивающе улыбнулся мне. Как и всегда, он знал, что меня беспокоит. И не было ничего естественней и понятней этого. Я всегда любила его улыбку, светлый взгляд серых глаз, мягкий шелк темно-русых волос… и отчетливо помнила каждый день своего служения. Я видела его в гневе, видела в печали, видела и в краткие миги сомнений… Драэк [Подробнее о мире, расах, его населяющих, и календаре см. в Приложении.]. Всего лишь немолодой уже драэк, почему-то обеспокоившийся судьбами простых людей и полукровок. Но он сумел добиться очень многого. Ученый и философ, создавший орден Зари. Мужчина, заставивший весь мир встрепенуться и восстать… к сожалению, против него самого.

И вот теперь наш Магистр, тот, кого мы почти боготворили, с нескрываемой грустью смотрел на остатки моей боевой группы, на тех, кто всегда вступал в бой первыми. Мы были элитой. Мы привыкли своими жизнями покупать время для остальных. Но сейчас, вместо того чтобы сражаться бок о бок с товарищами и умирать рядом с ними, мы стояли в самом защищенном месте обители и ждали чуда — или, по крайней мере, последнего приказа… который и был дан, но совсем не тот, на который рассчитывали все мы.

— Друзья мои… — негромко начал Магистр. Сейчас он впервые на моей памяти выглядел смятенно. Даже редкие нити седины теперь казались ярче, а мудрые серые глаза как-то выцвели и утратили свой блеск. — Мы все прошли долгий путь. Мы сражались и умирали. Не мы начали эту войну, но мы сделали все, чтобы защитить людей, нам доверившихся. К сожалению, суеверия оказались сильнее… но это не значит, что мы сдадимся. Вы все посвящены в программу «Кокон», вам известны все наши тайники, все пароли. Вы — наша надежда. Поэтому я не могу пустить вас на стены. Да, там умирают наши братья и сестры, но они умирают для того, чтобы спасти тех, кого любят. И мы должны оправдать их ожидания. Вы должны. Не сейчас, не в это время, но когда-нибудь…

— Магистр… но программа «Кокон» уже завершена, — напомнила я. Впрочем, он знал об этом лучше, чем кто-либо, потому что во многом она была его детищем.

— Я помню, мое дорогое дитя. Но эта программа и не подошла бы для наших целей — слишком длителен период реабилитации после выхода из капсул. А у вас этого времени может и не быть. Мы используем иную систему. Думаю, вы все знаете, что наша обитель стоит на фундаменте более древнего жилого комплекса. Подземные этажи так хорошо защищены только благодаря этому. Именно вместе с комплексом нам достались многие знания наших предшественников. Например, всю программу «Кокон» я разработал на основе уже имеющейся в моем распоряжении стазис-комнаты. Разумеется, изначальные технологии лучше, они совершенно не угрожают здоровью и жизни, тогда как в наших капсулах не рекомендуется находиться дольше трех-четырех веков. Но в отличие от зала, способного вместить лишь тридцать человек, коконы универсальны и просты в производстве, чего, к сожалению, нельзя сказать о творениях ардов.

— Ардов? — Я удивленно вскинулась. Арды были легендой еще во времена моего детства! А я уже пожила достаточно, чтобы понять: легенды редко когда имеют какое-либо отношение к реальности.

— Да, девочка моя, ардов. — Магистр улыбнулся той особенной улыбкой, что всегда предназначалась мне одной. На сердце сразу стало теплее и легче.

— Так о какой именно их разработке вы говорите? — поинтересовалась я, на мгновение даже забыв о боях, идущих за стенами храма.

— О той, что они использовали в своих космических путешествиях. Она вырывает из времени целую комнату. Вы исчезнете из этого мира. И вернетесь лишь тогда, когда наступит ваш черед действовать. Вот тогда, я прошу, измените этот мир, воплотите в жизнь нашу мечту.

Странно, но никто из нас не колебался ни секунды. Не было ни страха, ни сомнений — только глубокая вера, вера в нашего Магистра.

И даже когда послышались звуки борьбы за стенами нашего убежища, мы не теряли этой веры. Да, где-то там умирали наши товарищи, умирали, чтобы дать нам так необходимые секунды, но сейчас это казалось чем-то далеким и несущественным… Всего лишь иллюзия покоя, рожденная надеждой и верой в возможно лучшее будущее.

— У нас мало времени, друзья, — прислушавшись к звукам битвы, произнес Магистр. — Прошу вас, сюда, — и он, подойдя к алтарю, в какой-то определенной последовательности нажал на украшавшие его рубины. Почти в то же мгновение ближайшая стена пришла в движение… — Проходите. Как только дверь за вами закроется — вы перестанете существовать для нашего времени. Даже лучшие маги не смогут обнаружить вас тут, а уж защита зала и вовсе абсолютна — там вам ничто не будет угрожать. Ну же! Не тяните!

— Но, Магистр… а как же вы? Вы ведь пойдете с нами, да? — Я невольно замерла на пороге. Не может же он бросить меня сейчас, верно?

— Ну что ты, дорогая, мне с вами нельзя — кто же, кроме меня, вернет вас обратно? Не волнуйся, со мной все будет в порядке. Ну же, иди, не задерживай остальных.

Магистр мягко подтолкнул меня к моим ребятам. К тем немногим, кто остался жив. Элита элит. Мой отряд. Мой бедный, разорванный на клочки отряд. Они не смогут без меня. После такой потери они уже не оправятся…

И сейчас они ждали меня, но я почему-то никак не могла решиться на этот шаг. Разве может тень покинуть своего хозяина добровольно? Это же… неправильно!

— Но, Магистр…

— Девочка моя, не иди против меня. Только не ты. Ну что тебе стоит выполнить просьбу такого старика, как я?

— Но вы…

— Не спорь! Иди к своей команде. Не забывай, что ты не только моя тень, — ты Алая Тень всего ордена. И сейчас ты нужна своим людям. Не мне, а им ты должна посвятить свою жизнь.

— Магистр…

— Иди! — Его голос почти перекрыл звук взрыва, но я все равно невольно повернулась и посмотрела на входную дверь. Сражения шли уже у ворот храма. — Быстрее!

Я послушно шагнула в черный провал комнаты. Где-то рядом со мной находились люди, посвятившие свою жизнь ордену и мне, но я все равно продолжала смотреть в проем двери…

Еще один взрыв. Он прогремел гораздо ближе. Я уже слышала звуки выстрелов и крики умирающих…

Дверь качнулась и начала закрываться… еще немного — и я исчезну, просто перестану существовать для этого времени, для этого мира… но почему-то сейчас все мысли были не о покинутых друзьях и близких, не о гибнущих соратниках, а о Магистре…

Последнее, что я помню — это яркую вспышку взрыва и хлопок резко закрывшейся двери…

Руины храма Зари

876 г.п.к. месяц жардень, день 15-й

Старые руины встретили магов с какой-то настороженностью. Когда-то давно, почти тысячу лет назад, здесь гремели битвы Последней войны, но теперь об этом скорбном прошлом уже ничто не напоминало. Да и сведений о тех временах осталось немного — орден тогда сильно потрепал континенты: едва ли не треть всех обитаемых территорий ушла под воду, а большинство великих городов древности оказались разрушены сериями земных толчков или вовсе погребены на дне Нового моря. И именно здесь, в этом одичавшем уголке, где ничто уже и не напоминает об ордене Зари и его величии, когда-то давно находился эпицентр всех катаклизмов… причина причин. Но время и земля надежно укрывали свои тайны. И уж конечно, они не собирались подпускать к ним вчерашних детей. Хотя любопытная компания собралась…

Даже во времена ордена Зари нечасто можно было увидеть вместе представителей всех трех рас, а уж теперь и подавно сие было великой редкостью. Человек. Драэк. И эльтианка. Странная компания. Даже для этих земель — странная. Хотя была в этих пришельцах деталь, которая их объединяла. Все трое были магами. Впрочем, на этом все общее в них и кончалось. Эльтианка, тонкая и, как все представители ее рода, светловолосая, была облачена в брючный костюм из плотной светло-серой ткани с нашивкой кафедры целителей на рукаве. Драэк, как и положено, был высок и крепко сложен, чего не могли скрыть даже мешковатые одежды мага земли. Человек же на первый взгляд вообще не относился к магической братии — слишком странным было сочетание цветов в его в облачении: белый и черный, однако и на его рукаве без труда просматривался символ Академии. Почему он не предпочел знак факультета? Наверно, потому, что у равновесных собственного факультета не было — слишком мало их, да и бессмыслен этот дар, если на то пошло, — не заслужили они собственного факультета.

— И зачем нас только в эту глушь послали? Ведь с самого начала было ясно, что ничего здесь не найдем, но разве этих упертых ослов переубедишь?! — Драэк раздраженно дернул головой, из-за чего многочисленные тонкие косички темными змеями расползлись по плечам и спине. Эльтианка с недовольством глянула на спутника, но промолчала. Человек же только философски пожал плечами. Драэка эта молчаливая покорность судьбе лишь раззадорила. Недовольно пнув очередной отполированный до зеркального блеска камень, он чуть слышно пробормотал:

— И зачем древним понадобились такие стены? Meталлы они не обрабатывали, что ли? Прямо помешательство какое-то на зеркальных поверхностях!

Впрочем, на самом деле удивляло драэка вовсе не это. Как мага земли его гораздо больше интересовало, почему гранитные блоки не подверглись разрушению. Все найденные ими камни были правильной формы и одного размера — ни сколов, ни царапин. Словно какая-то неведомая сила просто аккуратно разобрала постройки. Ну и кое-где присыпала их землей.

— Хватит ныть, Лес. И без твоих комментариев тошно. Не устроили бы тот пожар в лабораториях — не заслали бы нас в такую глушь. Так что сами виноваты, — резко одернул своего спутника человек. Оказывается, даже обычно безразличных ко всему магов равновесия можно достать.

— Риан, Милесар, не надо. Все не так уж плохо. Нам на выпускную практику досталось не худшее место, — примиряюще улыбнулась эльтианка. Она уже давно привыкла к вспышкам раздражения у друзей, но, будучи целительницей, никак не могла допустить драки, а потому раз за разом ей приходилось вмешиваться.

— Просто ректору фантазии не хватило придумать что-то хуже этого, — зло буркнул Милесар и отвернулся от своих спутников. Он уже не в первый раз сожалел, что связался с этой парочкой, и наверняка не в последний. Но так получилось, что неразлучны они были с самого детства, и даже распределение по разным факультетам никак не повлияло на их дружбу, несмотря на явные трения с сокурсниками, возникшие на этом фоне, — не принято как-то среди магов заводить знакомства вне своего «круга силы». Да и преподаватели такого не поощряли — опасались появления универсалов, ведь друзья волей-неволей делятся тайнами мастерства, а законом подобное запрещалось вот уже с тысячу лет.

— Кстати, ребят, а вы знаете, что именно здесь было активировано последнее оружие Зари? Согласно хроникам моего рода, взятие этого замка изменило историю. Как думаете, мы найдем здесь что-нибудь, сохранившееся с тех времен? — Синие глаза целительницы вспыхнули неподдельным интересом.

— Не мечтай, Виль. Все, что здесь есть, так это камни. Если что и уцелело, то занесено землей.

— Так, а на что нам ты, Лес? Уверена, до последнего оплота Зари еще никто не доходил: все-таки добраться до этого места — задача не из легких.

Целительница невольно вздрогнула, вспомнив все, через что им пришлось пройти по пути сюда. Это было не самое лучшее путешествие в их жизни. После активации последнего оружия Зари в этой части света оказалось все уничтожено — вот и пришлось молодым магам сначала переплыть Новое море, потом преодолеть Закатную пустыню, а после еще и искать перевал побезопаснее в Красных горах. В Академии эти три круга ада по-умному называли тремя степенями защиты от чужих глаз — хоть и погибли все воины мятежного ордена, а беречь, мол, свои тайны от чужих глаз не перестали.

Впрочем, было бы желание, а попасть можно в любую точку мира… ну, или не желание — приказ.

— И правильно делали. Нет здесь ничего ценного. И не может быть. Разве что кости древних владык, но кому они интересны? — Милесар совсем не горел желанием заниматься раскопками. Ну и что, что он маг земли? Он вовсе не обязан выполнять все прихоти сиятельной эльтианки, будь та хоть трижды дочерью наместника Князя. Так что если той это так важно, то пусть сама и возится в земле.

— Допустим, это интересно мне, — с вызовом произнесла девушка. — У меня под этими стенами почти весь род полег. Не знаю, в курсе ли ты, но до Войны эльтианов насчитывалось свыше десяти тысяч. Это сейчас чистокровных элов едва ли наберется с пять сотен, а тогда… — целительница замолчала, задумчиво уставившись на занесенные землей руины. Для нее это место навсегда оказалось связано с историей рода и почти полным его уничтожением… слишком многих они тогда потеряли…

— Ну и что, думаешь, если найдешь кости прадедушки, то он так сразу и оживет? — ехидно уточнил Милесар, и девушка раздраженно сверкнула глазами.

— Лес! Вилора! Прекратите немедленно! Нам сейчас не до ссор. Тем более я, кажется, нашел кое-что любопытное, — одернув своих друзей, Риан указал на какую-то возвышенность. В отличие от остальных холмов, уже едва различимых под буйной растительностью, этот был почти гол, только несколько жухлых пучков травы украшали его склоны.

— Ну и что? — хмуро спросил драэк. — Подумаешь, ничего не выросло! Может, они сюда отходы всякие сливали.

— Вот ты нам сейчас это и скажешь. Прощупай почву. Уверен, там мы найдем что-то такое, за что нам сразу и практику зачтут, и дипломы подпишут.

