Дебора Гири - Отдых в Новой Шотландии, или Сетевая магия (Современная колдунья - 2)

 
 
 

ДЕБОРА ГИРИ

ОТДЫХ В НОВОЙ ШОТЛАНДИИ, ИЛИ СЕТЕВАЯ МАГИЯ

Глава 1

Не в первый раз в жизни Элори возмечтала о собственной магии и, похоже, не в последний.

— Шон Джеймс О’Рейли, ты у меня сейчас прогуляешься по рее, приятель!

Иллюзорные чары, только что превратившие Элори в пирата, довершили ее образ: голос Элори стал хриплым и грубым, как наждак, а зубы зловеще сверкали. Теперь все, что бы она ни делала, повергало Шона и еще двух ребят из класса в истерический хохот.

Элори трудно было винить Шона: уроки истории колдовства получались затянутыми и скучноватыми. За годы преподавания этого предмета даже бабушка Элори — Мойра столкнулась с бесчисленными проделками колдунят, хотя у нее хватало магического дара для того, чтобы противостоять самым противным детским выходкам.

Элори такое было не дано, но справиться с десятилетним проказником она решила при помощи своей собственной методики. Она подошла к стеллажу у дальней стены гостиной и взяла с полки самый толстый фолиант, какой только могла найти. «Испытания и беды Эдварда С. Миллигиббонса, тайного колдуна, во время странствий по стране». Элори подумала, что этот том — вполне подходящее оружие.

Она положила книгу на журнальный столик, взяла лист бумаги и написала крупными буквами: «ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ». Потом посмотрела на обложку, перевела взгляд на Шона и разразилась нарочито громким пиратским смехом.

Шон в ужасе уставился на толстенный фолиант.

— Нам нельзя задавать домашние задания, тетя Элори! Сейчас лето!

А его брат-близнец Кевин явно заинтересовался. Понятно. Наверняка ему опять нечего читать. Элори решила, что попозже тайком подсунет ему книгу — конечно, после того как с ее помощью заставит Шона отменить чары. Элори живо изобразила кривую пиратскую ухмылку и постучала по листку бумаги железным крюком. А крюк был хорош — весьма реалистичен. Шон весьма преуспел!

Шестилетняя Лиззи не была дурочкой.

— Ты лучше ее сделай такой, какая она была, Шон. Мама говорит, что девочки не злятся. Мы мстим.

«Устами младенца…» — подумала Элори.

Шон слегка встревожился.

— Мне будет сложновато…

Ой-ой-ой.

Кевин покачал головой.

— Ты не знаешь, как ее расколдовать? Да? — Он толкнул брата в плечо. — Ладно, принесу рабочую тетрадь по заклинаниям.

Лиззи спрыгнула с дивана.

— Слишком долго! Я лучше сбегаю за бабушкой Мойрой.

Строго говоря, Лиззи внучкой Мойры не являлась — от этого статуса ее отделяло, по меньшей мере, одно поколение и пара двоюродных дядь и теть, но в магическом сообществе Новой Шотландии на подобные мелочи смотрели сквозь пальцы.

Мойра была матриархом и заслуженным историком колдовства. И хотя все прекрасно знали, что она питает слабость к детям-озорникам, гораздо меньшую терпимость она проявляла к плохо продуманным заклинаниям. Не зря Шон встрепенулся.

Элори подошла к плите и поставила чайник. Бабушка наверняка попросит горячего питья. По пути из кухни Элори взглянула на себя в зеркало. Не каждый день увидишь себя с бородой с проседью и кожаной нашлепкой на глазу. Элори ухмыльнулась своему отражению и вернулась в гостиную как раз в тот самый момент, когда туда влетела Лиззи, а за ней следом — отнюдь не так проворно — прошествовала Мойра.

Элори поцеловала бабушку в щеку.

— Спасибо, что навестила нас.

Мойра рассмеялась как девчонка.

— Ты ли это, дорогая моя Элори? Думаю, у вас порезвился малыш Шон. Лиззи мне сказала, что у него возникли проблемы. Он не может тебя расколдовать.

— Верно, подруга, — прорычала Элори и добавила более мирным тоном: — И он очень переживает.

— Поздновато спохватился…

Мойра решительно направилась в гостиную.

Шон сидел на диване рядом с Кевином. Вид у него был подавленный и виноватый.

— Привет, ба. Мне, похоже, помощь нужна. Я не хотел превращать тетю Элори в пирата.

Присутствующие тотчас недоверчиво уставились на Шона.

— Ну то есть… я не хотел, чтобы она вот такой была. Правда-правда! Я ведь думал, что все продлится минуточку, но, наверное, где-то ошибся…

Мойра строго нахмурилась.

— Какое первое правило колдовства, Шон О’Рейли?

— «Не навреди».

Шон понурился и не заметил, как весело сверкнули глаза Мойры.

— И как ты считаешь, какая жизнь будет у Элори, если она навсегда останется пиратом?

Шон окончательно растерялся.

— Ну она не сможет крюком вместо руки делать красивые колечки и браслеты, а дяде Аарону небось не очень-то понравится жить с пиратом.

Элори вздохнула. Шон явно недооценивает любовь ее мужа ко всяким нелепостям. А еще она надеялась, что Мойра перестанет терзать несчастного мальчишку. У нее уже глаз под кожаной нашлепкой начал чесаться.

Мойра устроилась на диване возле Шона.

— Признавайся, как ты наложил чары, и мы придумаем, что делать дальше.

— А нельзя просто взять и все исправить, бабулечка Мойра? — пискнула Лиззи.

Мойра серьезно ответила:

— Нет, дорогая моя. Наш Шон — талантливый чародей, а я не настолько могущественна, чтобы снять его чары. — Она положила руку на плечо мальчика. — Магическая сила неотделима от ответственности. Ты обязан пользоваться ею мудро и рассудительно.

