Марк Лоуренс - Император терний (Разрушенная империя - 3)

 
 
 

МАРК ЛОУРЕНС

ИМПЕРАТОР ТЕРНИЙ

ПРОЛОГ

Кай стоял перед старым камнем — грубо отесанной глыбой, установленной вертикально в те времена, когда люди не знали ни о чем, кроме деревьев, камней и охоты. Или все-таки кое-что знали, коль скоро выставили этот камень на обозрение там, где открывались завесы тайн. Там, где небо было немного ближе и Присягнувшие могли дотянуться до него. Здешние жители называли это место Перстом — по мнению Кая, верно, пусть и не слишком оригинально. Если мыс и правда походил на палец, то камень располагался на костяшке. Перст был метров шестьдесят шириной и где-то на столько же опускался к болоту крутыми каменными ступенями.

Кай глубоко вдохнул и дал холодному воздуху наполнить легкие, успокоился и прислушался к высокому печальному голосу камня, не столько звуку, сколько воспоминанию о нем. Мгновенно все чувства Кая устремились к небу, оставив тело возле камня. Теперь он смотрел из сияющей долины меж облачных берегов и видел себя — маленькую точку на Персте, да и сам мыс казался узенькой полоской земли, выдающейся в широкое Тростниковое море. На таком расстоянии река Рилл выглядела серебряной лентой, бегущей к Стеклянному озеру.

Кай взлетел выше. Земля ушла вниз, с каждым взмахом порожденных сознанием крыльев она была все дальше. Расстилался туман, облака заключали его в прохладные объятия.

«Интересно, смерть действительно такая? Холодная белизна, во веки веков аминь?» — подумал Кай.

Он не дал облакам увлечь себя и снова нашел солнце. Присягнувшим небу было так легко потеряться на его просторах. Многие так и делали — оставляли плоть умирать и устремлялись вверх, в пустоту. Эгоизм не давал Каю отказаться от реальности. Он достаточно хорошо знал себя, чтобы понять это. Давняя алчность, невозможность все отпустить. Должно быть, эта слабость позволяла ему оставаться собой.

Он взмыл над мягким сиянием облаков, прокладывая себе путь меж облачных башен. Хрупкий алебастр прорвал серис, едва заметный даже внутреннему взору Кая. Извивающееся тело длиною в несколько метров и толщиной с туловище человека то появлялось, то исчезало из виду. Кай позвал его. Облачный змей свернулся кольцами и, описывая ленивые круги, приблизился.

— Старый друг, — приветствовал его Кай.

Тучи перед бурей кишели серисами, которые обладали одним знанием на всех, и потому для Кая они все были едины. Вероятно, серисы — это то, что осталось от Присягнувших небу, забывших себя, забывших обо всем, кроме вечного танца среди облаков. А может, они находились здесь всегда и не знали ни рождения, ни смерти.

Серис уставился на Кая прохладными, сияющими голубизной глазами. Человек почувствовал холод от прикосновения к своему сознанию, медленного, любопытствующего.

— Опять женщина?

— Всегда женщина.

Кай смотрел, как свет разливается по облакам. Архитектура облаков, податливая, готовая, чтобы рука Бога сотворила из нее соборы, башни, чудовищ… Его забавляло, что серис думает, будто он всегда приводит на Перст одну и ту же девушку.

«Возможно, серисы считают, что существуют лишь один-единственный мужчина, одна-единственная женщина и множество тел», — подумал Кай.

Серис вился вокруг Кая, создавая кокон, будто тот и впрямь там присутствовал в телесном воплощении.

— Хотел бы быть с ней одной тенью?

Кай улыбнулся. Серисы представляли человеческую любовь как соединение облаков, то легко соприкасающихся, то взвивающихся ввысь, то теряющихся друг в друге — отбрасывающих одну тень.

— Да, одной тенью.

Кай удивился, с каким пылом прозвучали его слова. Ему действительно хотелось не просто поваляться в вереске. Не в этот раз.

— Так стань.

Он кожей ощутил голос сериса, хотя тело осталось далеко внизу.

— Стать? Это не так-то просто.

— Ты не хочешь?

Серис затрепетал. Кай знал: он так смеется.

— Хочу — не то слово.

«Ей достаточно пройти по комнате, и я весь горю. Ее запах! Я закрываю глаза, и вот я в Садах Бетды», — подумалось ему.

— Близится буря.

В голосе сериса послышалась печаль.

Кай задумался. Он-то не заметил признаков грядущей бури.

— Они поднимаются.

— Мертвые?

Былой страх подкрался к Каю.

— Хуже.

Всего одно слово, но как много значит.

— Нежить?

Кай пристально вгляделся, но ничего не увидел. Нежить приходит лишь во тьме.

— Они восстают, — сказал серис.

— Сколько их? — произнес Кай, подумав: «Только бы не все семь! Пожалуйста!»

— Много, как капель в дожде.

Серис исчез. Дымка, из которой было создано его тело, утратила форму. Кай никогда прежде не видел, чтобы серис вот так растворялся. «Стать одной тенью», — голос по-прежнему звучал в воздухе.

Взгляд Кая метнулся к земле. Он нырнул к мысу. Сула стояла на конце Перста, на самом краешке, быстро приближающаяся белая точка. Дух резко вернулся в тело, и Кай рухнул на колени. Неловко поднялся, еще не вполне понимая, где находится, и устремился к Суле. Он настиг ее меньше чем за минуту и склонился, тяжело дыша.

— Тебя долго не было. Я уж думала, ты забыл обо мне, Кай Саммерсон.

— Простите, госпожа, — выдохнул он и широко улыбнулся: ее красота отогнала страх, который казался теперь таким глупым. Оттуда, свысока, он не увидел ничего, что могло бы его встревожить.

Недовольная гримаса Сулы превратилась в улыбку, солнце озарило ее лицо, и на миг Кай забыл о предостережении сериса. Нежить приходит ночью. Он взял девушку за руки, и она подошла ближе. Она пахла цветами. Сула прижалась к груди Кая, заставляя его сердце биться быстрее. На миг он увидел лишь ее глаза и губы. Пальцы одной руки переплелись с ее пальцами, другая скользнула по ее горлу, чувствуя пульсирующий жар.

— Не надо стоять так близко к краю, — сказал Кай, хотя в ее присутствии у него перехватило дыхание.

Всего в метре за ее спиной Перст распадался на десятки метров скал, резко опускающихся в болото.

— Ты говоришь, как мой папа. — Сула вскинула голову и подалась к нему. — Знаешь, он даже просил меня не ходить с тобой сегодня. Сказал, мол, этот Кай Саммерсон — безродное ничтожество. Хотел, чтобы я торчала в Морлтоне, пока он разбирается со своими делами.

— Правда? — Кай отпустил руки Сулы. — Ты уверяла, что он согласен.

Сула хихикнула и заговорила грубым голосом:

— Не допущу, чтобы моя дочь якшалась с капитаном Гвардии!

Она рассмеялась и продолжила своим обычным тоном:

— А ты что, не знал — он считает, что у тебя «дурная репутация»?

У Кая и правда была определенная репутация, и человек вроде Мерика Вайнленда мог изрядно осложнить ему жизнь.

— Послушай, Сула, лучше пойдем отсюда. Нам не нужны неприятности.

Сула нахмурилась, сморщив свой безупречный лоб.

— Неприятности?

— У меня была причина, по которой я привел тебя сюда.

Сула усмехнулась — любая другая девушка покраснела бы.

— Нет, не та. Ну, то есть и та тоже, но мне нужно было проверить окрестности. Оглядеть болото.

— Я смотрела со скалы, пока ждала тебя. Внизу ничего нет! — Сула отвернулась и показала на зеленую бесконечность трясины. И вдруг заметила. — Что это?

Над Тростниковым морем поднималась мгла. Белые струйки простирались с востока, заходящее солнце придавало им кровавый оттенок.

— Они идут, — с трудом проговорил Кай. Наконец он обрел голос и попробовал уверенно улыбнуться, но вышла лишь гримаса. — Сула, нам надо спешить. Мне нужно доложить в Форт Арал. Я переправлю тебя через Мекстенс и оставлю на Красных скалах. Там ты будешь в безопасности. Повозка отвезет тебя в Морлтон.

Дротики пролетели с таким звуком, будто кто-то задул свечи, — несколько коротких выдохов. Три попали Суле в руку. Три тонких черных дротика на фоне белого платья. Кай почувствовал укол в шею, словно укус слепня.

Болотные гули кишели над оконечностью Перста, серые, похожие на пауков, быстрые и бесшумные. Кай рванул из ножен короткий меч. Тот казался тяжелее свинца. Руки уже онемели, и меч выпал из неловко разжавшихся пальцев.

Приближается буря.

1

Я подвел брата. Я висел в терниях, позволил ему умереть, в ту ночь мир переменился к худшему. Я подвел его, и пусть с тех пор я дал многим своим братьям умереть, та первая боль не утихла. Лучшая часть меня осталась в терновнике. Жизнь может отнять у человека все, выдрать, словно крюками, по частям, оставить с пустыми руками, нищим, на долгие годы. В глубине каждого из нас есть свои тернии. Шрамы от шипов на мне навсегда — каллиграфия насилия, написанное кровью послание, переводить которое придется до конца моих дней.

 

Золотая Гвардия всегда прибывает на мой день рождения. Они явились на мое шестнадцатилетие, они приезжали к моим отцу и дяде, когда мне минуло двенадцать. Тогда я катался верхом с братьями, и мы видели, как по Большой Западной дороге в Анкрат направляется отряд гвардейцев. Впервые я увидел их, когда мне было лет восемь, — они проскакали в ворота Высокого Замка на белых жеребцах, и мы с Уиллом восхищенно их разглядывали.

Сегодня я смотрел на гвардейцев, и Миана была рядом со мной. Королева Миана. Они с грохотом пронеслись под другими воротами в другой замок, но ощущение было примерно то же — золотой поток. Я подумал: «Интересно, вместит ли их всех Логово?»

 

— Капитан Харран! — крикнул я вниз. — Хорошо, что приехали. Выпьете эля? — Я показал на импровизированные столы. Я велел заранее перенести наши троны на балкон, чтобы мы могли посмотреть на прибытие Гвардии.

Харран соскочил с седла, великолепный в своей позолоченной стальной броне. За его спиной гвардейцы продолжали въезжать во двор. Сотни. Точнее, семь отрядов по пятьдесят человек. По одному отряду от каждой из моих земель. Когда они приезжали четыре года назад, у меня был лишь один отряд, с Харраном во главе, как и теперь.

— Благодарю, король Йорг! — крикнул он. — Но нам надо уехать до полудня. Дороги на Вьену в худшем состоянии, чем ожидалось. Нам будет непросто добраться до Ворот к началу Конгрессии.

— Неужели вы оторвете короля от празднеств по случаю дня его рождения из-за какой-то Конгрессии? — Я выпил эль и поднял кубок. — Мне сегодня исполняется двадцать, вы же знаете.

Харран виновато пожал плечами и оглянулся, чтобы осмотреть войска. Собралось уже больше двух сотен. Я был бы впечатлен, если бы ему удалось расположить в Логове все три с половиной сотни гвардейцев. Даже с учетом того, что его перестроили и расширили, передний двор едва ли можно было назвать вместительным.

Я склонился к Миане и положил ладонь на ее округлившийся живот.

— Он беспокоится, что, если я туда не поеду, голосование опять не состоится.

Она улыбнулась. В последний раз голосование было хоть сколько-то близко к завершению на второй Конгрессии — едва ли тридцать третья приблизит восхождение императора на трон больше, чем предыдущие тридцать.

