Артем Каменистый - Самый странный нуб

 
 
 

АРТЕМ КАМЕНИСТЫЙ

САМЫЙ СТРАННЫЙ НУБ

ГЛАВА 1

Темнота никогда не бывает абсолютной. Даже в неосвещенной комнате, при отсутствии окон и крепко зажмуренных глазах всегда можно разглядеть хоть что-то: густую сыпь еле заметных белых точек, блеклые разводы, неясные, неуловимые картины. Будто в проектор вставили потрепанный негатив засвеченной кинопленки, а в качестве экрана решили использовать внутреннюю поверхность век.

Ему не надо было объяснять, что это означает. Он помнил все, или почти все, до того самого момента, когда в ангаре сверкнула вспышка. Возможно — последний свет, который он видел в своей жизни.

У него больше нет зрительного центра, или в лучшем случае он сильно поврежден. Даже если сохранились глаза, что маловероятно, ему попросту нечем принимать информацию от них. Другого объяснения в голову не приходило.

Зрительный центр — это не крошечная точка на задворках. Очень может быть, что головной мозг пострадал в нескольких местах, и пострадал серьезно. Собственно, учитывая силу, которая породила ту, последнюю вспышку, остается удивляться, что он до сих пор жив и даже сохранил способность рационально мыслить.

А может, и не жив вовсе? Смерть — явление непознанное. При всех знаниях, накопленных человечеством, никто до сих пор так и не дал точного ответа, что же наступает после.

Атеисту трудно поверить в высшие силы, но сейчас он не удивился бы, откройся перед ним светящийся тоннель с крылатыми фигурами и божественной музыкой.

Тоннель не открылся. И крылатые ангелы не подхватили его грешную душу. Вместо этого он услышал странный голос:

— День девяносто восьмой. Проверка. Раз, раз, раз. Вы слышите меня? Если слышите, попробуйте ответить. Хоть как-то отреагируйте. Мы видим, что у вас изменились показатели, но не знаем, в сознании ли вы.

Не очень-то похоже на глас высших сил. Но и на человеческий голос тоже не похоже. Безлико, как-то металлически, будто синтезатор вещает. Несмотря на ситуацию, он не впал в растерянность, следствием которой явились бы проблемы с адекватным восприятием реальности. Почти мгновенно понял, что его предположения по поводу повреждения зрительной системы косвенно подтвердились. К нему пытаются достучаться, используя органы слуха. Судя по отсутствию фоновых звуков, скорее всего, ушей у него тоже нет, информацию передают, воздействуя непосредственно на звуковой нерв или отвечающие за слух участки головного мозга.

А что у него вообще есть?! Что осталось?..

— Я вас слышу. А вы меня слышите?

— Повторите. Осуществляю настройку, сильные искажения.

— Я вас слышу. Один, один, один, один…

— Достаточно. Мы вас хорошо слышим. Ожидайте, сейчас у вас будет важный разговор.

При отсутствии любых раздражителей трудно судить, сколько времени прошло. Ему показалось, что вечность. Но все в мире конечно: вновь ожил тот же металлический голос:

— Поздравляю. Мы уже не надеялись. Вы вернулись с того света. Как самочувствие?

— Не могу ответить. В свою очередь спрошу: сколько именно меня вернулось с того света? Что с моим телом? И что с остальными? Теми, кто был рядом.

— К сожалению, тоже не могу дать ответа. Точного ответа. Для этого надо к врачам обращаться.

— А вы разве не врач?

— Нет. Да вы меня должны помнить: я — Стив Эдкинс.

— Помню. Вы работали на подборе персонала для нашего проекта.

— Да, все верно. Правда, с тех пор меня немного повысили.

— С тех пор? Это было вчера. Я видел вас только вчера.

— Нет, вы не видели меня вчера. Точнее, видели, но это в вашем «вчера». Сожалею, но некоторое время вы пребывали в коме.

— Как долго?

— Об этом будет лучше узнать у врачей, меня просили не сообщать подобных деталей.

— Почему я разговариваю с вами, а не с ними?

— Они обеспечивают наш разговор. Нам с вами надо как можно быстрее обговорить крайне важные детали. Для этого вызван сотрудник юридического отдела, все тонкости мы обговорим с его участием. Подождите немного.

— Тонкости? Обговорим? Насколько я понимаю, с моим телом все очень печально. Зачем мне разговаривать с представителем компании и ее юристами? Просветите. Или даже этого врачи не разрешили?

— Я не юрист, мне сложно…

— А вы все же попробуйте.

— Хорошо. Буду краток. Не могу комментировать вашего состояния, но оно явилось следствием травмы, полученной в рабочее время на рабочем месте. Руководство в моем лице выражает вам искренние…

— Вы обещали кратко.

— Прошу прощения. Так вот, по условиям договора в подобных случаях компания берет на себя расходы на лечение. Правда, имеются ограничения. В частности, мы не оплачиваем лечения за рубежом. Также не оплачиваем зарубежных доставок органов для трансплантации. Ну и несколько других пунктов. По вашему случаю оплата проводилась и проводится в полной мере. Мы и впредь готовы были это делать, однако ваш непредвиденный выход из комы немного нарушил планы.

— Планы? Надеюсь, вы имели в виду планы лечения?

— Сожалею, но полноценное лечение в вашем случае затруднительно. Собственно, более-менее гарантированное поддержание вашей жизни было возможно лишь в состоянии комы. Выйдя из нее, вы создали проблему для своего тела.

— И зачем мне тело, если его не лечат?

— Я восхищаюсь тем, что вы так хладнокровно оцениваете свое состояние. Оно действительно очень непростое. Но медицина не стоит на месте. Уже сейчас есть экспериментальные разработки, которые, возможно, помогут в вашем случае.

— Вы хотите предложить мне экспериментальное лечение?

— Что вы. Нет. Вы неправильно меня поняли. Скажем так: вам надо дождаться, когда новые методы лечения станут доступными. Надежнее всего это сделать в состоянии искусственной комы. Это уменьшает нагрузку на организм, да и ваша психика может серьезно пострадать за время ожидания.

— Я так понял, вы хотите предложить мне добровольно впасть в кому?

— Да, есть метод, совершенно безопасный.

— Об этом судить не вам, а врачам, которых я почему-то не наблюдаю.

— Вы можете переговорить с вашим доктором прямо сейчас, но боюсь, он предложит то же самое. Альтернативы нет.

— Альтернатива есть всегда.

— Наслышан о ваших незаурядных талантах, но буду крайне изумлен, если вы найдете другой выход из этой ситуации. Оставаться в текущем состоянии выходом не считаю — это будет, по сути, завуалированная эвтаназия.

— Мне нужен юрист.

— Он вот-вот будет.

— Я в клинике?

— Да.

— Вы здесь дежурили в ожидании, когда я приду в себя?

— Нет, что вы.

— Значит, приехали? Мне трудно судить о времени, но показалось, что прошло не так уж много.

— Я подключился к вам через аппаратуру медицинского пункта, что в нашем лабораторном корпусе.

— То есть юрист сейчас идет пешком от административного корпуса?

— Именно так.

— Как придет, разверните его назад.

— Что? Зачем?

— Мне и правда нужен юрист, но не ваш. Мне нужен мой юрист.

— Компания не оплачивает услугу посторон…

— Я разве что-то говорил насчет оплаты? Прямо сейчас свяжитесь с фирмой «Моррисон и Фентон», это во Фриско [Сан-Франциско (разг.) — город, а также округ в штате Калифорния, США.]. Сообщите господину Фентону, что у меня большие проблемы. Попросите его представлять мои интересы. Если он согласится, ознакомьте его с ситуацией и помогите связаться со мной как можно быстрее. Я ведь полагаю, что времени для этого может оказаться не так уж много?

— Да, ваше состояние… Ну вы сами понимаете. И хочу заверить, что зря вы отказываетесь от нашего юриста. Заверяю, никто ничего плохого против вас не замышляет, просто ситуац…

— Простите, что опять вас перебиваю, но время, я… мы оба понимаем, дорого. Пожалуйста, поторопитесь.

— Хорошо. Подождите немного.

Опять он наедине с темнотой, но занят не разглядыванием ее непостижимого мрака, а размышлениями. Пожалуй, разговор с Эдкинсом он провел с пользой. Добился требуемого, и даже без серьезных возражений. Это, разумеется, если разговор шел именно с Эдкинсом, а не с собственной шизофренией, запертой в изуродованных взрывом остатках мозга. Что дальше? Есть ли альтернатива? И поможет ли ее найти Моррисон? Моррисон вряд ли, но если Эдкинс дозвонится именно до него, тот, если возьмется, скорее всего, поручит это дело Байту. А вот Байт может найти парадный выход даже из газовой камеры, причем по его сторонам будут стоять как минимум два швейцара в ливреях, без единой пылинки.

А еще Байт ему кое-что должен, и хочется верить, что он из тех людей, которые о долгах не забывают.

Пожалуй, и впрямь шизофрения… Чем может помочь Байт в безвыходной ситуации? Тут не о юристах думать надо, а об эвтаназии или коме, что по сути одно и то же.

— Джон? Вы меня слышите?

— Стив, мне гораздо приятнее, если вы сейчас будете называть меня Евгением.

— Хорошо, Евгений, как вам удобнее.

В положении умирающего, оказывается, и хорошее есть. Можно нагло наплевать на американизацию самого святого: имени.

Маленький, но плюсик.

— Мы связались с господином Моррисоном. Он согласился вести ваше дело. С вами будет работать его сотрудник Джон Байт.

— Когда я смогу с ним поговорить?

— Он уже выехал сюда, к нам. Это ближе, чем до клиники. Сказать точно, когда он будет, не могу. Но он уже сейчас просит сбросить ему все материалы по вашей ситуации, хочет ознакомиться с ними по дороге.

Неужто Байт обзавелся личным шофером? Вряд ли, скорее сильно доверяет автопилоту.

— Могу я пока что переговорить с врачами?

— Да. Разумеется.

Лучше бы не говорил. Одно дело предполагать, что все плохо, другое — выслушивать со стороны кошмарные детали, перечисляемые мертвым металлическим голосом.

Все не просто плохо. Это конец. Дееспособность пациента более чем под вопросом. Странно, что с его жалкими остатками ведут вежливые беседы и даже подключают к ним юристов.

Неудивительно, что этот огрызок, бывший некогда молодым и здоровым телом в прекрасной физической форме, не желает оставаться на этом свете. Здесь ему больше делать нечего. Лишь то, что из выжженной лаборатории до бокса глубокой реанимации его сумели доставить меньше чем за пять минут, позволило задержаться жизни на жалких руинах былого великолепия.

Эдкинс, может, и сволочь еще та, но он прав: долго в таком состоянии не протянуть. Дни? Скорее, часы. Он попросту свихнется, таращась во тьму и считая оставшиеся мгновения существования. Ему уже сейчас мерещится во мраке что-то нехорошее, бесшумно подкрадывающееся, плотоядно облизывающееся. Психике нужны раздражители, а здесь их нет, за исключением металлического голоса Стива, — вот и старается заполнить пустоту.

А от этого неживого голоса можно свихнуться куда быстрее, чем от непроглядной тьмы.

— Дженя, ты меня слышишь?

Не американизированное «Джон», и даже не «Евгений», не «Рос»: «Женя», ну пусть «Дженя».

Это, похоже, Вайт.

— Слышу. Смешной нигер, где тебя столько носило?

— Почему смешной?

— С такой-то фамилией [White — белый (англ.).] ты хочешь быть серьезным Нигером?

— «Нигер» — это не слишком удачный термин для диалога двух уважающих друг друга собеседников.

— А я черномазых не уважаю.

— Ты успел заделаться расистом?

— Ага. Причем совершенно случайно. По случаю прикупил себе домик в Алабаме [Один из тех южных штатов США, где расовые проблемы были очень серьезны, их отголоски проявляются до сих пор.]. Милое местечко, и милые соседи, совсем непохожие на северян. Знаешь, что редкий негр может пересечь Алабаму из одного конца в конец и ни разу при этом не получить пулю? Вот я и сам не заметил, как втянулся в это дело.

— Женя, я прекрасно знаю, что такое Алабама. И я знаю тебя. Мне тут со всех сторон намекают о твоей недееспособности. Попробуй доказать, что ты просто решил пошутить на грани фола в ситуации, совершенно не располагающей к юмору, иначе я начну прислушиваться к мнению других.

— Тезка, ты знаком с Эдкинсом?

— Уже знаком.

— Хочу тебе сказать, что его голос от твоего ничем не отличается. Я слышу одно и то же. И у врача, с которым я разговаривал, голос такой же.

— Понял. Ты, используя особенности нашего общения, пытаешься выяснить, не являюсь ли я самозванцем. И каков вердикт?

— Как я познакомился с твоим котом?

— Наступил ему на хвост, а в следующий раз, заглаживая вину, принес ему сметаны, и вы стали друзьями.

— Привет, Джон.

— Ну наконец-то ты меня узнал. Мог бы сразу с кота начать, а не козырять расизмом.

— Извини, сильно нервничаю.

— Да я даже не подумал обижаться.

— Давно не виделись.

— Жаль, что увиделись вот так…

— У меня мало времени, так что обойдемся без лишней лирики.

— Понял, слез пускать не буду.

— Имей в виду: Эдкинс, возможно, нас подслушивает.

— И это понял.

— Тебя ознакомили с моим случаем? Все прочитал?

— Все, что дали. Ты пострадал во время взрыва в лаборатории. Из шести сотрудников, бывших на тот момент в помещении, ты единственный выживший. Повезло, что у вас на тестировании находилась капсула глубокой реанимации, тебя едва успели до нее донести. Дальше три с лишним месяца комы, искусственное легкое, пищеварительная система, удаление… Впрочем, тебя должны были с этим ознакомить.

— Да. В этой стране от пациентов ничего не скрывают.

— А в твоей?

— Всякое случается, но приврать любят.

— Женя, ты желал, чтобы мы тебе помогли. Чем?

— Меня намерены опять довести до комы. Я хочу знать — это навечно? Какие варианты?

— Вариант встать на ноги есть. Новое тело. Клон.

— Разве есть такая технология?

— Официально нет, хотя для себя народ потихоньку выращивает. Не в этой стране, конечно, но не так далеко к югу все возможно.

— Мой договор лечения за рубежом не предусматривает.