Кевин, что-то яростно записывающий в тетрадь, поднял голову.

— Кажется, я догадался, в чем дело!

Мойра и Элори одобрительно кивнули. Можно только порадоваться тому, что у колдунят развивалось чувство общей ответственности. А Кевин уже быстро рисовал на листке какую-то витиеватую схему. У Элори голова закружилась от одного лишь взгляда на нее.

Кевин и Шон затараторили и принялись махать руками. Понять, о чем ожесточенно болтают близнецы, было нереально. Лиззи забралась к Мойре на колени и стала играть с ее старинным медальоном. Наконец Шон заявил:

— А я знаю, что нужно делать. Но нам потребуется круг.

Мойра потрепала его по затылку.

— Именно. Порой расколдовать труднее, чем заколдовать. Запомните это хорошенько. Мне надо к вам присоединиться?

— Да, пожалуйста! — восклинул Шон и просиял.

У Элори потеплело на душе. Бабушка теперь редко участвовала в обучении малышей, и все старательно притворялись, будто не замечают, что она стареет.

Круг собрался с легкостью, которая приходит только с опытом. Были призваны стихии. Участники церемонии передали энергию Шону, одновременно удерживая ее поток в магическом русле, чтобы мальчик мог спокойно произнести расколдовывающее заклинание. Вот оно, будничное, рабочее волшебство.

Элори стояла за кругом и, как обычно, капельку завидовала, чувствуя себя отверженной отщепенкой. Но, если говорить начистоту, успех ее тоже пугал. Она почти полностью взяла на себя роль бабушки в координации обучения колдунят в здешнем захолустье. Новое поколение показывало неплохие результаты, и Элори гордилась своими подопечными. Она не сразу нашла свою цель и свыклась с ней, но теперь-то она, конечно, находилась на своем месте.

Элори увидела, как затрепетали пальцы Шона, и поняла: его чары близки к готовности. У нее слегка расфокусировалось зрение, все поплыло перед глазами, но она успела заметить веселую мордашку Лиззи. «Наверное, пират плавно превращается в старую добрую Элори», — подумала она.

Из кухни донесся свист чайника.

— Шон и Кевин, ступайте, приготовьте бабушке чай. Лиззи, принеси коробку с печеньем.

Дети разбежались. Мойра подмигнула Элори.

— Отлично поколдовал наш Шон. Да и в кругу мы поработали славно.

Элори усмехнулась.

— Так точно, капитан.

Мойра с улыбкой брела к своему дому. Элори оказалась чудесной наставницей для детей. Другие в их общине могли обучать ребятишек отдельным видам магии, а Элори стала цементом, соединяющим между собой разрозненные части. Как жаль, что сама внучка Мойры не могла похвастаться магическим даром. Она бы отнеслась к своему таланту как подобает — с уважением и крепким чувством традиции. Слишком многие современные колдуны забывали о своих корнях.

Однако постаревшие собратья не очень охотно пользовались современным арсеналом. Мойра еле слышно рассмеялась. Она села перед ноутбуком и вооружилась «мышкой». Пара кликов, и она уже вошла в «Колдовской чат». Фокусы юного Шона немного задержала Мойру. И Нелл, и Софи ее уже заждались.

Эй, колдуньи, где вы там?
Заходите в гости к нам!
Мы в чат-руме с вами мирно
Поболтаем по душам.
Кто захочет — может шепотом
Поделиться с нами опытом.
Двое — это не один.
Пропускай меня, логин!

...

Софи: Тетя Мойра, добро пожаловать!

Мойра: Приветствую тебя, Софи. Здравствуй, Нелл. Прошу прощения за опоздание. Нужно было кое-кого расколдовать…

Нелл: Ой-ой-ой…

Мойра: Колдунята озорничают. Малыш Шон превратил Элори в пирата. На самом деле иллюзия получилась роскошная: вид у Элори был весьма свирепый.

Софи: Шон — мальчик талантливый.

Мойра: Верно! Мало кто может с ним сладить. И у меня к тебе есть предложение, Нелл.

Нелл: Слушаю внимательно.

Мойра: Как ты смотришь на то, чтобы твои младшенькие погостили у нас в Новой Шотландии? Я подумала, что нам не помешало бы нечто вроде летнего собрания и интенсивного краткосрочного курса для колдунят. Шону пригодились бы уроки талантливого чародея, а ты — просто идеальная кандидатура для него!

Нелл: Ага. Мне своих безобразников хватает. Вообще-то, у Натана куча дел, но девочек и Эрвина я могла бы привезти. Надо только поразмыслить насчет сроков.

Мойра: Спасибо, милая! Предложение касается всех, кто захочет приехать вместе с тобой. И тебя я тоже приглашаю, Софи. Элори хочет открыть сайт для продажи своих вещиц. И она с удовольствием переняла бы твой интернет-опыт.

Софи: В принципе, она может создать свой собственный сайт, но я буду счастлива, если она не откажется от моих услуг. Я смогу продавать ее изделия через свою страничку. В ее морских стеклышках определенно есть очарование, и благодаря Элори мой ассортимент привлек бы многих колдунов.

Мойра: Поскорей бы увидеть, как мои девочки снова трудятся рядышком!

Софи: Не будем торопиться, тетя Мойра.

Мойра: Я же бросила зернышко в почву, дорогая моя! Знаю, что вы с Элори любите друг друга, но понимаю, как все запутанно.

Софи: Кстати, зернышко укоренилось.

Нелл: Теперь о твоем сайте, Софи. Я придумала кое-какие усовершенствования для нашего приманивающего заклинания, которое ловит таких, как мы.

Софи: А по-моему, нынешнее заклинание работает как надо. В последнее время к нашему чату присоединилось несколько симпатичных магов.