Макин въехал во двор позади колонны гвардейцев с дюжиной моих рыцарей — они провожали Харрана через горы. Чисто символический эскорт, учитывая, что ни один разумный человек, более того, мало кто из безумцев решится встать на пути Золотой Гвардии.

— Стало быть, Миана, ты понимаешь, почему мне придется тебя покинуть, пусть даже мой сын почти готов появиться на свет. — Я почувствовал, как он лягнул мою руку. Миана отодвинулась от меня. — Семи отрядам я и правда не могу отказать.

— Один из этих отрядов — для лорда Кенника, верно?

— Для кого? — переспросил я, чтобы подразнить ее.

— Иногда мне кажется, ты жалеешь, что сделал Макина лордом Кенника. — Она бросила на меня быстрый сердитый взгляд.

— Думаю, он тоже об этом жалеет. Едва ли провел здесь хоть месяц за последние два года. Велел перевезти хорошую мебель из Баронского Зала в свои здешние покои.

Мы умолкли, глядя, как гвардейцы стройными рядами двигаются по тесному двору. Их дисциплина могла бы посрамить любое другое войско. Даже дедовская кавалерия с Лошадиного берега смотрелась бы сбродом по сравнению с ними. Когда-то меня восхищала походная гвардия Оррина, но даже она не идет в сравнение с Золотой Гвардией. Все три с половиной сотни сияли на солнце, на доспехах не виднелось ни следа грязи или потертости. У последнего императора были глубокие карманы, и его личная гвардия продолжала там рыться даже через двести лет после его смерти.

— Мне надо спуститься. — Я хотел встать, но не сделал этого — слишком удобно сидел. Меня как-то не прельщали три недели скачки.

— Надо, надо. — Миана жевала перец. В последние несколько месяцев ее вкусы метались от одной крайности к другой. Недавно она перешла на жгучие блюда своей родины на Лошадином берегу. Целовать ее в итоге стало весьма непросто. — Впрочем, сначала я должна отдать тебе подарок.

Я поднял бровь и похлопал ее по животу.

— Что, уже совсем готов?

Миана оттолкнула мою руку и махнула стоявшей в тени зала служанке. Временами она по-прежнему выглядела ребенком, приехавшим в Логово и обнаружившим, что оно окружено и обречено. За месяц до своего пятнадцатилетия она казалась крошкой на фоне даже самых миниатюрных служанок, но по крайней мере беременность придала ее фигуре изгибы, сделала грудь полнее, а щеки — румянее.

Появился Хамлар с каким-то длинным тонким предметом, замотанным в шелк, но слишком коротким для меча. Он протянул мне сверток и слегка поклонился. Двадцать лет служил он моему дяде, но ни разу не посмотрел на меня неприязненно с тех пор, как я освободил его от прежних обязанностей. Я сорвал шелковую ткань.

— Палка? Дорогая, зачем?

Я поджал губы. Ну что, надо сказать, неплохая палка, правда, непонятно, из какого дерева.

Хамлар положил подарок на стол между тронами и удалился.

— Это жезл, — сказала Миана. — Лигнум Витэ, достаточно прочный и тяжелый, чтобы тонуть в воде.

— Палка, которая может утопить меня…

Она снова махнула, и Хамлар вернулся с толстым томом из моей библиотеки, который держал перед собой, открыв на странице, отмеченной разделителем из слоновой кости.

— Здесь написано, что лорд Орланта получил наследственное право носить этот жезл на Конгрессии. — Она показала пальцем на соответствующий абзац.

Я взял жезл, заинтересовавшись не на шутку. На ощупь он был как из железа. Будучи королем Высокогорья, Арроу, Белпана, Конахта, Нормардии и Орланта, не говоря уже о Кеннике, я, кажется, имел право брать деревянную палку туда, где все прочие должны появляться без оружия. Подарок моей розовощекой маленькой королевы с эльфийским личиком, моя палка была из железного дерева и могла сокрушить человеческий череп даже сквозь шлем.

— Спасибо, — сказал я.

Нет, я не был склонен к сентиментальности, но мне нравилось думать, что мы достаточно хорошо понимали друг друга, чтобы она знала, чем мне угодить.

Я попробовал взмахнуть жезлом и почувствовал, что теперь готов покинуть трон.

— По пути загляну к Коддину.

 

Сиделки Коддина ожидали моего появления. Дверь в его покои была открыта, ставни распахнуты, ароматические свечи зажжены. Но, несмотря на все это, от него исходило зловоние. Уже почти два года, как стрела попала в Коддина, но рана продолжала гноиться и не затягивалась.

— Йорг.

Он помахал мне с кровати у окна и приподнялся, чтобы увидеть, как въезжает Гвардия.

— Коддин.

На меня нахлынуло давнее необъяснимое чувство вины.

— Ты с ней попрощался?

— С Мианой? Конечно. Ну…

— Она будет рожать твоего ребенка, Йорг. Одна. Пока ты будешь где-то разъезжать.

— Едва ли она останется одна. У нее не счесть фрейлин и служанок. Да я половины из них в лицо не помню, уже начинает казаться, что каждый день появляется новая.

— Ты сыграл в этом свою роль, Йорг. Она будет знать, что тебя нет, когда время придет, и ей станет тяжело. По крайней мере, тебе надо как следует попрощаться.

Только Коддину позволялось читать мне нотации.

 

— Я сказал… спасибо. — Я показал свою новую палку. — Вот, подарила.

— Когда выйдешь отсюда, поднимись наверх еще разок. Скажи все, что положено.

Я кивнул, что означало «может быть». Вроде бы его это устроило.

— Не устаю любоваться на этих ребят в седлах, — сказал он, снова бросая взгляд на сияющие ряды всадников.

— С практикой приходит совершенство. Впрочем, им бы лучше учиться сражаться. Конечно, загнать коня крупом вперед в тесный угол — эффектный трюк, но…

— Ну так и наслаждайся трюками! — Он покачал головой, попытался скрыть гримасу и посмотрел на меня. — Что я могу сделать для тебя, мой король?

— Как всегда. Дать совет.

— Едва ли он тебе нужен. Я никогда не бывал во Вьене и даже близ нее. У меня нет ничего, что могло бы помочь в Священном городе. Острый ум и книжная ученость уже неплохо послужат тебе. Ты же пережил прошлую Конгрессию, верно?

Я позволил себе легкую улыбку, вспомнив об этом.

— Послушай, старик, я, может статься, и неглуп, но мне нужна твоя мудрость. Я знаю, что сюда приносят книги из моей библиотеки. Люди рассказывают тебе сплетни и разные истории со всего света. Чего мне надо добиться во Вьене? За кого отдать мои семь голосов?

Я подошел ближе по голым камням. Коддин остался солдатом: никаких ковров и мягких подстилок, даже сейчас, когда он был изувечен.

— Ты не захочешь слушать мою мудрость. Йорг. если дело на то пошло.

Коддин снова отвернулся к окну, солнечный свет подчеркнул его возраст и морщины, возникшие от многочисленных страданий.

— Я надеялся, ты передумаешь, — сказал я. — Бывают тропы трудные, а бывают труднейшие.

Теперь, когда я стоял ближе, зловоние чувствовалось сильнее. Разложение начинается уже в час нашего рождения. Запах гнили напоминает, куда приведут нас ноги, в каком бы направлении они ни шли.

— Голосуй, как отец. Будь с ним в мире.

Вкус хороших лекарств зачастую неприятен, но некоторые пилюли бывают слишком горьки, чтобы их проглотить. Я помолчал, чтобы сдержать гнев.

— Я и так едва удержался, чтобы не повести войска на Анкрат и не опустошить его. Если борьба идет за то, чтобы не допустить войны… какой может быть мир?

— Вы похожи друг на друга. Возможно, твой отец чуть холоднее, строже и менее честолюбив, но ты — плод того же древа, и то же зло выковало тебя.

Лишь Коддин мог напомнить мне, что я сын своего отца, и остаться в живых. Лишь человек, который уже умер у меня на службе и теперь лежал и разлагался, все еще служа мне из чувства долга, лишь такой человек мог произнести эту истину.

— Он мне не нужен, — сказал я.

— А разве этот твой призрак, Зодчий, не говорил тебе, что два Анкрата вместе положат конец владычеству потаенных земель? Подумай, Йорг! Сейджес настроил твоего дядю против тебя. Сейджес хотел, чтобы ты и твой брат полегли в землю. Не добившись этого, он поссорил отца и сына. А что может положить конец власти людей вроде Сейджеса, Молчаливой Сестры, Скилфы и им подобных? Мир! Император на троне. Единая власть. Два Анкрата! Думаешь, твой отец все это время предавался праздности — пока ты рос, да и до того? Может, у него нет таких далеко идущих амбиций, как у тебя, но он тоже по-своему непрост. Король Олидан пользуется влиянием при многих дворах. Не сказал бы, что у него есть друзья, но он в равной мере вызывает доверие, уважение и страх. Олидану известны тайны.

 

— Мне тоже известны тайны. Многие из них я предпочел бы не знать.

— Сотня не последует за сыном, пока перед ними стоит отец.

— Тогда я должен уничтожить его.

— Твой отец пошел по этому пути — и это сделало тебя сильнее.

— Но он начал колебаться. — Я посмотрел на свою руку, вспоминая, как отнял ее от груди, окрашенную кровью. Моя кровь, отцовский нож. — Он колебался. Я не буду.

Если ведьма снов пыталась вбить клин между нами, она хорошо справилась с этой работой. Я не был склонен прощать отца и сомневался, что он принял бы прощение.

— В потаенных землях, может, и думают, что два Анкрата положат конец их власти. А по мне, так и одного будет достаточно. Кориону хватило. Сейджесу хватило. Хватит и остальным, если захотят остановить меня. В любом случае, ты знаешь, как я уважаю пророчество.

Коддин вздохнул.

— Харран ждет тебя. Я дал совет. Возьми его с собой, он тебя не отяготит.

 

Капитаны моей армии, дворяне Высокогорья, дюжина лордов, явившихся с прошениями из разных уголков семи королевств, и бесчисленные зеваки ждали меня в приемной у дверей. Время, когда я мог просто ускользнуть-скажем так, ускользнуло. Я приветствовал толпу, подняв руку.

— Милорды, воины моего дома, я уезжаю на Конгрессию. Будьте уверены, что я буду защищать там не только свои, но и ваши интересы и представлю их, по обыкновению, тактично и дипломатично.

Послышались смешки. Я обескровил немало народу, чтобы заполучить свой маленький кусочек Империи, и чувствовал перед своим двором обязанность довести игру до конца, коль скоро мне это ничего не стоит. И потом, их интересы совпадали с моими, так что я едва ли соврал.

Я нашел в толпе капитана Мартена, высокого, видавшего виды. В нем ничего не осталось от фермера. Я не даровал ему поста выше капитанского, но этот человек водил в бой пять тысяч солдат и даже больше с моим именем на устах.

— Береги ее, Мартен. Береги их обоих. — Я положил руку ему на плечо. Мне больше нечего было сказать.

Я направился во двор, по бокам шли два рыцаря — сэр Кент и сэр Риккард. Весенний ветерок не успевал относить запах конского пота, и три с лишним сотни лошадей грозили утопить двор в навозе. Полагаю, большие кавалерийские отряды всегда лучше созерцать на некотором расстоянии.

Макин пробрался к нам верхом на коне.

— Долгих лет жизни, король Йорг!

— Поживем — увидим, — сказал я.

Все это казалось слишком уютным. Счастливая семья, моя маленькая королева там, наверху. Поздравления с днем рождения и золотой отряд внизу. Такая тихая жизнь и покой могут задушить не хуже веревки.