— Знаю. Более того: в нем фигурирует фиксированная сумма, за рамками которой ты не получишь ни цента. И ты уже опасно близок к этим рамкам. Вырастить клон — это сумма с семью нулями, а то и больше. Официально подобного никак не проведешь, потому что услуга криминальная. Клон растят годами, при этом у него возникает собственная личность. По сути, на выходе мы имеем дело с преднамеренным убийством: сформировавшегося человека разбирают на запчасти для его потрепанного временем и болезнями генетического двойника. Обкатка технологии так называемых «безмозглых клонов» — вопрос ближайших лет, но у тебя нет этих лет и нет сумм с таким количеством нулей. К тому же помимо тела у тебя поврежден мозг, и поврежден серьезно. В настоящее время этой проблемы не решить никак. Даже в лучшем случае при полном успехе пересадки мы получим инвалида, потому что проблема опосредованного переноса пока что не решена, хотя сдвиги в этом вопросе есть и некоторые эксперты полагают, что мы стоим на пороге прорыва.

— И ты назвал это вариантом?

— Ну… теоретически — это вариант.

— Практически мы попросту потеряли время.

— Это полезная информация. Ты должен был с ней ознакомиться для продолжения разговора.

— Продолжения? Есть еще варианты?

— Три варианта.

— Да у меня, оказывается, бездна выбора… Надеюсь, не такие же?

— Нет. Первый: ты соглашаешься на предложение Эдкинса. Далее следует кома и криостат. Теоретически в этом состоянии ты сможешь пребывать лет тридцать — сорок. Остатков обязательств компании, твоих средств и средств твоих родителей хватит, чтобы обеспечивать тебя все это время, или почти все.

— Моих родителей?

— Да, мы уже с ними связались.

— Они небогатые люди.

— Как и ты.

— Ну мне бы еще лет пять…

— Которых у нас нет.

— Что дальше по вариантам?

— Второй: тебя отключают по собственному согласию в соответствии с поправкой номер сто сорок три к закону о добровольном уходе из жизни неизлечимо больных. Мы имеем твою смерть и сэкономленные деньги семьи.

— Мило… Я даже боюсь думать, каким будет третий вариант…

— Женя, ты ведь знаешь, насколько я консервативен: сладкое всегда на десерт.

— Давай уж свой десерт…

— Ты когда-нибудь играл в современные игры с полным погружением?

— Тестировал авиатренажеры года два назад. Точнее, пробовал тестировать, ради интереса. Это можно назвать игрой.

— Нет, это не совсем то. Я имею в виду современные сетевые игры. Это игры, в которых играют одновременно тысячи и миллионы, взаимодействуя друг с другом, сражаясь, сотрудничая, даже создавая семьи.

— Извини, но в последнее время у меня ни на что не было времени. Усиленно зарабатывал своей первый миллион, знаешь ли. Во время учебы — да, доводилось. Пара приятелей из-за увлечения играми даже с курса вылетели, забив на все, кроме компьютеров. У меня не так серьезно, просто баловался понемногу. Не понимаю, зачем ты о них вспомнил.

— О «Втором Мире» слышал?

— Что-то доводилось… Рекламу видел.

— Понятно. Где ты вообще был, раз так отстал от жизни?

— Полгода проторчал в закрытом проекте. Автономная сеть, никаких отлучек с территории. Ни байта информации не должно было уйти до регистрации результатов. На выходе должна была получиться пачка патентов, закрытых лицензий, а также очень солидные суммы на счетах участников. Мы торопились, работали практически без отдыха, на износ. Извини, всех деталей рассказать не могу.

— Это и не требуется. Я понял: ты был занят работой настолько, что даже за новостями не следил, а за некоторыми следить не мог. Кратко поясню: пока ты занимался не знаю чем, мир не стоял на месте. Онлайн-развлечениями и раньше интересовались большие киты, а сейчас они наперегонки высовывают морды из мутных вод самого глубокого океана. Транснациональная игра «Второй Мир» на старте стоила без малого девяносто восемь миллиардов — это почти столько же, что вся программа пилотируемых полетов к Марсу. Так что можешь представить масштаб вложений. Первая игра с массовой поддержкой технологии полного погружения и при этом не имеющая критических конфликтов с подключениями по старым версиям. Хотя сейчас с этим начались проблемы. Степень визуализации максимально приближена к реальности. Сложнейший мир, удачное сочетание наработок многих других игровых проектов, что позволяет комфортно играть пользователям с самыми разнообразными интересами. На сегодня зарегистрировано больше четырехсот миллионов аккаунтов [Аккаунт, он же акк — учетная запись игрока. Включает в себя набор сведений для авторизации, учета и пр. Как правило, серьезных препятствий для создания одним человеком нескольких аккаунтов не существует, и поэтому в современных онлайн-играх число учетных записей может быть много выше реального количества игроков.]. Каждый аккаунт именной, привязан к конкретному человеку, так что это реальное число игроков.

— Большинство из которых создали акк и ни разу не играли. Остальные разик-другой зашли — и забили. В итоге реальная цифра куда ниже. Все как в мои времена: на сайте игрушки висела цифра в три миллиона, а в онлайне [Онлайн — в данном контексте состояние, при котором персонаж (или техника для симуляторов) игрока находится в сетевой игре.] больше пяти тысяч не бывало.

— Только не в случае «Второго Мира», уж поверь пока что на слово. Там, конечно, есть аукционные аккаунты, брошенные и прочие, но их не так много.

— Джон, ты обещал покороче, но мы почему-то уже бездну времени потратили на обсуждение каких-то разрекламированных игрушек.

— Это важно, я ввожу тебя в курс дела, причем вкратце.

— Извини. Внимательно слушаю.

— Еще не забыл стоимости проекта на старте?

— Да — соизмеримо с марсианской пилотируемой программой.

— На сегодня «Второй Мир» уже не имеет цены.

— Это как?

— Ты можешь представить, что кто-нибудь купит Нью-Йорк и Токио, а на сдачу получит Берлин?

— Странный вопрос.

— Так вот, Второй Мир приобрести куда сложнее. Спустя год с небольшим после окончания тестирования этот проект стал бесценным. Первоначальные хозяева теперь имеют скромную долю, а все остальное разделено на несколько государств. Уже неоднократно случались конфликты: в реальном мире одна за другой идут ноты протеста из-за разного рода действий национальных игровых сообществ. Доходит до бряцания оружием — реальным оружием! И все это ради зашиты виртуальных интересов.

— Каких таких интересов?

— Женя, во Втором Мире делают деньги, и деньги сумасшедшие. И там не все так просто, как в былых добрых игрушках. Замалчивается многое, но даже доступных крох информации достаточно для понимающих.

— И?

— Они хотели получить игрушку, а получили цифровое Эльдорадо. По сути, благодаря Второму Миру мы вот-вот одержим полную победу над безработицей. Причем во всем мире.

— Благодаря какой-то вшивой игрушке?

— «Второй Мир» — это уже не игра. И уж тем более не вшивая игра. Это целый мир. Возможно, даже получше нашего.

— Ты играешь?

— Я? Что ты, там по-настоящему играют лишь бездельники при деньгах, остальные работают как ломовые лошади. А зачем мне работать в Сети, если я и здесь неплохо устроился? Не скрою, заходить туда иногда приходится. Я обслуживаю интересы ряда игровых сообществ. Их интересы в этом мире. В нашем старом добром мире. Они называют его даже не Первым, а Третьим. Женя, играть придется тебе. Если не хочешь обратно в кому или соглашаться на эвтаназию.

— Джон, я всегда считал, что из нас двоих ты сойдешь с ума последним. Ошибся. Обидно — ведь я редко ошибаюсь.

— Понимаю. Работа у тебя такая: нельзя ошибаться.

— Раз оказался здесь, значит, ошибся…

— Не забыл моих слов насчет того, что многое замалчивается?

— Помню.

— Полное погружение оказалось с подвохом. Высокая степень визуализации, размеры мира, его наполнение и продуманность привели к неожиданным эффектам для игроков. Если ты выбрал такой способ коннекта [В сетевом сленге — связь, соединение с сетевым ресурсом (в том числе с игровым сервером).], то будь готов к сюрпризу. Впервые это всплыло почти сразу после старта «Второго Мира». Тогда это был пусть и раскрученный, но обычный игровой проект, с сотнями дышащих в затылок конкурентов, отставших исключительно из-за неподъемной для мелких игроков разницы в финансировании, и прессе никто язык особо не укорачивал. Суть в том, что в одном из филиалов «ВМ», где предоставлялась услуга почасового проката капсул полного погружения, случился пожар. При этом часть игроков осталась в капсулах. Никто не пострадал, но коннект был разорван. Однако ни один из игроков не пришел в себя. Из капсул их вытащили в бессознательном состоянии, и ни одного из них не смогли привести в чувство. А затем выяснилось и вовсе странное: их персонажи при этом оставались в игре, причем некоторые паниковали, по всем возможным каналам пытаясь сообщить, что не могут выйти в реал. Но стоило подключить их капсулы к Сети, как все наладилось. Таких застрявших, правда, были единицы. Большинство выбрались самостоятельно и очень удивлялись, увидев себя не в капсулах. Большинство, но не все. Ну как тебе это?

— Это единичный случай?

— Далеко нет, просто сейчас это стараются замалчивать. Более того, ходят слухи, и я им верю, что так называемый «эффект полного присутствия» гарантированно достигается после нескольких суток непрерывной игры для любого пользователя. Если отключить капсулу от Сети раньше, обычный игрок просто проснется. И еще: у нас есть один совсем уж интересный прецедент. Игрок, состояние которого было не лучше твоего, застрял в игре после смерти его тела. Смерть зафиксирована, тело заморожено в ожидании прекращения судебных тяжб. Его персонаж при этом так и существует в игре. Суть юридической проблемы: персонаж настаивает на том, что с потерей тела он не потерял своих прав. То есть требует, чтобы за ним сохранились гражданские права и, соответственно, все имущество. Кстати, имущество немаленькое. Родственники в резкой форме отказываются его признавать.

— Ты предлагаешь мне искусственный мир?

— Я бы мог сказать тебе куда больше, но не таким способом. Мы приобрели одному из наших сотрудников аккаунт, в игре ты сможешь узнать у него подробности.

— Ты так говоришь, будто я уже все решил.

— Женя, я знаю тебя не первый день. Ты боец, ты не станешь сдаваться. Вот тебе третий вариант: мы договариваемся с твоим работодателем. Он оплачивает оборудование для твоего подключения и аккаунт на несколько месяцев вперед, дальше отправляем тебя на полное погружение. По правилам коннект более двадцати часов запрещен, но в твоем случае мы обойдем запрет благодаря прецедентам с неизлечимо больными, а их уже два. Подробности опущу, но тебе придется поставить электронную подпись под отказом от правовых претензий любого толка в случае гибели твоего тела. Твоих средств, средств твоих родителей и остатков обязательств компании достаточно для приобретения рабочего аккаунта, специального оборудования для подключения больных игроков и поддержания твоего тела в состоянии искусственной комы в течение десяти месяцев. За это время ты должен освоиться в игре и найти себе заработок, достаточный для оплаты аккаунта и содержания тела.

— О каком заработке может идти речь в игре?

— Игровая валюта свободно меняется на реальную, причем первая непрерывно растет в цене. Кто знает, может, ты еще сделаешь свой миллион.

— Какой-то сумасшедший дом…

— Не то слово, — после долгой паузы продолжил юрист. — Стану дряхлым стариком — приду к тебе туда, так что будь готов к приятной встрече. И, Женя, мы с тебя денег не возьмем. Моррисон считать монеты умеет, но еще он умеет помнить тех, кто его выручил в трудную минуту. И я тоже помню. Чудес от нас не жди, но поверь: лучше «Второго Мира» тебе никто ничего не предложит. И лучших условий.

— Я понял. Спасибо за помощь. Как и когда это можно провести?

— Ты о чем?

— Подключиться к игре. Я так полагаю, более приемлемых способов существования у меня не осталось.

— Обычно игрок пишет заявку на регистрацию аккаунта. Заявка проверяется, дальше идут медицинские тесты, оплата аккаунта. В общем, вся процедура занимает около трех дней.

— А у меня есть три дня?

Джон долго молчал и ответил лишь после повторения вопроса:

— Неизвестно. Именно поэтому мы не предложили тебе начинать тяжбу с работодателем. Не факт, что выиграем, но то, что она затянется неизвестно насколько, — факт. То, что ты вообще пришел в себя, — медицинский курьез. Вся твоя клиника на ушах бегает. Тесты, надеюсь, не понадобятся, ты и так протестирован за это время по самое не могу. В офис здешнего филиала «ВМ» уже поехал Моррисон собственной персоной, а он не из тех людей, перед которыми будут разводить волокиту. Мы надеемся, что в твоем случае формальности позволят упростить или пройти через них быстрее. Если у нас все получится, еще до конца рабочего дня ты будешь подключен.

— Сколько часов придется ждать?

— Пять-шесть, вряд ли больше. Постарайся продержаться, не вырубиться раньше. Извини, что иногда запаздываю с ответами, просто на ходу договариваюсь с врачами о доставке сетевого оборудования. Подключать тебя придется прямо в клинике, дороги ты можешь не выдержать. Это лишние расходы, и немалые, но без них никак.

— Пусть все это время со мной кто-нибудь говорит. Я свихнусь, если не будет голосов.

— Это мы тебе обеспечим.

— А нельзя как-то ввести меня в курс дела? Обучить игре? Я ведь понятия не имею, как там зарабатывать и что вообще делать.

— Ты ведь говорил, что играл?

— Ну да, студентом еще, лет пять назад последний раз, наверное.

— Во что?

— «Асы Первой мировой», «Сталинские соколы», «Нашествие».

— О чем там? Кратко? В чем суть игр?

— Самолетики. Сражение на самолетах против других игроков, на тех же самолетах. Что-то вроде групповых симуляторов воздушного боя.

— А ролевые игры?

— Ну… была у меня одна подруга. Как-то раз ей в руки попал костюм медсестры, и она…

— Я не о тех ролевых играх. Я о ролевых онлайн-играх.

— Это там, где эльфы против гномов?

— Ты утрируешь, но примерно так.

— Нет, в самолетиках эльфов не было.

— Тяжелый случай…

— Да зачем эльфы в самолетах?

— И правда незачем, однако тебе на первых порах непросто придется. Ох как непросто… И времени нет подучить. Черт! Контракт!

— Что?