Нелл: Да, но они — активно практикующие. А меня до сих пор изумляет тот случай, когда к нам притянуло Лорен. Она даже не догадывалась, что наделена магическим даром.

Мойра: А стала настоящим сокровищем для нашего сообщества!

Нелл: Именно. Поэтому нам было бы неплохо разыскать колдуний-новичков типа Лорен.

Софи: Ты храбрая женщина. Допустим, мы не против. Но каким образом нам действовать?

Нелл: Я прочитала магические «росписи», оставляемые теми, кто недавно присоединился к нашему чату, и сравнила их с ранними «росписями» Лорен. Ее знаки были мощными, но не особенно четкими… я бы сказала, не совсем аккуратными.

Софи: Естественно! Ведь Лорен тогда не была обучена.

Нелл: Ты права. Но почему бы нам это не использовать? Я запросто изменю заклинание, и оно будет выявлять как раз тех, у кого магические «росписи» не слишком четкие. Тогда мы обнаружим либо колдунов и колдуний, не прошедших подобающей подготовки, либо тех, кто и ведать не ведает о своем даре.

Мойра: Сперва с Лорен тоже возникли проблемы. Закончилось все хорошо, но по-моему, нам крупно повезло, что Лорен не захлопнула перед нами дверь.

Софи: Согласна, но трудно устоять перед искушением… Хотя это, конечно, необходимо. И кто-то должен протестировать новичков — как Джейми обследовал Лорен. Мало найти необученную колдунью, ей надо помочь, а в прошлый раз у нас и нормального плана не было.

Нелл: Мы с девочками разрабатываем виртуальное сканирование, чтобы можно было проводить тестирование дистанционно. Но пока мы еще не закончили работу. И Джейми занят. Нэт тошнит по утрам, и вряд ли он захочет ее покинуть.

Софи: Какие вы скрытные! Могли бы хоть словом обмолвиться о Нэт! У меня есть целительные кристаллы и отменные травяные настои.

Нелл: Спасибо, Софи! Мне бы стоило послать к тебе Джинию подучиться — у нас в Беркли целителей почти нет, а мне бы хотелось понять, есть ли у моей девочки подобный талант.

Софи: Джиния одарена магией земли и прекрасно чувствует растения, а если у нее обнаружится дар целительства, то я не удивлюсь.

Мойра: Привози сюда Джинию летом, Нелл. У нас полно целителей, и будет замечательно, если Софи тоже к нам заглянет. Вот вам еще одна причина собраться всем в одном месте!

Нелл: Недельку поваляться под солнышком на берегу… Дело за логистикой, Мойра. И скажите мне, как вы считаете: доделывать мне приманку для поиска необученных или непрактикующих магов или нет?

Мойра: Ну мы-то являемся обучающим сообществом, а значит, сейчас самое время для новой разведки.

Софи: А скоро ты доведешь заклинание до ума, Нелл?

Нелл: Похоже, мои девочки взяли все под контроль. У нас в домашней сети появилась секретная папка «Кодовое название — «Тайная колдунья».

Софи: Джиния — потрясающая программистка! Она такие заклинания выдает — пальчики оближешь. Мы ей вечно проигрываем в «Царстве Чародея».

Нелл: Она у меня умница. Я посмотрю на их наработки. Возможно, все будет готово к вечеру, когда мы с вами обычно выходим в чат.

Мойра: Чудесно! А я, пожалуй, пойду пообедаю и вернусь к вам часика через два.

У Элори свело руки. Близился вечер, и она уже практически не различала серебряные проволочки, которые сплетала между собой. А ярко-синий кусочек обкатанного морем стекла был ее любимцем. Глядя на стеклышко, Элори вспоминала о Венеции.

Такие стеклышки попадались ей на берегу реже других, и Элори их берегла. В банку, где они хранилась, она запускала руку лишь тогда, когда хотела создать что-то уникальное. Эта подвеска, к примеру, предназначалась для бабушки. Ничего более изысканного она придумать не могла. Бабушка, как и сама Элори, обожала изящество «морских» украшений.

Элори нравилось представлять себе долгую жизнь каждого из сокровищ, с которыми она работала. Она поднесла прозрачный кусочек к окну, через которое проникали последние лучи заходящего солнца, повертела его в руке. Возможно, прежде оно было частью флакона, красовавшегося на туалетном столике знатной венецианки. А может быть, эта дама пересекала Атлантику на корабле. Вдруг флакон случайно упал за борт или судно постигло крушение? Так или иначе, но осколки швыряли туда-сюда океанские волны, они бились о гальку, их шлифовал песок, и, наконец, один из них выкатился на берег Новой Шотландии и лежал там пару столетий, пока Элори не увидела этот кусочек.

Элори напомнила себе, что пора бы пригласить друзей на обед. У нее на глаза набежали слезы при виде синей стекляшки! Налицо верный знак того, что в последнее время она живет, как отшельница. Но у Элори имелась веская причина: ведь она уже успела приготовить весомую коллекцию своих произведений к художественной ярмарке в Сан-Франциско.

Элори редко выбиралась за границы родной провинции, но благодаря мягким уговорам Аарона она расхрабрилась и отправила фотографии своих изделий оргкомитету одной из самых престижных выставок произведений искусства на континенте. В итоге вещицы Элори отобрали для демонстрации в разделе украшений. Для Элори это стало огромной честью и великим событием, которое всколыхнуло ее тихую, размеренную жизнь.

Сказать по правде, такая удача ее сильно испугала.

Солнечные лучи вскоре поблекли. Элори отказалась от попыток закончить оправу для кулона и занялась наведением порядка на рабочем месте. Она всегда оставляла на столе изделие, над которым трудилась, чтобы на следующий день, глянув на него, обрести вдохновение. Элори осторожно погладила синее стеклышко, которое уже начало терять тепло после прикосновения ее пальцев, и принялась за более скучные обязанности. Аккуратно разложила инструменты и подмела пол.