Макин поднял бровь, но ничего не сказал, улыбка не сходила с его лица.

— Ваши советники готовы пуститься в путь, сир.

Кент привык называть меня «сир» — кажется, ему так было приятнее.

— Взять бы вам умников, а не вояк, — произнес Макин.

— А кого взяли бы вы, лорд Макин? — Я решил позволить ему выбрать единственного советника, которого позволяло ему привезти на Конгрессию его право голоса.

Он указал через весь двор на тощего старика с острым лицом, за спиной которого развевался алый плащ.

— Оссер Гант. Управляющий покойного барона Кенника. Когда меня спросят, сколько стоит мой голос, Оссер будет тем, кто точно знает истинную ценность Кенника.

Я невольно улыбнулся. Он мог притворяться, что это не так, но часть старины Макина хотела сыграть новую роль одного из Сотни как можно величественнее. Оставалось неясным, по какому образцу он собирался строить свое правление — моего отца или принца Оррина.

— Кенник — это же сплошь одни болота, а болотам нужен лес. Сваи, чтобы ваши грязные крестьянские домишки не потонули ночью. А я даю их вам. Так что пусть ваш человек об этом не забывает.

Макин кашлянул, словно глотнул болотного воздуха.

— Так кого именно вы берете в качестве советников?

Выбрать было нетрудно. Последняя поездка Коддина случилась, когда его привезли с гор после битвы за Логово. Больше путешествовать ему было не суждено. При дворе полно седых голов, но ни одной, чье содержимое я бы ценил.

— Да ты видишь двоих из них перед собой. — Я кивнул на сэров Кента и Риккарда. — Райк и Грумлоу ждут снаружи, Кеппен и Горгот с ними.

— Боже, Йорг! Не может быть, чтобы ты взял Райка! Мы же говорим об императорском дворе! А Горгот? Ты ему даже не нравишься.

Я обнажил меч, блеснул клинок, и сотни золотых шлемов повернулись, чтобы проследить за его движением. Я поднял меч над головой и повернул, чтобы поймать солнечные лучи.

— Я уже бывал на Конгрессии, Макин. Я знаю, в какие игры там играют. В этом году мы сыграем в новую игру. Мою. И я беру с собой то, что нужно.

2

Несколько сотен всадников подняли целые тучи пыли. Под этим покровом, нами же и созданным, мы покинули Маттеракс; Золотая Гвардия растянулась на полмили по извилистой горной тропе. Блеск ее потускнел, и на равнину мы спустились уже серыми.

Макин и я ехали вместе по изгибам дороги, на которой некогда встретили принца Оррина, направлявшегося к моим воротам. Макин теперь выглядел старше, в черных волосах пробивалась седина, тревоги проложили морщины на лбу. В дороге Макин всегда казался счастливым. С тех пор как у нас появились богатство, слава, замки, он проявлял склонность к беспокойству.

— Будешь скучать по ней? — спросил он.

Целый час был слышен лишь стук копыт по камням, и вдруг ниоткуда это «Будешь скучать по ней?».

— Не знаю.

Я привязался к своей маленькой королеве. Она могла возбудить меня, когда хотела, как могло бы большинство женщин: я нетребователен. Но я не сгорал от страсти, не нуждался в ней. Я не просто привязался к Миане, она мне нравилась, я уважал ее быстрый ум и безжалостность. Но я не любил ее, не испытывал ту дурацкую безрассудную любовь, которая может охватить мужчину, унести его к неизвестным берегам.

— Не знаешь?

— Поживем — увидим, разве не так? — ответил я.

Макин покачал головой.

— Едва ли ты поборник истинной любви, лорд Макин, — сказал я ему.

За шесть лет, проведенных в Логове, при нем не было женщины, а если и имелась любовница или даже шлюха-фаворитка, он ее хорошо прятал.

Он пожал плечами.

— Я потерял себя в пути, Йорг. Для меня то были черные годы. Для интересующих меня женщин я плохая компания.

— Что? А я?

Я обернулся, чтобы посмотреть на него.

— Ты был совсем юн. Мальчишка. Грех не липнет к ребенку, как он липнет к мужчине.

На этот раз пожал плечами уже я. Ему, казалось, было приятнее грабить и убивать, чем вспоминать об этом в сводчатых залах. Возможно, ему снова был нужен повод для беспокойства, чтобы наконец перестать беспокоиться.

— Она хорошая женщина, Йорг. И скоро подарит тебе ребенка. Ты об этом не думал?

— Нет. Что-то позабыл.

Вообще-то это занимало мои мысли непрестанно, даже во сне. Я не знал, как ухватить эту мысль, и она правда ускользала от меня. Скоро появится орущий младенец, но что это будет значить для меня — что значит быть отцом, — я не имел понятия. Коддин говорил, что я почувствую интуитивно, инстинкты подскажут. Что это записано у меня в крови. Возможно, это будет все равно что перец, рассыпанный в воздухе, и до тех пор, пока я не чихну, не смогу понять, с чем имею дело.

— Возможно, ты будешь хорошим отцом, — сказал Макин.

— Нет.

Пойму я это или нет, но хорошим отцом не стану. Я подвел брата и, несомненно, подведу сына. Каким-то образом проклятье, наложенное на меня Олиданом из Анкрата, вероятнее всего, унаследованное им от собственного родителя, поразит всех моих детей.

Макин поджал губы, но ему хватило то ли такта, то ли ума не спорить.

 

Не такая уж большая часть Высокогорья Ренар годится для земледелия, но ближе к границе рельеф становится наконец достаточно ровным, чтобы там можно было что-то выращивать или строить города. Например, Годд, мою столицу. Он выступал пятном на горизонте.

— Разобьем лагерь здесь, — произнес я.

Макин нагнулся в седле, чтобы сказать что-то сэру Риккарду, и поднял копье с моим флагом.

— Мы могли бы добраться до Годда, — сказал Макин. — Будем там где-то через час после заката.

— Скверные койки, ухмыляющиеся чиновники и блохи. — Я соскочил с Брейта. — Лучше уж спать в палатке.

Горгот сел, предоставив гвардейцам хлопотать вокруг него, стреноживать и кормить коней, ставить палатки, каждая на шестерых, с развевающимися на крыше двумя лентами императорских цветов — черной и золотой. Кеппен и Грумлоу бросили седельные сумки рядом с левкротом и сели на них, чтобы поиграть в кости.

— Нам надо бы по крайней мере завтра проехать через город, Йорг. — Макин привязал мешок с кормом на морду своего коня и повернулся ко мне спиной. — Народ любит смотреть, как проезжает Гвардия. По крайней мере это ты можешь им дать?

Я пожал плечами.

— Хватит и того, что я держу двор на Высокогорье. Думаешь, они забыли, что мой дворец в Арроу больше всего Годда?

Макин посмотрел мне в глаза.

— Иногда кажется, что это ты позабыл, Йорг.

Я отвернулся и присел на корточки посмотреть на кости. Бедра болели — я явно провел слишком много времени на троне, в постели и пиршественном зале. Макин был прав, я должен был ездить по своим семи королевствам хотя бы для того, чтобы не забывать, что значит быть в дороге.

— Сукин сын! — сплюнул Кеппен.

Все пять костей Грумлоу выпали шестерками вверх. Кеппен принялся опустошать кошелек, снова сплюнул и вывалил все к ногам Грумлоу. Я покачал головой. Так разбрасываться удачей ради кошеля монет.

— Не растрать всю свою удачу, брат Грумлоу. Она может понадобиться тебе позже.

Я снова встал и прикусил губу: ноги нещадно болели.

Мне никогда не хотелось жить во дворце, выстроенном принцем Оррином для Катрин. Я провел там несколько недель после того, как мы обеспечили себе верность всех уцелевших лордов Арроу. Здание напоминало мне об Оррине, суровое, но великолепное, с высокими арками, колоннами из белого камня, его словно скопировали с дворцов Македонии, где вырос, чтобы стать великим, Александр. Я носился по многочисленным комнатам со своими братьями в качестве охраны, мои капитаны планировали захват оставшихся территорий Арроу. Во дворце было пустынно, несмотря на несколько сотен слуг, сплошь чужеземцев. В конце концов я радовался, что уезжал на завоевание Нормардии, оно принесло облегчение, хоть и стало самой кровавой кампанией за ту весну.

Если жизнь в Логове изнежила меня до того, что день в седле оказался тяжким испытанием, стоило избегать роскоши этого дворца. Лучше горы, чем равнины, лучше вой ветра над заснеженными пиками, чем вонючий воздух с Тихого моря, приносящий запах Затонувших Островов. И потом, в Анкрате и Ренаре кровь моего рода была гуще всего. Я, может, и не нуждаюсь в семейном тепле, но в трудное время разумнее быть окруженным подданными, которые следуют за тобой по привычке, а не из-за вновь обретенного страха.

Закапал дождик, свет померк. Я крепче запахнул плащ и приблизился к одному из костров.

— Палатку королю! — крикнул сэр Риккард, хватая проходящего мимо гвардейца за руку.

— Немного сырости мне не повредит, — сказал я.

Риккард был хорошим мечником, смельчаком, но слишком много командовал.

Проводить время у костра среди солдат мне больше по нраву, чем созерцать хлопающие на ветру стены палатки и представлять, что же за ними такое. Я смотрел, как Гвардия разбивает лагерь, и вдыхал аромат жаркого.

Если отряд насчитывает больше трехсот человек — это уже маленькая армия, и ей необходима дисциплина. Нужно выкопать канавы для справления малой нужды, организовать охрану по периметру, напоить и отправить пастись коней. Где та простота, которой хватало нам, братьям, на дорогах моего детства? Масштаб меняет все.

Капитан Гвардии принес мне кресло, складное, походное, с обитыми медью углами, умещающееся в плоском тюке и способное уцелеть на дорожных ухабах. Капитан Харран застал меня сидящим в нем и поедающим оленину с картофелем, провизию из моих кладовых в Логове. Гвардия же кормилась по пути, фактически грабя на большой дороге, но на законных основаниях — последние отголоски имперских порядков.

— Вас хочет видеть священник, — сказал Харран.

Я подождал, пока он прибавит «король Йорг». Капитаны Золотой Гвардии относятся к Сотне с презрением и, скрытые своими блестящими шлемами, смеются над нашими титулами.

— Священник? Может, епископ Годда?

Золотая Гвардия не слишком жалует Римскую церковь. Это последствия многовековой грызни императоров с папами. Для сторонников императора Вьена — священный город, а Рим — одно недоразумение.

— Да, епископ, — кивнул Харран.

— Дурацкая шапка выдает его с головой, — сказал я. — Сэр Кент, прошу, проводите отца Гомста в наш благочестивый круг. Не хотелось бы, чтобы Гвардия обидела его.

Я откинулся в кресле и отпил эля из кружки, которую мне принесли, — та еще кислятина из пивоварен Ост-Рейха. Райк присматривал за костром и обгладывал кость. Многие смотрят на огонь так, будто ищут ответ в таинстве его ослепительного танца. Райк просто хмурился. Горгот подошел и локтями расчистил себе достаточно места, чтобы огонь осветил его. Как и я, он кое-что понимал, когда смотрел на пламя. Магия, позаимствованная у Гога, выгорела из меня, когда мы прогнали людей Арроу из Логова, — она никогда не принадлежала мне по-настоящему. Однако же, полагаю, Горгот намочил руки там, где плавал Гог. Он не являлся Присягнувшим огню, как Гог, но в его крови что-то такое было.

Грумлоу сообщил нам о прибытии епископа Гомста, показав на митру, качающуюся над головами гвардейцев, выстроившихся перед столовой палаткой. Мы смотрели, как он выходит, в полном облачении, опираясь на посох и шаркая ногами, хотя лет ему было не больше, чем Кеппену, который мог взбежать на гору перед обедом, буде возникнет необходимость.