Особого энтузиазма это утверждение у Милесара не вызвало. Опять ему работать, а эти вон уже устроились в тени чудом сохранившегося фрагмента стены. Впрочем, чего тут было достаточно, так это тени, — за века, прошедшие с уничтожения последнего оплота ордена, деревья подступили к самому центру поселения, так что в редких просветах между ветвями были видны лишь клочки ярко-синего летнего неба.

Лес, недовольно глянув на друзей, направился в сторону указанного холма. Уже сложив руки в знаке силы, он заметил смутно знакомый предмет. От его спутников тот оказался скрыт самим холмом, а вот поднявшись на возвышенность, маг земли отчетливо увидел невысокий обелиск… Быстро оглянувшись и убедившись, что друзья не смотрят в его сторону, Милесар спустился к объекту, который так его заинтересовал. Обойдя его со всех сторон, он задумчиво посмотрел на оскалившуюся пасть. Дракон. Зло ощерившийся каменный дракон, подобно змее, обвивал трехгранную колонну, рубиновые глаза смотрели на мир без жалости и сомнений. Драэк невольно залюбовался шедевром древних мастеров. Да, умели арды создавать красивые, а главное, функциональные вещи. Вот и этот обелиск определенно не так прост…

Впрочем, не знай Лес точно, для чего было создано два десятка таких вот «шедевров», прошел бы мимо, даже не оглянувшись. Но он знал, а потому крепко задумался. У какого клана темного народа символом был дракон? Как назло, ничего более-менее подходящего в голову не приходило! А ведь он изучал геральдику! Как и любой другой высокородный драэк, он знал не только символ своего рода, но и девятнадцать других.

Задумавшись, Милесар невольно поскреб кожу на тыльной стороне ладони левой руки. Мелкие, вживленные в плоть драгоценные камушки отчетливо ощущались сквозь тонкую кожу перчаток. Тотемом его рода был янтарный кот — и именно осколки янтаря причудливым узором увязли в его плоти. Двадцать круглых бусин, складывающихся в знак рода, — доказательство чистоты крови и его права наследования. Конечно, любой знаток понял бы без труда по расположению янтарей, что Лес лишь третий сын, но… первородство на обязанности в данном случае не влияло. И знал он ровно столько же, сколько его братья.

А значит, дракона среди тотемов точно не было. Тем более рубинового! Это Лес помнил очень отчетливо. Но тогда этот обелиск… двадцать первый?

Невозможно! Ведь Домов, формирующих Темное Собрание, только двадцать! Не может же быть, чтобы никто не знал о Доме дракона?! Но раз так, то данный предмет никак не может быть предназначен для определения истинности крови… — стоило этой мысли скользнуть в мозг Милесара, как он не задумываясь сунул руку в пасть каменного чудовища — и это оказалось фатальной ошибкой…

Вилора дернулась, внезапно почувствовав, как на тело обрушились волны чужой боли, а следом, словно вторя внутренним ощущениям, раздался крик, дикий, неестественный, жуткий…

— Риан! Лес!.. Он!.. — Договорить целительница не успела — чужая боль ножом ударила ее в грудь, выбив из легких воздух, и она без сознания завалилась на бок.

Риан, убедившись, что здоровью подруги ничто не угрожает, бросился на несмолкающий крик. Милесара он нашел на другой стороне холма. Маг земли зачем-то сунул руку в пасть каменного дракона и, видимо, не учел возраст монумента.

Ни мгновения не колеблясь, Риан подбежал к другу и осторожно извлек пострадавшую конечность, правда, и сам в кровь расцарапал руку, но по сравнению с повреждениями на теле драэка это было пустяком.

Милесар больше не кричал. Равновесный обеспокоенно глянул на друга. Без сознания — убедился он. Вроде бы и повреждения незначительные, но без причины никто бы не стал кричать так страшно, верно?

Впрочем, Риан не был целителем, он даже скромных способностей на этом поприще не проявлял, а значит, прежде чем делать какие бы то ни было выводы, следовало дождаться заключения Вилоры. Коротко глянув на все еще бледную подругу, юноша перевел взгляд на Леса и решил, что лучше не оттягивать и сразу вернуться в Академию. К счастью, всем отправлявшимся на практику студентам давали настройку на телепорт, так что второй способ был проще и, что важнее, сейчас гораздо доступнее.

Дотащив друга до места стоянки и убедившись, что в ближайшее время целительница в мир живых возвращаться не собирается, Риан приглушенно выругался и все-таки произнес вызубренную за время обучения формулу переноса. Все равно в древних руинах магам ловить уже было нечего — только если заражение крови и лихорадку, но без них как-то лучше.

Марево перехода дрожащей темной тенью окутало три фигуры, а спустя миг руины снова были безмолвны и пусты.

Лишь рубиновый дракон сыто смотрел вслед сбежавшим пришельцам. И, словно в предвкушении, скалил зубы.

Часть первая
НИЧЬЯ ТЕНЬ

Глава 1
ПРОБУЖДЕНИЕ

Тень

Для меня мир раскололся и перестал существовать. Магистр мертв. И эта мысль — единственное, что жило в моем сознании. Она пульсировала в голове, поворачиваясь ко мне разными гранями, но, как ни крути, картина оставалась прежней… А последнее, что я видела, это смерть. Его смерть…

А дальше? Дальше мой мир окончательно пал во тьму. Вечную, пугающую своим безразличием, холодную, ненасытную тьму…

Хотя имеет ли это значение, если Магистр мертв? Что мы без него? Ничто, всего лишь замершие в янтаре безвременья мухи… теперь нас некому освободить…

— Командир! Командир! Эльсо, глянь, что с Командиром. Она все еще не пришла в себя, — голос, смутно знакомый, возник в темноте ярким лучиком света. Недовольно сощурив глаза, я попыталась сбежать, уйди дальше, закопаться в этот знакомый и уже ставший таким привычным мрак.

Но меня не пустили. Чьи-то руки деловито ощупали мое тело, вызвав острый всплеск недовольства. Эльсо! Светлая ты скотина! Лишь бы руки распустить! Дождешься же! Оторву их по самые плечи!

— Злится. И угрожает мне всякими нехорошими вещами — значит, жить будет, — отдернув руки, весело ухмыльнулся мыслечтец и заодно наш походный врач. Два в одном, так сказать.

— Э-э-э… Эльсо, если ты так лечишь всех, то, пожалуйста, в следующий раз позволь мне просто умереть, — совсем рядом прозвучал первый голос. Теперь я его узнала. Сан. Мой заместитель. Один из двух драэков в отряде, он единственный из всех был еще в первом составе и прошел со мной всю эту проклятую Войну. Да, остальным дожить до сегодняшнего дня не довелось.

— С честью? — ехидно осведомился мыслечтец, продолжая перепалку с моим замом. Я словно воочию видела его коронные ужимки и взгляды.

— Хотелось бы, — буркнул Сан, вызвав приступ смеха у остальных ребят. Что-то они слишком уж расслабились. Забыли, что ли, где находятся?!

Стоп. А где мы, собственно, находимся? Магистр погиб, я сама видела это. Всевышний! Они же еще не знают об этом! Сдавленно застонав, я открыла глаза и сразу увидела наглую рожу склонившегося надо мной Эльсо. Белобрысая скотина! Быстро сгруппировавшись, я локтем ударила его в район солнечного сплетения и отпрыгнула прежде, чем он успел ответить. Вот только вместо твердого пола под ногами оказалась неровная неоднородная почва…

— За что?!

— Осторожнее, Командир!

Это прозвучало одновременно. И если Эльсо просто состроил из себя оскорбленную невинность, то Сан вовремя оказался рядом и помог мне восстановить равновесие. Если бы не мой бессменный зам, я бы уже лежала на земле и не уверена, что удалось бы обойтись без лишних травм. Кивком поблагодарив своего помощника, я раздраженно взглянула на продолжавшего паясничать мыслечтеца. Эльсо был единственным в нашем отряде чистокровным элом, а потому внешность имел до неприличия невинную, почти ангельскую. Светлые локоны, большие синие глаза, чуть припухлые губки. В общем, впечатление он производил однозначное. Этакий веселый балагур. На первый взгляд. К сожалению, второй раз редко кто обращал на него свое внимание. Я обратила. И с тех пор искренне жалею, что в свое время не удержала любопытство в узде…

Ладно, в бездну Эльсо и его прошлое, сейчас меня больше волнует, что это за место. Судя по всему, находились мы на каких-то развалинах, так что и шагу нельзя было ступить, не споткнувшись о разный мусор. И куда это нас забросило? И, что немаловажно, как мы оказались в этом месте?

— Не узнаешь, Командир? А ведь это наши казармы. Вернее, то, что от них осталось, — меланхолично протянул Рено, устремив взгляд серо-зеленых глаз в небо. Если бы не эти самые глаза, то его вполне можно было принять за дарка, но неоднородный оттенок радужки выдавал довольно значительную примесь человеческой крови. Впрочем, саму основу ордена всегда составляли полукровки. Полноправные представители своих рас редко когда приходили к нам, потому что их жизнь отличалась в лучшую сторону и им особо не за что было бороться. Эльсо, Сан да и Зел — вот и все чистокровные в моем отряде. Кстати, а где этот вездесущий напарник Рено? Зел нашелся чуть в стороне. Он хмуро осматривал окрестности. Еще один драэк в отряде, Зел прибился к нам без особой на то причины, просто явился следом за одним из отрядов да остался. Что он там в свое время наплел Магистру и почему тот довольно быстро включил его в мою группу, я не знаю — да и не принято у нас интересоваться прошлым друг друга, у каждого за душой грехов навалом…

Стоп! Куда-то не туда меня увели мысли. Тем более Рено в своей обычной манере только что сообщил мне что-то весьма странное…

Так вот эти руины наши казармы?! Не может быть!

Но мой взгляд уже заметался по округе, а сознание время от времени выделяло из общего фона что-то знакомое, оставшееся с тех времен…

Всевышний! Это сколько же столетий минуло? И как мы выбрались из стазиса? Насколько я знаю Магистра, он бы все завязал на свою кровь… но и не стал бы хранить все яйца в одной корзине — значит, и запасной вариант у него имелся… и вот он, видимо, наконец сработал.

— Командир! Командир! Да хватит уже по сторонам зыркать! Что делать-то будем? Вон ребята предлагают для начала учебку и казармы восстановить, тем более наши схроны вряд ли сильно пострадали.

Я неопределенно дернула плечом. Сложно что-либо решать, ничего не зная об окружающем нас мире. Что ж, сомнения и печали придется отложить на более спокойное время, а пока займемся делом.

— Зел, Рено, — окликнула я самую опытную и слаженную пару из тех, что у меня остались, — на вас дальняя разведка. Я хочу знать, что происходит в округе. Судя по густоте леса, тут вряд ли есть кто живой, но проверить не помешает. Все необходимое получите у Сана.

— Так точно, Командир. Уже бежим. Эй, Рено, слышал, что сказали? Заканчивай витать в облаках — и побежали, — и Зел, хлопнув по плечу напарника, поспешил вслед за моим замом. Я взглядом проводила всю троицу. Кажется, Сан уже успел сориентироваться в новых условиях и даже проверил пару-тройку тайников.

Впрочем, иного я от него и не ждала. Он всегда был на редкость предусмотрительным. Ладно, поблагодарю его после, а пока вернемся к насущным проблемам.

— Джем, — я повернулась к человеку, который, как я уже привыкла, всегда брал на себя все вопросы, касавшиеся снабжения нас провиантом, — проверь тайники с продовольствием. Распредели сухпайки, посмотри, есть ли возможность в ближайшее время восстановить синтезаторы пищи, если ее нет — пошли кого-нибудь поставить силки. Хоть какая-то живность в этом лесу водиться должна.

Джем резко кивнул, отчего его давно не стриженная каштановая челка упала на лицо, скрыв от посторонних взглядов зеленовато-карие глаза. А ведь точно! Его-то я забыла, когда перечисляла чистокровных в отряде. Хотя это и не удивительно. Сейчас встретить чистокровного человека — почти фантастика. Раньше, во времена Лиансии, этим вряд ли кого можно было удивить, а сейчас, когда люди разбрелись по всем городам и селам… Правда, в отличие от элов и дарков, люди присоединялись к ордену целыми деревнями, потому что среди долгоживущих рас нормально существовать им не давали. Что светлые, что темные считали лианцев чем-то вроде низшей касты, о чем всячески напоминали. Единственным местом, где они могли чувствовать себя свободно и независимо, были степи, но условия жизни там слишком суровы, и далеко не все были готовы отказаться от комфорта в угоду чему-то столь эфемерному, как свобода.

— Сделаем, Командир, можешь не волноваться, с голоду мы не умрем, — уверил меня Джем и, взяв в помощь пару ребят порасторопнее, отправился вслед за Саном проверять схроны с продовольствием, которые должны были закапсулировать еще до нашего ухода.

— Эльсо!

— Да, Командир! — Мыслечтец, до этого сидевший на огромном камне, обиженно потирая то место, куда пришелся мой удар, вскочил на ноги и вытянулся в струнку. Опять паясничает. Хотя он всегда дурачится, если помимо нас двоих в зоне видимости есть еще хоть кто-то. Сейчас зрителей было более чем достаточно.