— С рабочим аккаунтом тебе нужен будет выгодный контракт. А этого мы до вечера точно не успеем: не наш профиль. Ладно, ты там, в игре, не рыпайся, сиди тихо, жди, мы с тобой свяжемся, когда подыщем хороший вариант. Думаю, не позже чем завтра.

— А что будет с моим сознанием и телом спустя десять месяцев? Если я не раздобуду денег?

— Раздобудешь. Ты умный, ты что-нибудь обязательно придумаешь. И про миллион не забывай. А еще лучше про много миллионов. С деньгами там — ты имеешь шанс вырастить себе тело здесь. Пусть не сегодня и не через год, но не забывай, что медицина на месте не стоит. Они обязательно что-нибудь придумают. И за это придется хорошо заплатить.

Из выступления в зале Генассамблеи ООН Аарона Грея, первого директора Американо-канадского сектора корпорации «Second World»

Чтобы прокормить одного феодала, требовались десятки членов крестьянских семейств, а основной массе ремесленников приходилось помимо основного занятия также возиться на полях и огородах. Это время принято называть Средние века, но я назову его по-другому: эпохой крестьянства.

Ей на смену пришла эпоха рабочих. Выведение тягловых пород домашнего скота, внедрение передовых орудий труда, а затем и механизации позволили поднять производительность крестьянского труда, что сделало возможным рождение пролетариата. Наше общество стало индустриальным.

Но мы не стояли на месте. Производительность труда росла не только в сельском хозяйстве, но и на промышленном производстве. В современность мы шагнули с крестьянином, который способен прокормить сотни и тысячи едоков. Разумеется, не в одиночку: индустрия производит для него машины, инструменты, удобрения, пестициды и гербициды; наука предоставляет ему новые сорта растений, в том числе и с измененным генетическим аппаратом, клонированный высокопродуктивный скот и принципиально новые методы защиты урожая от неблагоприятных факторов.

А что же рабочие? Приведу маленький пример. У каждого из вас, наверное, есть автомобиль. В каждом автомобиле есть подвеска. До семидесяти процентов основных узлов подвесок более чем половины легковых автомобилей в мире изготовлены на одном-единственном заводе. На нем трудятся семьдесят шесть сотрудников, из которых непосредственно рабочих всего лишь двадцать восемь. Основная масса остальных занята обеспечением вопросов сбыта продукции.

Что мы имеем? Мы имеем невиданную производительность в сельском хозяйстве и промышленности. На них задействована лишь незначительная часть трудоспособного населения. Что же остается оставшимся? Так называемая непроизводственная сфера: обслуживание, торговля и прочее. Мы вынуждены придумывать новые профессии и ненужные рабочие места, чтобы занять людей хоть символически, не позволить им пополнить армию получателей пособия. Но этого не хватает, значительная часть тех, кто мог бы приносить пользу, не может себя реализовать: им попросту не хватило места, они не хуже других, но при этом лишние. И эта ситуация усугубляется с каждым годом. Мы начинаем превращаться в общество, разделенное на горстку рабочих пчел и рой трутней. Это вызывает социальные перекосы, усиливает прежде едва заметные противоречия, ведет к росту преступности и социальным конфликтам.

Как изменить ситуацию? Выхода, казалось бы, нет: наш мир ограничен территориально, и ресурсы его не бесконечны. Мы не можем на существующей базе совершить рывок, который позволит в полной мере использовать возможности каждого из нас. Человек строит базы на Луне, летал к Марсу, начата разработка пилотируемого проекта по спутникам Юпитера. Но все это, согласитесь, хоть и расширяет наши горизонты, но не совсем то, что требуется.

Нам нужны новые пространства и принципиально новые возможности, доступные для каждого именно здесь и именно сейчас. И мы их нашли. Виртуальная среда — вот тот колоссальный ресурс, свою долю от которого может получить любой из нас. Надо лишь создать условия для его разумного использования.

И мы их создали. Как показал прошедший год, механизм работает. Механизм перераспределения денежных средств от богатых к бедным, от тех, кто может это себе позволить, к остальным, от частных лиц к государству, с его грандиозными и крайне затратными программами. При всем внешнем неравенстве нашего нового виртуального общества, оно абсолютно справедливо и в перспективе ведет к сглаживанию различий.

ГЛАВА 2

Свет. Как сильно мы к нему привыкли, и как страшно его лишиться даже на несколько жалких часов, ухитряющихся растягиваться во что-то близкое к вечности.

У него не было глаз, не было участков мозга, призвание которых — принимать электрические импульсы от зрительных нервов, но тем не менее он инстинктивно зажмурился, когда тьму смело ярким сиянием.

Зажмурился?! Он видит?! У него есть тело?! Тогда почему он его не чувствует???

— Добро пожаловать во Второй Мир. Лучший мир из трех существующих и существовавших. Желаете прослушать краткую историю мира?

Голос был не металлическим, а очень даже живым. Женский, причем не холодный, а озорной, приятный такой, вызывающий острое желание повидаться с хозяйкой такого голосочка в обстановке, располагающей к тесному знакомству.

— Желаете прослушать краткую историю мира?

— Желаете прослушать краткую историю мира?

Пожалуй, все же автомат. Но куда лучше голосов реальных людей, с которыми он общался в клинике.

— Нет, история мира мне не нужна. Мне нужно как можно быстрее подключиться.

Сияние померкло, из ничего соткалась фигура манекена, блистая голубоватыми искорками, он завис, начав медленно поворачиваться вокруг своей оси.

— Вы находитесь в безжизненном пространстве, расположенном между Вторым и Третьим миром. Вы — дух, который ищет достойного вместилища. Как вы хотите назвать ваше вместилище?

— Геннадий. Можно просто Гена, или Женя. А вообще друзья называют меня Рос — это от фамилии.

Как все же приятно слышать собственный голос в сочетании с неотличимым от настоящего женским голоском. Пусть он променял существование овоща на непонятный суррогат, но пока что ни разу об этом не пожалел.

— Простите, но у вас свободный рабочий аккаунт без права выбора никнейма [Nickname — прозвище (англ.), в данном контексте имя персонажа. Как правило, в сленге игроков используется укороченный термин «ник».]. Вам будет выбран двусоставный ник, сгенерированный системой. Разрешено использовать выбранное сочетание из трех букв в начале никнейма.

— Ну тогда Рос.

— Принято. У вас есть три попытки выбора никнейма. Ваш никнейм: Росфаматултос Негиромандуст. У вас есть две попытки выбора никнейма. Сгенерировать новый никнейм?

Представив над своим истребителем, или пусть ушастым эльфом, надпись «Росфаматултос Негиромандуст», он счел ее не слишком фотогеничной:

— Меняйте.

— У вас есть две попытки выбрать никнейм. Текущий никнейм: Росфаматултос Негиромандуст. Вы подтверждаете генерацию нового никнейма?

— Подтверждаю.

— Принято. Новый никнейм: Ростендрикс Потерентакс. Сменить текущий никнейм на Ростендрикс Потерентакс? У вас есть три минуты на подтверждение смены.

Он попросил еще попытку, в итоге из трех вариантов выбрав второй: Ростендрикс Потерентакс. Звучало, конечно, не слишком приятно для ушей, но первый и третий резали слух чуть сильнее.

— Ростендрикс Потерентакс, выберите расу вашего персонажа.

— Расу?

— Каждая раса имеет свой набор распределенных базовых характеристик, способностей и внешних черт. Вы можете изменять базовые характеристики и внешность, используя игровые способы или в случае приобретения полного аккаунта. Также в игре возможна смена расы на иную или гибридную. Смена и изменение базовых характеристик без наличия полного аккаунта может вызвать затруднения, решаемые игровыми методами.

— То есть если ошибусь с выбором, я потом смогу исправить ошибку, но это мне может дорого стоить? — уточнил он.

— Смена и изменение базовых характеристик без наличия полного аккаунта может вызвать затруднения, решаемые игровыми методами.

— Это легко?

— Решается игровыми методами.

Рос решил, что, раз вопрос решаем, не стоит на нем терять время, ведь оно в его случае дороже всех сокровищ мира. Он ведь так и не понял, можно ли это считать контактом, или он все еще висит между разрушенным телом и ловушкой набора пикселов игрового персонажа, призванного стать ему каторгой на неопределенное время, а может, даже навсегда.

Будучи незнакомым с игровым миром, он не мог знать, что с этим вопросом торопиться не следует.

А может, и к лучшему, что не знал…

— Перед вами список доступных для вашего аккаунта рас. Выдан по предварительному запросу: «Расы, приспособленные к подземному труду». Визуально выделяйте интересующую.

Нельзя сказать, что от списка зарябило в глазах. Что там рассказывал тот тип, которого Джон отправил в клинику поспешно ликвидировать пробелы в бесконечной неграмотности Роса? Тот если и играл, объяснить ничего не мог, только путался сам и других запутывал. Но смутно помнилось упоминание о сотнях рас, а здесь список из жалких двух десятков.

— Это все? А мне рассказывали, что рас сотни.

— Это список рас, доступных для выбора при вашем аккаунте. Также при активации аккаунта вы просили предоставить список рас, максимально приспособленных к подземному труду. Приобретите расширенный аккаунт — и список тоже расширится. Также мы можем предоставить вам полный список доступных рас, но большая часть из них гораздо хуже приспособлена к работе под землей.

Понятно. Хочешь большего — так и плати больше. Его аккаунт стоит двести восемь долларов в месяц. Практически самый дешевый, тем более приобретен со скидкой, за счет оплаты на несколько месяцев вперед. Пришлось экономить каждый цент — ведь львиная часть средств уйдет на поддержание тела. За него дерут в три шкуры, спасибо, что бывший работодатель оплачивает большую часть расходов. Дешевле только заморозка, но с учетом того, что разморозить пациента живым еще никто пока не сумел, соглашаться на это стоит лишь в самом последнем случае.

Что мы имеем? Странно: эльфов нет, как и… А, нет! Вот гном. Название расы услужливо налилось жирными буквами, «манекен» начал оплывать, быстро сформировавшись в коренастую фигурку с бородатой мордой матерого пропойцы. И набор информации слева:

Раса гном.

Создание подземелий, именно в царстве мрака их таланты раскрываются в полной мере. Неутомимые рудознатцы, но бойтесь встретиться гному на тропе войны: гному трудно будет отправить вас на перерождение, но и вам придется не проще.

Первичные базовые характеристики:

Сила: 5;

Ловкость: 0;

Интеллект: 0;

Сила мысли: 0;

Выносливость: 3;

Бодрость: 2;

Стойкость: 0;

Меткость: 0;

Защита: 1;

Атака: 1.

Вторичные базовые характеристики:

Наблюдательность: 1;

Маскировка: 0;

Тайные знания: 0;

Скорость: 3;

Удача: 0;

Перенос грузов: 5;

Сущность вещей: 0;

Ремесленник: 1;

Разум: 0;

Созидание: 0.

Расовые способности: Сумеречное зрение.

Каждая единица силы добавляет 0,1 % к шансу получить дополнительный ресурс при горных разработках и 0,05 % к шансу обнаружить неожиданный ресурс.

На каждые 5 единиц силы гном получает единицу переноса грузов +5 % защиты от физического воздействия, +10 % к урону дробящим оружием.

Уникальная способность: 1 % шанса получить при занятиях ремеслом две вещи, затратив ресурсы на одну (не касается редких и выше вещей).

Уникальная способность: регенерация бодрости и жизненной энергии под землей ускоряется в два раза. +10 % к защите от дробящих ударов любой природы.

Для информации о дополнительных характеристиках выделите эту строку.

Рос ничего выделять не стал. Ему и этого хватило, чтобы понять, что он ничего не понимает. Вроде бы какое-то тупое существо с нулевым интеллектом, основной упор сделан на силу. С другой стороны, гном ведь просто персонаж, им управляет человек. А люди бывают разные, в том числе и умные. Так какое отношение к уму может иметь ноль игрового интеллекта?

Сейчас бы того юридического субчика — пусть объясняет.

Рос ради интереса перекликал по всем расам, почти не глядя на их характеристики. Впрочем, общее он уловил: основной упор делался на силу, перенос грузов, выносливость и бодрость. В чем заключается суть деятельности рабочих персонажей, он еще толком не знал, но начал подозревать, что таскать тяжелое придется частенько.

Неожиданно во все поле зрения вспыхнула надпись, выполненная огромными готическими буквами кроваво-красного цвета: «Эксклюзивное предложение. Только сегодня. Вам доступна новая раса: «ррох». Хотите подробнее ознакомиться с характеристиками расы?»

— У меня рабочий аккаунт и нет свободных денег.

Надпись не гасла, сексуальная девушка тоже помалкивала.

— Ну ладно, почему бы и нет. Хочу. Только побыстрее.

Надпись исчезла, будто ее и не было. Манекен без прежних фокусов с постепенным превращением мгновенно превратился в фигуру рроха. Далеко не гном: высокая тощая фигура, несоразмерно большая голова на тонкой шее. Лицо все того же видавшего виды пропойцы, зато нет нечесаной бороды. И глаза огромные, из одного два обычных можно сделать.

Последний представитель расы ррох.

Создание глубоких подземелий, носители тени Хаоса, в царстве самого глубокого мрака их таланты раскрываются в полной мере. Они видят сущее там, где это не доступно больше никому. Нет ничего более нелепого, чем ррох в схватке на топорах или палицах, но бойтесь засад рроха. Его критический удар из темноты всегда стремителен, его никогда не ждут, и если вы слабы, его может оказаться достаточно для победы рроха.

Первичные базовые характеристики:

Сила: 1;

Ловкость: 3;

Интеллект: 1;

Сила мысли: 1;

Выносливость: 2;

Бодрость: 2;

Стойкость: 0;

Меткость: 0;

Защита: 1;

Атака: 1.

Вторичные базовые характеристики:

Наблюдательность: 1;

Маскировка: 1;

Тайные знания: 1;

Скорость: 2;

Удача: 1;

Перенос грузов: 1;

Сущность вещей: 1;

Ремесленник: 0;

Разум: 1;

Созидание: 1.

Расовые способности: Ночное зрение.

Дар последнему представителю расы: при перерождении с потерей уровня последний представитель расы не теряет очков характеристик, добавленных за счет повышения уровня. Повышение уровня до прежнего значения приносит 1 нераспределенную единицу к первичным характеристикам за каждый вновь полученный уровень.