— Отец Гомст, — сказал я.

Я называл его так с тех пор, как вообще смог хоть как-то его называть, и не усматривал причины что-то менять просто потому, что у него теперь была другая шапка.

— Король Йорг.

Он склонил голову. Дождь полил сильнее.

— Что же привело сюда епископа Годда дождливой ночью, когда он мог греться у свечей в соборе?

Больное место: собор был построен лишь наполовину. Я все еще дразнил старого Гомсти, словно он застрял в той клетке, в которой мы нашли его много лет назад на Дороге Нежити. Мой дядя переоценил себя, когда заказал проект собора — непродуманный план, родившийся в тот же год, когда моя мать вытолкнула меня на свет. Возможно, очередное неудачное решение. В любом случае, деньги кончились. Соборы обходятся недешево, даже в Годде.

— Мне было нужно поговорить с тобой, мой король. Лучше здесь, чем в городе.

Гомст стоял под дождем, вода капала с его посоха и стекала по пышному облачению.

— Принесите ему кресло, — крикнул я. — Нельзя допустить, чтобы божий человек стоял в грязи. — И уже тише: — Говорите, отец Гомст.

Гомст не спеша уселся, поправил рясу, подол которой был весь в грязи. Я ожидал, что он придет с одним-двумя священниками, хотя бы с мальчиком-служкой, который понесет шлейф, но епископ сидел передо мной один, темный от дождя, и казался старше своих лет.

— Было время, когда моря поднялись, король Йорг.

Он сжал посох так крепко, что побелели костяшки, и уставился на другую руку, лежащую у него на коленях. Гомст никогда не рассказывал истории. Он бичевал или льстил, в зависимости от того, во что одета публика.

— Моря поднимаются каждый день, отец Гомст, — сказал я. — Луна притягивает глубокие воды, как она притягивает женскую кровь.

Я знал, что он говорил о Потопе, но не мог не помучить его.

— В незапамятные времена моря лежали ниже, и Затонувшие Острова были великой землей Бреттанией, а Земли Нигде-и-Никогда кормили Империю, прежде чем Тихое море украло их. Но воды поднялись, и тысяча городов потонула.

— И вы думаете, что океаны готовы к очередному рывку? — усмехнулся я и поднял руку, ловя капли дождя. — Будет лить сорок дней и сорок ночей?

— Вам было видение?

Вопрос вырвался из обожженных легких Красного Кента. Он подошел и присел у кресла Гомста. Выжив в огненном аду Логова, сэр Кент ударился в религию.

— Похоже, я правильно сделал, что разместил свой двор в горах, — произнес я. — Возможно, Высокогорье станет богатейшим островным королевством нового мира.

Сэр Риккард рассмеялся. Редкая из моих шуток не встречает в нем понимания. Макин криво усмехнулся. Это меня больше убедило.

— Я говорю о другом подъеме — о темном приливе, — сказал Гомст. Похоже, он вознамерился поиграть в пророка. — Отовсюду приходят вести: изо всех монастырей, из Арроу, Белпана, Нормардии, с холодного севера и из Королевств Порты. Самые благочестивые монахини видят сны об этом. Отшельники покидают свои пещеры, чтобы рассказать о том, что принесла им ночь, иконы кровоточат, свидетельствуя истину. Мертвый Король готовится. Черные корабли ждут на якоре. Могилы пустеют.

— Мы уже сражались с мертвыми и одержали победу.

От дождя стало холодно.

— Мертвый Король одолел последних лордов Бреттании и теперь правит всеми Островами. Его флот ждет отплытия. Святые видят приближение черного прилива.

Гомст поднял глаза и встретился со мной взглядом.

— Ты видел это, Гомст? — спросил я.

— Я не святой.

Это, по крайней мере, убедило меня, что он верит и боится. Я знал Гомста головорезом, развратником с козлиной бородой, любителем комфорта и пышных, но пустых речей. Его честность была красноречивее честности любого другого человека.

— Вы поедете на Конгрессию со мной. Сообщите все это Сотне.

Его глаза расширились, капли дождя задрожали на губах.

— Я… мне там нет места.

— Вы поедете как один из моих советников. Сэр Риккард уступит вам свое место.

Я встал и стряхнул воду с волос.

— Чертов дождь. Харран! Покажи мне мою палатку. Сэр Кент, Риккард, проводите епископа обратно в церковь. Не хватало еще, чтобы по пути его потревожил гуль или призрак.

Капитан Харран ждал у соседнего костра и теперь провел меня к павильону, большему, чем палатки Гвардии, устланному внутри шкурами, с черными и золотыми подушками. Макин вошел следом за мной, кашляя и отряхиваясь от дождя, — мой телохранитель, хотя для него как для барона Кенника поставили отдельную палатку. Я сбросил насквозь мокрый плащ, и тот с хлюпаньем упал.

— Гомст пожелал нам сладких снов, — сказал я, оглядываясь.

Слева от меня стоял сундук с провизией, по другую сторону — комод. Серебряные лампы с бездымным маслом освещали кровать из резного дерева с четырьмя столбиками — сборную, в походе ее несли по частям двенадцать гвардейцев.

— Я не верю снам. — Макин снял плащ и отряхнулся, как собака. — И епископу.

На тонкой работы прикроватном столике стояли шахматы с доской из черного и белого мрамора и серебряными фигурами, украшенными рубинами и изумрудами.

— У Гвардии палатки шикарнее, чем мои покои в Логове, — сказал я.

Макин склонил голову.

— Я не верю снам, — повторил он.

— Женщины Годда не носят синего.

Я начал отстегивать нагрудник кирасы. Это мог сделать и паж, но слуги — болезнь, влекущая за собой беспомощность.

— Ты стал следить за модой?

Макин, все еще мокрый до нитки, снимал с себя доспехи.

— Цены на олово выросли в четыре раза с тех пор, когда я занял трон своего дяди.

Макин ухмыльнулся.

— Я пропустил прибытие гостя? Ты говоришь с кем-то еще, не со мной.

— Этот твой человек, Оссер Гант, — он бы меня понял.

Я оставил броню лежать там, где она упала. Взгляд мой вернулся к шахматной доске. Такую приносили, когда я в прошлый раз ездил на Конгрессию. Каждый вечер. Будто нельзя претендовать на трон, не будучи искусным игроком.

— Ты привел меня к воде, но не даешь пить. Скажи напрямую, Йорг. Я простой человек.

— Торговля, лорд Макин. — Я на пробу двинул пешку. Пешку с рубиновыми глазами, служанку черной королевы. — Мы не торгуем с Островами, не покупаем ни олово, ни вайду, ни бреттанские сети, ни их знаменитые хитрые топоры, ни крепких низкорослых овечек. У нас нет торговли, черные корабли уходят из Конахта в Тихое море, но никогда не возвращаются в порт.

— Были войны. Лорды Бреттании вечно враждуют. — Макин пожал плечами.

— Челла говорила о Мертвом Короле. Я не верю снам, но доверяю слову врага, который думает, что я полностью в его власти. Болотные мертвяки не давали покоя армиям моего отца на границах. Мы с отцом охотно вернули бы те годы ожидания, если бы он не был вынужден так держаться за то, что у него есть.

Макин кивнул.

— Кенник тоже страдает. Все воины, что подчиняются мне, заняты — удерживают мертвяков в болотах. А их армия? Король?

— Челла была королевой той армии, которую собрала в Кантанлонии.

— А корабли? Завоевания?

— На земле и на небе полно вещей, Макин, недоступных даже мудрецу вроде тебя. — Я сел на кровать и развернул шахматную доску так, что на него теперь смотрела белая королева и ее армия. — Твой ход.

 

Макин выиграл шесть партий, прежде чем я отправил его задуть лампы. То, что он после шести выигрышей спал на полу, а я после своего единственного — в удобной постели, служило слабым утешением. Я уснул, а перед глазами все мелькали фигуры, черные и белые квадраты, мерцали рубины и изумруды.

Ночью над палаточным лагерем разразилась буря. Палатки надулись, словно рассказывая преувеличенные байки о непогоде, от которой они нас спасали. Шум был такой, будто вот-вот все королевство потонет, а ветер сдует валуны со склонов гор. Если бы я спал под открытым небом у изгороди, все это меня бы не разбудило, но под огромным барабаном шатра я лежал и бодрствовал, уставившись в темноту.

Порой приятно слышать дождь, но не мокнуть, знать, что снаружи воет ветер, но не ощущать его. Я ждал в бесконечно тянущейся уютной темноте и наконец уловил запах белого мускуса, руки ее сомкнулись у меня на груди, и она увлекла меня в царство сновидений. Сегодня мне это было особенно необходимо.

— Тетушка Катрин.

Несомненно, губы мои пошевелились во сне, шепча эти слова.

Поначалу Катрин посылала мне лишь кошмары, словно решила, что будет моей совестью и заставит меня страдать за мои преступления. Снова и снова малыш Дегран умирал у меня на руках, и я просыпался с криком, мокрый от пота, пугая ту, что делила со мной постель. Я ночами сгорал на костре скорби Сарет, показанной подо всеми мыслимыми углами ее сестрой, обучившейся этому искусству в то время, пока состояла в браке с принцем Оррином. Миана не могла спать со мной и устроила себе постель в Восточной башне.

Присягнувшая снам, сказал себе я. Она ведьма сновидений. Вроде Сейджеса. Но от этого я не переставал желать ее. Я рисовал образ Катрин в темной буре своего воображения. Она никогда не показывалась, и я вспоминал, как увидел ее впервые — то навек запечатленное мгновение, когда мы столкнулись в коридорах Высокого Замка.

Катрин показывала мне тех, кого любила, — тех, кого я убил. Сэр Гален, что бился за нее в светлые дни ее юности в Скорроне, ее камеристка Ханна в те дни, когда она не ворчала и утешала маленькую принцессу при дворе, где ее больше никто не любил. Во сне Катрин заставляла меня переживать ее тревогу за близких, вовлекая меня в странную логику сна, так что они казались важными, настоящими, такими же настоящими, как воспоминания до терний. И все это в ослепительном сиянии солнца Геллета, в пожирающем плоть сиянии Солнца Зодчих, всегда у меня за спиной, отбрасывающего мою тень, словно черный перст, на их жизни.

Я позволил ее рукам утянуть меня вниз сквозь полночь. Я никогда не противился ей, хотя чувствовал, что смогу, и, наверное, она как раз добивалась моего сопротивления. Катрин желала этого больше, чем показать мне сотворенное мною зло и заставить пережить то, что пережила она. Думаю, она хотела битвы, противостояния ее чарам, чтобы я закрыл сонные глаза и попытался сбежать. Но я этого не делал. Я сказал себе, что должен взглянуть страху в лицо. Что ее пытки выжигают из меня сентиментальность. Но, по правде говоря, мне нравилось, как ее руки обнимают меня, нравилось, что она близко — прикасается ко мне, оставаясь недосягаемой.

Шепоты света дотянулись до меня сквозь беззвездную ночь. В последнее время она посылала мне запутанные хаотичные сны, словно сама грезила. Я или видел ее, или осязал, но никогда этого не случалось одновременно. Мы бродили по Высокому Замку или дворцу Арроу, ее платье струилось, тишина опутывала нас, стены дряхлели и рассыпались в прах, когда мы проходили мимо. Или я чувствовал ее запах, обнимал ее, но был слеп — или видел лишь могилы Пер-Шеза.