Как это чудо, на первый взгляд абсолютно не приспособленное к тяготам военной жизни, оказалось в ударном отряде? Сама до сих пор задаюсь этим вопросом. Просто однажды мы подобрали избитое нечто, пострадавшее от рук своих же, а потом ребята уже и жизни не представляли без его шуток. Когда его спросили, за что с ним так поступили его же соратники, Эльсо отшутился, сказал, что наставил рога тем, кому не следовало. Ребята поверили. Да и как не поверить, если он увивался за каждой юбкой, что оказывалась в поле его зрения? О том, что же действительно стало причиной его плачевного состояния при нашей первой встрече, достоверно известно лишь мне. Потому что соотнести образ одного из самых жестких военачальников эльтианских частей Объединенного войска и нашего весельчака Эльсо очень сложно. Но не невозможно.

Впрочем, ребята его любят. Они не раз выживали только благодаря неустанному оптимизму и веселому нраву этого эла. Так что, думаю, даже узнай они сейчас, кем он был до того, как осел в ордене, они его не оттолкнут. Потому что здесь за плечами каждого есть своя история, и зачастую она не менее кровава, чем у Эльсориана дил Вейриана. Просто каждый спасается от памяти как может. И наш мыслечтец прячется от всех за маской шута и бабника. Что ж, его право. Но доверять до конца я ему не могу — слишком хорошо знаю его истинное лицо…

— Просканируй пространство. Я хочу знать, что вывело нас из стазиса. Поймаешь что-нибудь интересное — сразу сообщай, — коротко приказала я нашему чтецу.

— Есть, Командир! — картинно щелкнув каблуками, он строевым шагом направился к храму, вернее к тому, что осталось от некогда грандиозного сооружения. Начинать считку информационных полей всегда легче с места, где произошел всплеск магического воздействия…

Впрочем, приходится признать, это все, что мне известно по данному вопросу. Механикой получения сведений из воздуха я никогда не интересовалась — не было необходимых способностей. Вот и приходится сейчас во всем полагаться на единственного имеющегося в наличии чтеца! И то, что им является Эльсориан дил Вейриан, чьей гибели я добивалась всеми правдами и неправдами почти два десятка лет, меня не радовало. Совсем. К сожалению, выбора у меня не было.

Вслед весело шагавшему Эльсо летели разные шуточки и советы, как ему в следующий раз вести себя с женщинами. Мыслечтец привычно отшучивался в ответ. Балаган. Но пока одергивать их не стану — им надо выпустить пар. Все-таки тяжело в один миг лишиться всего, что имел, и оказаться во враждебном мире практически в одиночку. Тем более иной возможности отвести душу в ближайшее время не предвидится — слишком много всего надо успеть сделать до того момента, как о нас узнают. А в том, что узнают, я не сомневалась. Сколько бы времени ни прошло, дарки вряд ли о нас забудут — слишком много крови мы им попортили.

— Так! Довольно! Быстро разбились все на две группы. Первая осматривает руины. Вторая поступает в распоряжение Сана. К вечеру жду полных отчетов о нашем положении. Я хочу знать, что из строений подлежит полному автоматическому восстановлению, а что придется отстраивать заново. Помимо этого мне нужна вся информация по имеющимся у нас ресурсам. Особое внимание уделите оружию и оборудованию. Проверьте все входы на нижние ярусы и сохранность коконов. Я должна знать, какие потери мы понесли. Разрешаю задействовать в восстановлении все возможные мощности, кроме тех, что идут на поддержание программы «Кокон». Ими мы займемся позже, когда разберемся, в какой мир попали. Пока всё. За дело!

— Да, Командир! — хором ответили мне. Я с улыбкой проводила своих ребят. Теперь они справятся и без меня.

Что ж, начало положено. Мы выжили, а значит, мы победили. Воля Магистра исполнена. Теперь бы еще понять, что нам со всем этим делать дальше…

Остров Надежды, Академия

876 г.п.к., месяц жардень, день 15-й

Академия встретила молодых магов едва ли не прохладнее древних руин. Заклинания перемещения, заблаговременно вписанные в ауры всех студентов, использовались не часто и только в случае реальной опасности для жизни или здоровья воспитанников, поэтому сразу же после сигнала, оповестившего об активации портала, во дворе собралось немало народу. Преподаватели, мастера, да и оставшиеся на летнюю практику в стенах родной Академии учащиеся с любопытством поглядывали на начертанный на камнях внутреннего двора огненный узор пробудившегося заклинания.

Даже заместитель ректора, а по совместительству «глаза и уши» Темного Собрания прервал эксперимент и вышел встретить первую за последние полвека группу, воспользовавшуюся эвакуационным порталом. Марейс кор Лэйиш, заметив среди прибывших своего кузена, недовольно поморщился. Да, эта троица снова отличилась! Умудрились получить травмы в месте, давно считавшемся безопасным! Хотя до последнего оплота ордена Зари требовалось еще добраться, а это ой как непросто… Бездарности, наверняка по дороге и сдулись!..

Решив не забивать голову неприятностями трех проблемных выпускников, Марейс направился в лабораторию — его ждал эксперимент, а с вернувшимися учениками медики и без него разберутся. Тем более, раз портал горел золотым огнем, то смертельно раненных нет, а остальное, как известно, поправимо.

Риан вздохнул свободно, только оказавшись в медблоке. В первый миг после возвращения он почувствовал себя неуютно, особенно в окружении преподавателей и незнакомых ему студентов. А два бессознательных тела на руках делали картину совсем уж безрадостной, ведь вопросы кроме него самого и задавать-то некому.

К счастью, Вилора пришла в себя, едва они оказались в стенах Академии. А вот Леса пришлось госпитализировать, как и самого равновесного. Последнее Риана удивило. Он до конца не замечал страшной раны, протянувшейся от костяшек пальцев к запястью. А вот целители заметили. Да и сложно было не заметить, когда кожный покров выдран с мясом, едва-едва не обнажая кость. К удивлению человека, рана абсолютно не доставляла ему каких-либо неудобств. Но пришлось морщиться и вполне убедительно охать, чтобы не вызывать лишних подозрений, пока им занималась довольно симпатичная практикантка с нашивкой кафедры целителей на рукаве.

— Это где же вы химические ожоги-то получили? — обработав рану специальным составом, полюбопытствовала девушка. Риан, ожидавший этого вопроса с самого начала, чтобы не вызывать лишних подозрений, решил привести версию событий, достаточно близкую к действительности.

— Да по дурости. Пока мы с Вилорой — это наша целительница, — организовывали обед, Лес сказал, что увидел что-то любопытное, и сунул руку в какую-то щель… Потом раздался крик, Вильку ударило чужой болью, вот и пришлось мне сначала спасать Милесара, а потом активировать портал — один бы я их двоих не откачал, а поблизости не было никого, способного оказать нам помощь. Вот и все.

— Да, умного в ваших действиях ничего не наблюдается, — вздохнула целительница и осторожно закрепила бинт. — Не туго? — уточнила она у Риана спустя секунду. Маг равновесия осторожно пошевелил кистью, потом сложил пальцы в парочке особо трудных знаков и отрицательно покачал головой.

— В самый раз, — уверил он целительницу. Та кивнула, явно чувствуя удовлетворение от хорошо выполненной работы.

— Вот и замечательно. Сиди тут, а я пока схожу к твоему приятелю — у него ожоги посерьезнее твоих будут.

— Но он в порядке? — немедленно поинтересовался Риан. Судьба друзей волновала его куда сильнее собственной раны, тем более ее-то он как раз не чувствовал.

— Да что с ним теперь станет? Раз уж к нам попал, то поправится, — уверила его девушка. — Но думаю, пару дней он точно проведет под присмотром.

— Ясно, — негромко ответил Риан, ни к кому особо не обращаясь. Молоденькая практикантка с кафедры целителей к тому времени уже успела незаметно скрыться за дверью. Но надолго в одиночестве Риан не остался. Практически сразу в палату юркнула Вилька. Она уже успела где-то сменить походную одежду на светло-бежевый медицинский халат. Уверенно пройдя через всю комнату, она устроилась на невысоком табурете напротив кушетки, на которой сидел ее раненый друг.

— Ну как ты? — странно косясь на перебинтованную руку Риана, спросила молодая целительница.

— Да все нормально, не волнуйся. Мне даже больно не было, — успокаивающе улыбнулся он. Отчего-то под изучающим взглядом Вилоры он чувствовал себя немного неуютно.

— А сейчас? Совсем не болит? — пытливо поинтересовалась она, нервно сминая пальцами ткань халата. Риан с некоторым удивлением следил за руками подруги. До этого дня он ни разу не видел, чтобы та была чем-то взволнована до такой степени.

— Нисколечко, — уверил ее маг равновесия, а потом для наглядности несколько раз резко сжал пострадавшую левую руку в кулак. Кожу чуть тянуло, но ни боли, ни жжения не чувствовалось.

Вилора обеспокоенно нахмурилась. Отсутствие болевых ощущений говорило само за себя. И пусть она не видела, что нанесло эту рану, но собственным выводам доверяла. Риана она знала с детства, он был сыном ее любимой нянюшки и в какой-то мере давно стал для эльтианской аристократки братом… и медлить сейчас, тратить время на ненужные сомнения — значит подвергать его лишнему риску.

— Риан, скажи, как выглядело устройство, с которым вы с Лесом столь близко познакомились? — хмуро спросила Вилька, решив все-таки кое-что уточнить, прежде чем поднимать панику. Впрочем, ситуация в любом случае уже вышла из-под контроля… а значит, дело оставалось за малым: осознать, смириться и найти выход.

— Это было не устройство, — возразил маг. — Обычная серая колонна в человеческий рост, которую оплетал такой же серый дракон. И Лес зачем-то сунул руку ему в пасть.

— Дракон? — Вилора заметно побледнела. — Рубиновоокий дракон? — едва слышно уточнила она.

— Кажется да, — не видя причин для столь бурной реакции, Риан безразлично пожал плечами. Он совершенно не понимал, чем его подругу могло заинтересовать это творение древних мастеров. Нет, вещь, конечно, очень красивая, каждая чешуйка проработана так, что казалось, на теле каменного зверя нет двух одинаковых, да и взгляд у него был запоминающийся — яростно-красный, вызывающий почти безотчетный ужас… и странное желание склониться в низком поклоне.

— Риан! Ты хоть знаешь, что это был за предмет? — нервно теребя рукав халата, целительница спросила напрямик. Но ее давний друг лишь неопределенно пожал плечами. Раздраженно фыркнув, Вилька произнесла: — Да и так вижу, что не знаешь. Хотя равновесному такое стыдно не знать! Это был обелиск Признания! Слышал о таких?

— Слышал, — автоматически ответил Риан. — Но ты уверена? Ты ничего не путаешь?

— Нет, — с некоторым сожалением покачала головой та, — я слишком хорошо помню, какие ранения были у Леса, когда он вернулся с обряда принятия в род. Уверяю тебя, сейчас они идентичны. Скоро и остальные поймут — это лишь дело времени.

Риан устремил взгляд куда-то в стену. Мыслей в голове было слишком много, а потому он просто не знал, что сказать и нужно ли вообще сейчас что-то говорить.

Наконец, кое-как смирившись с произошедшим, равновесный взглянул на подругу.

— Хорошо, пусть так. Но что делал один из двадцати обелисков в богом забытом месте? Ведь, кажется, ни один род дарков не заявлял о потере святыни.

— А я разве говорила, что это один из двадцатки? О нет, вы с Лесом умудрились отыскать обелиск Изгнанного Дома, более того, вы его активировали! — разъяренно прошипела целительница, обрушив все наболевшее прямо на голову другу.

— Изгнанного Дома? — благоразумно проигнорировав вспышку гнева эльтианской аристократки, переспросил он.

— Риан, ты хоть немного учил историю?! Или эти знания прошли мимо тебя? Я говорю о роде драэкских императоров! Том самом роде, чей последний сын основал орден Зари.

— Та-ак, — протянул маг равновесия, наконец вспомнив, о ком именно говорила подруга. В истории дарков был период, когда они обратились к монархии. Но позднее сами же темные и истребили своих правителей — всех до последнего младенца. Хотя, как выяснилось сейчас, — кого-то они все-таки упустили… Ведь ни один из обелисков не пробудится, если поблизости нет наследников требуемой для его активации крови — это любой знает. — И какое мы с Лесом имеем ко всему этому отношение? Ведь ты не завела бы этот разговор, если бы наша прогулка к последнему оплоту ордена прошла без последствий.

Несколько долгих мгновений Вилора просто взирала на своего друга, словно пытаясь рассмотреть что-то новое в знакомых с детства чертах, а потом осторожно, даже как-то неуверенно, поинтересовалась:

— Ри, скажи, а ты хорошо знаешь своих предков?..

— Виль! Тебе не хуже моего известно, что я человек. Я не имею никакого отношения ни к светлым, ни к темным. Только чистокровные люди могут быть равновесными!

— Я бы не была в этом столь уверена. Ты маг, а среди чистокровных людей таких очень мало. Твоя специализация… Возможно, среди твоей родни есть не только дарки, но и элы — это уравновесило бы твой дар…

— Виль, даже если и есть в моих жилах кровь долго-живущих рас, то ее столь мало, что она ни на что не влияет, — уверенно заявил парень, не желая связывать себя узами родства ни с темными, ни со светлыми.

— Почему же не влияет? — с вызовом спросила Вилька, раздраженно вздернув подбородок. Сейчас она как никогда была похожа на истинную эльтианскую владычицу, надменную, гордую и самоуверенную. — Очень даже влияет. По крайней мере, дракон тебя признал, иначе ты лежал бы рядом с Лесом, не помня себя от боли.

— Что ты хочешь этим сказать?.. — теперь побледнел и Риан.

— Не хочу, а говорю прямо: ты потомок Изгнанного Дома. Прямой потомок, иначе бы обелиск тебя не признал. И, думаю, это не та информация, которой стоит делиться с окружающими, — сомневаюсь, что дарки обрадуются появлению наследника правящей династии. Тем более такого, которого уже признал обелиск.