Ноутбук издал мелодичный сигнал: пришло сообщение. Наверняка Аарон — теперь он так действовал, чтобы не встречать ее у гостиницы. Элори это казалось смешным: ведь мужу достаточно добраться до задней двери и позвать ее, но, видимо, она слишком часто пропускала мимо ушей его оклики. Похоже, Аарон приготовил обед и ждал ее. Элори села к компьютеру, готовясь написать мужу, что она сейчас будет, но оцепенела.

...

Нелл: Заклинание только что зацепило новичка… Ее зовут Элори.

Софи: Привет, Элори, и добро пожаловать в «Колдовской чат». Мы очень рады, что ты к нам присоединилась.

Элори: Какой приятный сюрприз! Привет, Нелл и Софи. О вашем чат-руме я слышала от бабушки. Долго с вами пробыть не смогу. Как раз собиралась сообщить Аарону, что иду домой ужинать.

Мойра: Здравствуй, моя дорогая девочка. Хорошо, что ты здесь! Но я пребываю в недоумении. Похоже, приманка Нелл промахнулась. Мы же разыскиваем колдуний и колдунов! Возможно, кто-то из твоих учеников чуть раньше пользовался твоим ноутбуком.

Элори: Вот это бы меня нисколечко не удивило. Кевин обожает компьютеры.

Нелл: Минутку, девочки! Я проверяю программный код. Прости, Элори. Не знаю, что там стряслось, но нам все равно приятно с тобой поболтать.

Софи: У тебя скоро выставка?

Элори: Да. До отъезда — меньше недели. Нелл, у тебя найдется для меня местечко?

Нелл: Разумеется! Но если хочешь спокойствия, то тебя с радостью примут Джейми и Нэт. Их домик становится уютным и хорошеет день ото дня, но парочке не помешал бы гость, чтобы поскорее выветрился запах нового жилья.

Элори: Мне и тот, и другой варианты сгодятся. Спасибо тебе.

Нелл: Не хотелось бы задавать глупый вопрос, но программный код приманки четко считывает наличие магической энергии на твоем конце линии, Элори.

Мойра: Это невозможно. Будь она колдуньей, мы бы сами давно догадались.

Элори: Значит, дело в ком-то из учеников?

Нелл: Нет. Заклинание настраивается на человека, а не на компьютер. Кроме того, мы видим «роспись» необученной колдуньи. Если свой «автограф» оставил Кевин, то было бы сразу понятно, что он принадлежит активно практикующему колдуну. Вы ведь не забыли «росписи» тех, кто уже присоединился к нашему чату?

Элори: Но почему здесь оказалась я?

Нелл: Вероятно, мой код предполагает, что ты являешься необученной колдуньей. Что за бессмыслица!

Софи: Тебя кто-нибудь в последнее время сканировал на предмет магической энергии, Элори?

Элори: Нас с тобой непрерывно проверяли в детстве, Софи. Не веришь же ты, что теперь у меня откуда ни возьмись объявился дар?

Софи: Извини, ляпнула, не подумав. А тебе тогда было трудно. Получилось, что мы разбередили старую рану.

Элори: Это быльем поросло, Софи, так что не надо просить прощения. Прекрасно, что ты смогла открыть и развить свой талант, а я уже сто лет в обед как перестала плакать из-за того, что не одарена магически. Кстати, мне пора. На обед у нас ко всему прочему будут оладьи, а я умираю с голоду. Доброй ночи!

Софи: Ох!

Мойра: Боже мой!

Нелл: Мне кажется, мы на что-то наткнулись, но я немного запуталась. Девочки, может, меня кто-нибудь просветит?

Мойра: Элори всегда мечтала стать колдуньей, с самого детства. Теперь она это умело скрывает, но я не уверена, что Элори окончательно смирилась. Я не сомневалась, что у нее разовьется дар, и не слишком заботилась о том, чтобы предусмотреть другие альтернативы.

Софи: К людям, лишенным колдовских способностей, необходимо относиться так же хорошо, как к одаренным. Ты всегда так говорила, тетя Мойра.

Мойра: Безусловно. Но Элори-то влекло к колдовству. Обычно когда колдуненка тянет к магии, рано или поздно дар у него проявляется, но с Элори ничего подобного не произошло. А рядом с ней росла Софи. Как же нашей Элори было тяжело… А ты прекрасно справляешься, воспитывая тройняшек, Нелл. К сожалению, у меня так хорошо не получалось.

Нелл: Эта старая история, тетя Мойра… Может, нам стоит снова обследовать Элори? Думаю, ее давненько не сканировали. Клянусь, мой код четко определяет ее как колдунью. А интуиция вряд ли тебя подвела.

Софи: Элори постоянно обучает колдунят и активно работает в круге. Трудно поверить, что у нее есть скрытые таланты, которых мы не засекли.

Нелл: Да, активные потоки энергии действительно помогают выявить источники необученного дара.

Мойра: Мне неловко вам признаваться, но с некоторых пор Элори обследовалась намного чаще, чем сама догадывается. Я перестала сообщать ей о сканировании, потому что она огорчается по этому поводу… В общем, последняя проверка была два месяца назад.

Софи: А сегодня мы опять испортим ей настроение. Как грустно, тетя Мойра…

Нелл: Я пересмотрю код и постараюсь, чтобы впредь таких оплошностей не было. Извини, Элори… теперь большую часть работы на себя берут девочки, и я наверняка что-то упустила. Нет мне прощенья, но завтра мы все прочешем мелким гребнем.

Мойра: Не переживай, дорогая. Аарон ее утешит. Он замечательный.

Элори закрыла дверь мастерской и прижалась к ней спиной, вдыхая прохладный океанский воздух. Проклятье. Она не позволит себе переживать. Нет у нее магических способностей, и что с того? Пусть рыдают и хнычут подростки. А взрослые женщины должны мириться с той жизнью, какая у них есть.