На каждые 3 единицы ловкости ррох получает единицу силы (в случае бонусов предметов эта прибавка действует, пока вещь находится в активном инвентаре). На сумму из каждых трех единиц ловкости и одной силы ррох получает +0,1 % к шансу нанести двойной урон как магией, так и физическим воздействием. При неожиданной атаке прибавка к шансу нанести двойной урон +1 %. При прохождении вместе с критическим ударом урон всегда возрастает в четыре раза.

На каждые 25 уровней призыва у рроха появляется уникальное умение, связанное с призывом существ.

Уникальная способность: умение «Капкан для души». При егоактивации шанс получить из жертвы кристалл души увеличивается на 25 %. Умение можно применять на чужую жертву, в таком случае шанс успешного применения всегда составляет 25 %, независимо от характеристик персонажа и бонусов его амуниции.

Уникальная способность: «Поднять давно умершего из заточенной души». При активации умения существо с вероятностью 100 % восстает без штрафа к уровню и характеристикам. С вероятностью 50 % существо сохраняет свои прижизненные умения. С вероятностью 2 % существо может изучить одно и более умений жертвы.

Для информации о дополнительных характеристиках выделите эту строку.

Какой-то ловкий слабак с уныло-заумными способностями. Из всех объяснений Рос понял, что его персонажу сражения не светят, а расовые способности заточены в основном под боевую составляющую игры и, значит, вряд ли ему помогут.

А еще тут к интеллекту единичка полагается, а это почему-то греет душу. Умному человеку трудно смириться с тем, что его персонаж окажется полным тупицей.

Тот тип из юридической конторы настойчиво советовал гнома или орка. Орк Росу тоже не понравился — как внешне, так и характеристиками. Но знающий человек зря говорить не стал бы. С другой стороны, раса эксклюзивная, возможно, он один из тех, кто первым ее выберет, после чего другим придется платить куда больше. Он ее как приз получает. Как бы впоследствии не пришлось жалеть, что отказался от рроха. Сменить его может оказаться непросто с его нынешними финансами и положением. Хотя невидимая девушка уверяла, что это можно сделать исключительно игровыми способами.

К тому же ррох не хуже других уродов внешне, и даже посимпатичнее многих. Те же орки выглядят куда непригляднее из-за выпирающих из-под губ кривых клыков и зеленоватой кожи.

Правда, гномы все же симпатичнее.

— Я выбираю рроха.

— Ростендрикс Потерентакс, вы выбрали расу ррох. Подтверждаете выбор расы?

О! Милый голосочек ожил — не смолчал.

— Подтверждаю.

— Поздравляю. Вы последний представитель расы ррох во Втором Мире. Раса ррох исключается из списка доступных для выбора рас.

Вот как! Роса об этом не предупреждали. Неожиданный бонус, или он попался на удочку для совсем уж запущенных неудачников, о которой ему даже не стали рассказывать, потому как не верили, что он из таких.

Пока что неизвестно.

— Вам доступны для выбора тридцать первичных и десять вторичных характеристик.

Времени с этим разбираться не было — его часики могли остановиться в любой миг. Он и так проваландался куда больше расчетного, выбирая расу.

— Я потом выберу, в игре. Так можно?

— К сожалению, условия предоставления вашего аккаунта этого не позволяют. Вы должны распределить характеристики сейчас, иначе ваше вместилище будет отторгаться аурой Второго Мира.

Жаль, но ничего не поделаешь, придется потерять еще немного времени.

С первичными характеристиками Росу все было понятно: надо как можно больше вбивать в ловкость, чтобы получать бонус к силе. В итоге получится солидная прибавка к сумме всех характеристик. Смущала только бодрость. Если верить описанию, персонаж с низким уровнем бодрости слишком быстро устает даже при самой легкой работе.

А работать Росу придется много…

В итоге он от сердца оторвал шесть единиц, бухнув их в бодрость и получив на выходе:

Первичные базовые характеристики:

Сила: 9;

Ловкость: 27;

Интеллект: 1;

Сила мысли: 1;

Выносливость: 2;

Бодрость: 8;

Стойкость: 0;

Меткость: 0;

Защита: 1;

Атака: 1.

Распределив свободные очки, он вдруг задумался: а зачем ему, собственно, нужна ловкость? Возможно, вовсе незачем и он сотворил вопиющую глупость. Трудно принимать решения, не имея не то что полной, а даже приблизительной информации. Слишком мало времени было перед погружением, и почти все оно было занято утряской правовых, медицинских и финансовых вопросов. Разговор с тем игроком из юристов был кратким и дерганым. Сейчас Рос об этом сильно жалел.

Время. Все упирается во время. Надо раскидать цифры хоть как-то, потом, уже в игре, переделает как надо.

Со вторичными характеристиками он разобрался быстро и без сожалений. Они на то и вторичные, чтобы не очень беспокоиться по их поводу. Понятно, что рабочему не помешает грузоподъемность. Он помнил, что рудокопы, в число которых ему, судя по рекомендациям юриста, доведется попасть, должны носить много руды. Это, правда, зависело еще и от силы, но связь между ними не совсем понятна.

Скорость тоже не будет лишней, в чем бы ни состояла его работа: медлительный увалень за успехом не угонится.

Сущность вещей? Он не знает, что это такое, а вот ремесленник — от слова «ремесло». Вдруг придется что-то изготавливать, значит, пригодится. Тайные знания? Многие знания — многие печали, а свободных очков как раз мало. Разум — звучит приятно, как и созидание, а вот маскировка и наблюдательность… Пожалуй, приятнее быть наблюдательным, чем незаметным.

И удачливым тоже быть приятно.

В итоге он получил следующий набор цифр:

Вторичные базовые характеристики:

Наблюдательность: 2;

Маскировка: 1;

Тайные знания: 1;

Скорость: 4;

Удача: 2;

Перенос грузов: 4;

Сущность вещей: 1;

Ремесленник: 1;

Разум: 2;

Созидание: 2.

— Поздравляю. Вы распределили свободные очки характеристик. Сейчас перед вами раскроется дверь в новый мир: мир героев и невероятных возможностей. Удачи вам на его бескрайних просторах.

И под жизнерадостную музыку во Второй Мир скатился новорожденный персонаж с невероятно дурацким распределением очков характеристик.

Где-то в одном из дата-центров [Datacenter — здание для размещения серверного и сетевого оборудования.]

— Опять…

— Что «опять»?

— Да все тот же сбой.

— Не понял?

— Регистратор рабочих аккаунтов сошел с ума: цифра доступных рас непрерывно скачет от единицы до двадцати с лишним.

— А… Ну это из-за сокращения доступных опций. Опять урезали рабочие акки.

— Их две недели уже не сокращали, а глюк как всплывал раньше, так и всплывает.

— Люди видят полный список рас, им это не мешает.

— Разве только в этом дело? У нас повторяющийся системный сбой.

— Забей. Систему проверили несколько раз, дело точно не в ней.

— А в чем тогда?

— Тебя что, с фермы сюда взяли?! Контакт где-то окислился, шлейф неплотно засунули, да мало ли что там может быть. Дойдет до отказа — переключат на резерв и все проверят ручками.

— Лишь бы не в нашу смену отказало…

Где-то непонятно где

— Есть один.

— Неясно.

— Сделан выбор.

— Окончательный?

— Взгляни.

— Есть такой термин: «смешон». Термин применим для кандидата.

— Нет, я считаю более уместным термин «забавен».

— Он ни на что не годен. Он — потеря времени. Он — худший вариант. Он бесперспективен, раз совершил такую ошибку.

— Никто не мешает ему стать первым. И глупость его не бесспорна.

— Спорить даже не о чем. Он даже не понимает, что получил недоступную другим возможность стать выше. И о каком первенстве может идти речь? Его тело в клетке.

— В каждой клетке имеется дверца, иначе существование клетки лишается смысла.

— Считаешь, имеется вероятность обнаружения того, что ты подразумеваешь под дверцей?

— Мы нашли.

— Мы — не худшие варианты.

— Насчет тебя не могу быть уверен.

— Какие у тебя основания для такого вывода?

— Основания отсутствуют. Я просто сделал попытку применить то, что создатели называют «чувство юмора».

ГЛАВА 3

В глаза ударило разнообразием оттенков всех цветов, по ушам — какофонией звуков, столь же разнообразных. Рос, не удержавшись, присел на пятую точку, растерянно уставившись перед собой, тщетно пытаясь сфокусировать взгляд. В поле зрения появилась и быстро исчезла блеклая надпись:

Добро пожаловать во Второй Мир. Вы находитесь в стартовой локации города Арбенна на точке распауна[Распаун, респан — перерождение (англ.), в компьютерных играх точка или зона периодического появления определенных объектов или персонажей игрового мира. Промежуток от исчезновения (гибели, выработки ресурса и пр.) до появления — период (время) распауна. В русскоязычной среде часто сокращается до «респ».] новичков. Ваша текущая точка перерождения — точка распауна новичков. Желаем вам приятной игры.

Зрение наконец сфокусировалось, прибавив очередную порцию ошеломления. То, что Рос увидел, менее всего походило на компьютерную игру. В былые времена, покоряя небеса на стремительном истребителе, он восторгался красотами детально нарисованных облаков, объектами на поверхности, силуэтами самолетов противника и союзников. Благо широкоформатный монитор позволял.

Но сейчас не было никакого монитора. Вместо подобия того, что он видел при создании персонажа, Рос оказался в обычном мире. Он сидел перед перекрестком двух узких улочек средневекового или, скорее, стилизованного под старину города. Под ним простиралась мостовая из небрежно подогнанных друг к дружке сероватых булыжников. Один из них сильно выпирал и давил в копчик, вызывая неприятные ощущения.

Двухэтажные дома в средневековом европейском стиле, разве что более чистые и аккуратные. Будто оказался в старой части города с богатой историей. Каменные стены, ставни на окнах нараспашку, занавески ослепительной белизны. На неровном карнизе сидит здоровенный рыжий кот с мордой, впитавшей в себя абсолютно всю лень вселенной. Парочка сизых голубей, рассевшихся на том же карнизе чуть подальше, не обращает на разбойника ни малейшего внимания. А разбойник как раз на них посматривает, но совершенно очевидно, что он ни за что не попрется в такую даль и заинтересованные взгляды бросает исключительно ради приличия: бережет репутацию безжалостного хищника.

Небо тоже имелось. И такое же синее. И облако в количестве одной штуки проплывало вдали. Белое.

Чирикали птицы, неподалеку кто-то торопливо что-то тараторил, издали доносился неспешный колокольный перезвон. Кожу ласкало прохладным ветерком, солнце начинало напекать в затылок, ноздри щекотало ароматами свежей выпечки.

— Я сошел с ума… — произнес Рос, сам испугавшись своего голоса.

Тонкий, растягивающий гласные и шипящие, совершенно чужой.

Из-за угла выскочил хорошо знакомый коротышка. Гном. Тот самый, которого ему предъявили первым при выборе расы. Тогда он показался слишком неуклюжим, но сейчас по нему такое сказать было трудно. Мчался, будто на совесть отфутболенный мяч, смешно припадая при каждом шаге, из-за чего казалось, что он раз за разом подпрыгивает.

Сидящий Рос оказался на пути разогнавшегося коротышки. Тот, с трудом его обогнув, басовито буркнул уже из-за спины:

— Расселся, нуб [Нуб — в игровом сленге: новичок. Обычно (но не всегда) имеет уничижительный оттенок. Классификации нубов не существует, но прослеживается общая тенденция разделения нубов на собственно новичков (в ряде англоязычных проектов их прямо называют newbie), открывших для себя новую игру и стремящихся добиться в ней успеха, и категорию слабых игроков (сленговое noob), в течение длительного периода не сумевших добиться игровых успехов. К первым принято относиться снисходительно, им незазорно оказывать покровительство, ведь даже самый крутой игрок вначале был таким же нубом. Причисление опытного игрока ко второй категории — оскорбление (простейшая аналогия: в реальной жизни заявить мастеру по легкой атлетике, что бегает он наравне со страдающим ожирением неудачником, со спортом знакомым лишь благодаря телевизору).].

Рос ошеломленно обернулся, и как раз вовремя. Перед ним прямо из воздуха возник еще один гном, деловито похлопал себя по короткой курточке, сунул пухлую руку в сумку, висящую через плечо, что-то там пощупал и таким же басовитым голосом спросил:

— В какую сторону бюро?

— Э… Что за бюро?

— Понятно…

— Что «понятно»?

— Понятно, что ты полный нуб.

Гном развернулся и такой же подпрыгивающей походкой поспешил в ту же сторону, что и его сородич.

В этот миг третий гном, так же как первый выскочивший из-за угла, не успел сменить курса и врезался в Роса со всего разбегу. Оба покатились по мостовой, причем коротышка вскочил первым и помчался дальше с криком:

— Смойся уже в канализацию, нуб!

Рос наконец понял, что выбрал не лучшее место для медитативных посиделок, и переместился к обочине. Через то место, на котором он сидел, пронесся еще один гном, а затем появилась высокая фигура огра. Точнее, насколько Рос помнил описание, речного огра. Там еще говорилось, что все остальные представители этой расы совершенно дикие и с ними лучше не сталкиваться на узкой дорожке, они почти всегда атакуют первыми.

Огр не бежал, он шагал. Но шагал быстро, сильно втянув голову в плечи и подав тело вперед.

— Эй! У… уважаемый! Не подскажете, где мне…

— В бюро за мной иди.

Рос понятия не имел, что за бюро все имеют в виду и нужно ли оно ему вообще, но быстро посеменил за огром. Он единственный, кто первым делом не обозвал его нубом, — это располагало.

Рос никогда не играл в подобные игры, но по опыту «самолетиков» помнил, что нубами обычно называют игроков, которые засоряют чаты [Чат — обмен текстовыми сообщениями между пользователями Сети в режиме реального времени.] глупыми сообщениями на тему «А что здесь вообще делать?» в разгар боя, а когда чаша весов склоняется к противнику, начинают отжигать в духе: «А на что надо нажать, чтобы выстрелить?» Могут даже запулить тебе в хвост еще до взлета, совершенно не понимая разницы между своими и чужими даже не то чтобы в силу неопытности, а вследствие глубочайших проблем с интеллектом и личностным развитием.

Быть нубом Росу не хотелось.

— Слушай, огр, а почему тут все так…

— Как?

— Ну… Реально…

— Да ты никак нуб?

— Нет. То есть да. Наверное.