С этим было не поспорить. Тяжело вздохнув, Риан посмотрел на давнюю подругу. Они немало пережили вместе, но на этот раз, кажется, попали в действительно серьезную передрягу. Как бы не оказалось, что слишком серьезную для простых выпускников Академии.

Глава 2
НЕПРЕДВИДЕННЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

Тень

На вторые сутки мы смогли свернуть временный лагерь и заселиться в спешно возведенную первую учебную казарму. Не ахти что, но хоть крыша над головой, а не натянутый брезент палатки. В «учебке» помещения были не так просторны и не столь функциональны, как мы привыкли, но пока выбирать не приходилось: на данный момент привести в рабочее состояние было возможно только старые школьные корпуса, так как в них еще при строительстве заложили функцию мгновенного восстановления в случае разрушения (все-таки далеко не всегда наши воспитанники соизмеряли силу и прочность стен). Конечно, работать с «памятью» камней — это еще то удовольствие, да и боевикам далеко не всегда прививались знания строителей, но моя группа, как я уже говорила, была особенной. При необходимости мы смогли бы воссоздать весь орден с нуля. Но, слава Всевышнему, этого не понадобилось. Материала вокруг было навалом, да и во многие строения была вписана возможность восстановления и требовалось только запустить программу… Все же Магистр действительно был гением. Он сразу предусмотрел опасность полного уничтожения нашей обители, а ведь многие из нас с ним не соглашались. Помню, кое-кто из наших военных лидеров с пеной у рта доказывал, что не дело тратить такие ресурсы на вписывание программ в камни, когда можно усилия операторов направить на создание более мощного оружия… Что ж, военачальник у нас довольно быстро сменился — спорщик погиб в одной из первых стычек, а вот орден устоял. И в первую очередь за это надо благодарить нашего Магистра.

А скоро и вся обитель вновь засияет прежними красками! За каких-то пару месяцев мы восстановим мало-мальски значимые сооружения, а потом и остальными займемся. Правда, для этого придется выводить из коконов мастеров-строителей, потому что в моем распоряжении имеются кодовые фразы лишь для воссоздания необходимого минимума зданий. Но ничего, к тому моменту, я думаю, мы уже обживемся здесь, и можно будет без лишнего риска для жизни гражданского населения начать процесс расконсервации нижних ярусов.

Но пока здесь ведется тотальная стройка, путающиеся под ногами люди, не способные на адекватное поведение в условиях боевых действий, могут только помешать.

Я ласково провела кончиками пальцев по отполированным до зеркального блеска камням. Бледные руны вписанных заклинаний и легкое мерцание впаянных микросхем. Наша обитель только-только начала свое восстановление. Скоро здесь вновь появятся люди, вернутся на свои места ремесленные лавки, начнут работу инженерные лаборатории, откроются школы для детей, кружки по интересам для молодежи… Раз Магистр хотел, чтобы мы выжили и возродились, мы так и поступим. Это наш долг перед ним.

Придется, правда, поднапрячься, чтобы найти подходящих детей, но в крайнем случае можно будет отключить программу «Кокон» на паре подземных ярусов… Но мне не хотелось бы. Дети, что сейчас спят там, внизу, под толщей земли и камней… их жизни стоили нам слишком дорого, чтобы ими рисковать… Правда, все равно придется. Рано или поздно. Как только появится доступ к основным управляющим помещениям, надо будет влезть в систему и глянуть списки. Наверняка можно найти более-менее приемлемое решение. В первую очередь потребуется вывести из состояния сна строителей, техников и воспитателей. Конечно, волей-неволей программа зацепит и парочку посторонних, в том числе и детей, но тут уже ничего не поделать — мы слишком поздно начали эвакуацию, чтобы провести ее по всем правилам. Да и в любом случае придется же с чего-то начинать! Сейчас нас всего два десятка! А ведь из всех только Эльсо прошел курс обучения, дающий право заниматься обучением младших. Но себе в оправдание скажу: никто из нас и не предполагал, что подобные умения нам когда-то понадобятся! Хотя следует признать, что Магистр в свое время настаивал на том, чтобы мы прошли через все возможные программы настроек… Не согласились. Сказали, что группе быстрого реагирования, коей мы всегда себя и считали, совсем не обязательна вся эта «гражданская чепуха». К сожалению, Магистр, как всегда, не стал нас переубеждать — он вообще редко давил на нас, позволяя принимать все решения самостоятельно…

В итоге вышло так, что из всего отряда только Эльсо последовал совету и прошел ускоренный курс по всем базовым специальностям. Что это ему дало? Я не знаю, но что-то дало точно. Он изменился. Нет, не стал серьезнее, но гораздо чаще задумывался о последствиях своих действий. Хотя, возможно, на это повлияли совсем не настройки, а огонь и стоны погибающей деревни…

Но это дело прошлое и тайное — так что нечего и вспоминать о нем. Эльсориан дил Вейриан исчез со сцены очень-очень давно. Белый Ветер — и прозвище, и имя. Метель, оставляющая за собой лишь безжизненную снежную пустыню… Интересно, пугают ли еще его именем детей? Или за прошедшие годы нашли более подходящую страшилку?

Лично мне его почти жаль. Каково это: отбросить все, что знал и любил, — и уйти? Уйти, но выполнить приказ. А ведь и до той памятной деревеньки он не гнушался отдавать довольно жесткие приказы. Но почему тогда огни Медовой Рощи заставили его отвернуться от своих? Или он впервые увидел, что после себя оставляют его войска? Лишь пепел и дым. Я ведь прекрасно помню это, потому что не раз бывала в селах, где прошло войско Белого Ветра. Там даже тел не оставалось! Лишь выжженная до угольной черноты земля и сизые хлопья пепла…

Не удивительно, что мы с ребятами целых два десятилетия охотились за ним. Но он всегда оказывался на шаг впереди. Да, всегда… до того случая… но кто мог бы узнать в избитом до беспамятства оборванном эле одного из величайших военачальников того времени?! Вот и я не узнала А потом… потом к нему все привыкли. Да и глупо уже как-то обвинять его в том, что произошло едва ли не в прошлой жизни…

— Командир! — Сан неслышно подкрался ко мне со спины. Рука инстинктивно дернулась к поясу, но нащупала лишь пустоту. Бездна! Я же еще не ходила в хранилище, вот и не обзавелась оружием!

— Что-то случилось? — невольно нахмурившись, спросила я.

— Да. Зел и Рено вернулись. И они хотят поговорить. Именно с тобой. — То, как говорил Сан, отрывисто, резко, заставило меня не на шутку взволноваться. Похоже, все далеко не так просто, как кажется.

Неразлучная парочка разведчиков обнаружилась в комнате отдыха пока единственной восстановленной казармы. Они сидели за столом и растерянно крутили в руках кружки с каким-то горячим питьем. Ох, по лицам вижу, им есть чем меня удивить. И вряд ли их «сюрприз» будет приятным.

Порадовавшись про себя, что сейчас в связи с разгаром трудового дня здесь никто из излишне любопытных ребят не околачивался, я села напротив разведчиков.

— Говорите.

— Командир, — почему-то первым начал говорить Зел, хотя обычно отчитывался Рено, как более взвешенный и спокойный. — Мы восстановили вторую, пятую и седьмую смотровые башни.

Я невольно приподняла левую бровь. Быстро они. Особенно если учесть, что расстояние между указанными башнями исчисляется десятками километров. Краем глаза я глянула на замершего у дверей Сана. Мой зам удивлен не был. Ясно, значит, он выдал им камни порталов. Что ж, не могу не признать эти действия вполне разумными. Сейчас не до экономии.

— Ясно. И что вы можете сообщить?

При этих моих словах Рено напряженно замер, вцепившись в кружку так, словно она была последним якорем в нашем мире. Да что, бездна их поглоти, здесь происходит?!

Зел молча развернул перед нами карту, изображавшую центральные земли нашего ордена. Я, все еще в недоумении, тупо смотрела на нее. А ведь больше ничего этого нет. Ни наших деревень, ни пограничных постов, где нас всегда встречали добрыми улыбками и сытным ужином… Даже обитель и та не выдержала груза времени, обратившись в груду напичканных магией и микросхемами камней…

Но мы ведь справимся! Раз мы выжили, то все возродим! Нас так просто не убить!

Зел тем временем развернул рядом еще одну карту, в отличие от первой она была покрыта сеткой новых значков. Я удивленно подалась вперед. Невозможно. Такого просто не может быть! Там, где на первой карте находилось обозначенное красным пунктиром внешнее кольцо нашей стражи, на второй кособокими, какими-то нервными галочками пролегли горы. Вот и поспали, называется!

Я невольно проследила пальцем цепочку гор. Замкнутая. Почти в окружность. И мы в самом центре.

Вот только здесь никогда не было гор! Более того, все разломы тектонических плит проходят далеко от нас! Это сколько же времени должно было пройти, чтобы так изменился ландшафт?!

— Как такое возможно? Ты уверен? — не сдержавшись, все-таки поинтересовалась я. Зел и Рено не из тех, кто стал бы шутить подобными вещами, но и поверить в такое…

— Абсолютно, Командир. Мы поэтому и выбрали вторую, пятую и седьмую смотровые, что они позволяют полностью обозреть местность. Со всех сторон, примерно на одинаковом расстоянии, нас окружают горы. Думаю, не будь вокруг этих джунглей, мы смогли бы их увидеть и из обители.

— Ясно. Начните восстановление центральной смотровой — хочу сама на все это полюбоваться.

— Сделаем, — ответил за обоих Зел и локтем пихнул напарника. Тот растерянно взглянул на меня:

— Командир, это что же в мире происходит, если даже природа…

Мне стало его жаль. Я давно привыкла, что Рено самый сдержанный из нас. Он по природе созерцатель, вот только… из них двоих психологически более устойчив Зел. Мой просчет? И можно ли говорить о просчетах в творящемся вокруг безумии?

— Я не знаю, но, обещаю, мы выясним, — как можно увереннее произнесла я, но перед глазами продолжала стоять новая, измененная, карта… А ведь мы даже не знаем, что творится в мире за этими горами… есть ли он там еще?

Ох, Магистр, в какой же мир вы нас вытолкнули? И не окажется ли, что он еще хуже предыдущего?

К сожалению, ни на один из этих вопросов ответов у меня пока не было. Что ж, значит, придется искать. И, кажется, самой — остальным пока рано знать, насколько изменилась наша Диала. Пусть сначала хоть за что-то зацепятся в этом мире. Вот отстроим обитель, и уже тогда… Да, только тогда.

Но кого-то посвятить все равно придется. Не в том мы положении, чтобы разводить тайны на пустом месте. Ребят подбирать следует тщательнее, только тех, кто готов сразу принять такие кардинальные перемены.

— Сан, подбери парочку мальчиков поустойчивее и пошли их к внешнему кольцу. Пусть осмотрятся. Если горы действительно есть — их нужно использовать. Раз природа расщедрилась на такой подарок, как дополнительный барьер между нами и всеми остальными, — этим стоит воспользоваться. Только пусть ребята все внимательно осмотрят: если горы пересечь невозможно — хорошо, если обнаружат перевалы — пусть уничтожат. Я хочу быть уверенной, что больше ни одна армия мира к нам не пожалует незваной.

— Хорошо, Командир. А как быть с остальными?

— Остальным не сообщать, — твердо произнесла я, хотя и было неприятно что-то скрывать от парней, с которыми мы столько пережили вместе. — Пусть пока привыкнут к тому, что живы. И без того сейчас все чувствуют, что оказались в подвешенном состоянии, и мне не хочется подрывать их веру в то единственное, что всегда оставалось неизменным, — в нашу Диалу.

— Как скажешь. — Сан коротко кивнул. Что мне всегда нравилось в моем заме, так это его способность принимать любые приказы. Он никогда не обсуждал мои решения, какими бы они ни были. Впрочем, и я всегда принимала все его действия — думаю, это и называется доверять друг другу.

К сожалению, я не могу сказать, что одинаково верю всем своим ребятам.

— И, Сан, — прежде чем мой зам ушел, я остановила его просьбой: — Пришли ко мне Эльсо.

Золотистые глаза Сана удивленно расширились, но он быстро взял себя в руки. Да, не часто я общалась с нашим мыслечтецом по доброй воле, но сейчас не время вспоминать о давней неприязни — гораздо важнее узнать, в каком мире мы оказались. И что можем ему противопоставить.

А при таких исходных, к сожалению, Эльсо для меня единственно верный напарник. Как бы я к нему ни относилась.

Остров Надежды, Академия

876 г.п.к., месяц жардень, день 17-й

Следующие два дня для троицы магов превратились в пытку. Старшая целительница, довольно старая уже эла, со скверным характером и тяжелым взглядом выцветших синих глаз, практически ни на миг не выпускала их из поля зрения. Риана такое внимание раздражало. Вильку оно пугало, особенно в свете открывшихся фактов. И только Лесу было все равно — он уже третьи сутки не приходил в сознание и только бормотал в бреду что-то невнятное. Друзья старались ни на миг не оставлять его, но они понимали, что сами сделать ничего не могут. Особенно такое положение дел нервировало Вилору. Будучи целительницей не столько по способностям, сколько по призванию, она сидела у ложа друга и нервно кусала губы, кляня себя и свою беспомощность.

Риан волновался не меньше подруги, но он реально оценивал свои силы и понимал, что его способности здесь не помогут, а потому и убивался куда меньше Вильки. Эла же никак не могла простить себе бездействия. Но помочь в данном случае было не в ее силах. Поэтому они просто ждали. Молча ждали хоть каких-то изменений.