И в целом у Элори все прекрасно. Кроме того, в данный момент дома ее ждало большущее блюдо с оладьями.

Глава 2

Элори казалось, что в двадцать шесть лет она намного чаще приглядывается к мелким камешкам, чем большинство ее ровесников. Находить обкатанные морем стеклышки на берегу — это было своего рода искусство поиска и обнаружения необычных, ярких вспышек, которые расцвечивали серо-коричневую гальку.

Конечно, ситуация бы упростилась, если бы камешки и вправду были блеклыми и тусклыми. Но гальку смачивала океанская волна, голыши становились пестрыми. Оттенки золота, зелени — и все прочие оттенки, какие только можно было вообразить, зачаровывали Элори. А ведь здесь попадались и обманки — перламутровые раковины и панцири крабов. Не так-то легко было заметить в морском ассорти гладкие прозрачные кусочки.

Элори их обожала. Еще в раннем детстве мама приводила ее на берег и рассказывала Элори разные выдуманные истории про стекло и про то, где оно побывало. Элори хорошо помнила свою первую находку. То стеклышко она привязала зубной нитью к черному шнурку и подарила маме. Она подгадала дату, и все произошло как раз на День Матери.

Минуло пятнадцать лет, шнурок истерся. Только тогда Элори удалось уговорить маму разрешить ей изготовить серебряную оправу для лилового «кулона» и подвесить его на цепочку. Элори не сомневалась, что остатки шнурка до сих пор где-то хранятся.

Сентиментально? Пожалуй. Но теперь, когда Элори задумывалась о собственном ребенке, ей было понятно, почему ее мать полтора десятка лет носила на шее шнурок со стекляшкой.

Неторопливо шагая по берегу, Элори провела рукой по животу и задумалась о том, каково это — растить малыша. Когда тебя окружают дети, ты не чувствуешь в них никакой тайны, но ребенок внутри тебя является загадкой. Сам Аарон частенько намекал на то, что им пора об этом подумать. Может быть, после ее возвращения из Сан-Франциско они и решатся.

Внимание Элори привлек лазурный треугольник неправильной формы. Она наклонилась, подобрала его, ощутила прохладу находки и спрятала ее в карман. Этот участок берега был не особо популярен, поэтому она часто совершала сюда вылазки. Но Элори игнорировала банальные бутылочные — коричневые и зеленоватые — осколки. Она целиком сосредоточивалась на редких оттенках синего, красного и фиолетового. Из стекла таких цветов уже пару столетий ничего не делали.

Следующий предмет, попавшийся ей на глаза, был идеально круглым, густого небесного тона. Стеклянный шарик! Когда-то, вероятно несколько столетий назад, с ним забавлялся ребенок. Из-за долгих странствий по океану гладкая поверхность игрушки стала шершавой. А из россыпи шариков получилось бы великолепное ожерелье — если бы Элори нашла в себе силы расстаться с сокровищами. Ее дом и мастерская были наполнены дарами океана, которые она берегла.

Элори убрала шарик в карман жилета и направилась к плоскому камню, залитому солнцем. Пора перекусить и послушать плеск волн.

Утренний туман рассеялся, но в воздухе еще чувствовалась влага, потому что ветер сегодня оказался слабоватым. А это было очень странно, ведь наступил отлив. Под жаркими полуденными лучами резче ощущались запахи водорослей и соли.

Элори не обманывала себя, думая о главной цели своей прогулки. Она с утра ушла из дома вовсе не для того, что пополнить запасы стеклышек. Привычное занятие должно было унять боль в старых ранах. Вот что она узнала, став взрослой женщиной: иногда дела успокаивают гораздо лучше слез.

Даже Аарон, который ни капельки не горевал об отсутствии у себя магического таланта, отлично понимал, каково это, когда твоя детская мечта не исполняется.

Сколько Элори помнила себя, она думала, что станет колдуньей. Ее бабушка являлась могущественной колдуньей. Элори привлекало все — и история ремесла, и само древнее искусство. По крайней мере, в детстве она считала, что в этом — ее призвание и ее дар вот-вот проявится.

Элори увлеченно посещала уроки, которые преподавали малышам в общине. Она часами слушала бабушкины рассказы о ведьмах и магах былых времен.

Затем она нырнула в подростковый возраст. Даже тогда Элори старалась хранить спокойствие, но с тоской и завистью смотрела на остальных, которых не обделила судьба. У нее на глазах принялась колдовать Софи. Мойра регулярно обследовала Элори, и та давно догадывалась о бабушкиных потугах. Мойра тщательно искала признаки таланта у любимой внучки. Увы, ничего не появлялось.

Блуждания по берегу в поисках стеклышек превратились из детской игры в нечто наподобие сеансов психотерапии, а потом — в цель взрослой жизни. Она стала художницей, женой, танцовщицей и педагогом-наставником. Колдуньи из нее не вышло, но она смирилась.

Вернее, смирялась большую часть времени.

Но порой ей казалось, что еще не все потеряно. В тот день, когда ошиблось приманивающее заклинание, в душе Элори вновь засверкала искорка надежды, которую она никак не могла потушить.

Что тут таить? Она не была колдуньей, но не до конца освободилась от своего стремления.

Элори зажмурилась от тоски на пару секунд.

Когда ей исполнилось тринадцать, она отчаянно думала, что требуется для раскрытия дара. Она билась и переживала, но благодаря заботливой бабушке нашла дорогу в жизни и как-то выкрутилась. Она даже обрела ощущение своего места, при котором магия ни к чему.

А это было не так уж просто для женщины, лишенной магического таланта.

Но желание не исчезло.