Однако же этой ночью сновидение было отчетливым. Под башмаками крошился камень, дождь хлестал меня. Я карабкался по склону, пригнувшись, чтобы устоять на ветру. Мои пальцы слепо блуждали по поверхности скалы, передо мной поднималась стена. Я все ощущал, но не контролировал себя, словно был марионеткой, а кто-то дергал за нити.

— Чему это должно научить, Катрин?

Она никогда не говорила со мной. Я никогда не сопротивлялся ей — а она не говорила. Поначалу все сны, что она насылала на меня, были полны гнева и мести. Но в них было что-то такое, что мне казалось — она еще экспериментирует, испытывает свой дар, как мечник совершенствует технику и добавляет к обычным навыкам новые удары. Это были приемы Сейджеса, и вот теперь, когда моя тетка снова поселилась в отцовском доме, возможно, она взяла на себя роль этого язычника, хотя я так и не понял, на какой путь она направляет Сотню, распространяя свои тонкие сети, — Олидана Анкрата или же на свой собственный.

Буря стихла внезапно, ветер прекратился, хотя я слышал, как он завывает за спиной. Какая-то пещера. Я вошел в ее узкую пасть, пригнулся и сбросил с плеч мешок. Уверенно нашел кремень и трут и быстро зажег фонарь, который выудил из мешка. Я мог бы гордиться своей работой, но руки, что сделали ее, те, в которых я держал кремень, высекая из него искру, не были моими. В свете фонаря я увидел, что они бледны, словно долго пробыли под водой. У меня длинные пальцы, но эти походили на белых пауков, ползающих в тени.

Я шел вперед, или, точнее, тот, в чьей шкуре я был, двигался и нес меня в себе. Свет фонаря уходил во тьму и ни от чего не отражался. Мое зрение охватывало то, что позволял охватить тот, чьими глазами я смотрел, — большей частью каменный пол, выровненный шагами бесчисленных ног. Временами, бросая взгляды по сторонам, я замечал каскады из замерзшего камня и неземные галереи, где сталактиты сливались со сталагмитами. И я знал, куда иду. Логово, восточные ворота для вылазок. Бледный человек во тьме бури вскарабкался на Ранъярд и вошел в ворота через потайную щель в его склоне.

Человек этот двигался уверенно. Бесчисленные повороты уводили в темную неизвестность, но путь, проторенный бесчисленными предшественниками, нетрудно отыскать. Во сне все было четко, словно он черпал подробности из моих воспоминаний. Я дрожал — я, но не бледный человек. Если Катрин стремилась к точности, из тени к чужаку должна была протянуться черная рука, схватить его и потянуть с невероятной силой в зияющую пасть тролля. Я надеялся, что не почувствую, как эти черные зубы смыкаются на моей плоти, хотя дело шло как раз к этому. Вонь их уже сильно ощущалась, и ошейник его царапая мне шею.

Он прошел своей дорогой, и рука не потянулась ко мне. Если бы все происходило наяву, я бы выдохнул с облегчением. На какое-то время я поверил в реальность происходящего, но нет, тролли Горгота стерегли подземные пути в Логово и еще многие тайные тропы.

Теперь мы шли по высеченным в скале рукой человека тоннелям, соединяющим Логово с природными пещерами. Остановились неподалеку от самого нижнего подвала Логова. Сгущающаяся впереди темнота поглощала свет фонаря. Мужчина замер ненадолго — было что-то нечеловеческое в этом полнейшем отсутствии движения. Он быстро продвигался вперед, сжимая в руке прохладную рукоять ножа, хотя клинка я не видел. На шершавом камне лежал одинокий тролль, раскинув длинные конечности. Лицо чудовища было скрыто черным узловатым плечом. Он выглядел дохлым, но, внимательно приглядевшись чужими глазами, я увидел, как дыхание медленно поднимает и опускает его спину.

Человек неторопливо обошел спящего тролля, пригнулся, когда потолок тоннеля стал ниже, огибая черные ноги.

— Неудачный сон, Катрин, — сказал я, не нуждаясь в его губах. — Тролли созданы для войны. Она у них в крови. Запах этого человека мог бы разбудить дюжину, и они уже пускали бы слюни от голода.

Мой провожатый нашел деревянную дверь, ведущую в винные погреба Логова. Он поковырялся в замке тяжелыми отмычками, подходящими для столь древнего и основательного механизма. Капля масла, чтобы не скрипели петли, — и он распахнул ее, шагнув вперед без колебаний. И тут я заметил его нож — инструмент убийцы, длинный и тонкий, с рукоятью из выбеленной кости.

Он выбрался из фальшивого переднего днища огромной бочки, прикрывавшей выход. Напротив, у настоящей бочки почти такого же размера, сидел и спал стражник в форме моих цветов — шлем набекрень, ноги вытянуты вперед, голова упала на грудь. Я почувствовал напряжение в мышцах бедер и жесткие светлые волосы стражника, когда схватился за них, отводя его голову назад. Я знал его. Имя носилось где-то за пределами мыслей. Родрик, парнишка моложе меня, — однажды я обнаружил его прячущимся в моей башне, когда Оррин осадил замок. Я уже почти было решил перерезать ему горло за то, что он такой негодный стражник, но тут с изумлением обнаружил, что рука моя скользнула ниже и всадила нож ему в сердце. Это разбудило его! Родрик изумленно посмотрел на меня, рот его скривился, и он умер. Я ждал. Мальчишка не шевелился, но я все еще ждал. А потом вытащил нож и вытер его о тунику Родрика.

У бледного человека были черные рукава. Я заметил это задолго до того, как его взгляд нашел лестницу, и мы устремились туда. Он оставил фонарь рядом с Родриком. и тень его указывала дорогу.

Человек шел по залам и коридорам Логова, словно хорошо их знал. Замок лежал во тьме, лишь редкие лампы освещали углы и проходы. Ставни гремели на ветру, лил дождь, вода стекала вниз и образовывала на каменном полу лужи. Похоже, мои люди забились в свои постели, пока бушевала буря, не было видно никого из них: ни слуг, следящих за лампами, ни золотаря, ни няньки, ни девки кого-нибудь из стражников, крадущейся из казарм… ни, собственно, стражника, если на то пошло.

Наконец, когда убийца достиг внутренней двери восточной башни, мы обнаружили стражника, не покинувшего пост. Сэр Грэм, рыцарь моего стола, спал стоя — ему не давали упасть пластинчатые доспехи, алебарда и стена. Белые руки приставили нож к зазору между латным воротником и наплечником. Убийца положил ладонь на костяную рукоять ножа, настроившись на такой резкий удар, который пробил бы кожу и кольчугу и нашел бы яремную вену. Он подождал, возможно, разделяя мое подозрение, что при падении рыцаря раздастся жуткий грохот. Мы стояли так близко, что я чуял зловоние каждого выдоха сэра Грэма. Ветер выл, и я вонзил нож. Рукоять уколола ладонь, которая не была моей, острие пронзило сэра Грэма, и тот упал в конвульсиях. Тяжесть тела сняла его с ножа.

Убийца снова вытер клинок — на этот раз о красный плащ рыцаря, оставив на нем светлое пятно. Брезгливый какой-то тип.

Он нашел ключ на поясе у Грэма и отпер дубовую дверь, окованную железом и отполированную прикосновениями рук. Дверь была старая, а сам ход — еще старше. В свитках моего дяди говорилось о временах, когда все Логово представляло собою лишь восточную сторожевую башню, одиноко стоящую на склоне горы, у подножия которой располагался военный лагерь. И даже те, кто бился с племенами Ора и выстроил твердыню на Высокогорье, не были строителями башни. На арке есть надпись, но время стерло память об этом языке. Значение слов, конечно, тоже безнадежно забылось.

Убийца шагнул под арку, под руны, глубоко высеченные в замковом камне. Боль пронзила меня, тернии нашли мою плоть, пробили кожу так, что было понятно — освободиться будет непросто, все равно что вытащить стрелу с зазубренным наконечником или отцепить бульдога, которого придется убить, потом рассечь челюстные мышцы и вынуть зубы из кости. Было больно, но я обрел свободу, вырванный из тела, сдерживавшего меня. Он шел, не останавливаясь, а я плелся по лестнице вверх, держась позади. На спине его черного плаща виднелся вышитый белым шелком крест. Святой крест.

Я наскочил на него, но прошел насквозь, словно он был призраком, хотя, по правде говоря, при соприкосновении задрожал я сам. Лампа осветила его лицо, когда я обернулся — ровно на миг, потом он прошел сквозь меня, а я остался стоять на ступенях. Человек был бледен, как утопленник, лицо такое же синюшное, как руки, волосы прилизаны, радужка глаз мутная. На груди его туники был вышит белым шелком крест — такой же, как на спине. Папский убийца. Лишь Ватикан посылает в мир убийц с обратным адресом. Все остальные предпочли бы держать такое сотрудничество в секрете. Папский убийца, однако, — это лишь продолжение непогрешимости папы: разве стыдно исполнять волю Божью? С чего бы таким людям прикрываться анонимностью?

В нише у лестницы лежал мертвый брат Эммер. Убийца опустился на колени и с помощью ножа убедился, что тот больше не поднимется. Эммер не особо интересовался женщинами, и я решил, что он станет хорошим охранником для королевы. Я смотрел, как человек папессы поднимается по лестнице, пока он не скрылся за поворотом. Кровь Эммера стекала вниз по ступеням алым водопадом.

Я никогда не боролся с Катрин, не пытался избежать насланных ею чар, но это не означало, что я соглашался сотрудничать. Каким-то образом я освободился от убийцы, и у меня не было причины смотреть, что он там еще сделает. Убьет мою королеву — нет сомнения. Миана, очевидно, спала в комнате наверху, если Катрин сохранила план замка таким, каким извлекла из моих воспоминаний. Должен ли я как дурак идти и смотреть, как Миане перережут горло? Как она будет биться в крови, покуда мой ребенок умирает у нее во чреве?

Я стоял в темноте, нарушенной лишь отблесками света ламп за поворотами внизу и наверху.

— Правда? Думаешь, ты можешь показать мне что-то, способное уязвить меня? — сказал я в пустоту. — Ты прошла по моим воспоминаниям. — Я позволил ей бродить, где заблагорассудится, когда она явилась со своими кошмарами. Наверное, я решил, что войти в долгие коридоры моей памяти будет для нее большим мучением, чем ее кары — для меня. Даже если у нее были ключи от всех моих дверей, я знал: есть места, куда она не пойдет. Да и кто в здравом уме рискнет?

— Давай сыграем в эту игру, принцесса, до самого конца. Давай посмотрим, не обнаружишь ли ты, что финал слишком горек.

Я взбежал по лестнице, легко касаясь ступеней и без малейшего усилия, словно лишь в теле убийцы я мог по-настоящему соприкоснуться с этим сновидением. Я быстро догнал его, проскочил мимо и первым оказался наверху.

Там ждал Мартен, скорчившись у дверей королевы, его меч и щит лежали на полу, глаза — красные от крови и безумные. Пот приклеил темные волосы ко лбу и стекал по напряженным сухожилиям шеи. Сжимая кинжал в одной руке, он лупил острием по ладони другой, судорожно дыша, и кровь стекала с его кисти.

— Бейся с ним, — сказал я.

Я увидел убийцу. Он остановился, беззвучно втянул ноздрями воздух и вскинул голову, чтобы уловить малейший вздох боли Мартена. Пока он стоял неподвижно, я нырнул в него, намереваясь осесть среди его костей, цепляясь за все, за что можно ухватиться. Мгновение ослепляющей агонии — и я снова смотрел его глазами. Я чувствовал вкус крови. Он разделил боль воссоединения со мной и сдержал крик, но резко втянул воздух сквозь зубы. Возможно, этого хватит, чтобы предупредить Мартена.