Вилора была уверена, что в скором времени Милесару станет лучше. Ее опыт говорил об этом.

— Раз уж обелиск не убил его сразу, — словно пытаясь в том убедить себя саму, раз за разом повторяла она Риану, — то он справится. Но это займет время, — и после этих слов всегда нервно оглядывалась на дверь. Ведь времени-то у них и не было. В Академии даже в период каникул находилось слишком много родовитых дарков, и любой из них мог почувствовать появление алой метки на теле равновесного.

— Тебе надо уходить, — негромко сказала Вилька вечером второго дня. — Ты больше не можешь ждать Леса. Обычно до момента активации камней проходит от недели до месяца, но мы просто не имеем права рисковать. Тебе необходимо покинуть земли драэков. И чем дальше ты будешь от этого места — тем меньше шансов, что тебя найдут.

— Виль…

— Не спорь. Для начала я попрошу отца срочно отозвать тебя на наш остров — это собьет с толку правление Академии и не позволит сразу определить причину твоего ухода. Все же до получения диплома ты остаешься вассалом моей семьи, и мы в любой момент можем прекратить твое обучение в одностороннем порядке.

— Виль, это рискованно. — Риан попытался образумить подругу, но та лишь яростно сверкнула синими глазами из-под золотистой челки.

— А мне теперь вообще жить рискованно! Все знают, что я была с вами, и никто не поверит, что я, выпускница кафедры целителей, не поняла, с чем имею дело.

— Но Лес, он…

— Все с ним будет хорошо — я позабочусь. Тем более если тебя не будет рядом, то рисунок его ауры изменится незначительно и это сойдет за последствия ранения. А как только мы получим дипломы, то сразу рванем к тебе. Уж Лес-то теперь везде тебя найдет — обелиск посчитал его твоим вассалом и, кажется, принял на служение.

Риан как-то сразу растерялся. Он прекрасно понимал, что теперь все его планы на дальнейшую жизнь летят в бездну, и это было даже ожидаемо, у него с самого начала все шло не как у людей. Но вот при чем здесь его друзья? Ни Лесу, ни Вильке он не желал судьбы вечных беглецов.

— Но зачем? Вы ведь себе жизнь испортите, если последуете за мной!

— Милый, мы связаны. До конца. Помнишь? Мы поклялись всегда поддерживать и помогать друг другу. Ты, я и Лес — одна семья. И я не собираюсь терять ни одного из вас. Тем более из-за дарков!

Риан нехотя улыбнулся. Вилора всегда недолюбливала темных, а с тех пор как они в залог верности своему слову прислали на Эльтианский архипелаг Леса, тогда еще слабенького пятилетнего мальчишку, она их возненавидела. Странно, но при таком отношении ко всей расе в целом она искренне любила Милесара, словно не ассоциировала его с Домом Лэйиш. А ведь янтарные председательствовали в Темном Собрании с самого момента его основания, а значит, и ненавидеть их Вилька должна была больше других. Она и ненавидела. Просто Леса даже в мыслях не относила к роду Лэйиш, считая, что раз те подарили ребенка светлым, то не имеют права считать его своим. Впрочем, Милесара все элы считали вторым ребенком наместника, так что в этом Вилора была не одинока.

Вспомнив о грозном родителе своей подруги, Риан сразу спросил:

— Виль, но что скажет на это твой отец? Он же надеялся, что дочь пойдет по его стопам!

— Он поймет, — уверенно ответила эла. — Папа не хуже меня знает, на что способны дарки, если что-то идет вразрез с их планами. Ему, конечно, придется прилюдно отречься от меня, но не думаю, что это как-то повлияет на наши с ним отношения. Мой отец на редкость здравомыслящий эльтиан. Не забывай, мой род всегда состоял при Князьях. И пусть те давно уничтожены, мы все равно им служим. Так или иначе.

— Но, Виль…

— Все, хватит со мной спорить, Риан! Между прочим, я могу тебе просто приказать! Но ведь не делаю этого — мы же друзья, а друзья должны прислушиваться друг к другу! Не заставляй меня идти наперекор моим желаниям!

Риан несколько удивленно посмотрел на подругу. Она не шутила. Вилора действительно была готова воспользоваться своим правом и отдать приказ. Левое запястье болезненно дернуло. Риан перевел взгляд на забинтованную руку. С чего бы это? До сего момента не было никаких неприятных ощущений.

Вилька, заметив растерянный взгляд, брошенный ее другом на свою пострадавшую конечность, обеспокоенно сорвалась с места и практически подлетела к нему.

— Что-то не так? Болит? Жжет? — взволнованно спросила она.

— Да нет вроде. Просто дернуло что-то.

— Дай посмотрю. — И, не дожидаясь разрешения, Вилора схватила его руку и деловито ощупала. Если бы Риан действительно чувствовал боль от полученных повреждений, то его бы уже скрутило от такого бесцеремонного обращения. К счастью, рана по-прежнему не доставляла никаких неудобств.

— Знаешь, дорогой, тебе лучше исчезнуть уже сегодня ночью. Кажется, метка начала проявляться. По крайней мере один камень уже можно прощупать. Боюсь, следующая смена повязки выдаст нас с головой.

— И как же ты объяснишь мое исчезновение? Письма-то еще нет.

— Письмо будет утром, — уверенно заявила Вилора. — Если тебя хватятся, скажу, что отец сам связался со мной. Он подтвердит, да и письмо подоспеет. Все, Риан, надо прощаться. Я отвлеку старшую целительницу Нейрису, а ты как можно скорее покинь территорию Академии. А утром с первым же кораблем уходи на материк. Там у тебя будет больше шансов затеряться.

— Как скажешь, принцесса. Ну что, будем прощаться? — несколько растерянно посмотрел на нее Риан. Он все не мог до конца осмыслить те перемены, что произошли в его жизни за последние три дня. Слишком внезапно все завертелось, слишком неожиданно…

— Мы еще встретимся. Обещаю, как только мы сможем покинуть Академию, то сразу же отправимся к тебе. Ты, главное, дождись нас.

— Что ж, тогда до встречи, сестренка.

— Береги себя. Ты нам еще понадобишься. Живым и здоровым, — и Вилька, порывисто обняв друга, почти невесомым поцелуем коснулась его щеки. Риан удивленно взглянул на элу — на его памяти она впервые так открыто выражала свои чувства. Но, заметив искры невыплаканных слез на дне синих глаз, поспешил ее уверить:

— Обязательно, мне самому нравится пребывать именно в таком состоянии.

Вилора слабо улыбнулась. Риан же тем временем подошел к Лесу. Тот так и не пришел в себя. До сих пор. Было горько оставлять друга в таком положении, но Вильке он доверял. Да и целители вряд ли позволят умереть сыну председателя Темного Собрания — слишком мстительны бывают драэки, особенно когда речь заходит об их родных. Даже если это только кровная связь, без особо теплых чувств с обеих сторон.

Не тратя времени на долгие прощания, Риан покинул медблок. Да и в самой Академии он задержался лишь на необходимое для сбора вещей время — мало ли что.

Глава 3
НАЧАЛО ПУТИ

Тень

Эльсо, как обычно, особо торопиться не стал. И почему только я продолжаю его терпеть? Нет, я понимаю, что другого мыслечтеца у меня нет и в ближайшие года три-четыре вряд ли появится, потому что далеко не каждый способен пройти эту настройку — чтобы не потеряться в чужих мозгах, надо быть редким гостем в своих собственных… В общем, кроме Эльсо кандидатов на эту роль нет. Хотя, может, кто из молодняка и сгодится, но когда мы решимся на дополнительный набор? Вот-вот, в ближайшие пару месяцев такого точно не предвидится. Но попытаться стоит — не дело полагаться только на одного эла, тем более такого безответственного… Но опять же, даже если мы найдем подходящего человека, еще неизвестно, как себя поведет оборудование — на простой в несколько сот лет оно рассчитано не было, а потому ремонт и последующая калибровка инструментов может затянуться не на один месяц.

Что ж, значит, Эльсо — единственный мыслечтец в моем распоряжении. Остается с этим смириться. А значит, нечего и шипеть, как рассерженная кошка, и зверем смотреть на ребят — те и так на меня поглядывают уже как-то нервно. И ведь все из-за одного-единственного эла! Всевышний! Ну что меня тогда дернуло ему помочь, а? Пожалела полуживого светлого? А себя мне не жалко?! Нет, точно, знала бы, что он собой представляет — собственноручно бы добила! А нечего действовать добрым людям на нервы! И нелюдям тоже! И уж конечно, не рекомендуется выводить из себя теней, потерявших единственную связь с этим миром!

— Командир, звала? — Приторно-сладкий голос Эльсо раздался у меня за спиной именно в тот момент, когда я решила идти его убивать. Выпустив когти, я резко развернулась и, приставив их к горлу мыслечтеца, довольно оскалилась. Эльсо даже бровью не повел, а вот ребята замерли, не зная, что еще мы можем учудить. Да-да, эта стычка была далеко не первой. И сомневаюсь, что последней.

Рядом со мной подозрительно быстро нарисовался Сан. Но пока он только маячил на заднем плане, не спеша вмешаться. Ведь никто не знает, успокоюсь ли я от пары слов, или же наброшусь уже на защитника своего извечного недруга.

Эльсо тем временем внимательно изучил приставленные к его горлу когти, сейчас больше всего походившие на пять острейших тонких кинжалов, и уверенно встретил мой взгляд. Железная все-таки выдержка у мужика! Понимаю, за что его так уважают ребята.

— Командир, у тебя зрачки вертикальные. Или линзы надень, или перестань нервничать — твой внешний вид даже привычных к такому зрелищу испугать может.

С-скотина! Но ведь не возразишь!

Я сморгнула изменение, мысленно один за другим возводя барьеры между собой и вписанной в кровь и плоть программой «Дро» [Дро считается особым симбионтом, программирующим тело владельца на определенно заданные трансформации. Обычно проявляет себя по воле носителя, но известны случаи активации программы «Дро» во время резких эмоциональных скачков.].

Одновременно с этим я втянула и когти — нечего о всякую падаль руки марать.

— Командир, раз уж ты успокоилась…

Я невольно зашипела на него, как ошпаренная кошка

— Ладно, раз уж ты почти успокоилась, то давай перейдем к делу.

К делу? То есть этот вредный эл не отлынивал и не скрывался, а все это время трудился в поте лица? Не верю!

Но усталый, чуть рассеянный взгляд выдавал его с головой. Эльсо действительно делом занимался, а я тут на него… Всевышний! Вот к чему приводят предрассудки! Верно говорил Магистр: нетерпимости нет места в нашем ордене.

— Говори, — устало велела я, чувствуя, что начинаю все увереннее сдавать завоеванные с таким трудом позиции. Раньше я бы не допустила подобной промашки. Но ведь тогда был жив Магистр, он всегда терпеливо направлял меня, когда я сбивалась с пути или срывалась на очередной мелочи…

— Не здесь, Командир. Моя информация не для посторонних ушей, — улыбнувшись, Эльсо обвел взглядом местность, ненадолго задержав внимание на каждом любопытствующем.

Ребята, убедившись, что здесь им больше ловить нечего, разошлись по своим точкам. Итак, я осталась наедине с Эльсо. И за что мне, спрашивается, такое счастье?!

— Так что ты разузнал?

Эльсо в один миг утратил всю веселость. Синие глаза застыли, словно затянулись коркой прозрачного льда. Губы сжались в тонкую линию, а черты лица властно заострились. Как же ребята ошибаются, считая нашего эла своим в доску парнем!.. Эх, не меня им следовало бы бояться… не меня…

— Я прослушал фон местности. Около тысячелетия назад здесь произошел очень мощный выброс энергии. Он буквально искорежил ауру планеты. Думаю, не только ауру — скорее всего и рисунок континентов сильно изменился.

Я кивнула, подтверждая эту его догадку:

— Не знаю, насколько существенны изменения, но кое-какие из них мы уже заметили.

Эльсо чуть склонил голову, принимая эту информацию как нечто само собой разумеющееся. Всевышний! Ну что он забыл в отряде? Упрямый. Гордый. Ведь против всего своего народа пошел!

— Это все?

— Нет. — Эл резко дернул головой и протянул мне кристалл памяти. — За несколько часов до нашего пробуждения здесь побывали маги. Трое.

— И? — Я нетерпеливо глянула на мыслечтеца.

— Портал.

— Наш? — не особо веря, но продолжая надеяться вопреки всему, уточнила я.

— Нет. Кто-то из темных магичил. Эвакуированный, кажется. Я отследил его. Точка выхода далеко на севере, насколько я помню карту, там раньше был континентальный шельф…

— Маги не погибли? — на всякий случай спросила я, хотя и так была уверена в ответе.

— Нет, все трое живы. По крайней мере, нити связи стабильны. Я проследил их по крови, так что сомнений быть не может.

— Крови? — Я с некоторым удивлением посмотрела на Эльсо. Где здесь можно было пораниться? На десятки километров только лес и трава! Причем, судя по докладам разведчиков, крупной живности тут не водится — только всякая мелочь бегает.

— Да, обелиск попробовал именно их кровь. — Тон ответа все так же был сдержанно-спокойным. Мне бы его выдержку!

— Всех троих? — хмуро уточнила я, уже прикидывая про себя, во что это может вылиться в итоге. Пока происходящее мало того что не укладывалось в единую картину, так еще и противоречило всякому здравому смыслу!

— Двоих точно. Кровь третьей — уверен, это была девушка, — обнаружилась в другом месте. Но ты сама понимаешь: это ни о чем не говорит.

— Ясно, — задумчиво протянула я, одновременно с этим лихорадочно пытаясь систематизировать полученную информацию.