Сидя на солнечном берегу, Элори сделала очередное тяжкое признание. Ее главное опасение было, конечно, связано с ней самой. Она втайне надеялась на то, что дар, перескочив через поколение, расцветет в ее потомке. Вот почему она так хотела ребенка…

Элори замотала головой. А как же советы Мойры? Бабушка неустанно твердила, что каждый человек должен найти свою судьбу. Если Элори превратится в безумную мать-наседку, Мойра первой возглавит кампанию, призванную поставить ее с головы на ноги. В Новой Шотландии детей до сих пор растили, что называется, всей деревней, и это было действительно здорово.

Элори прогнала мятежную мысль о том, что бабушка могла бы и не увидеть, как живут ее правнуки. Колдуньи-ирландки часто бывали долгожительницами.

А из Аарона получится прекрасный отец.

Однажды она будет гулять по пляжу со своим малышом, и они вместе будут искать цветные стеклышки. И это будет настоящим чудом.

Нелл укоризненно покачала головой, глядя на своих девочек-тройняшек.

— Наверняка здесь есть какая-то ошибка, девчонки. Мы притянули в чат нашу Элори. Вы же ее помните? Она внучка Мойры.

Миа вытаращила глаза.

— Конечно, мама. Элори приезжала на наш день рождения. Но мы уже поработали с кодом. Он правильный, поэтому Элори должна быть колдуньей.

Вот уж подростковая самонадеянность! Дочери Нелл были подкованными программистками, но ведь от оплошностей не застрахован никто, верно ведь?

— Мойра тестировала Элори с детских лет — точно так же, как мы следим за всеми вами. Значит, по-вашему, Мойра не заметила, что рядом с ней растет колдунья? Вот что вы заявляете?

Тройняшки синхронно нахмурили брови и отвернулись — каждая к своему монитору. Мысли у них в мозгу зажужжали громче компьютерных вентиляторов. Девочки были достаточно взрослыми и понимали: слово Мойры в магическом мире непререкаемо и свято — и неспроста. О проницательности Мойры ходили легенды.

Первой подала голос Джиния:

— Я по-прежнему не вижу погрешностей. Может, стоит сделать новую проверку?

Шэй, чаще сестер впадавшая в пессимизм, вздохнула.

— Мы себя уже тысячу раз тестировали. Тебя притягивает, а меня и Миа — нет.

— Ага, — согласилась Джиния. — Но есть один-единственный способ узнать, является ли кто-то колдуном или нет. В общем, сейчас нам надо посмотреть, притянет ли его приманивающее заклинание. Между прочим, папа называет это непрямым следствием. Он говорит, что трудно найти опечатку в коде, если зацикливаешься только на конечном результате. Надо обращать внимание на любые детали.

Нелл скрыла улыбку и взяла на заметку, что нужно побеседовать об этом с Дэниелом. Ему следовало отдать должное: Джиния больше гордилась своими навыками программиста, чем нарождающимся магическим талантом. Что радовало, поскольку обе ее сестренки колдуньями не были.

— А как нам быть? — спросила Миа, всегда готовая к экспериментам.

Джиния усмехнулась.

— Давайте, покажем маме наш сюрприз.

Как же получилось, что, когда ее девочкам стукнуло девять, они превратились в важных хранительниц домашних тайн? Нелл вздернула брови и стала ждать.

Секунд десять Джиния что-то набирала на клавиатуре лэптопа. Мониторы были соединены между собой и Нелл заметила, что ее дочь входит в закодированный файл под грифом: «Вход воспрещен. Строго для девочек-программисток». Это вызвало у Нелл очередную невольную улыбку, а вот степень защиты файла заставила ее ошеломленно заморгать. Джиния сосредоточенно закрывала его все новыми кодовыми слоями. Вероятно, муж Нелл добавил к урокам программирования краткий курс хакерства.

Шэй подбежала к угловому шкафчику и достала старенькую компьютерную «мышку», украшенную наклейками с изображениями принцесс.

Нелл удивилась.

— Где ты ее нашла? Ну и древность!

— У Эрвина в коробке с игрушками. Мы пробовали разные способы сканирования, и этот оказался лучшим.

Нелл недоумевала.

— О каком сканировании речь?

Шэй положила «мышку» на стол и подключила ее к свободному USB-порту.

— Мама, держи ее, как будто собираешься ею воспользоваться, но ничего не делай.

Нелл последовала инструкциям, не спуская глаз с экрана. Через несколько мгновений перед ней возникла последовательность таблиц и графиков, после чего замигала розовая надпись: «Ага, ты — колдунья!»

Мать честная!

Нелл схватила мобильник и отправила срочную смс брату.

В комнате мигом материализовался Джейми. Телепортация весьма выручала при экстренных ситуациях.

— Привет, любимые племяшки. Что стряслось?

Джения обняла дядю.

— Мы создали сканер для выявления колдунов!

Джейми ухмыльнулся.

— Круто. И что он собой представляет?

Джиния подвела Джейми к стулу Нелл, усадила его и вручила ему «мышку».

— Вот, держи.

Джейми уставился на девчачьи наклейки с отвращением, которое лишь отчасти было притворным.

— Я вам с радостью новую «мышку» куплю. Что за антиквариат?

Миа расхохоталась.

— Не болтай глупости, дядя Джейми. Теперь «мышки» никому не нужны. Это и есть наш сканер. Возьми его и замри.

Джейми подчинился, и вскоре на мониторе возникла надпись: «Ага, ты колдунья!» в окружении серпантина и сверкающих звездочек.

«Ничего себе! — мысленно воскликнул Джейми, обращаясь к сестре. — Ты им помогла?»

Нелл молча покачала головой.

— Очень гламурно. А почему мне предназначена розовая надпись? Да еще в женском роде? Ваш сканер не способен колдунью от колдуна отличить?

Тройняшки обескураженно переглянулись.

— Наверное, надо сделать поправки. А мужская колдовская энергия отличается от женской?