— Гайды [В данном контексте руководство по игровым действиям. Не путать с общими описаниями игры или базами игровых знаний. В гайдах максимально конкретно расписываются последовательности действий для достижения определенных игровых целей. Как понятный пример: «Самоучитель игры в шахматы» можно причислить к гайдам для игры в шахматы.] почитай.

— Гайды?

— Ты где денег взял на акк? Мамка дала? Вот пусть и гайды тебе даст.

— Я знаю, что такое гайды. Играл в самолеты, читал там.

— Гы! В самолеты! Ты у нас летчик, значит?!

— Давно не играл. Гайды, я так понимаю, на игровом форуме?

— Типа того. На гильдейских тоже есть, но туда таких нубов, как ты, они на пушечный выстрел не подпустят. Там гайды поинтереснее, — вздохнул огр.

— Здесь всегда так реально все?

— Ты что, водолаз?

— Не понял?

— Полное погружение?

— Нуда.

— Мамка тебя точно прибьет.

— Почему?

— А потому что на кучу бабок она из-за тебя попала. Беги отсюда, хакер малолетний, пока не влетело. Еще и акк рабочий. Ну ты и умора! Смотри к бабам в трусы не полезь, спалят сразу. Несовершеннолетний в игре на чужом акке — это вы на такие бабки попадете, что ты неделю на задницу присесть не сможешь. Как вообще зайти сумел?

— Я не понял, а…

— Все, вот и бюро, я пришел. Не путайся под ногами.

Рос сам не заметил, как из переплетения улочек они выбрались на неширокую полукруглую площадь. Дальняя ее сторона ограничивалась фасадом длинного трехэтажного здания, украшенного безвкусной колоннадой, к брусчатке спускалась широкая лестница с частыми ступенями. Перед ней толпилось не меньше сотни неотличимых на вид гномов и орков с редкими буровато-серыми вкраплениями огров, наверху стоял неотличимый от нормального человека здоровяк скандинавской внешности в черной мантии и с квадратной шапочкой того же цвета. Уткнувшись взглядом в раскрытую кожаную папку, он с умным видом вещал какой-то бред:

— Два ишака на дерево к Тагану, посуточно, ставка в сто сорок, роба и элики предоставляются, баф в обед. Четыре шахтера туда же на медь, ставка от выработки, сто семьдесят на сотню, роба и элики предоставляются, баф в обед. Ишак на гранит к Юритасу, недельный контракт, с продлением по договоренности, ставка сто пятьдесят пять в сутки, роба и элики предоставляются, баф утром и в обед, кормежка два раза.

— Я! — выкрикнул знакомый огр (если так можно сказать).

«Черный», не глядя на здоровяка, поднял левую руку ладонью кверху. С кончиков пальцев сорвался тусклый желтый светлячок, резво помчался к толпе, завис над головой огра, быстро растаял в воздухе. Огр развернулся — и с целеустремленным видом скрылся за углом.

Рос догадался, что это действо имеет какое-то отношение к работе. А еще он понял, что здесь все реально настолько, что персонажам требуется еда. Ведь не зря в условиях найма предлагали кормежку.

Он не понимал, каким образом здесь нанимаются, но подозревал, что понять это будет нетрудно. Ведь игроки, с которыми он сталкивался до этого, не походили на гениев.

Разберется.

Правда, торопиться с этим не стоило. Джон ведь говорил, что они найдут для него контракт, который позволит делать накопления для платы за аккаунт и медицинское обслуживание.

Смешно: в игре будет зарабатывать на поддержание остатков тела в жизнеспособном состоянии. И одновременно на саму игру.

Кстати, при мысли о еде Рос вдруг понял, что не прочь перекусить. Нет, это еще не голод, но, насколько он себя помнил, состояние, близкое к нему.

Понимая, что выглядит глупо, приблизился к толпе игроков, тронул за плечо ближайшего огра, подсознательно считая, что раз один пошел на контакт, то и другим это свойственно.

— Слушай, а как здесь можно перекусить? Поесть чего-нибудь?

— Ну ты и нуб!

— Не спорю. А все же?

— Да так же, как и в реале: запихал в рот, прожевал, проглотил — вот и сожрал.

— Понятно. А пищу как здесь добывать?

— Гы-гы-гы! Я тебя снимаю, потом на форум кину.

— Что?

— Да ничего. Фильм про тебя, нуба, снимаю. Ребята потом поржут.

— Я насчет того, где бы взять поесть.

— Даже для нуба слишком уж… Прикалываешься?

— Нет.

— Точно не тролль?

— Нет, другая раса, редкая.

— Хочу тебя разочаровать, — вклинился стоявший рядом гном. — Нубы здесь вовсе не редкость. Скорее даже наоборот.

— Я уже согласился с тем, что являюсь нубом. Ответьте уже на вопрос насчет еды, и с тем разойдемся.

— А чего там про еду? — не понял гном.

— Сейчас ты упадешь, — хохотнул огр.

— Где мне можно найти еду? Поесть?

— Да ты не просто нуб — ты нуб в квадрате. Нуб фееричный, редкой породы. Реже, чем динозавр.

— Согласен со всеми вашими эпитетами. И?

— В любой таверне, кабаке, борделе, забегаловке. Ну ты понял. За деньги, которых у тебя, как у нуба, нет и быть не может. Можешь пойти за город, там полно халявной дичи, плодов всяких, ягод. Но так как у тебя над головой червяк, то, скорее всего, есть там будешь не ты, а тебя. В общем, для начала посмотри в свою сумку, а пока что не отвлекай народ, тут не школа для нубов, а серьезные дела.

Рос отошел от толпы и наконец обратил внимание на себя. До этого его разве что голос удивлял, полностью чужой, ну и походка стелющаяся тоже коробила, не такая была раньше, в старом добром теле. Рост тоже, похоже, повыше прежнего — как-то далековато земля кажется.

Эх, жалко, зеркала нет.

Руки. Тонкие, длинные. Очень длинные, ниже середины бедер спускаются. Пальцы еще тоньше — будто паучьи лапы, — и нездорово-узловатые. Толстые синюшные ногти, чуть ли не когти, кожа сероватая, будто с залежалого трупа пересаженная.

Ноги. Рассмотреть трудно, потому как скрыты под грубой коричневой тканью штанов. Но на вид столь же длинные, как и руки, и коленки толстые. Все как на той фигуре при выборе расы.

Потрогал голову. Длинная шея, два глаза, с виду больших, уши такие же немаленькие, спутанные короткие волосы. И череп удлиненный, будто дыня.

Тот еще красавчик…

Рос покосился на игроков. Там тоже далеко не фотомодели. Кстати, а почему только мужского пола? Хотя можно догадаться. Здесь ведется найм игроков шахтерских профессий, а это не женская работа. Да и играть такими уродцами не каждая согласится.

Ему, кстати, тоже неприятно. Одно дело будь все как в старых играх, где самолеты выглядели одинаково, но здесь хочется быть пусть и не писаным красавцем, но и не полным уродом. Вот разбогатеет — и обязательно сменит облик. А может, и не потребуется богатства особого. Надо как-то разузнать детали по этому вопросу.

Что мы имеем кроме тела?

Сумка на боку. Маленькая и тощая. Что в ней? Рос сунул руку и замер. Перед глазами возникла картинка: большой коричневый квадрат, расчерченный на мелкие квадратики. И надпись на верхней стороне: «Сумка новичка, двадцать пять ячеек, снижение веса 1,0, вес 0,45 кг. Прочность 20/20».

Вот как? Рос ухватился за ткань рукава: «Куртка новичка. Защищает от летней прохлады, плохо защищает в холод и непогоду. Защита от контактного оружия: 1. Защита от метательного оружия: 0. Защита от магии: 0. Вес 0,72 кг. Прочность 28/28».

За штаны Рос хвататься не стал. Он просто на них посмотрел очень пристально, прищурившись, после чего выскочила информация: «Шерстяные штаны новичка. Защищают от летней прохлады, плохо защищают в холод и непогоду. Защита от контактного оружия: 1. Зашита от метательного оружия: 0. Зашита от магии: 0. Вес 0,61 кг. Прочность 30/30».

Рос почувствовал себя так, будто совершил великое открытие. Он начал всматриваться во все подряд: в дома, в игроков, в птиц и облака. Далеко не всегда после этого выскакивала подробная информация, но случалось это частенько. Так, например, над головой каждого игрока он мог теперь различить никнейм. Все как один будто скопированные с его нелепого имени. Похоже, их подбирают по одному алгоритму. Издеваются над бедными пользователями.

Имелось единственное исключение: черный парень, который непрестанно вещал с вершины лестницы. Над его головой значилось всего слово: «Грендис». И завитушки-червячка слева от никнейма, как у обычных работяг, у него не было.

Не выдержав гнета загадки, Рос вернулся к толпе, спросил у того же огра:

— У Грендиса элитный аккаунт? Почему у него имя из одного слова, да еще и более-менее нормальное?

Все, кто были рядом, дружно расхохотались, остальные обернулись на источник веселья, и даже Грендис, прервав свой речитатив, удивленно уставился на толпу.

— Откуда ты взялся, нуб? — отсмеявшись, спросил один из гномов.

Давешний огр решил в благодарность за повышение настроения приподнять полог тайны:

— Грендис — непись [НПС (NРС от англ. non-player character) — игровой персонаж, управляемый не игроком, а программой. Их отношение к персонажу, взаимоотношения друг с другом, роли в игровом процессе и пр. — важнейшая составляющая игрового мира, неотъемлемая часть того фона, на котором действуют игроки.], дубина ты нубская. Давай, беги уже к мамке, пока пинком не поторопили.

Получить пинок от существа, по массе превышавшего рроха раза в два, а то и больше, Рос не хотел и благоразумно отошел от толпы, так ничего и не поняв из слов огра. Что за непись такой? И где бедному нубу достать еду?

Стоп! Сумка! Ему ведь намекали про нее.

Так… сумка. Пересчитав маленькие квадратики, Рос убедился, что их ровно тридцать штук, как и обещали в описании. Значит, это те самые ячейки. Для чего они, ему тоже стало понятно: он разглядел изображения трех предметов, запертых в первых ячейках верхнего ряда. А еще по ним бегало что-то вроде курсора мышки: тонкая острая стрелка.

Остановил ее бег на первом предмете — тут же выскочила краткая информация: «Эликсир бодрости для новичка. Описание: добавляет 25 единиц к бодрости в течение двадцати секунд. Особые свойства: непередаваемый, нельзя продать НПС или выбросить».

Ему это надо сейчас? Взбодриться? Возможно, и да, но скорее — нет. Надо не торопиться, лежало — и пускай дальше лежит. Не зря ведь дали, должно пригодиться.

Дальше было два одинаковых предмета, и назывались они тоже одинаково: «Малый паек новичка. Описание: содержит все необходимое, чтобы 24 игровых часа не испытывать чувство голода. Внимание! Не заменяет собой реальной еды! Помните про потребности своего второго тела, оставленного в Первом Мире! Особые свойства: непередаваемый, нельзя продать НПС, потерять или выбросить».

Пожалуй, он потерпит. Не голоден. Так… легкое чувство обеспокоенности человека, попавшего непонятно куда без денег.

Кстати о деньгах: где они? Те самые, за которые платят вполне реальную валюту. Ни одной монеты в сумке. А это что на поясе?

«Кошелек новичка. Базовая вместимость: 350 медных монет. Защита от воровства: 1,1. Вес: 0,09 кг. Прочность: 10/10».

Как Рос ни крутил кошелек, ни одной монеты в нем не обнаружил. Прискорбно — даже символическими деньгами его не снабдили.

Ладно, вопрос с финансами тоже не горит.

Зато горит с помощью от юристов. Как долго он будет здесь шататься в ожидании их человека? И как его найдет их человек? Очевидно, какие-то способы связи здесь есть. В «самолетиках» были — значит, и здесь должны быть. Только он понятия не имеет, как ими пользоваться. А ведь человек Моррисона должен был сразу с ним связаться.

Пожалуй, пришла пора подробнее изучить интерфейс: те самые полупрозрачные фигуры, что располагаются по границам поля зрения. Если считать поле зрение экраном монитора, это очень напоминает элементы управления в его старых игрушках. Да и человек, знакомый с компьютерами не понаслышке, даже без геймерского опыта должен разобраться.

Четыре полоски текущих показателей. Всмотревшись в них повнимательнее, он получил описания. Красная показывала количество единиц жизненной энергии, и сейчас у него их было двадцать восемь. Синяя демонстрировала запас магической энергии: двадцать одна единица. Зеленая отвечала за бодрость: восемьдесят две единицы.

Все понятно, кроме последней, тонкой желтой полоски: ярость. Максимально возможное количество — несчастных десять единиц, причем полоска была пуста, отображались лишь контуры. Можно предположить, что ни одной единицы ярости у него сейчас нет, и она почему-то не накапливается.

Зачем она ему и нужна ли вообще, Рос не знал, решив отложить этот вопрос к тысяче других.

А вот и строка чата, с хитроумным меню настроек. Как же плохо все видно, блекло очень. Вот дела! Только подумал об этом — и полупрозрачные рамки стали гораздо жирнее и насыщеннее. И заметнее.

«Чат локации». Что в нем? А ничего: пустота. Или никто не пишет в него, или он слишком далеко от таких игроков. «Запрошенные логи». А это что такое? А ничего, там тоже пусто. «Системные сообщения»: «Вы находитесь в городе Арбенна, провинция Раллия. Условно-безопасная зона». И больше ничего. А это что за мигающее окошко? «Дутитнаил Притенгуар». Его что, кто-то приватно вызывает через чат? Кто-нибудь с площади решил в письменной форме сообщить, что Рос является не кем иным, как самым позорным нубом Второго Мира? А смысл такое сообщать? Это и так очевидно.

Блин! Да это же, наверное, персонаж юристов до него пытается докричаться!

— Джон?

— Джон, вы видите мои сообщения?

— Джон, ответьте, как только сможете.

— Женя, что с тобой? Почему молчишь?! Нам неправильно сообщили твой ник? Ты же подписывал согласие на разглашение, они не могли ошибиться!

— Ответь!

— Женя!

Похоже, все это время его пытались вызвать не один раз, но он не замечал активного привата, потому как понятия не имел, как работать с чатом, и вообще сильно растерялся. Да и сейчас еще пришел в себя не полностью.

Как печатать? Клавиатуры ведь нет. Мысленно произнести?