— Командир? — Эльсо глянул на меня так, словно не понимал, почему я все еще стою и размышляю вместо того, чтобы действовать.

— Он мертв, понимаешь? — тихо-тихо, но я произнесла это вслух. Впервые.

— Я знаю. Видел.

— Но…

— Это ничего не значит, Командир. Нам нужен Магистр. Любой. Пусть даже его ценность будет заключаться лишь в паре капель так необходимой для активации основных функций нашего убежища крови. Или ты хочешь упустить этот шанс? Учти, еще день-два, и его след потеряется — мы сами же и затопчем. Подумай: либо мы действуем сейчас, либо никогда. Или ты хочешь предать память Магистра? Его веру в нас?

Как же ты жесток, мой старый враг. Но ты прав. Как всегда прав. Но я снова этого не произнесу. Да и зачем сотрясать воздух, если ты и так знаешь?..

— Хорошо. Собери все необходимое, но тихо — не хочу раньше времени тревожить ребят. Дальняя разведка — это наша прерогатива.

— Как скажешь. — Синие глаза вновь обманчиво потеплели, а на губах заиграла привычная насмешливая улыбка. Идеальная маска. Ведь даже Магистр не сумел заглянуть под нее. И только я иногда просыпаюсь в холодном поту… Ледяной Принц. Белый Ветер. Эти прозвища как-то не вяжутся с нашим Эльсо… Но только на первый взгляд.

Тяжело вздохнув, я глазами проводила эла и отправилась к ближайшему тайнику за базовым снаряжением.

Эх, все-таки иногда я действительно жалею, что знаю его историю. Есть вещи, которыми интересоваться очень вредно для здоровья — душевного и физического. К сожалению, Эльсо — такой случай.

Остров Надежды, порт Илоринэ

876 г.п.к., месяц жарденъ, день 18-й

Академию Риан покинул без проблем. Если в период обучения ворота держали закрытыми, то сейчас запирать их стало излишним — зачем тратить время и магическую энергию, если те, кого — и от кого — правилами предписано защищать, разъехались по домам да практикам. Да, лето — мертвый сезон в этом месте, лишь дежурные преподаватели вяло несут свою службу. Впрочем, зачем надрываться, если главной проблемы — студентов — нет, а все более-менее важные аудитории опечатаны ректором до самого злотеня. Вот вернутся студиозы — вернутся и неприятности разной степени серьезности, а пока можно расслабиться и вздохнуть свободно.

Обширные территории Академии со всех сторон окружали городские постройки. В основном это были недорогие таверны, магазинчики, где торговали всякой всячиной, гостевые дома и прочие необходимые среднестатистическому студенту мелочи, которые так помогают скрасить досуг во время редких свободных деньков. Чуть подальше располагались кварталы ремесленников и торговые гильдии, которые в свою очередь незаметно переходили в зону проживания магов. Знати в Илоринэ отродясь не было. С самого начала и до сих пор над всеми стояла Академия. Город-университет. Шальной. Непостоянный. Готовый повернуться к тебе и благосклонно улыбнуться лишь для того, чтобы в следующий миг презрительно сплюнуть.

Но это с одной стороны. Да, бесспорно, именно этот лик чаще всего демонстрировала Илоринэ всем прибывающим, но была у нее и иная, тайная, личина.

Город-порт. Узкие грязные улочки, зачастую ведущие в никуда. Нескончаемая ругань, пьяные драки, нередко приводящие к смерти очередного бедолаги. Невыносимый, удушающий запах чуть подтухшей на солнце рыбы…

В любом городе есть свои темные закоулки. И Илоринэ не стала исключением.

Но, даже зная о подобном и понимая, что иначе и быть не может, все равно далеко не каждый оказывается готов ко встрече с реальностью.

Риан никогда не идеализировал этот город, более того, он был уверен, что грязи здесь побольше, чем на континенте, — обособленность и какая-то оторванность от всех и вся не могла не оставить своего следа. Но он любил Илоринэ, а потому пусть невольно, но на многое закрывал глаза.

И вот теперь пришлось их открыть. В порту — не парадно-официальном, куда прибывали все знатные люди и будущие маги, а в том, другом, наполняющем город товарами и обслугой, — оказалось душно, шумно, многолюдно… а еще страшно воняло. Впрочем, именно к запаху оказалось проще всего притерпеться. А вот толкотня и давка раздражали — слишком удобно для воришек всех мастей. Да и просто неприятно, когда тебя толкают, пихают, наступают на ноги, а потом еще и матерят за нерасторопность.

Риан в сотый раз увернулся от чьих-то загребущих ручонок, норовивших сорвать кошель очередного зазевавшегося путника. Деньги у мага стараниями предусмотрительной Вильки были, и не только в кошеле, но отдавать их так просто какому-то бродяге он не собирался. Тем более ему еще предстояло найти подходящий корабль, следующий на материк. Билет на пассажирский лайнер Риан уже купил, но маг не собирался оставлять столь явный след, а потому надо было выбраться с острова другим путем. И в данном случае нет ничего надежнее какой-нибудь торговой шхуны, занимающейся контрабандной перевозкой людей. Где найти нечистых на руку капитанов, Риан знал, но вот как те отнесутся к незнакомцу — лишь догадывался. С другой стороны, к некоторому риску эти люди должны были давно привыкнуть. Да и далеко не каждый их клиент имел множественные рекомендации от коллег по цеху.

— Корабль нужен, говоришь? — щербато улыбнулся третий по счету капитан. Два предыдущих отказались связываться с кем-то настолько похожим на студента Академии: маги — это не к добру, особенно опальные маги, ищущие возможности сбежать.

— Нужен, — подтвердил Риан.

— А куда плыть не важно?

Риан лишь улыбнулся, позволив капитану все домыслить самому. Тот понимающе хмыкнул, а потом, сплюнув, произнес:

— Это недешевая услуга. Тем более если речь идет о ком-то из вашей братии. — Мужик брезгливо поморщился, окинув внимательным взглядом своего потенциального пассажира. — Связываться с колдунами — себе дороже.

Риан же всерьез задумался о том, что выдает в нем мага. Форму он давно сменил на одежду попроще. Амулетов на нем не было. Ауру так с ходу точно прочитать никто не может, особенно человек без каких-либо способностей…

Впрочем, раз речь уже зашла о деньгах, то есть шанс покинуть остров еще до вечера. Осталось только обговорить цену.

— Сколько?

Капитан, чуть подумав, назвал сумму, почти втрое превышающую стоимость билета на лайнер в первом классе. Риан нахмурился, но торговаться не стал, только кивнул, отрывисто и как-то зло. Тем более особого выбора у него не было — метка набирала силу, и оставалось совсем немного времени до ее полного пробуждения.

— Тогда вноси задаток в десятую часть и в три по полудню будь на пятом причале. Моя «Чайка» домчит тебя до материка в один миг.

— Буду, — резко бросил Риан, проигнорировав откровенную насмешку в голосе капитана, и, отсчитав необходимую сумму, покинул припортовую таверну. Ближайшие часы ему предстояло бесцельно бродить по городу. Но иначе магов со следа не сбить. А Риану очень хотелось оттянуть момент неизбежной встречи с бывшими наставниками и коллегами на возможно длительный срок.

Глава 4
ВЫЛАЗКА

Тень

Дымка телепорта еще не до конца развеялась, а я уже поняла: мир сильно изменился за наше отсутствие. Не знаю, сколько мы проторчали в межвременье, но проспали слишком много событий. И изменение рисунка материков — это отнюдь не самое главное из них.

— Кошмар, — чуть сморщившись, произнес Эльсо. — Такое чувство, будто все стало лишь хуже.

— Не спеши судить, принц. Мы еще ничего не видели.

— По мне, так и запаха достаточно, — досадливо поморщившись, произнес эл. Все же такие, как он, слишком резки в суждениях. Они не видят полутонов, расцвечивая мир лишь в два цвета — белый и черный.

— Ладно, этот вопрос мы обсудим позже. А сейчас нам лучше разделиться. На тебе карты и все последние новости. Я же займусь поиском нового Магистра.

— А найдешь? — Эльсо скептически глянул на меня. Иногда я его ненавижу. Заносчивый, самоуверенный ублюдок. Впрочем, он и сам об этом прекрасно осведомлен. И ни по одному из пунктов не спорит.

— Не беспокойся. Я — Тень Магистра. Я везде его найду.

— Главное, не засветись — мы не знаем, чего ждать от этого «обновленного» мира.

Я быстро кивнула. Этот вопрос беспокоил меня все больше, но проблемы стоит решать по мере их поступления. И сейчас главной проблемой был потерявшийся Магистр. Без него системы не будут работать в полную силу, а излишне затягивать с восстановлением ордена нам не стоит — в любой момент дарки и злы могут заметить, что в мир снова пришли мы. Конечно, теперь к нам так легко не подобраться… но кто знает, в чьих руках сейчас спутник?.. А для него горы, к сожалению, не препятствие…

— Через час здесь же. Если вдруг что случится, телепортируйся сам, не дожидайся меня. И, принц, оружие используй в последнюю очередь. Все понял?

— Более чем, Тень. Только принцем меня не называй — раздражает, — почти нараспев произнес он, лишь ледяные глаза выдали степень его ярости.

— Я помню, — механически отмахнулась я от его недовольства. Пусть привыкает. Я под его дудку плясать не намерена. Кем бы он там ни был в действительности!

— Что ж, в таком случае желаю тебе удачи, Командир. Увидимся через час здесь же, — Эльсо легкомысленно улыбнулся и, махнув на прощанье рукой, направился к выходу из закоулка, в котором мы оказались после перемещения. Он вновь нацепил привычную маску. Иногда меня пугает его талант к перевоплощению…

Проводив взглядом Эльсо до угла, я лишь восхищенно качнула головой, когда он в одно мгновение слился с разношерстной толпой. Не зря его все-таки так ценил наш Магистр. Эльсо, конечно, порядочная сволочь и заноза в одном месте, но его навыки поражают. И далеко не все из них можно объяснить пройденными у нас настройками, многие являются следствием длительных тренировок и солидного боевого опыта.

Что ж, пора и мне заняться делом. Не все же полагаться на своих мальчиков. Они у меня, разумеется, исполнительные и слова поперек не скажут, но иногда нужно вспоминать и о собственных навыках, а то и квалификацию утратить можно.

Привычно проверив, как выходит пистолет из кобуры, и убедившись в наличии кинжала на привычном месте, я перевела костюм в режим маскировки. Красно-черные чешуйки комбинезона мгновенно исчезли, превратившись в грубую серую ткань едва ли не домашнего производства. Кажется, Эльсо не так уж и неправ был: все сильно изменилось и совсем не в лучшую сторону.

Но это ничего, нам не привыкать работать с нуля. Выберем места потише да подальше от городских центров, построим парочку начальных школ, наиболее талантливых детей отправим учиться дальше… Орден невозможно уничтожить полностью. Пока жив хоть один из нас — мы возродимся. Но это дело не одного дня. Ничего, мы еще встанем на нога! А пока лучше как можно реже появляться в городах — не дай Всевышний, нас все-таки вычислят!.. Вряд ли о нас осталась добрая память — как-никак историю пишут победители. И в прошлый раз — это были не мы.

На поиски нового Магистра я убила почти все отпущенное мне время. И безрезультатно! Мне постоянно казалось, что еще немного… вот-вот… и ничего! Я отчетливо видела след, но он все время петлял, а иногда и вовсе обрывался, появляясь лишь несколькими метрами далее…

Меня водили за нос! Почти час я не могла найти какого-то мальчишку! И это при наличии довольно четкого следа! Это раздражало и бесило. Как какой-то маг — только-только осознавший свой дар, — мог столь умело маскироваться?! И — зачем?!

Нет, я рада, конечно, что и этот Магистр будет талантливым и толковым, но как же бесит тот факт, что он легко обыгрывает меня! Тень! Да я же должна его чувствовать в любой точке планеты!

В общем, я так увлеклась поисками, что едва не опоздала на место встречи. И все-таки — не успела. Разве что к финалу представления…

Бездна! И это называется «не привлекать к себе внимания»?!

Все произошло в один миг. Какие-то две девчонки, явно заболтавшись, так увлеклись, что не заметили мчавшуюся прямо на них повозку. Разумеется, Эльсо просто не мог остаться в стороне!.. Хотя, следует признать, никто из нас не смог бы…

Вспыхнула алым на солнце чешуйчатая броня комбеза…

Отразились в зеркальной маске шлема испуганные лица девиц…

Закричали люди, заголосили женщины…

Груженая повозка промчалась мимо, даже не притормозив перед неизбежным столкновением…

Когда развеялась пыль, оказалось, что дорога абсолютно пуста. Ни девушек. Ни алой тени.

Ну, Эльсо!.. Ну, гад!.. Когда-нибудь я тебя точно прибью! И мне слова против никто не скажет!

Это называется «тихо»?! Да о нас через час будет известно всему континенту! И нам сильно повезет, если все это спишут на чью-то не слишком удачную шутку! Потому что в противном случае… нет, об этом лучше не думать… сейчас мы просто не выдержим прямого столкновения…

Новое море, шхуна «Чайка»

876 г.п.к., месяц жардень, день 18-й

Риан в сотый раз за прошедшие полчаса обозрел предоставленное ему помещение. Небогато. Небольшой отгороженный фанерными стенами закуток в трюме. Единственным источником света была масляная лампа, которая скорее создавала тени, чем разгоняла их. Помимо нее имелся низкий приколоченный к полу ящик (собственно, к нему и была прикручена сама лампа) и невысокая узкая койка. Действительно, небогато…

Но Риан был рад и этому. Он отчетливо чувствовал поисковую нить, а значит, его уже хватились… Что ж, шутка с лайнером должна сыграть свою роль — сразу на его след не встанут, а следовательно, у него будет время, чтобы затеряться на просторах материка.