Человек папессы порылся под плащом, убрал длинный нож с костяной рукоятью и достал два коротких тяжелых кинжала, крестообразных, предназначенных для метания. Он двигался очень быстро и оказался в поле зрения Мартена, уже выпустив первый нож легчайшим движением кисти, но со смертоносной силой.

Мартен вскочил почти сразу, как мы его заметили, возможно, на доли секунды его задержал сон, с которым он боролся. Кинжал убийцы попал ему где-то между шеей и животом — я услышал, как лопается кольчуга. Он с ревом проскочил мимо нас, убийца выкинул вперед ногу, ударил его в подбородок, и Мартен врезался в изогнутую стену, по инерции полетел вверх тормашками и прогремел вниз по лестнице. Мы замешкались, словно не зная, стоит ли бежать за ним, проверять, не осталось ли в нем целых костей. Нечто горячее и влажное под нашим коленом убедило в обратном. Каким-то образом Мартен умудрился на лету полоснуть убийцу. Человек папессы заковылял к двери, шипя от боли, распространяющейся от пореза. Он остановился, чтобы перевязать рану шелковым шнуром из внутреннего кармана, и двинулся дальше наверх.

Все ключи улетели вниз по лестнице вместе с Мартеном, и человек папессы снова достал отмычки, чтобы отпереть замок. Это заняло больше времени, чем прежде: в дверях королевы стоял замысловатый механизм, возможно, такой же старый, как сама башня. Прежде чем наша кропотливая работа принесла плоды, по камням лужей растеклась кровь убийцы, красная, как у любого другого человека, несмотря на бледность его кожи.

Мы стояли, и я чувствовал его слабость — потеря крови и что-то еще, — он напрягал какую-то мышцу, с которой я не соприкасался, и это усилие утомляло его. Возможно, охватившее наемника оцепенение дорого ему обошлось.

Дверь беззвучно открылась. Он снял лампу с крюка там, где прежде сидел Мартен, и вошел. Сила его воображения настигла меня, когда наконец он поддался волнению. Я увидел картины, возникающие в его сознании. Внезапно — во сне или нет — я захотел, чтобы у него не получилось. Я не хотел, чтобы он зарезал Миану. Я не имел желания смотреть, как из нее вырывают кровавые останки моего нерожденного ребенка. Этот страх удивил меня — совершенно первобытный, совершенно точно мой собственный, не разделенный с Катрин. Я подумал, может, это отголосок того, что, по словам Коддина, я мог почувствовать, впервые увидев и взяв на руки сына или дочь. Если это правда, значит, я впервые понял, насколько опасна может быть эта привязанность.

На комоде у кровати — блеск серебряной цепи, которую я подарил Миане на именины. Под покрывалом — возвышающееся холмиком тело в тени, жена и ребенок, мирно спящие.

— Проснись. — Можно подумать, слова могли возыметь действие. — Проснись.

Вся моя воля — и хоть бы дрогнули его губы.

Холодная неизбежность схватила меня за горло. Это правда! Это происходит сейчас. Я сплю в палатке в своей постели, Миана — в своей за много миль от меня, и к ней приближается бледная смерть.

— Катрин! — прокричал я ее имя внутри его головы. — Не делай этого!

Он шагнул к постели, держа наготове второй метательный нож. Возможно, лишь размер выпуклости под покрывалом не дал ему сделать бросок тут же. Миана была женщина некрупная, даже на сносях. Все выглядело так, будто она не одна. Я даже сам поверил бы в это, если бы не Мартен у дверей.

Еще шаг — его раненая нога похолодела и онемела, губы беззвучно забормотали заклинание, словно магия отражала его неустойчивую походку и нуждалась в опоре. Я не мог предупредить, рука — моя рука — была отведена назад для броска. И тут покрывало затрепетало, я услышал приглушенное «бум», и кулак ударил меня в бок, достаточно сильно, чтобы отбросить назад, — и я два раза повернулся, прежде чем врезаться в стену. Я соскользнул на пол, вытянув ноги, и посмотрел вниз. Обе бледные руки обхватили мой бок, кровь текла меж пальцев, свисали лохмотья плоти.

Покрывало поднялось, и Миана посмотрела на меня, согнувшись над темной массой арбалета нубанца, широко распахнутыми яростными глазами.

Правой рукой я нашарил костяную рукоять длинного ножа. Истекая кровью, поднялся на ноги, мир закружился перед глазами. Я увидел, что в арбалете больше не осталось стрел. В теле убийцы я напряг все силы, чтобы остановить его ноги и положить оружие. Думаю, на сей раз он это почувствовал. Он двигался медленно, но держался между Мианой и дверью. Взгляд его упал на округлившийся живот, натянувший ночную рубашку.

— Стой! — Я удерживал его руку, как мог, но она все равно ползла вперед.

Миана была скорее разгневана, чем напугана. Готова пролить кровь.

Сжимая низко опущенный нож, целясь низко, ниже арбалета Мианы, моя рука двинулась вперед, и я не мог ее остановить. Блестящее лезвие должно было вспороть ей живот, и она умерла бы в потоках крови. И с ней — наш ребенок.

Убийца сделал бросок, рука промахнулась, всю ее силу отнял удар, искромсавший мне плечо. Я упал, железная рама арбалета попала мне по лицу. Мартен стоял у меня за спиной, дьявол в кровавом наряде, с багряной усмешкой на устах. Я ударился головой о ковер, в глазах потемнело. Их голоса звучали вдалеке.

— Моя королева!

— Я не пострадала, Мартен.

— Простите… я подвел вас… не смог его задержать.

— Я в порядке, Мартен… какая-то женщина разбудила меня во сне.

3

— Что-то ты притих с утра, Йорг.

Я разламывал хлеб, прихваченный еще из Логова, вчерашний, слегка заплесневелый.

— Все еще шахматы покоя не дают? — Он подошел ближе, и я уловил запах гвоздики. — Я же говорил тебе, что умею играть с шести лет.

Хлебная корка треснула, посыпались крошки.

— Приведи сюда Риккарда, а?

Макин встал, поставил кофе — холодное вонючее варево, столь любимое гвардейцами. Ушел, не задавая вопросов: Макин хорошо разбирается в людях.

Риккард явился несколько мгновений спустя, втаптывая грязь в устилающие пол шкуры и разбрасывая застрявшие в желтых усах крошки от завтрака.

— Сир? — Он поклонился, наверное, Макин его предупредил.

— Я хочу, чтобы ты поехал в Логово. Проведи там часок, поговори с канцлером Коддином и королевой. Потом нагонишь нас как можно быстрее. Если услышишь что-то о человеке с белой кожей, привези черный сундук из моей сокровищницы, тот, у которого серебряный орел на крышке, и пусть его охраняют десять человек. Коддин все устроит.

Макин поднял бровь, но ни о чем не спросил.

Я подтянул шахматную доску ближе и взял со стола яблоко. Откусил, и сок брызнул на черные и белые квадраты, капельки заблестели. Фигуры выстроились рядами. Я поставил палец на голову белой королевы и медленно прокрутил ее. Либо сон был ложный, Катрин научилась придумывать более изощренные пытки, чем прежде, и с Мианой все хорошо, либо я видел вещий сон, и с Мианой тоже все хорошо.

— Еще партию, Йорг? — спросил Макин.

Отовсюду было слышно, как сворачивают лагерь.

— Нет. — Королева упала и сбила две пешки. — Мне не до игр.

4

Пятью годами ранее

Я получил Логово и корону Высокогорья на четырнадцатом году жизни и носил ее уже три месяца, когда снова пустился в путь. Я отправился на север, в Химрифт, потом на юг — на Лошадиный берег и достиг пятнадцатилетия в замке Морроу под покровительством графа Ганзы. Пусть я и приехал сюда на его могучем коне и мне был обещан сильный союзник в Южных землях, именно тайны, скрытые в замке, удерживали меня. В заброшенном погребе показался уголок утраченного мира.

 

— Выходи, выходи, кто б ты ни был. — Я постучал рукоятью кинжала по машине. В тесном подвале раздался такой звон, что мне заложило уши.

Ничего. Лишь мигание и жужжание трех все еще работающих ламп над головой.

— Давай, брюзга. Ты же вылезаешь, чтобы изводить любого, кто пришел сюда. Ты же этим славишься. Чего же от меня-то прячешься?

Я постучал металлом об металл. С чего бы это Фекслеру Брюсу прятаться от меня?

— Я-то думал, я твой любимчик.

Я покрутил в руке кольцо Зодчих. Оно досталось мне ценой не столь уж великих трудов, но я дорожил им больше, чем любыми дарами, когда-либо полученными от отца.

— Это что, испытание? Тебе что-то нужно от меня?

Что могло быть от меня нужно призраку Зодчего? Что мог он взять или сделать? О чем попросить? Если он чего-то хотел, то мог попросить, верно?

— Тебе что-то нужно.

Одна из лампочек мигнула, вспыхнула и погасла.

Ему что-то нужно от меня, но он не может спросить.

Я поднес к глазам кольцо и снова увидел мир — весь мир с высоты — бело-голубой драгоценный камень среди тьмы, усеянной звездами.

Он хотел, чтобы я что-то увидел.

— Где ты, Фекслер? Где ты прячешься?

Я хотел было с отвращением бросить кольцо, когда на глаза попалась крошечная светящаяся точка. Единственная красная точка в водовороте синевы. Я крепко прижал кольцо к скуле.

— Где ты?

Я покрутил кольцо так, что мир подо мной вырос, словно я упал в него. Я перемещал его и крутил, нацелившись на добычу, немигающую красную точку, приближающуюся все быстрее и быстрее, до пределов возможности кольца, и вот точка зависла над голым холмом, одним из долгой череды, тянущейся через пустошь к западу от Лошадиного Берега.

— Хочешь, чтобы я туда отправился?

Молчание. Еще одна лампочка вспыхнула и погасла.

Я постоял немного в дрожащем свете последней лампы, пожал плечами и двинулся вверх по узкой спиральной лестнице в замок.

 

Картографический кабинет моего деда расположен в высокой башне над морем. Свитки с картами хранятся в промасленных кожаных тубусах, запечатанных восковыми печатями с его вензелем. Семь узких окон пропускают свет, по крайней мере в те месяцы, когда ставни не закрывают, чтобы защититься от буйства стихий. За кабинетом присматривает штатный писец, он сидит здесь с рассвета до заката и готов открыть тубусы для любого, кому дозволено увидеть содержимое, и снова запечатать их, когда работа будет закончена.

— Тебе никогда не приходило в голову попросить другое помещение? — спросил я у писца, когда ветер, наверное, уже в двадцатый раз попытался утащить карту.

Я битый час гонялся за документами по всему кабинету и уже готов был убивать. Почему Рэдмон до сих пор не схватил арбалет и не начал палить по людям из окон, непонятно. Я поймал карту, когда она уже почти слетела со стола, и придавил ее четырьмя пресс-папье, которые она недавно сбросила.

— Хорошая вентиляция — необходимое условие хранения пергамента, — сказал Рэдмон.

Он уставился на свои ноги и вертел перо в руке. Думаю, он боялся, как бы я в запальчивости не повредил вверенное ему имущество. А знай он меня получше — беспокоился бы за свое здоровье. Он был худ, узкоплеч и вполне мог бы вылететь в окно.

Я нашел холмы, уведенные сквозь кольцо, и отыскал, где мог находиться тот холм, над которым столь упорно зависала красная точка. Интересно, был ли там правда какой-то красный источник света, такой яркий, что я его увидел с темных небес? Впрочем, я заключил, что, коль скоро по мере приближения взгляда он не становился ярче, это была какая-то хитрая придумка, вроде воскового пятна на зеркале, которое не выходит из головы.