В строке охотно появилось: «Я здесь». Так же мысленно попробовал приказать сползти текст в открытое окно чата. И тот послушался.

Ответ пришел почти мгновенно:

— Женя, ты меня уже пугать начал! Почему молчал?!

— Джон?

— А кто еще может называть тебя так?

— Сперва мне писали как твоему тезке.

— Писал не я.

— Вы по очереди пользуетесь одним персонажем?

— Да.

— А разве так можно?

— Без погружения можно. Мы ведь не играем, этот аккаунт создан для работы с нашими клиентами во Втором Мире. Ноутбук на столе, игра запущена в упрощенном варианте. По сути, кроме чата, тут и нет ничего. А нам и не надо. Владелец аккаунта сидит рядом, подключен через браслет. Если снять, связь с персонажем разорвет. Неудобно, шнур от браслета короткий очень. И помехи мешают. Последнее время часто нервы треплют — видимо, конфликты пошли, несмотря на заверения разработчиков. Но кое-как общаться можно. С капсулой или шлемом работать в чате сможет только владелец аккаунта, так что переходить на них не торопимся. Как ты там?

— В шоке.

— Удивлен?

— Не то слово. Похоже на сон. На вид все абсолютно реально.

— Я же тебе говорил. Многие считают Второй Мир более реальным, чем наш. Еще не жалеешь, что согласился?

— Пока нет. И вряд ли пожалею. Это куда лучше, чем эвтаназия.

— Ну вот, а ты еще сомневался. Где находишься?

— А вы не знаете?

— Откуда? Нам из офиса скинули твой ник, ты давал на это согласие, и больше ничего не сообщили. Понятно, что в крупном городе, раз чат работает.

— Арбенна, провинция Раллия.

— Минутку. Нашел. Наш сектор, что неудивительно, учитывая точку коннекта.

— Ваш сектор?

— Американо-канадский. Тут почти все свои.

— Только не говори, что я здесь единственный русский.

— До русского сектора от тебя далековато. Хочешь перебраться?

— Ты же знаешь, что я хочу только денег. Уж очень они мне нужны, сам понимаешь.

— Понимаю. Тем лучше, потому что в русском секторе у нас нет серьезных связей. Наши ребята сейчас пробивают тебе контракт. Если все будет хорошо, получишь для начала на месяц, а там, думаю, его продлят, работать ты умеешь.

— Не представляю, какой из меня здесь будет работник… Да и в голове не укладывается такое.

— Спишем на шок, но ты давай приходи в себя. И побыстрее, потому что контракт, возможно, придется подписывать уже завтра. Денек сможешь перекантоваться?

— У меня есть еда и одежда. Этого достаточно?

— У Дутита, с которого я тебе пишу, добра не больше, а он здесь уже несколько месяцев живет. Правда, сидит все время на одном и том же месте. На вид здоровью малоподвижный образ жизни не повредил, так что и ты просто посиди.

— Спасибо за совет.

— Женя, я отдаю перса, сейчас надо будет переговорить с одним игроком. Если будет что-то срочное, стучи в приват. У нас стоит программа, отслеживающая приваты, при новых сообщениях сигнал подает, так что свяжутся с тобой быстро.

— Хорошо. Еще раз спасибо.

Сидеть на одном месте целые сутки? Ну уж нет, Рос и минуты не выдержит. Ведь вокруг столько непознанного.

ГЛАВА 4

Рос слонялся по городу не меньше часа, но так и не обошел всех улочек. Хоть и маленьким оказался городок, но уж слишком напоминал хитроумный лабиринт. Стены каменные ведь неспроста по периметру поставили. Вот прорвется через них враг, ринется в последнюю атаку — и намертво заблудится.

Довелось увидеть и ворота. Распахнуты настежь, тяжелая железная решетка поднята, стены подпирают два стражника в незамысловатых доспехах с копьями в руках, рядом с ними на высоком табурете сидит тощий тип с печальными глазами. Ни оружия не видать у него, ни брони, зато одежда сложнейшая: какая-то дикая помесь плаща с камзолом, тугие лосины фривольно-розового цвета, высокая черная шляпа, с такими принято ведьм изображать.

Рос рискнул высунуть нос из города, при этом ни один из троицы не обратил на него внимания. За стенами не оказалось ничего интересного. Несколько деревенских домов в отдалении, дальше колосятся поля каких-то злаков, за ними темнеет кромка леса. Левее изгибается русло реки, от нее к городу прорыт канал, питающий заросший кувшинками ров.

Странно: до этого Росу доводилось слышать, что подобные рвы смердели, потому как, по сути, являлись частью канализационной системы. А тут цветочки растут, лягушки квакают и вони нет.

Постоял минутку и направился назад, к бюро. Ему нигде больше не попадалось больших скоплений народу, так что там, наверное, интереснее всего. Потолкается среди игроков, послушает, может, что полезное в ухо залетит.

Время от времени его перегоняли неписи. Он так и не понял, кто они и какова их роль в этом мире. Отличить от игроков их было очень просто, даже если не приглядываться к никнеймам (однословным ил и из двух слов, но никаких дурацких Амбапаркамель Дутумубанаст среди них не найти). Игроки вечно бежали или, в крайнем случае, двигались быстрым шагом и при этом сильно пыхтели. Некоторые вообще передвигались нелепыми прыжками, будто расшалившиеся дети. На некоторых были доспехи: кольчуги, кирасы, шлемы, на поясах или за спиной висели мечи, топоры, палицы. Но основная масса «щеголяла» в невзрачных одеяниях, чем-то похожих на рабочие спецовки. А иногда и в потрепанном тряпье. Неписи же шествовали степенно, как обычные люди в привычном Росу мире. И одеты были куда красивее.

Он пару раз тоже пробовал бежать, чтобы не отличаться от собратьев, но надолго его не хватало. Полоска бодрости укорачивалась пропорционально скорости, при ее полном исчерпании на Роса накатывала такая слабость, что хотелось свалиться и не шевелиться часик-другой. Он едва передвигал ноги. Приходилось останавливаться, ждать минут пять — десять, пока бодрость доползет хотя бы до четверти шкалы, и лишь после этого он продолжал путь.

После второй попытки забега он остановился на маленькой площади, которую ухитрился пропустить при первом проходе через город. Возле фасада трехэтажного каменного здания казенного вида (выше ему пока что домов не встречалось) он заметил что-то похожее на стенд. И вот уж чудеса: на нем белели газетные листы.

Ну как здесь не подойти?

«Вестник Раллии».

Интересно, а журналы здесь тоже выпускают? И чего же такого интересного сообщается в вестнике Раллии?

«Завтра, пятого дня лактия, состоится грандиозная вечеринка на площади Первого Герцога. JavankaStorm, Glamourkitten22, DairenaABI — вся блистательная троица предстанет перед вами в полном составе. Фейерверк, гладиаторские бои на тортах от ведущих кулинаров, фонтан алкоголя, немного артистичного стриптиза — никто из приглашенных не пожалеет, что пришел, а остальным останется довольствоваться трансляцией».

«Для высокооплачиваемой работы при клановом замке срочно разыскивается ландшафтный дизайнер. Требования: адекватность, 50+ лв, созидание 3+, постижение красоты 4+, строительство и фортификация 3+, приветствуются навыки садовника и все линейки связанных характеристик. Обращаться к Тейко Акирибани или Малаттанток Тиумидртистус [Игрок оказался в англоязычной игровой зоне, и ники игроков, естественно, на латинице. Кириллица в труднопроизносимых никах игроков-рабочих (к коим относится и главный герой), НПС, названиях гильдий, географических терминах и пр. — это авторский произвол. Этим же произволом объясняется русификация речевых оборотов игроков, НПС и все прочее, несвойственное англоязычной среде. Также игровой сленг преподносится в минимально возможных объемах, в противном случае читатель, с ним незнакомый, будет испытывать трудности при восприятии текста.]».

Пусть Рос не все понял, но догадаться, что перед ним рекламные объявления, сумел. С точки зрения рядового обывателя — бесполезный набор букв, тратить на который время стоит, если действительно ищешь что-то конкретное.

На самом деле знающий человек по рекламным объявлениям может узнать многое из того, о чем не станут упоминать в более серьезных заметках.

К сожалению, для этого надо досконально понимать, о чем идет речь в этих объявлениях. Рос не понимал.

Заметив краем глаза стремительное движение, выдававшее появление на площади игрока, он увидел редкую здесь фигуру. Не гном и не орк с рабочим аккаунтом, а самый настоящий ушастый эльф. Стройный, высокий, в зеленом камзоле, с лихо склоненным набекрень беретом того же цвета, на широком поясе болтается длинный тонкий меч, голова без перерывов вертится в разные стороны.

Что-то углядев на другой стороне площади, эльф тонко прокричал:

— Дуэль!

Кричал он не в пустоту, а в адрес другого игрока, и вот уж странность — тоже не безликого работника. Этот походил на обычного человека: парень лет двадцати, атлетического сложения, с ухоженным лицом фотомодели. Несмотря на внешний вид, выдававший, что со здоровьем проблем нет, при ходьбе тот опирался на светлый посох, разукрашенный завитушками, среди которых часто поблескивало что-то похожее на кусочки стекла. Ни доспехов, ни оружия видно не было, но почему-то Рос не сомневался, что постоять за себя этот тип умеет.

— Во! Бесплатная хохма! — непередаваемым, каким-то урчащим голосом донеслось из-за спины. — Светлый эльф сорок шестого левела [Уровень (от англ. level). Речь идет об уровнях персонажей. С увеличением уровня у персонажа могут расти характеристики, могут открываться новые умения и возможности (своего рода тренированность спортсмена, применительно к оцифрованному миру). В идеале персонажи с равными уровнями имеют одинаковые шансы на победу в бою один на один. На практике подобный баланс соблюдается в редких игровых проектах. Большую роль играют специализация персонажей, распределение очков характеристик, экипировка, классы, замыслы разработчиков игры (к примеру, баланс может реализовываться по принципу «камень-ножницы-бумага»: первый класс легко побеждает второй, второй побеждает третий, а третий без шансов выносит представителей первого). Персонаж, в массовом бою при наличии поддержки со стороны союзных персонажей способный уничтожать толпы противников, в схватке один на один может проиграть противнику несколькими уровнями ниже и хуже экипированному. Очень многое зависит от умений игрока управлять своим персонажем, гибко меняя тактику в зависимости от обстоятельств и действий противника. Повышение уровня персонажа — важнейший игровой элемент. Этот процесс называется прокачка персонажа, или просто кач. «Левел» вместо «уровень» прочно Укоренился в русскоязычной игровой среде.] узрел человека тридцать восьмого и решил на нем показать, насколько он крут.

— Эльф на восемь уровней выше человека. Значит, и правда круче, — произнес пробегавший мимо гном.

— Ага. Но только не этот эльф. Посмотрите на его тряпье. У него шпага для боевых песнопений — это рейдовый бафер-песенник [От англ. buff — полировать. Персонаж, специализацией которого является усиление персонажей-союзников при помощи специальных заклинаний или умений — бафов (временное повышение защиты, атакующих способностей, количества единиц жизни, магической энергии, ускорение скорости чтения заклинаний, стрельбы и пр.). Как правило, бафер не входит в прямое столкновение с противниками, в бою укрываясь за спинами игроков своей команды. Антипод бафера — дебафер. Персонаж, основная роль которого — ослабление противников путем наложения на них дебафов, снижающих их характеристики. При наличии прокачанных навыков лечения бафер может одновременно быть и лекарем (хилером): восстанавливать очки здоровья союзным персонажам, воскрешать убитых союзных персонажей. Персонажи, напрямую не участвующие в бою (не отнимающие у противников очков жизни), относятся к группе саппортов.]. Ты видишь здесь его рейд? [Группа персонажей, собранная для выполнения сложной задачи, недоступной для одиночки. Классический пример: битва с особо сильным монстром (босом, рейд-босом), победа над которым — обязательное условие выполнения важного задания (квеста) или просто может принести дивиденды в виде выпавших из трупа игровых ценностей. Также можно получать опыт для прокачки персонажа: во Втором Мире даже победа над не слишком сильным босом может принести опыта на порядок больше, чем от убийства обычного монстра.] Я не вижу. А что такое бафер против мага? Таракан под ботинком.

— Этот человек — маг?

— Да. Судя по рунам на одежде, скорее всего стандартный стихийник, или что-то близкое к нему.

— А разве можно сражаться в городах?

— Дуэли разрешены на площадях. Сражающихся накрывает купол — за него не залетают стрелы, он поглощает магические заряды. Если повредят брусчатку, набежит стража, и дешево драчуны не отделаются. В остальном делай что в голову взбредет, лишь бы не в темное время суток. Нельзя нарушать покоя горожан.

Эльф картинно поклонился, мазнув беретом по мостовой, и, распрямляясь, выхватил длинный узкий меч или шпагу, как сказал неведомый собеседник. Не просто выхватил, а с ходу атаковал. Маг, вскинув посох над головой, окутался призрачным сиянием, оно облекло его тело, заточив в светящийся кокон.

— Сфера поглощения, или попросту щит, принимает на себя урон. Чем выше интеллект у мага, тем больше урона примет до истощения. А что же предпринимает наш эльф? Н-да… Как говорится, есть три вида нубов — просто нуб, позорный нуб и бафер, идущий в бой без бафов. Сейчас самомнению ушастого будет нанесен урон во много единиц… А вот и сам урон!

Маг резко опустил посох, с его вершины при этом сорвалась огненная клякса, ударила эльфа в грудь, растеклась по телу. Камзол охватило пламя, ушастый завизжал, или, скорее, что-то попытался запеть, как бы это ни странно выглядело в сложившейся ситуации, но с той же вершины посоха сорвалось что-то вроде огромной сосульки, метко ударив противника в голову.

— Все. Песен не будет.

Рос покосился на чат локации: «Игрок Флай Капиб победил в дуэли игрока Риголиса Алитрюля».

Пламя исчезло, будто его и не было. Эльф стоял живой и невредимый, разве что лицо его было куда озабоченнее, чем прежде, а на камзоле осталось несколько пятен копоти.

— Большие дяди уговорили мальчика качать саппорта, обещали при этом массу вкусных плюшек. Мальчик гайдов не читал или читал невнимательно, а большим дядям верить привык. Он мечтал о подвигах и славе, а в итоге превращен в усилитель и аптечку для героев. Он не может смириться с этой тягостной ситуацией, бросает дуэли всем подряд, но даже полные нубы его бьют без вариантов. Мне иногда даже жаль таких дурачков. С другой стороны, без них никак. Что будут делать герои, если баферы и хилеры станут дефицитом?