«Ха-ха, — съехидничала Нелл. — Напоролся, братец мой».

— Перестань передавать мысли, мама, — с упреком сказала Джиния. — Нельзя быть такой невоспитанной.

Джейми удивленно воззрился на племянницу.

— Ты теперь и в телепатии сечешь, детка?

Три пары одинаковых глаз стали огромными и круглыми.

— Нет, — заявила Миа. — Просто вы с мамой морщите лоб, когда это делаете. Тетя Дженни говорит, все потому, что вы редко упражняетесь.

Джейми с опозданием догадался сменить тему. Он повернулся к экрану.

— Расскажите-ка мне про ваши графики и таблички. Вы явно сканируете энергетические «автографы», но что собой представляют прочие данные?

Нелл откинулась на спинку стула и с облегчением принялась наблюдать, как три кудрявые головки склонились к Джейми. Тройняшки вразнобой указывали на колокольчики и свистки, встроенные в их новую игрушку.

Через несколько мгновений Джейми отодвинулся от стола и посмотрел на Нелл.

— Перед нами, дорогая сестрица, устройство для дистанционного сканирования. Оно способно улавливать следы магической энергии и выдавать результаты на предмет вероятности того, является ли обследуемый потенциальным колдуном.

Джиния кивнула.

— Срабатывает только с теми, кто наделен стихийной энергией и психомагией. Тетя Дженни сказала, что проверять на другие виды магии нежелательно.

Нелл заморгала.

— Тетя Дженни разбирается в программировании?

Миа хихикнула.

— Ой, мамочка! Она только помогала нам составить заклинание, потому что Джиния пока не знает, что к чему. А потом Джиния закодировала его так, чтобы оно сошлось с остальными частями нашей работы.

Ситуация прояснилась. Тетя Дженни являлась опытной колдуньей, но программирование было не ее коньком.

— Ну что, позабавимся с новой игрушкой? — осведомился Джейми.

— Давайте проверим Элори, — выпалила Джиния. — Но нам нужна помощь. Как заставить тест работать, если Элори пользуется не «мышкой», а трекпадом? [Сенсорная панель — чаще всего применяется в ноутбуках.]

Джейми прищурился.

— Я думаю, что в Восточном Колдовском Логове до сих пор пользуются «мышками»… разве что не такими древними.

Джиния умолкла. Она вдруг смутилась.

— А мы-то подумали, что ты, дядя Джейми, сможешь использовать наш тест в «Царстве Чародея».

Не надо быть матерью, чтобы заметить искорки надежды, засверкавшие в трех парах детских глаз. Нелл едва не расплакалась. Почти пятнадцать лет они с Джейми были главными программистами компьютерной игры «Царство Чародея». Похоже, только что их штат увеличился на три единицы.

Джейми покосился на Нелл.

— Что ж… Пожалуй, я найду применение вашей штуке. — Он кивнул на графики на экране. — Но боюсь, над дизайном придется немного потрудиться.

Шэй смущенно уставилась на монитор.

— А зачем?

Нелл поступила как умная мама и ускользнула, чтобы приготовить ланч. Она решила, что Джейми лучше нее объяснит, почему в «Царстве Чародея» нет места ничему розовому и блестящему.

...

Нелл: Мойра, тебе удалось поговорить с Элори?

Мойра: Сегодня — нет. Она с утра ушла на берег, поискать морские стеклышки.

Нелл: Гм-м-м…

Софи: В чем дело?

Нелл: А мы с девочками целое утро просматривали приманивающее заклинание. Оно явно улавливает следы магической энергии, исходящей от Элори, и никаких ошибок в программировании я не нашла.

Мойра: Очень странно. Нелл, я не пытаюсь учить тебя программированию, но я бы не упустила колдунью, живущую со мной практически под одной крышей.

Нелл: Именно. И это озадачивает. А тройняшки придумали новый программный продукт, который мог бы нам помочь. Я надеялась, что вы согласитесь позволить мне опробовать его на вас.

Софи: Я готова стать твоей морской свинкой. Что за тест?

Нелл: Виртуальное сканирование. Девчонки использовали обычное проверочное заклинание — им их снабдила тетя Дженни — и упрятали его в хитрый код. Сейчас я активирую заклинание, а потом вам обеим нужно будет только положить руку на свою «мышку».

Софи: Магическую энергию задействовать?

Нелл: Нет, Софи, хотя я бы попросила тебя применить ее чуть позже, чтобы я увидела, насколько изменятся результаты.

Софи: Сложновато печатать текст одной рукой. Кстати, я должна что-то ощущать?

Нелл: Я уже закончила, Софи! Тест показывает, что ты наделена сильной земной магией и совсем немножко — водной. Кроме того, обнаруживается источник неопределенной энергии. Тройняшки пока могут проводить обнаружение лишь стихийных и психологических талантов, и вероятно, в третьем случае речь идет о твоем даре целительницы.

Софи: Ух ты! Как бы пригодился тест весной — с Лорен!

Нелл: А я думаю, Джейми не переживает из-за того, что был вынужден полететь в Чикаго. Но соглашусь с тобой — игрушка крутая.

Мойра: И ты вправду видишь таланты Софи через Интернет?

Нелл: В общем, да. В принципе, тест делает почти то же самое, что и приманка, но дает больше информации.

Мойра: Не хочется быть подозрительной, но ты действительно считаешь, что не просто рассказала нам о том, что тебе давно известно о Софи? Ведь когда обследуешь друга, можно легко попасться на удочку.

Нелл: А у тебя есть поблизости лишний колдун? Мы могли бы кого угодно просканировать, Мойра!

Мойра: У меня как раз на кухне колдунята лакомятся печеньем. Сейчас позову кого-нибудь из них.

Софи: Вам необходимо вставить тест в «Царство Чародея»!

Нелл: Джейми уже трудится над этим с помощью трех рьяных ассистенток.