— И что это может означать? — спросил я, ткнув пальцем в символ региона. Я был более или менее уверен, что знаю ответ. В библиотеке моего отца на картах Анкрата мне попадались три похожих символа: Тень, Восточная Тьма, Шрам Кейна. Но, возможно, на юге они имели другие значения.

Рэдмон подошел к столу и склонился над картой.

— Земли обетованные.

— Обетованные?

— Земли нежити. Путникам там делать нечего.

Символы обозначали то же, что и в Анкрате. Они предупреждали о порче, оставшейся со времен войны Зодчих, пятнах от их ядов и тенях Дня Тысячи Солнц.

— А обет? — спросил я.

— Обет благородного Чена, разумеется. — Он казался удивленным. — Что, когда нежить уйдет, эти земли вернутся к человеку, их снова вспашут и засеют.

Рэдмон поправил на носу линзы для чтения в проволочной оправе и вернулся к своим конторским книгам на большом столе перед бесконечными рядами ячеек, забитых документами.

Я свернул свиток и взял его в руку, как жезл.

— Захвачу вот это — покажу лорду Роберту.

Рэдмон с болью смотрел, как я ухожу, словно я украл его единственного сына, чтобы тот служил мишенью для стрелковых упражнений.

— Буду беречь его, — сказал я.

Дядя мой обнаружился на конюшне. Он проводил там больше времени, чем где-либо еще, и, зная его сварливую жену, это можно было понять. От лошадей она чихала так сильно, что, казалось, глаза вылезали на лоб, по ее словам. Роберт обретал покой среди стойл, обсуждая родословные с конюшим и разглядывая поголовье. В замковых конюшнях у него было тридцать лошадей — все превосходных кровей, на них ездили его лучшие рыцари. Кавалерия квартировала отдельно от замковой стражи, в куда большей роскоши, как подобает людям титулованным.

— Что тебе известно об Иберико? — спросил я, подходя к нему мимо стойл.

— И тебе доброго вечера, юный Йорг.

Он покачал головой и потрепал по шее черного жеребца, высунувшего голову из денника.

— Мне нужно туда.

Он покачал головой — на этот раз подчеркнуто.

— Иберико — мертвая земля. Обетованная, но не дарованная. Ты туда не хочешь.

— Верно. Не хочу. Но мне туда надо. Так что скажешь?

Жеребец фыркнул и закатил глаз, словно демонстрируя раздражение Роберта.

— Скажу, что люди, которые проводят время в таких местах, болеют и умирают. Некоторых яд разъедает годами, других хватает на несколько недель или даже дней, у них выпадают зубы и волосы, их рвет кровью.

— Тогда я быстро.

За закрытым ртом сомнения пытались захватить мой язык.

— Там есть такие места, с виду ничем не примечательные, разве что совсем уж пустынные, где с человека кожа на ходу отваливается. — Дядя оттолкнул лошадь и шагнул ко мне. — Все, что там растет, искорежено, все, что живет, — противоестественно. Сомневаюсь, что в твоем случае необходимость превосходит риск.

— Ты прав, — сказал я. И он действительно был прав. Но когда это мир вот так просто делился на правильное и неправильное? Я дважды моргнул, красная точка смотрела на меня из темноты моих собственных век. — Я знаю, что ты прав, но я отнюдь не всегда склонен выбирать верный путь, дядя. Я исследователь. А тебя к чему-то такому не тянет?

Он почесал бороду, на обеспокоенном лице мелькнула ухмылка.

— Изучать что-то новое?

— Я должен рисковать по-глупому, пока молод, верно? Лучше сейчас, чем тогда, когда та маленькая девочка, что ты нашел для меня, вырастет и станет ожидать, что я буду содержать ее в шелках и роскоши. Если мои ошибки окажутся роковыми, найди ей другого мужа.

— Это не имеет никакого отношения к Миане. Тебе просто не следует этого делать, Йорг. Если бы я думал, что могу остановить тебя, сказал бы «нет» и приставил бы к тебе стражу.

Я поклонился, развернулся и ушел.

— Возьму мула. Не стоит рисковать хорошей кониной.

— О, в этом мы сходимся, — крикнул он мне вслед. — Не давай ему там пить стоячую воду.

Я вышел на свет. Холодный ветер с моря все еще бушевал во дворе, но солнце палило нещадно.

— Сначала загляни к источникам Каррод! — донесся до меня голос Роберта, когда я уже направился к себе.

 

— Каласади и Ибн Файед.

Имена казались экзотическими.

— Человек власти и властный человек. — Мой дед восседал на троне, где сидели графы Морроу, поколение за поколением, глядя на море.

Круг из стекла Зодчих, более крепкий, чем окружающие его стены, диаметром в три метра, показал нам Срединное море, которое пестрело белыми барашками волн, превращенное земным изгибом в лазурную бесконечность. За этой далью, за островами Корсаров, не дальше от нас, чем город Крат, лежал Рим и его владения.

Калиф Ибн Файед держал свой двор в сердце пустыни, но его корабли бороздили моря, руки мавров тянулись к этим землям, которые уже целую вечность переходили то к христианам, то к мусульманам. Матемаг Ибн Файеда Каласади, скорее всего, вернулся в тень трона калифа, дабы рассчитать оптимальное время для следующего удара и шансы на успех.

Далеко внизу волна ударила о скалу, но дрожь от нее не достигала комнаты, лишь мелкие капли усеивали стекло. Дважды в день туда отправляли мальчика-слугу с ведром и тряпкой, дабы ничто, кроме возраста, не затуманивало зрение моего деда.

— Четыре паруса, — сказал он.

Я видел лишь три. Торговое судно с красной кормой тяжело шло вдоль берега, чуть впереди — две рыбацкие лодки.

Дед заметил, что я нахмурился.

— Там, на горизонте.

Голос его и в старости остался мягким.

Мелькнуло что-то белое. Паруса какого-то судна дальнего плавания. Боевой корабль? Пиратский катер? Или плоскодонка из Египта, груженная сокровищами?

Я подошел ближе к окну, прижал ладонь к его холодной поверхности. Сколько веков назад оно было украдено и из каких руин? У Рэдмона в его продуваемой ветрами башне наверняка был свиток, хранящий эту тайну.

— Не могу допустить, чтобы они жили, — сказал я.

Калиф для меня — всего лишь имя, Каласади наполнял мои мысли. Человек чисел.

Дед рассмеялся, сделанная из китового уса спинка кресла поднималась над ним, словно брызги волны, ударившей об скалы.

— Ты собираешься затравить любого, кто тебя обидел, Йорг? Вообще любого? Как бы далеко он ни скрывался? Мне кажется, таким образом можно стать рабом случая, человеком, который вечно на охоте, которому некогда жить.

— Они с радостью посмотрели бы, как ты вопишь, умирая от яда. И твоя жена. И твой сын.

— И свалили бы вину на тебя.

Он широко зевнул, так, что челюсти хрустнули, и пробежал ладонями по колючей бороде.

— Яд — грязное оружие, — сказал я.

Не то чтобы я пренебрег им в Геллете. Мой взгляд на мир уравновешен, но равновесие неизменно в мою пользу.

— Мы играем в грязную игру, — кивнул дед, разглядывая меня окруженными морщинками глазами, так похожими на глаза моей матери.

Возможно, вовсе не яд так раздражал меня. Или попытка сокрушить меня — случайный порыв, и Ибн Файед тут вовсе ни при чем. Я вспомнил единственный раз, когда видел Каласади в том дворе, как он тогда оценивал и высчитывал возможности. Может, то отсутствие злых намерений придало всему личностную окраску; он представил меня набором чисел и подсчитывал шансы. Призрак Фекслера был сотворен, когда настоящего человека низвели до цифр. Мне, как оказалось, это не понравилось.

— Они посягнули на мою семью, — сказал я и пожал плечами. — Я создал королевство благодаря тому, что не оставлял подобное безнаказанным.

Дед посмотрел на меня. Солнечный свет струился из окна у него за спиной, обращая меня в тень. Что происходит за тем золотым кружочком, подумал я, какие расчеты? Мы все их делаем. Не так хладнокровно, как Каласади, но в любом случае это своего рода арифметика. Что он сотворил со мной, разбавив свое семя, отдав любимую дочь ненавистному Анкрату? Всего месяц назад для него это было лишь имя. Он не помнил ребенка, так что образ невинного дитяти не мог смягчить жестокий лик юного убийцы, стоявшего перед ним, — кровь от крови его.

— И как ты это сделаешь? Калиф Либы живет на земле, не похожей на нашу. Ты будешь там белым человеком среди людей другой расы. Чужак в стране чужой. Каждое твое движение будет бросаться в глаза с того самого момента, как ты ступишь на берег Африки. Ты не обретешь там друзей, лишь песок, болезни и смерть. Я был бы рад, если бы Ибн Файед и Каласади умерли. Файед — за то, что напал на меня в моем замке, Каласади — за предательство. Но если бы одинокий убийца, особенно одинокий белый убийца, мог это сделать, я бы направил его туда. Не в ответ на набеги Файеда — я человек чести и на войну отвечаю войной, — но в ответ на то, что он сам прислал убийцу.

Каждый, кто наделен честолюбием, должен молиться, чтобы тот, с кем он столкнулся, оказался человеком чести. Несмотря на то, что в тот момент мне было жаль деда, ничуть не меньше меня радовало, что хоть кто-то из моих предков был таким.

— Ты верно говоришь — это будет нелегко, граф Ганза, — поклонился я. — Может, подожду, пока это не станет просто, — разумеется, мне нужно многому научиться и о многом поразмыслить.

Дед принял решение. Я понял это по тому, что его лицо стало жестче. Не быть ему хорошим игроком в покер.

— Оставь Ибн Файеда и его тварей мне, Йорг. Они напали на меня и на моих людей в замке Морроу, я должен отомстить и отомщу.

Старик все просчитал. С одной стороны — жизнь неизвестного родича, запятнанного дурной кровью, с другой — возможность уничтожить врага. Вырос ли «неизвестный родич» в «сына Роуэн, ребенка моей дочери» и перевесил, или же он считал, что мои шансы на успех малы по сравнению с любыми притязаниями на родство, я не знал.

— Тогда я их оставлю, — снова поклонился я.

Солгать было нетрудно. Я предпочел поверить, что он видел во мне сына своей дочери.

 

Я снарядился, нагрузил мула мехами с водой и сушеным мясом. Плоды я мог найти по дороге: на Лошадином берегу в разгар лета стоит лишь руку протянуть, чтобы сорвать яблоко, абрикос, сливу, персик, грушу или даже апельсин. Я упаковал палатку, а то среди холмов у побережья едва ли можно найти тень, а без морских ветров земля просто раскаляется. Говорят, мавры удерживают южные королевства: Кадис, Кордобу, Морроу, Веннит, Андалус и даже Арамис. Для них нет большой разницы с пыльной Африкой.

— Значит, Иберико, верно?

Я затянул ремень под брюхом мула и поднял глаза.

— Солнышко! — ухмыльнулся я в ответ на его усмешку.

Несколько месяцев назад я так прозвал гвардейца после того, как он потратил немало усилий, дабы не дать мне войти в замок в тот первый день, когда я прибыл инкогнито.

— Я, понимаете, занимался своими делами, и тут вдруг подходит граф Ганза. «Грейсон, — говорит. Ему нравится знать всех своих людей по именам. — Грейсон, — говорит и кладет руку мне на плечо. — Юный король Йорг отправляется в путь, и я бы хотел, чтобы ты поехал с ним». Сказал, это называется «вызваться добровольно».