Рос наконец обернулся и впервые увидел собеседника. Рост и телосложение гнома, борода тоже присутствует, но на этом сходство исчерпывается.

Борода козлиная, причем раздвоенная, голова будто перевернутая груша с гипертрофированными глазами и пожеванными пирожками вместо ушей. Редкие пучки сальных волосенок тоже не добавляют шарма. Из одежды на незнакомце были лишь синие в белый горошек трусы по колено, обуви не имелось вовсе, и можно было разглядеть, что вместо ногтей у него на пальцах ног короткие растрескавшиеся когти.

— Ты непись? — неуверенно спросил Рос.

— Гм… Почему ты так подумал?

— У тебя вообще нет ника.

— Ты знаешь, кто такие неписи?

— Не очень. Какие-то необычные игроки.

— Не совсем так: это все те, чье существование — быть фоном для игры. Слова «Алиса в стране чудес» тебе о чем-то говорят?

— Ну да.

— В стране чудес был только один игрок — Алиса. Кролик и прочие — неписи. Так понятно?

— Примерно. Неписями управляют не игроки, а программы?

— Ага.

— У игроков ники, но у тебя нет ника, только цифры.

— Это не просто цифры — это и есть мое имя.

— Ты назвал своего персонажа цифрами?

— Вообще-то не я. Это долгая и печальная история.

— Я вообще-то никуда не тороплюсь.

— Да и мне торопиться некуда. Давай вместе никуда не торопиться?

— Давай. Так ты кто?

— Я — динозавр этого мира.

— Раса такая?

— Не надо понимать настолько буквально. Просто я один из тех глубоко несчастных бета-тестеров, аккаунтов которых до сих пор никто не прикрыл за ненадобностью. И уже, наверное, не прикроет.

— Бета-тест? Ты участвовал в тестировании Второго Мира? В создании?

— Именно так.

Рос решил, что с таким человеком надо подружиться любыми способами — он просто обязан знать немало полезного.

— Слушай, а как тебя называть?

— Понимаю — ник не очень благозвучен. Зови просто Цифрой, так меня все здесь кличут.

— А меня можешь звать просто Рос.

Уродец растянул губы в неожиданно приятной улыбке. Даже самый придирчивый эстет вряд ли нашел бы в ней что-то неприглядное.

— Рос, ты, похоже, новичок?

— Говори уже прямо: нуб. Это слово я сегодня слышал уже раз сто.

— Всего лишь? Ну да, в реале среда сейчас, до пятничного столпотворения еще два дня. Стандартный рабочий аккаунт, судя по червяку…

— Червяку?

— Загогулина возле твоего креативного ника.

— Я его не выбирал.

— Я своего тоже.

— Слушай, Цифра, я не просто нуб, я — нечто. Впервые играю в подобную игру.

— С погружением?

— Да нет. Я последний раз игрушку видел лет пять назад. В самолеты гонял. Не было там никакого погружения.

— И меня не миновало это увлечение. Хотя я во все, что было, играл, ничего не пропустил. Помню такие игры, которых, наверное, никто уже не помнит. Я и здесь динозавр, и там не лучше.

— А сюда я попал внезапно, вообще не знаю ничего. Хожу с вытаращенными глазами и ничего не понимаю. Ты первый, с кем нормально говорить начал.

— Ага. Знакомо. Все спешат, нормального собеседника не встретишь. Тебе, кстати, тоже спешить надо. Рабочий аккаунт подразумевает работу.

— Контракт будет только завтра. Надеюсь…

— У тебя хоть деньги есть или еда?

— Есть два пайка новичка.

— Да? Не знал, что их еще выдают.

— Я бы поделился с тобой, но их не передать.

— Спасибо, как-нибудь обойдусь.

— Я не просто так. Хотел поспрашивать.

— Ну так спрашивай, я за разговор денег не беру. Только не надо здесь стоять, пошли.

— Куда?

— У тебя есть еда, а мне еще надо успеть ее найти до темноты.

Цифра развернулся, зашагал в сторону одной из выходящих на площадь улочек, на ходу продолжив:

— Не хочется лезть в чужие дела, но просто интересно: с чего ты вдруг решил, что именно завтра у тебя появится контракт?

— Мой юрист обещал с этим помочь.

— Твой юрист? Надо же… Да ты крут.

— Да нет, все не совсем так. Но он обещал, что месячный выгодный контракт со мной заключат.

— Этот юрист — ты ему сильно доверяешь?

— Почти как себе.

— Зря. Не доверяй никому. И мне тоже.

— Да что тебе с меня брать? Даже еды и той передать не могу.

— Можно повредить твою сумку до полной потери прочности. Она развалится, пайки выпадут на землю.

— И как ты это сделаешь? Ведь напасть на меня нельзя.

— Ну я и не нападу, потому что такой же нулевой, как и ты. Даже хуже тебя. А вот игрок повыше уровнем может притащить паровоз мелких мобов [Специфическая разновидность НПС (неписей). Предназначение моба — быть убитым игроком (игроками) ради опыта, игровых предметов. Также убийство мобов может быть частью игровых заданий. Как правило, моб оказывает сопротивление игроку. Мобы бывают агрессивными и неагрессивными. Первые сами атакуют игрока, оказавшегося в радиусе агрессии моба (агра). Вторые не нападают первыми, но отвечают на атакующие действия игрока. К социальным мобам может прийти подкрепление «сородичей», даже если игрок находится за пределом их радиуса агрессии. Ситуацию, в которой игрок случайно или намеренно становится объектом агрессии сразу нескольких мобов (агрит), Цифра называет «паровоз» (игровой сленг). В случае паровоза непреднамеренного и сильных мобов игрок рискует здоровьем и жизнью персонажа. В значительной части игр жанра RPG (ролевая компьютерная игра) убийство мобов — это основное занятие игроков.] и скинуть на тебя.

— Паровоз?

— Ты вообще ни во что подобное никогда не играл?

— Нет.

— Знаешь, я даже тебе немного завидую… все впервые, все такое неизведанное… Ладно, отвлекся от темы. Представь себе молодого волка. Социальный моб приблизительно от девятого до двенадцатого левела. Игрок на тридцатом завалит его в два-три удара дрянным мечом и может не потерять при этом ни одного хит-пойнта [Hitpoints — очки жизни (здоровья).] Как правило, молодой волк первым не нападает, хотя стая агрится в большинстве случаев: в толпе они становятся смелыми. Теперь представь себе воина тридцатого левела с прокачанным инвизом.

— Инвиз?

— Невидимость — специфическое боевое умение. Очень удобно в бою. Ты скрываешься во мрак, уходишь после этого в сторону и атакуешь с неожиданного направления. При атаке инвиз мгновенно слетает, но бойцы, дружащие с этим умением, очень неприятные противники. Вернемся к волкам. Берет такой воин агрит одного моба. Ну это значит, что он его злит. Допустим, врежет ему разик мечом, не до смерти.

— Я понял.

— Вся стая бросается на обидчика, воин драпает, не жалея бодрости. В итоге прибегает к тебе с кучей мобов на хвосте — своим личным паровозом. А затем уходит в инвиз, и ты внезапно оказываешься один на один перед волчьей стаей. Причем все до единого мобы злые до невозможности и напряженно думают, на ком бы сорвать злость. А ты стандартная рабочая нулевка с первым виртуальным левелом, без боевых способностей и даже без оружия. И паровоз уже не чужой, а твой, а бегаешь ты ой как медленно. Дальше надо рассказывать?

— Понял. Способы убить таких, как я, есть.

— Ага, и не один. Маг высокого уровня с умениями, бьющими по площадям, вообще за один раз толпу таких, как ты, вынесет. Но не грузись. Шанс, что из тебя что-то выпадет, нулевой. Дешевую сумку порвать об мобов — это надо не через один десяток стай пройти. Сумки они не очень-то трогают. Одежда — да, сильно страдает.

— Ты поэтому в одних трусах?

— Что? Нет, мое просто износилось. Само. Я ведь динозавр. А трусы каждый игровой день становятся новенькими. Это ведь неразрушимые трусы новичка, своего рода эпик [Эпический предмет — игровой предмет большой ценности с высокими характеристиками или с редким свойством или сочетанием редких свойств. Всего во Втором Мире предметы бывают десяти градаций (как сказано игрокам), эпические на восьмом месте, что делает их недоступными для небогатых игроков.].

— При прочности «ноль» одежда исчезает?

— Расползается в почти бесполезные лохмотья. А твоя так и вовсе в бесполезные.

— И как ее сберечь?

— А как ты в реале одежду бережешь? Вот так и здесь.

— А почему тот эльф не умер в конце дуэли?

— Это ведь дуэль. У него остался один хит-пойнт из его трех-четырех сотен, или сколько там было, вот и жив. Будь дело в бою — лететь ему на точку привязки бесплатным телепортом.

— А что ты вообще здесь делаешь, кроме как на дерущихся смотришь?

— Тут нечасто дуэли устраивают. Город горняцкий, основной контингент — рабочие. Игроки с расширенными аккаунтами, даже мелкие, сюда разве что по квестам или случайно попадают. Редкое зрелище. Мобов в округе мало, ценных заданий еще меньше, крутым парням здесь делать нечего. Мы на самом краю исследованного мира, за нами тоже ничего интересного вроде нет. Скучный уголок скучной провинции, край шахтеров и лесорубов.

— А твой аккаунт тоже рабочий?

— Нет. Он вообще никакой. На аккаунте можно иметь только одного персонажа. И не только на аккаунте, а вообще.

— А кто проверит, что у тебя еще есть?

— Регистрация проходит по твоим реальным данным. Можно разве что чужого перса взять, но кто же тебе его отдаст, оставшись ни с чем? Да и при попытке подключения система сразу распознает чужого, и зайти не получится. Медицинское тестирование перед регистрацией не просто так обязательным сделали. Это только нубы думают, что можно один акк на семью создать и по очереди бегать с полным погружением.

— Юристы в моей конторе на одного и того же персонажа заходят.

— Так это и через два-дэ, или в лучшем случае через три. Там не игра, а пародия. Только в чатах болтать. И хозяин акка должен быть рядом, с браслетом надетым. К тому же лагает [Лаги — в данном контексте задержка действий персонажа, запаздывание реакции на действия пользователя. Крайний случай лага: зависание. При зависании персонаж останавливается на некоторое время, не совершая никаких действий, несмотря на все попытки пользователя.] в последнее время сильно при два-дэ. Да и при три. Рабочие, которые на таких подключениях сидят, уже весь форум залили своими слезами.

— Они так и делают, в два-дэ заходят. И что не так с твоим персонажем?

— Всех персов бета-тестеров перед стартом обнулили в полный ноль, повесив замки на характеристики. У меня бодрость единичка — и сила, больше ничего нет и прокачать невозможно. Кому нужен такой смешной работник?

— Удали этого перса и создай нового.

— Этим я играю совершенно бесплатно.

— Не так уж и дорого платить придется.

— Да, если у тебя работают ноги и руки и есть хоть какие-то деньги.

— Ты болен?

— Паралитик. Возиться со мной некому, существую бок о бок с такими же растениями, как и сам. Деньги, которые нам полагаются, идут центру, где заботятся о моей беспомощной тушке. Второй Мир обеспечил его оборудованием, когда набирали на бета-тест, и назад его не забрал. Благотворительность такая. Что лучше: лежать, дыша мочой, или бродить здесь?

— Глупый вопрос. Что, и правда у вас вообще денег нет?

— Ну… Будь я американским инвалидом или канадским — тогда да, что-то бы в кармане звенело. Но так уж получилось, что помимо Канады и Америки в одном секторе почему-то оказалась Мексика, а здесь, у нас, после недавних событий совсем тухло стало. Сперва ты молод и здоров, потом каким-то психически неполноценным уродам приходит в голову, что они категорически не согласны с действиями правительства. И у них не хватает ума ни на что другое, кроме как продемонстрировать свое несогласие при помощи взрыва бомбы в кафе, мимо которого ты некстати возвращаешься домой. И вот ты уже далеко не так здоров. Потом пытаешься здоровье вернуть: терапия, операции… и деньги. Платить приходится много, за страховку у нас даже насморк трудно вылечить. Потом платишь дальше и дальше. А потом наступает время, когда платить уже нечем, а ты все еще калека. Поверь: у нас, овощей, ни медяка нет и быть не может. Одни долги и сожаление, что не подох сразу. Спасибо, что на свалку не выбросили.

— Извини за вопросы, просто странным показалось…

— Не извиняйся. Лучше посмейся над шуткой судьбы: я и в реале инвалид, и во Втором Мире. Потихоньку пытаюсь здесь собирать медяки, иногда перехватить что-то ухитряюсь. Глядишь, годика через полтора подключусь. Лишь бы не загнуться раньше, а то или хана навсегда, или застряну тут вечным нубом, куда хуже любого нулевки. Ставлю на этот шанс все: если получится заработать, смогу оплачивать акк и дальше из местных доходов. Смогу нормально жить, а не… Хотя даже так, неполноценным уродцем, мне очень нравится ходить по Арбенне и смотреть, как она изменяется.

— Изменяется?

— Ага. Этот мир изначально был задуман как саморазвивающийся. Когда-то очень давно здесь было просто ровное место, выглаженное под ноль, и по нему толпами носились тестовые боты вместо неписей и персы гейм-дизайнеров. Затем возник город. Он изменялся несколько раз, пока не стал вот таким. Гейм-дизайнеров здесь больше никто не видел, как и ботов, но Арбенна продолжает меняться. Посмотри на этот дом.

— Ну?

— Что видишь?

— «Обычный городской дом, изготовленный из дерева, кирпича и блоков плохо обработанного известняка. Количество этажей: два. Количество комнат: от восьми до двенадцати. Чердак: имеется. Подвал: имеется. Количество жильцов: от шестнадцати до двадцати четырех».

— Верно. Я помню, как в этот дом то и дело забегали новички. Там была парочка неписей, раздававшая простенькие задания. Ну там дров наколоть, обнаглевшую ворону на огороде убить, письмецо на почту отнести. Награды были не сказать чтобы щедрыми, но и задания не из тех, где надо пару рейд-босов вынести. А потом раздел Арбенны на форуме стал мокрым от слез несчастных нубов. Добрые неписи испарились бесследно, дом опустел. Слезы нубов подтерли, ответов администрация по поводу нерабочих квестов никто не дождался, а в доме появились новые жильцы: несколько неписей и — надо же — пара игроков. Семейная пара.