Уж эту возможность он не упустит.

Остров Надежды, Академия

876 г.п.к., месяц жардень, день 18-й

Академия напоминала разворошенный улей. Слух о том, что на улицах видели кого-то из орденцев, мгновенно достиг стен магического учебного заведения и распространился внутри со скоростью лесного пожара в сухой сезон.

Разумеется, маги не могли проигнорировать это сообщение. Ведь многие из них хоть и не участвовали в той войне, но знали достаточно подробностей, чтобы оценить возможные последствия возвращения Зари на политическую арену…

— Бред, — дочитав донесение до конца, бросил немолодой драэк, сидевший во главе стола. Частые нити седины в его волосах свидетельствовали о весьма солидном возрасте, как и легкие морщинки, залегшие в уголках глаз. Впрочем, еще проглядывающий кое-где черный оттенок волос и однородного цвета радужка выдавали в нем чистокровного драэка, более того, — аристократа, а значит, в запасе у мужчины было еще немало времени.

Помимо него в комнате находилось еще несколько разумных, среди которых были представители обеих долгоживущих рас. Большинство из них сидели за длинным столом напротив пожилого драэка и нервно перебирали лежавшие перед ними бумаги. Стоял лишь молодой секретарь, слишком юный и порывистый, чтобы промолчать:

— Но, милорд ректор, свидетели…

Ректор оголодавшим коршуном глянул на своего помощника. Тот сразу же замолк, словно в один миг вспомнил все слухи, ходящие в Академии об этом уже довольно старом дарке. Кем его только не называли! Рейдива кор Минора многие опасались, а чем сильнее страх — тем нелепее сплетни. Кое-кто даже думал, что ректор участвовал в Последней войне, хотя это и попахивало откровенным бредом: драэки, конечно, жили дольше людей, но редко когда пересекали пятисотлетний рубеж. Впрочем, слухи слухами, а Рейдив кор Минор был бессменным ректором Академии вот уже два столетия. А значит, с ним считались. Наверное, именно по этой причине остальные присутствовавшие при этой беседе предпочли промолчать и не навлекать на себя гнев старого ректора.

— Милорд, возможно, это бред, но думаю, все же не помешает проверить… — начал было курирующий в этом году выпускников Марейс кор Лэйиш. Будучи племянником главы Темного Собрания и одним из его предполагаемых наследников, он представлял нечто вроде официальной оппозиции нынешнему руководителю Академии. Впрочем, Рейдива было не так просто сбить с мысли или запугать.

— Повторяю для особо сомневающихся: это бред, — раздельно произнес ректор. — Согласно донесению, портал был не орденским — нашим, с легким оттенком эловской магии. И вел он куда-то в окрестности Академии. Вопрос исчерпан, господа.

— Шутник пойман? — хмуро уточнила эльтианка преклонных лет. В отличие от остальных она не просто знала подробности прошлой войны, но и участвовала в ней. Впрочем, Нейриса дил Вейриан старательно скрывала некоторые подробности своей биографии. Участие в войне было как раз одной из них.

— Нет. Но, Нейриса, мы прилагаем все усилия. Шутник понесет заслуженное наказание, — поспешил уверить ректор старую целительницу.

— Значит, вы все-таки думаете, что произошедшее было не слишком удачной шуткой кого-то из студентов? — хмуро уточнил Марейс кор Лэйиш.

Ректор глянул на одного из ставленников Темного Собрания и твердо произнес:

— Да.

— Такова официальная точка зрения или реальная? — нагло уточнил тот.

— Обе, кор [Вежливое обращение к высокородному драэку.]. Обе, — уже не скрывая своего раздражения, бросил Рейдив. — Впрочем, вам, — едко выделив последнее слово, заметно спокойнее произнес ректор, — никто не мешает поставить в известность обо всем произошедшем Темное Собрание. И пусть они тогда разбираются со всем сами — свое же мнение я озвучил. Так что тратить ресурсы Академии на отлов химер и привидений я не собираюсь. Еще вопросы? — Старый драэк обвел тяжелым взглядом собравшихся. Впрочем, ни один из восьми присутствующих не выказал страха. Но и действовать на нервы ректору также никто не стал. Может, вопросы и были, но кто рискнет злить дарка, особенно когда о его злопамятности второе столетие ходят легенды одна другой правдоподобнее?

— Ну раз это всё, — свободны, — почти прорычал он.

Члены внутреннего правления Академии, недовольно поглядывая на ректора, все же направились к дверям. На месте остался лишь новый секретарь, так умело спровоцировавший остальных вначале… Впрочем, какой же новый, если с Рейдивом он был знаком уже без малого четыре сотни лет?..

— Ну, что скажешь? — Стоило посторонним удалиться, уже совсем другим тоном поинтересовался у своего помощника ректор.

— Скажу, что это выглядит очень странно. След портала действительно стандартный, маскировочный, но вот отблеск эльской магии…

— Вот-вот… это действительно «алые демоны», вернее один из них, — нехотя признал Рейдив. Других он, конечно, может водить за нос, но только не тех, кому доверяет. Камис Шеридан не единожды доказывал свою верность, и не где-то в дворцовых стенах и на приемах, а в бою.

— Считаешь, принц не только войну пережил, но и сейчас здравствует? — скептически хмыкнул секретарь ректора. — Маловероятно. Даже истинные маги эльтиан живут не больше полутора тысячелетий.

— Плюс еще лет пятьсот должна была накинуть кровь династии. Если, конечно, слухи не врали и Эльсориан дил Вейриан действительно являлся бастардом Князя, — задумчиво постукивая пальцем по столу, произнес старый драэк.

— Слухи не врали, Рей. Но выжить он не мог, а если бы и смог, сейчас ему должно бы быть около четырнадцати веков… староват для таких подвигов, не находишь? Даже с учетом крови правящего рода — маловероятно, — Камис взглядом указал на донесение. — Не должны престарелые элы прыгать под повозки ради спасения двух зазевавшихся дам. Даже Эльсориан был не настолько… эксцентричен.

— Но?.. Договаривай, раз начал, дил Шеридан. Уж ты-то лучше прочих знал этого вашего принца.

Собеседник ректора поморщился. Он терпеть не мог, когда его называли этим именем — все-таки не часто у с виду чистокровного дарка оказывается эльское обозначение рода. Нет, Камис нисколько не стыдился своих родителей, но они уже давно ушли в загробный мир, и он не считал себя вправе тревожить их покой. Официально Камис Шеридан погиб еще в Последнюю войну, а вот реально… реально ни элы, ни дарки столько не живут…

— А что, если у них тоже была схронка? Что, если этот их Магистр предусмотрел пути к отступлению?..

Не сказанное «так же, как и мы» повисло в воздухе. Рейдив кор Минор задумчиво уставился в стену.

— Знаешь, Кам, это вероятно. А еще очень даже возможно, что именно наши олухи и разбудили их. Кого туда на этот раз отправлял Марейс, знаешь?

Камис на секунду прикрыл свои золотистые глаза. Они, а также густые темные волосы делали его достаточно похожим на дарка, чтобы никто не придавал значения эльской фамилии — мало ли кого могли принять в род? После войны многое случалось. Да и не принято сейчас так уж тщательно исследовать родословные — времена ордена давно прошли, а потому и полукровок стало гораздо меньше.

— Их было трое. Человек — раб по имени Риан, потом Вилора дил Шеридан и Милесар кор Лэйиш. Надеюсь, представлять последних не надо, — ехидно уточнил Камис, безуспешно пытаясь скрыть свою растерянность под маской иронии.

— Шеридан? Лэйиш? Вдвоем? И это никому не показалось странным?!

Камис неопределенно дернул плечом. Мало ли кого и за какие грехи посылают к павшему оплоту ордена. Из года в год к руинам храма Зари отправляли самых неуступчивых учеников, тех, от которых проблем всегда больше, чем пользы. Очень действенный метод, кстати: оценив, к чему приводят выступления против системы, уже редко кто решался на подобные подвиги. Да и тяготы пути надолго отбивали у выпускников желание балагурить, а потом многие и сами взрослели.

— Кам, не тяни уж. Кстати, кем тебе эта девочка приходится?

— Внучатой племянницей. Ее отец внук моей сестры, в честь которой, видимо, и назвали девочку.

— То есть это та самая наследница наместника? — зачем-то уточнил ректор, хотя и сам уже понял, что за свинью им подложил Марейс.

— Именно, — коротко кивнул Камис.

— А мальчишка?

— Который?

— Ты меня прекрасно понял, Кам! Меня не интересует человек! Лэйиш, конечно!

— А, этот. Он тоже весьма интересен. Милесар кор Лэйиш, третий и последний сын Гиара кор Лэйиша, председателя Темного Собрания. Мальчик в довольно юном возрасте стал своеобразным залогом мира между эльтианами и драэками. При этом сами дарки от наместника никакой гарантии не потребовали, поверив тому на слово. В общем, насколько мне известно, детки выросли вместе, вместе оказались и в Академии. Что примечательно, несмотря на все попытки кураторов развести их, это не удалось.

Рейдив Минор лишь удивленно вздернул темные брови. Как действуют кураторы курсов, он знал не понаслышке, и его удивляло, что какая-то детская привязанность сумела выдержать подобный натиск. Впрочем, эти вопросы можно отложить, а вот…

— Кам, а как в таком любопытном обществе оказался человек, да еще из рабов? Что у тебя на него есть?

Камис равнодушно пожал плечами:

— Ничего особенного. Человек, личный раб Вилоры. Насколько мне известно, он сын ее кормилицы, так что росли они вместе. Со временем к ним прибился и Лэйиш. Во время ежегодного поиска у всех троих был обнаружен дар: у Вилоры и Милесара стандартные родовые способности, а у человеческого мальчишки — не очень сильный дар с уклоном в магию порядка. Вилора настояла, чтобы раб учился вместе с ней, собственно, так они и попали в Академию.

— То есть ты хочешь сказать, что все это время в этих стенах находилась настолько странная, но очень сплоченная троица, — и мне ничего не сообщили?! — Ректор грозно сверкнул серыми глазами. Но у привычного к таким вспышкам Камиса эта демонстрация гнева не вызвала никаких эмоций.

— Ничего особенного они собой и не представляли. Шкодили помаленьку, их даже вредителями сложно назвать. На самом деле Марейс их к руинам отправил только из личной неприязни к Милесару. Если бы не их эффектное возвращение, я бы на эту троицу и внимания не обратил. Но так как эвакуационными порталами пользуются крайне редко…

— Стоп! А об этом-то почему не доложили?!

— Минутку, Рей! Об этом же все знают! Внутренняя сирена взвыла так, что во двор высыпала куча народу!..

Ректор, жестко улыбаясь, довольно-таки насмешливо взирал на старого друга. Неужели так сложно понять, что раз он не «высыпал» вместе со всеми, то в Академии его и не было. Вот так отлучишься на денек!..

— Рассказывай, — отбросив за спину длинные черные с проседью пряди, Рейдив кор Минор, тот, кого когда-то называли Темным Солнцем, второй генерал Объединенной армии, выжидающе смотрел на своего бессменного адъютанта. Судя по всему, разговор обещал быть долгим.

Глава 5
НЕЯСНОЕ ЗАВТРА

Тень

Сказать, что я была зла — все равно что промолчать! Меня уже давно никто не доводил так! А этому элу бесить меня удается с завидной регулярностью. Уж лучше бы делом занимался! Видит Создатель — достал уже!

Появилась я на самой окраине отстраивающегося поселения. Видеть кого бы то ни было совершенно не хотелось, да и, если честно, банально боялась сорваться. Все-таки не следует забывать, что во мне живет нечто действительно опасное. И крайне непредсказуемое.

Дро. Всего лишь три буквы, но мало кто из сведущих людей посчитает их незначительными… Я и сама порой начинаю считать себя ручным монстром ордена… Хотя разве это когда-нибудь было не так?

— Командир! Командир!.. Там Эльсо!..

Все-таки заметили. Да еще и об этом беспокойном эле напомнили!..

С трудом подавив глухое раздражение, уже рыком завибрировавшее в горле, я повернулась к подбежавшему… мальчишке. Его имени я не помнила, да и возраст говорил о многом. Один из новеньких, присоединившихся к отряду в пылу уже почти забытой во внешнем мире Войны. Был бы чуть опытнее — не сунулся ко мне, особенно если бы заметил первые признаки активировавшейся программы «Дро».

— Где этот гад? И что с его «грузом»? — резко спросила я, даже не думая скрывать от чужих глаз раздражение, которое уже, вполне вероятно, должно было вызвать первые изменения во внешности.

— С Эльсо сейчас беседует Сан. А, как вы выразились, «груз» — в отключке. Девчонки плохо перенесли перемещение и сейчас на минус первом этаже отсыпаются в блоке исцеления сектора «А».

— Ясно, — я раздраженно скрипнула зубами, чувствуя, как тело все сильнее охватывает пламя трансформации. Еще пара таких всплесков раздражения — и меня никто не удержит от убийства. Даже я сама.

Стремительной тенью я пересекла своеобразную стройплощадку. Ребята, едва завидев меня, сразу заулыбались. Правда, рассмотрев чуть внимательнее, тут же бледнели и торопливо возвращались каждый к своему делу. Кажется, из меня получилось универсальное пугало. Ну и ладно. В противном случае они бы никогда не признали во мне своего командира. Так что невелика цена за возможность использовать нечто настолько мощное, как ардская программа «Дро».