— Солнышко, я не уверен, что мне вообще нужна компания.

Я встал и похлопал мула по крупу. Крепкая животина, неказистая, но крепкая. Конюх сказал, что ему больше сорока лет, но возраст только пошел ему на пользу. Я подумал: хорошо, что в компании будет хоть один «старичок».

— Это в отместку за то, что заставил вас пить из лошадиной поилки? — сказал Солнышко.

Вид у него был унылый, и я вспомнил о брате Роу.

Я отмахнулся.

— Отчасти. — По правде говоря, я не знал, что мне назначили сопровождение, не говоря о том, кого именно. — В любом случае, тебе понравится. Даже холмы Иберико будут поинтереснее несения караула сутки напролет у Нижних ворот, не сомневайся.

Он сплюнул, чем еще больше напомнил мне Роу.

— Я страж стены, а не комнатный цветочек.

Он протянул руку, коричневую от солнца. У замковой стражи такого загара не бывает.

Я взял мула за поводья и направился к воротам. Солнышко пошел за мной. Его вьючная лошадь стояла у стен замка в тени оливы, нагруженная так, будто мы собирались пересечь Альпы.

Солнышко напустил на себя такой вид, будто ему вовсе не хотелось ехать, но мой мул превзошел его по этой части. Мне пришлось волочить его мимо лошадиной поилки. Я назвал его Упрямцем и подгонял палкой. В итоге мое упорство возобладало, но Упрямец по-прежнему крайне неохотно шел туда, куда я велел. Полагаю, в конечном счете он был самым разумным из нас.

5

Пятью годами ранее

Замок Морроу, как и Логово, стоит в стороне от главного города. Оба замка расположены так, чтобы защищать своих обитателей. В Войне Сотни завоевание королевств — вопрос алчности. Сотня хочет, чтобы их новые земли были богаты и плодородны, населены множеством налогоплательщиков и рекрутов. Атаки направлены в основном на уничтожение местных правителей, чтобы агрессор мог захватить трон и беспрепятственно получить королевство. Войны на истощение, в которых гибнут крестьяне, горят города, уничтожаются урожаи, распространены меньше и случаются, как правило, когда противники равны и оба стремятся получить преимущество, необходимое для нападения на вражеские замки.

Город Альбасит находится на плодородной равнине милях в пятидесяти вглубь материка от замка Морроу. Солнышку и мне понадобилось дня три, чтобы преодолеть это расстояние, — в первый день мы выехали поздно, да и часто останавливались, дабы вести переговоры с Упрямцем при помощи палки. Река Юкка питает окрестные пахотные земли. Мы приблизились к городу по Прибрежной дороге, которая последние несколько миль идет по берегу реки мимо всевозможных фруктовых садов, через виноградники, мимо склонов, поросших оливами. Повернув к воротам Альбасита, мы проехали мимо полей, засаженных помидорами, перцем, бобами, луком, капустой, картофелем — еды достаточно, чтобы накормить целый мир.

Стены и башни Альбасита сияли под южным солнцем.

— На этом фоне Годд выглядит сущей помойкой, — сказал я.

— Что выглядит?

— Столица Высокогорья Ренар. Вообще-то единственный тамошний город. И даже сам по себе не очень большой.

— Высокогорья Ренар?

— Да ты специально меня достаешь.

Не думаю, что это и правда было так. Он заморгал и отвернулся от башен Альбасита.

— А, тот самый город Гудд, простите.

Солнышко нечасто вспоминал, что я вообще-то в некотором роде король, и вид у него при этом был неизменно удивленный.

— Годд!

Стражи у городских ворот пропустили нас безо всяких расспросов. Я редко вспоминал о том, что Солнышко — Грейсон Безземельный, королевский гвардеец при дворе графа Ганзы.

На фоне Альбасита не только Годд выглядел захудалой деревушкой — сам Крат казался невзрачным. Мавры правили Альбаситом уже много поколений, и это было заметно во всем — от больших каменных залов, где стояла дедовская кавалерия, до высоких башен, с которых виднелся источник его богатства, раскрашенный в разные оттенки зеленого. Я так и сделал — заплатил медную монетку и поднялся по винтовой лестнице на башню Файеда — общественное здание в центре огромной площади перед новым собором. Солнышко остался на первом этаже приглядывать за лошадьми в тени башни.

Даже в сотне метров над раскаленной брусчаткой было жарко, как в печке. Ветер, обдувающий минарет, сам по себе стоил медной монетки. Без медленных зеленых вод Юкки эти поля превратились бы в пустыню. Зелень уступача место выжженному коричневому — земля поднималась, и виднелись первые приступы холмов Иберико на севере. Их цвет, казалось, окрашивал даже воздух, делая его грязно-желтым у линии горизонта.

Я оперся ладонями о подоконник и выглянул: где же там Солнышко? Город простирался во всех направлениях — широкие прямые улицы, высокие беленые дома. На западе — богатые особняки, на востоке — низенькие домишки и узкие проулки бедных кварталов. Подданные моего деда жили при его мирном правлении: знать плела интриги, купцы торговали, кузнецы, дубильщики кож и мясники трудились в поте лица, шлюхи на спине, девы на коленях, прачки таскали тяжелые корзины с бельем на прибрежные луга, где всадники тренировали лошадей, — кипела жизнь, древний сложный танец со множеством участников. Быстро, быстро, медленно.

Оставить это все и вернуться по старинке к ядам, рисковать тем, чего я добился для народа Геллета, не имело смысла. И все же я собирался это сделать. Не из-за пустоты внутри меня, не из-за груза медной шкатулки, хранящей отнятое у меня, не ради древней магии и ее мощи — лишь для того, чтобы постичь, а не просто скользить по поверхности мира. Я хотел больше того, что мог увидеть с башни, как бы она ни была высока, и даже больше того, что видели глаза Зодчих, смотрящие с небес.

Возможно, я просто хотел узнать, чего именно я желал. Может, я взрослел.

Я медленно спустился с башни, погруженный в мысли. Знаком подозвал к себе Солнышко и велел ему отвести меня в Дом Правительницы.

— Им не захочется, чтобы такие вот… — Он оглянулся на меня, посмотрел на дорогой плащ и посеребренную кирасу — Ой!

Вспомнив, что я король, пусть и король страны, о которой он едва знает, он зашагал вперед.

Мы прошли мимо собора, самого прекрасного из всех, что мне доводилось видеть, каменного кружева, устремившегося в синее небо. Святые взирали на меня из ниш и галерей. Я чувствовал их неодобрение, будто они поворачиваются и смотрят нам вслед. На паперти была целая толпа, привлеченная, возможно, прохладой огромного зала. Мы с Солнышком локтями проложили себе дорогу, отталкивая то священника, то монаха, попавшегося на пути.

К дверям Дома Правительницы я добрался, обливаясь потом. Я бы разделся до пояса и погрузил все на Упрямца, но это могло произвести плохое впечатление. Стражи впустили нас, мальчик забрал вьючных животных, и мы расселись в креслах с бархатными подушками, когда лакей, несуразно разодетый в шелка и кружево, пошел объявить Владыке о нашем прибытии.

Вернулся он несколько минут спустя и, вежливо прокашлявшись, дал понять, что мне не худо бы поставить на место большую изукрашенную вазу, которую я разглядывал, и следовать за ним. Когда мне нечем занять руки, они сами находят, чем заняться — как правило, тем, чем не надо бы. Я выпустил вазу из рук, поймал буквально в паре сантиметров от пола и поставил. Вежливое покашливание вызывает у меня желание закашляться совсем по другой причине. Я предоставил Солнышку вернуть украшение интерьера на положенное место в нишу и последовал за слугой.

Короткий коридор привел нас к дверям приемной. Как и в аванзале, здесь все было украшено геометрическими узорами, синими, белыми и черными, невыносимо сложными. Каласади бы понравилось: даже матемаг не сразу бы разгадал все тайны узоров. В высокие окна задувал ветерок, принося облегчение от дневной жары.

Лакей постучал три раза небольшим жезлом, который, похоже, таскал с собой лишь для этой цели. Пауза — и мы вошли.

При виде помещения у меня перехватило дыхание от сложности деталей и почти аскетичной, но величавой красоты, архитектуры чисел, отличавшейся от готических залов моей родины и скучных будок, оставленных Зодчими. Правительница сидела в глубине зала в кресле из черного дерева с высокой спинкой. Кроме двух гвардейцев у дверей и писаря за небольшим столиком рядом с троном, в длинном зале никого не было, и звуки моих шагов эхом раздались в пространстве.

Она подняла глаза от свитка, когда я преодолевал последние метры, — сгорбленная старая женщина с блестящими черными глазами, похожая на седую потрепанную ворону.

— Достопочтенный Йорг Анкрат, король Высокогорья Ренар. Внук графа Ганзы.

Она представила меня самой себе.

Я едва заметно поклонился, сообразно ее рангу, и ответил, как предписывал местный обычай:

— У вас есть на то право, мадам.

— Для нас честь приветствовать тебя в Альбасите, король Йорг, — сказала она тонкими сухими губами, и писарь все записал на пергаменте.

— Прекрасный город. Если бы я мог, забрал бы его с собой.

Снова заскрипело перо — мои слова с невероятной скоростью уходили в историю.

— Каковы ваши планы, король Йорг? Надеюсь, мы сможем уговорить вас остаться? Двух дней будет достаточно, чтобы подготовить официальный прием в вашу честь. Многие местные купцы будут биться за право говорить с вами, и наша знать начнет состязаться за возможность принимать вас у себя, хотя вы, насколько я знаю, уже обещаны Миане из Веннита. И, разумеется, кардинал Энком пригласит вас на мессу.

Я с удовольствием не стал дожидаться, пока писарь закончит, но поборол искушение начинить свой ответ редкими сложными словами и шумами, чтобы усложнить ему задачу.

— Возможно, когда я вернусь, Правительница. Сначала я намереваюсь посетить холмы Иберико. У меня есть дела в землях обетованных: в королевстве моего отца есть несколько районов, где еще пылает Огонь Тысячи Солнц.

Я услышал, как перо дрогнуло. Однако старуха и глазом не моргнула.

— Огонь, что сжигает обетованные земли, невидим и не дает тепла, король Йорг, но плоть он не щадит. О таких местах лучше узнавать, не выходя из библиотеки.

Она не стала говорить о том, чтобы отложить поездку, пока ее знать и купцы не насытятся мной. Коль скоро я отправлялся в холмы Иберико, эти усилия были бы напрасны — деньги, выброшенные в могилу, как говорят в этих краях.

— Хорошо начинать путешествие в библиотеке, Владыка. Вообще-то я пришел к вам с надеждой, что в одной из библиотек Альбасита можно найти карту холмов Иберико поприличнее той, что я срисовал со свитков своего деда. Я бы счел великой честью, если бы мне предоставили такую карту…

Интересно, каким она меня видела, насколько юным с моими доспехами и самонадеянностью. На расстоянии пропасть менее заметна. Из глубины ее лет я, наверное, выглядел сущим ребенком, малышом, бегающим по краю обрыва, не задумываясь о последствиях.

— Я бы посоветовала не только начать, но и закончить это путешествие среди свитков, король Йорг. — Она заворочалась в кресле — наверняка суставы беспокоили. — Но когда старость говорит с юностью, ее не слышат. Когда планируете уезжать?

— На рассвете, Правительница.

— Я пошлю своего писаря отыскать карту, и с первыми лучами солнца вам ее передадут у Северных ворот.

— Благодарю вас. — Я склонил голову. — Надеюсь, на банкете по возвращении у меня будет что рассказать вам.

Она отослала меня, нетерпеливо махнув рукой, не ожидая увидеть снова.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.