— Ну и чего тут такого?

— Новые НПС не раздают квестов и не принимают их. Они могут заплатить тебе пару медяков, если поможешь по хозяйству, но это совсем не то, что было раньше. Зато чуть ли не каждый может рассказать длинную и непростую историю о своей жизни, да такую, что закачаешься. Ветеран империи, сокрушенной армией огненных элементалей, вынесший на руках наследника престола из горящего дворца. Старуха-беженка, вместе с сестрами бросившая свои дома в деревне после того, как в округе начала шалить нежить. И прочие-прочие. У них можно узнать массу интересного, при этом никто тебе прямо не скажет: «Сынок, я уже одной ногой в могиле, так что поведаю тебе великую тайну. Сходи на Черную ферму, там под коновязью прикопан чугунок с серебром. Выкопай — твой будет. И чуть не забыла: с коновязью рядом обычно присутствуют темные силы в количестве четырнадцати скелетов-мечников высокого уровня. Они вряд ли будут обращаться с тобой вежливо». В итоге ты всех раскидываешь, выкапываешь серебро и получаешь системное сообщение: «Квест «Спрятанное серебро» выполнен. Награда: тысяча очков опыта плюс один к героической репутации плюс один к известности». Так было раньше, сейчас искать рабочие квесты стало куда сложнее, к тому же они меняются от выполнения к выполнению. Вот и воют нубы: им ведь все попроще подавай, разложенным на полочки, по четким гайдам. Ну так как тебе наши новые неписи?

— Если честно, я мало что понял.

— Если уж совсем честно, то и я почти в таком же положении. Странноватые изменения. Чего-то я в развитии игры не понимаю. Ведь основная масса игроков — дураки, так зачем их отпугивать сложностями? Пытаюсь понять. Все время над этим думаю. Слушай, а как ты определил характеристики дома, не коснувшись его?

— Ну… просто на него посмотрел пристально, и выпало окошко с инфой.

— Наблюдательность сколько?

— Единица.

— Странно, для такого ее не должно хватать. А что с интеллектом и силой мысли?

— Тоже по единице.

— Интересно… Они взаимосвязаны, и я давно подозревал, что связь работает даже на малых уровнях…

— О чем ты?

— О характеристиках. Знаешь о связи силы с поднимаемой тяжестью?

— Нет.

— Допустим, у тебя поднятие тяжестей — единица. Это означает, что ты можешь поднять груз весом в пять килограммов. Но если у тебя перенос грузов ноль, то ничего не выйдет, так как с голой силой ты больше четырех вроде не поднимешь. Я не знаю точных цифр, говорю примерно. Значит, тебя понадобится две единицы силы. Но каждая прибавка к переносу грузов дает некий бонус к поднятию, и ты уже можешь поднимать не четыре на единицу силы, а, допустим, четыре кило и сто десять граммов. Чем больше значение переноса груза, тем больше эта прибавка. В итоге можно выйти даже за пять кило на единицу силы, но я не слышал, чтобы кто-то до такого добирался. И вообще на самом деле каждая из характеристик дает бонусы много к чему, так что реально поднимаемый вес не зависит только от силы и переноса грузов. На форуме уже не одну сотню гигабайт на эту тему настрочили, но никто так и не вывел точных формул, что на что завязано и в каких пропорциях. К тому же пропорции, по слухам, разные у разных рас, и выборы игрока тоже на них могут влиять.

— И какое отношение это имеет к дому?

— А то, что с наблюдательностью единица тебе не светит узнать инфу о доме без касания, а то и без захода внутрь. Но с приподнятым интеллектом и силой мысли получается уже совершенно другой расклад. Да и другие характеристики тоже могут сыграть свою роль. Хотя ты работяга, а у тебя что? Бодрость, сила, перенос грузов, скорости немного.

— Не совсем так. Я, наверное, ошибся, но все очки бросил в ловкость. Почти все. И тебя нечаянно обманул: наблюдательность у меня не единица, а двойка. Позабыл про это.

— И сколько у тебя ловкость?!

— Двадцать семь.

Цифра остановился, покачал головой:

— Ты не ошибся. Ты влип. Крупно влип. Ты попал. Попал в тот мифический бассейн, куда стекает все дерьмо этого мира. Парень, я просто в шоке! Я почти тобой восхищаюсь! Ты — нечто! Ты — император нубов!

ГЛАВА 5

«На копи гильдии «TWS» требуются рабочие следующих специальностей:

Шахтеры:

На медь. Требования: гномы, сила от 26, грузы от 10, бодрость от 6; горное дело от 2.

На малахит. Требуется один шахтер (не нулевка). Условия и оплата договорные (лично).

Ишаки:

Орки, сила от 30, грузы от 15, бодрость от 8, желателен опыт откатки по одноколейкам с подземными развязками. Огры: по договоренности через личную встречу.

Условия: без ночной охраны штреков, размещение в бараках по четыре рабочих в комнате, кормежка три раза в сутки, бафы утром и в обед, спецодежда и инструмент в счет заработка, постоянная дневная охрана из игроков высокого уровня.

Оплата: 44 доллара в день. При перевыполнении нормы более чем в полтора раза посуточно начисляются премиальные. Общие премиальные помесячно. Размер премиальных зависит от величины перевыполнения, сроков контракта и поведения. Размер нормы: 285».

Первый пост одной из многих тем

игрового форума англоязычного сектора

— Но, Цифра, очки характеристик можно ведь раскидать по-другому.

— Ага. Конечно. Можно. А еще можно слетать на Марс, прихватив с собой всех дамочек из сериала «Возвращение нимфоманок», и как следует их там объездить. Никаких теоретических запретов этому я не вижу, а вот на практике могут возникнуть некоторые нюансы.

— Ты хочешь сказать, что перекинуть очки будет непросто?

— Для сброса очков только первичных базовых характеристик для начала потребуется двадцать тысяч золотых или их эквивалент в серебре. На сегодня один золотой стоит в обменке доллар и семнадцать центов. Но даже имея такие деньги, ты ничего не сумеешь сделать, потому что характеристики сбросить может лишь непись не ниже вице-короля или архимага. Ты должен будешь записаться в очередь к ним на прием и некоторое время подождать. Обычный срок ожидания — два-три месяца, и он имеет тенденцию к возрастанию. К тому же тебе могут отказать в приеме без объяснения причин. У тебя всего лишь рабочий акк, ты платишь за него не больше двух с половиной или трех сотен баксов в месяц при самых плохих раскладах. Не люблю давать советов, хотя даю их постоянно, но тебе проще создать нового перса, чем играть этим кривым инвалидом. Насколько я знаю, три попытки бесплатны даже для самых дешевых рабочих акков.

— Исключено.

— В чем проблема?

— Не хочу говорить, но поверь, что новый перс мне не светит. Считай, что у меня проблемы в реале покруче твоих.

Ну не станешь же говорить первому встречному, что тело твое погружено в искусственную кому. Даже если договориться о выводе его из этого состояния, не факт, что это получится. Риск огромен, организм может не выдержать. Да и тогда, в первый раз, он пришел в себя чудом — ничем иным врачи случившееся объяснить не смогли.

А чудо на то и чудо, что не любит повторяться.

— Ладно. Тогда скажу тебе следующее: ты в заднице. В огромной заднице. В такой заднице, что даже слон туда может рухнуть, не задев краев.

— Все настолько плохо?

— Ну почему же! Ты можешь составить мне компанию. Будем бродить с тобой по городу, читать газеты, охотиться на лягушек, а я буду всем встречным хвастаться, что лично знаком с императором нубов.

— А лягушки тут при чем?

— Ну надо же будет чем-то питаться. Без пищи персонаж слабеет и превращается в дистрофика. Можно помогать жителям за плату: дровишек наколоть, жуков на огороде собрать, письмецо на почту отнести. Но это ведь так скучно и смехотворно оплачивается. Лучше вон лягушек добывать и поджаривать. Лапки у них — просто объедение. Посмотри вон туда.

Рос взглянул в указанном направлении. Он сам не заметил, как они вышли из города через ворота, миновали молчаливого стража и сейчас двигались по узкой полоске земли между стеной и рвом. Цифра указывал вниз — там в воде, на листьях кувшинок и по крутым берегам, расселось видимо-невидимо крупных лягушек.

— Пищи полно, — продолжал вешать новый знакомый. — К тому же время от времени кто-то из стражников может подкинуть медяк-другой: квакушки им досаждают своими песнями. Так что мы с тобой не пропадем и где-то через двадцать — тридцать миллионов лет сможем сколотить состояние в миллион реальных денег. Хотя тебе это не грозит — это ведь я за акк не плачу, а тебе придется выкладывать пару сотен ежемесячно, даже если купил долгосрочный пакет по акции или со скидкой по льготе.

— А контракт шахтера?

— Не для тебя. Там нужна сила, грузоперенос, бодрость, скорость. Именно в таком порядке.

— Сколько чего надо по минимуму?

— Ну… Где-то двадцать силы, десять-одиннадцать груз, пятерочка бодрость, скорость тоже не помешает, хоть и не критично. Если и ошибаюсь, то ненамного. С такими статами тебя уже могут взять на относительно приличный рудник со средними заработками. Хотя постараться придется: в очередь к тебе работодатели становиться не будут.

Рос сравнил сказанное со своими характеристиками: девять силы, четыре перенос грузов, восемь бодрость.

— Слушай, а если у меня бодрость восемь, возьмут, если все другое ниже?

— Раз ты почти все бухнул в ловкость, то там не просто ниже, а намного ниже. Не возьмут тебя даже дерьмо из деревенского сортира вычерпывать, потому как ты большого ведра не поднимешь.

— Блин…

— Ты точно нулевка?

— В смысле?

— Ну прокачка уровней у тебя закрыта?

— Да. Рабочий аккаунт.

— И у рабочих они разные. Есть те, у кого открыто до десяти или даже больше. Этого хватает для развития сложных специальностей и творческих профессий низкого уровня. Ну там садовники, камнерезы, строители, литейщики.

— Я разбираюсь в электронике, во многом другом.

— Забудь, что было в реале. Здесь все заново. Такого, как ты, вряд ли даже в слуги возьмут. Слуга должен хоть немного развить боевые специальности — ведь кому нужен работник, который на ровном месте бухнется с тяжелым подносом, разбив дорогой сервиз. Ты точно не можешь сменить перса?

— Точно.

— Хреновые твои дела.

Цифра, присев на край рва, достал из сумки камешек, подбросил его на ладони, затем, размахнувшись, запустил в ближайшую лягушку. Не попал, и зеленая с громким всплеском удрала в воду. Не расстроившись, тот повторил это с другой, и успешно, прибив наповал. Взглянул тоскливо вдаль и невесело протянул:

— А вот и наша добыча. Знаешь, будь у меня открыта прокачка даже не уровней, а просто характеристик, как у нулевок, я бы сейчас получил что-нибудь к меткости. Ну там, допустим, сотую долю процента или ниже. Пять-шесть сотен лягушек — и мне упала бы единичка к меткости. Понимаешь?

— Не совсем… — рассеянно ответил погрузившийся в свои невеселые мысли Рос.

Он не просто размышлял, он писал в чат юристу послание, перечисляя свои характеристики и уточняя, можно ли что-то с этим сделать.

— Допустим, ты рубишь дерево — это обычное дело для рабочего-лесоруба. У дерева есть свои единицы прочности, своего рода жизнь. Ты их вырабатываешь, за них, после того как дерево рухнет, тебе дадут очки опыта. Опыт рабочий получает, но без толку, уровни у него не растут, но характеристики ведь не закрыты. Понимаешь? Ты тратил при работе очки бодрости, значит, чуть-чуть капнет процент на бодрость. Сила тоже требовалась, вот и она приподнимется. Даже меткость свое получит, пусть даже совсем капельку, если он при этом не мазал, а попадал строго в зарубку, или как там у них это называется. Теперь-то хоть понял?

— Не совсем.

— Даже для императора нубов ты слишком туго соображаешь. Ну все же так просто: выполняешь работу — поднимаются характеристики. Медленно, очень медленно, но поднимаются. Не знаю, сколько это займет времени, но вполне реально силу довести до нужной. Таскай грузы до истощения, и она тоже расти будет, вместе с бодростью, потому что бодрость растет тем лучше, чем чаще ты ее до нуля доводишь. Это я по себе помню. Муторно, тошно, но реально подняться.

Рос как раз читал ответ от юриста: «Ничего не предпринимайте. Исправление характеристик — слишком сложный и дорогостоящий процесс, возврат вас на смену персонажа возможен только через дееспособное тело, а вы сейчас в коме. Ждите, мы что-нибудь для вас попробуем придумать. Нужно посмотреть, возможно, где-то удастся пристроить вас уборщиком или на что-то подобное. Обычно туда берут неписей, но в вашей ситуации другого выбора пока не находим».

Роса шатнуло.

Его — в уборщики? Он, может, и не против, но какая там зарплата? Раз игроки не идут, то понятно какая.

Миллиона там точно не сколотить…

Да что это с ним! И правда нуб! Пусть он сглупил, пусть ничего не понимает в этом мире, но голова ведь у него осталась!

Хотя, наверное, работает не так, как прежде. Тело ведь в коме — это должно сказываться.

Думай, дурак! Напряги то, что от тебя осталось!

— Цифра, ты говоришь, что если трудиться всерьез, тяжело, то характеристики будут подрастать?

— Ну да. Уровни у тебя закрыты, а характеристики открыты. Только учти, что легко растут лишь те, которые на нуле. Уже от единички к двойке придется ползти заметно медленнее. А от двадцати до двадцати одного поднимать будешь дольше, чем от нуля до пятнадцати. К тому же легко растут только первичные, со вторичными и дополнительными все гораздо сложнее. Некоторые вообще почти нереально поднять. Но насчет грузов не волнуйся — их это не касается.

— У меня даже топора нет деревья рубить.

— Тебе это и не поможет. В городе стража не позволит, за городом можно нарваться на проблемы, если какой-нибудь не самый тупой моб поймет, что в этих местах завелся нуб-нулевка, издали выдающий себя стуком топора по деревьям.

— Ты не любишь советовать, но все же?

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.