— Эльсо! Это еще что за выверты?! Какого хрена ты притащил сюда этот свой «подарок»?! — едва заметив светлую макушку единственного эла в моем отряде, во все горло закричала я.

— Не ревнуй, Командир! Уверяю, в моем сердце место есть только для тебя! — сразу же откликнулся мыслечтец, причем произнес это не менее громко.

Разумеется, ребята сразу побросали все свои дела и решили понаблюдать за очередной ссорой в нашем исполнении.

Скрипнув зубами, я посмотрела прямо в бесстыжие голубые глаза. Всевышний! Как же он меня раздражает!

Нет, ничего нового от него никто сейчас не услышал. Эльсо далеко не первый раз прибегает к этой отговорке, да и не в последний, думаю… но все равно — бесит! Его же все ребята жалеют! Думают, что бедный мальчик (и это они про самого кровавого военачальника Объединенной армии!) влюбился в жестокую и злую меня. Да-да, именно меня они считают бессердечной дрянью, не способной ответить на столь искренние чувства нашего чтеца. Ненавижу! Знали бы они, кого на груди пригрели!..

— Эльсо, зачем ты притащил их? — уже гораздо тише произнесла я, правда, при желании, расслышать мои слова не составило бы труда. — Если тебе не хватает женского внимания, то я с радостью скрашу твои будни. Уж поверь мне, чем тебя занять, я найду!

— Командир, ты же знаешь, я всегда готов!.. тебе стоит только позвать!..

Представление пошло по второму кругу. Кое-кто из ребят даже рискнул словно бы случайно подобраться поближе… Нашли себе развлечение!

Оглянувшись на излишне смелых подчиненных, я негромко рыкнула на них. Разумеется, они сразу поняли, насколько были неправы, и поспешили вернуться к восстановлению вспомогательных построек.

— Ну и зачем ты так с ними? Они ведь только узнать хотели, что тут такого интересного происходит. — Милой улыбке Эльсо мог позавидовать любой ребенок. Всевышний! Если бы не знала, что он такое, — никогда б не поверила, что вот этот ангелок способен без малейших угрызений совести вырезать под корень целый поселок, включая стариков и грудных младенцев. Хотя это не совсем так. Следует быть справедливой: совесть у него тогда все же шевельнулась — ведь именно после того эпизода он и покинул войска Объединенной армии… а впоследствии даже к нам как-то прибиться умудрился. Хотя, как ему удалось это провернуть, для меня до сих пор остается тайной тайн — видать, хорошо он тогда голову Магистру задурил своим раскаянием.

Впрочем, действительности никакие покаяния не изменят. Как и моего отношения.

— Ладно, Создатель с тобой. Не мне тебя судить, — мгновенно успокоившись, я уже совсем по-другому смотрела на происходящее. — И не в этом вопросе. Лучше скажите, что мы делать будем? И я имею в виду не только эту твою «посылку», Эльсо. Есть какие-нибудь предложения? — Теперь я взглянула на Сана. Уж у кого идеи имелись всегда, так это у моего зама. Он вообще был крайне интересной личностью. Почти настолько же интересной, как Эльсо…

— Необходимо начать отключение программы «Кокон», — спокойно сообщил он.

— Рано, — резко ответила я. — Об этом пока не может быть и речи.

— Боюсь, потом уже будет слишком поздно. Я как раз говорил об этом Эльсо…

— Объяснись!

— При возведении комплекса мы совсем не рассчитывали на тысячелетие сна От силы на пять веков! Ресурс почти полностью выработан, Командир. В отдельных секторах уже сбоит. Медики нужны сейчас. Боюсь, если мы выждем еще хоть немного — начнем терять людей.

Проклятье! Вот об этом я не подумала. Я так не хотела никем из них рисковать, что в результате делаю лишь хуже.

— Предложения? — сухо и по-деловому. Сейчас у меня просто не было сил изображать из себя живого человека. Я всего лишь тень. Алая Тень этого ордена. И его Магистра. Погибшего Магистра, если смотреть на вещи совсем уж трезво. А тень мертвеца по определению не может быть живой.

— Я прогнал через комп данные всех секторов кокона. Сегмент «5-А» уже ушел на отключение. Так что этот сектор в любом случае необходимо выводить, в противном случае через месяц начнутся сбои в системе внутреннего жизнеобеспечения — и мы получим полторы сотни свежих мумий.

Я нахмурилась сильнее. Минус пятый этаж — это почти последний этаж убежища, там в основном дети и женщины. Плохо, очень плохо. Изначально мы планировали постепенный вывод всех по схеме «сверху вниз».

— Что-нибудь еще?

— Да, — это уже Эльсо. — Помимо блока «5-А» следует также вывести один из верхних. В ближайшее время могут понадобиться медики, да и обученный технический персонал нам совсем не повредит.

Я лишь кивнула. Если бы еще и эвакуация производилась последовательно и по плану, а не в последний момент… боюсь, как бы не оказалось, что все нужные люди раскиданы по разным секторам. Впрочем, медики и техперсонал коконов уходили последними, а потому в большинстве своем должны находиться на верхнем этаже.

— Ясно. Кто-нибудь из вас уже запрашивал поименный список по секторам?

Эльсо неопределенно пожал плечами, всем своим видом показывая, что был занят и не в курсе. Я перевела взгляд на Сана. Вот уж на кого можно было положиться!

— Мощности было недостаточно, поэтому я решил обождать, — без колебаний ответил мой зам.

— Ясно. Подключи один из резервных генераторов и сбрось пару потоков с серверов, задействованных в восстановлении построек, на поддержание систем жизнеобеспечения. Здания могут и подождать, а люди — вряд ли.

Сан кивнул и быстро скрылся среди развалин. В том, что он сделает все как надо, я не сомневалась, а потому сконцентрировала свое внимание на действительно необходимом — на Эльсо.

— А теперь вернемся к прежней теме. Зачем ты притащил этих барышень сюда? И давай сейчас поговорим без привычных тебе штучек. Я, в отличие от ребят, точно знаю, с кем имею дело.

— Я тоже, Тень, я тоже.

Что ж, хоть что-то нас объединяет. Правда, это совсем не способствует укреплению взаимопонимания между нами. Но и с этим нам приходится мириться. Просто потому, что мы по воле слепого случая оказались по одну сторону баррикад.

— Итак? Я дождусь ответа? Или ты решил опытным путем определить пределы моего терпения? — хмуро глянув на эла, поинтересовалась я.

— Ни в коем разе, Командир! — сделав страшные глаза, воскликнул Эльсо. Кажется, кто-то слишком привык играть. Даже сейчас, наедине, он продолжает держать маску. Впрочем, думаю, именно благодаря ей он был одним из лучших шпионов. Ему хотелось доверять…

— Давай без этого, — невольно поморщившись, попросила я. Проверять на себе действие его обаяния в данный момент мне не хотелось. И Эльсо это понял, потому что в следующий миг сменил манеру общения.

— Они подходят, Тень. Действительно подходят. Целитель и смотрящая. Они созданы для этих настроек. Было бы глупо при наших реалиях упустить такой шанс пополнить штат, не находишь?

— Ты это успел разглядеть за те доли секунды? — саркастически хмыкнула я, убежденная, что что-то Эльсо по своему обыкновению не договаривает.

— Мне хватило, — раздраженно откликнулся он. Так уж повелось, что вывести его из себя могла лишь я. Впрочем, это было взаимно. Ни на кого больше в отряде я так бурно не реагировала. Все еще не «свой». Все еще враг. И пусть та война отгремела века назад, этому чувству ничто не мешает продолжать жить.

— Наш мир изменился, Тень. Смирись. От прошлого не осталось и кусочка. Белокаменные дворцы моего народа ушли на морское дно, да не одни, а прихватив с собой всех своих жителей. Спаслись единицы. Люди как были покорным скотом для более сильных рас — так и остались. И лишь дарки живут припеваючи, продолжая всюду насаждать свои традиции и мораль. Мы теперь в одной лодке, Тень. Мы все здесь — вымирающий вид. И не имеем права упускать возможности, подобные этим двум девицам. Ты знаешь, в каком состоянии будут гражданские, выйдя из коконов? Нет? И я не знаю, а значит, лишний целитель нам не повредит. Особенно на первых порах. Или ты думаешь иначе?

— Все так серьезно? — хмуро спросила я, впервые в полной мере осознав, какая ответственность свалилась на мои плечи. Раньше сердцем ордена был наш Магистр, он отслеживал все и направлял нас… а теперь? Справлюсь ли я? Уже не уверена…

— Более чем. Пойдем вниз. Я предоставлю тебе полную считку. Но будь готова — приятного в увиденном для нас будет мало, — и Эльсо твердо зашагал к тщательно запрятанному входу на нижние уровни…

Кажется, я действительно не готова к происходящему. Ох, Магистр, что же вы наделали, бросив все на меня?..

Риан очнулся рывком и первым же делом попытался дотянуться до магии. Не вышло. Кто-то весьма сведущий позаботился и об этом…

Выругавшись про себя — говорить вслух равновесный не смог бы, потому что в горле было сухо и горячо, — Риан попытался сглотнуть вязкую слюну, но, поняв всю тщетность усилий, сильнее сморщился. Кажется, дело было не только в обезвоживании — кто-то успешно обезопасил себя еще и от возможных вербальных проклятий. К сожалению, всем уже давно известно, что даже со связанным даром любой стоящий маг способен заклясть судьбу парой брошенных в запале слов.

Да, похитители основательно подошли к своему делу — ничего не скажешь. И ведь что обидно — сам виноват! Доверился команде незнакомых контрабандистов! Конечно же они его опоили! Хоть бы проверил прежде, в какую петлю лез!..

Ладно, выберемся. И не такому учили, — попытался сам себя успокоить Риан. Выходило плохо, но он не мог в этом признаться даже себе. Да и некогда ему было предаваться жалости к своей персоне — прежде всего следовало определить место, куда его занесла судьба.

Приоткрыв слезящиеся от света и едкого дыма глаза, маг попытался понять хотя бы приблизительно, где очутился. Помещение, в котором его держали, было небольшим и круглым. А еще рядом находился очаг, едким дымом которого и пропиталось все вокруг. Увиденное не понравилось Риану, потому что ответ напрашивался сам собой — степняки. И это означало, что ему не просто крупно не повезло — это было почти катастрофой!

Кочевники были единственной человеческой расой, сохранившей какую-то свою, совершенно непонятную остальным, магию. Темное Собрание не раз и не два пыталось их уничтожить, но степняки раз за разом обходили все ловушки, порой их даже не замечая. А еще курсировали слухи, что местные шаманы весьма охотно брали заказы на убийство магов, да и в плен их уводили с не меньшим энтузиазмом…

Впрочем, иногда Риан думал, что Собрание и Академия вполне удачно нашли в лице неугодного племени козлов отпущения для маскировки собственных грязных делишек. Уж что-что, а высшее руководство равновесный давно не идеализировал…

Так или иначе, но совсем скоро молодому магу должен был представиться случай выяснить все на собственной шкуре. И его это совсем не радовало.

Степняки появились лишь четверть часа спустя. Самоуверенные, с наглыми глазами и надменными мордами лиц — весь их вид говорил о том, насколько они презирают островных магов.

— На тебе рабская татуировка. У тебя есть хозяин, маг? — ровно, на чистом всеобщем произнес самый старший из четверых загорелых дочерна мужчин. Судя по всему, именно он заправлял в этой группе. Остальные даже не думали лезть вперед и задавать вопросы, хотя у самого молодого — парнишки лет пятнадцати на вид — глаза так и горели искренним любопытством.

В ответ на требовательный взгляд кочевника Риан попытался отрицательно мотнуть головой, но все тело на это простое действо отдалось такой болью в затекших мышцах, что даже выносливый равновесный не сдержал стона.

Старший недовольно сверкнул глазами на своих спутников, после чего склонился над магом. Мучить своего «гостя» шаман не собирался. Сняв с пояса фляжку, кочевник поднес горлышко к губам чужака. Тот поспешно сделал большой глоток, словно опасаясь, что так необходимую ему воду вот-вот отнимут.

— Говори. Теперь ты сможешь, — сурово произнес старый шаман.

Риан чуть заметно кивнул, показывая, что услышал, но голосу все же не доверял, а потому решил напрягать горло как можно меньше.

— У меня нет хозяина. Меня отпустили, — едва слышно произнес равновесный.

Степняк, задавший этот вопрос, понятливо кивнул, но после все же внес пояснения:

— Теперь есть. Отныне и пока я не решу иначе, ты — мой раб. А теперь отдыхай, — и сухая горячая ладонь опустилась Риану на лоб. Что было дальше, он не знал — уж больно ловко его усыпил степняк-шаман.

— Учитель, но как же так?! — Едва только чужак вырубился, подал голос уже довольно немолодой степняк. В возрасте он проигрывал лишь шаману.

— Молчал бы ты, Первый. Столько лет у меня в учениках ходишь, а видеть так и не научился. И не научишься уже, — поставил на место своего старшего воспитанника старик.

— А этот научится?! Вы же его по всей форме приняли! — возмутился Первый, вспоминая, сколько труда и усилий потратил когда-то, чтобы заполучить свое место.

— Принял. Как и тебя когда-то.

— Но он же чужак! Один из этих! — все больше распалялся Первый. Два других ученика старого шамана молчали — они уже давно уяснили, что спорить с Учителем имеют право лишь немногие вожди, да и тех старик зачастую осаживает.

— Это ему не помешает. И, Первый, не тебе меня учить. Ты прежде экзамен сдай — тогда и поговорим, — усмехнулся старый наставник и, выйдя из своего жилища, задумчиво улыбнулся солнцу.

Мир вновь начал меняться. К добру ли? Это только предстояло разгадать.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.