Мойра: Хорошо. Итак, у меня нашелся доброволец. Значит, ему следует взять в руку «мышку»?

Нелл: Совершенно верно. Минутку… О’кей. Тест показывает дар стихийной магии. Огонь, вода и воздух. И еще капельку психомагии. Поздравляю!

Мойра забрала у Кевина «мышь» и переключилась на видеочат. Она, будучи старушкой, неплохо освоилась с современными новшествами. Однако кое-что проще делать, скажем так, лицом к лицу.

На ее экране возникли Нелл и Софи.

Когда Кевин по просьбе Мойры принес ей печенье, она обратилась к Нелл:

— Насчет последнего ты уверена? Остальное — чистая правда, но мы нашего юного Кевина не обследовали на психомагию уже месяц.

Нелл усмехнулась.

— Займитесь этим в ближайшие пару дней. Мне ужасно любопытно, окажется ли права наша чудесная программа.

Мойру доводы Нелл пока не убедили окончательно, но около нее приплясывали еще двое колдунят, требуя, чтобы их протестировали. Результат сканирования Лиззи продемонстрировал мощное владение стихией воды и показал минимальные следы других стихийных энергий. Здесь не было ничего удивительного — таланты малышей подрастали вместе с ними.

Когда «мышку» схватил Шон, Нелл воскликнула:

— Шон, неужели ты чародей?

Шон смахнул с подбородка крошки.

— Так бабуля говорит, но я пока только в маленьких кругах работал.

Мойра не прожила бы столько лет, если бы не знала, что иногда при детях надо отмалчиваться. Она взяла со стола тарелку.

— Отнесите-ка печенье в сад, а мне сорвите свежих цветов, чтобы они украсили комнату.

Когда детские голоса стихли вдали, Мойра снова обратилась к Нелл:

— Как там насчет Шона?

Нелл нахмурилась.

— В первой части кода я не уверена — мы провели не очень много тестирований. Но у Шона на графике весьма высокий пик в области неизвестных даров, к которым может относиться целительство, чародейство или еще что-то более редкое.

— Вряд ли он будет целителем, — возразила Софи. — Прошлым летом я к нему присматривалась, и он не выказал никаких признаков этого дара.

Мойра кивнула.

— Ты права. Также мы не заметили у него способностей к выходу в астрал и ясновидению. Но ему лишь десять лет, и он уже преуспел в сложных заклинаниях, поэтому мы предполагаем, что из него получится крепкий чародей.

— У него пик на графике почти такой же высокий, как у Джейми, — не унималась Нелл.

«Господи», — подумала Мойра. Джейми являлся талантливым чародеем в расцвете сил.

— Любопытно… Сейчас мы не можем собрать здесь полный колдовской круг — нет достаточного количества опытных магов, но когда мы устроим церемонию, то, пожалуй, проверим Шона. Он станет одним из участников.

— А что, если все организовать летом, когда мы съедемся на тренинг для колдунят? — предложила Софи. — Я там буду, и Нелл тоже. Наверняка колдунов для полного круга хватит.

— Джейми и Нэт останутся в Беркли, — произнесла Нелл. — Но Лорен захочет погостить у Мойры. Лорен удается быть прекрасной наставницей. Обладая телепатией, она бы руководила Шоном при подключении к кругу.

У Мойры сердце согрелось при мысли о том, что она снова увидит Лорен. Она искренне успела полюбить колдунью-новичка. Кроме того, было приятно осознавать, что в семье появился одаренный чародей, которому требовалось обучение, даже при том, что метод его обнаружения был не самым привычным.

Мойра устремила взгляд на хрустальный шар своей прабабки, лежавший, по обыкновению, в углу комнаты. Если бы магическая вещица хотя бы раз сработала, не потребовались бы эти новомодные фокусы.

Ладно. Приходилось довольствоваться тем, что есть под руками.

— Ну ты и заварила кашу, Нелл. Я побеседую с Элори по поводу того, что тебе удалось обнаружить. Она у нас курирует занятия с малышами.

— Отлично, — кивнула Нелл и задумалась. — А если окажется, что тест не врет, то нам придется решать серьезную задачку.

— Какую, моя милая?

Софи осторожно произнесла:

— Приманивающее заклинание сказало, что Элори наделена магической энергией. Если и новый тест покажет то же самое, Элори потребуется очередная проверка.

Мойра медленно покачала головой. Она постоянно протягивала ментальные нити к Элори, но ничего не находила. Трудно поверить, что тест с «мышкой» мог выявить то, чтобы недоступно самой Мойре.

— Даже такой вопрос причинит бедняжке боль, — посетовала она.

— Понимаю, — вздохнула Софи. — Давайте пока не будем торопиться. Будем действовать постепенно. Для начала проверь Кевина и установи, наделен ли он даром психомагии. Если да, то начнем продумывать следующий шаг.

— Хорошо. И я свяжусь с Марком. — Мойра обернулась, услышав в коридоре топот

бегущих ног. — Девочки, мне пора. Выйду на связь, когда выясню что-нибудь конкретное.

— Будь благословенна, тетя Мойра.

Глава 3

Элори, глядя на Кевина, пожала плечами.

— Нет. Мой любимый цвет не синий.

Кевин нахмурился.

— А мне показалось, что твой мозг слегка поcинел.

Элори протянула ему миску со свежесобранной черникой, на которой еще не высохли капли воды после мытья.

— Вероятно, ты просто есть хочешь? Почему бы нам не подождать приезда дяди Марка? Тогда ты прочитаешь чужие мысли настоящего колдуна, а он-то сможет тебе помочь.

— Я целую ночь напролет про это думал — сразу после того, как компьютерный тест определил, что у меня есть дар психомагии.

А от колдунят трудно утаить секреты!

— А как ты догадался, что тест выдал именно такой результат? Разве ты не лопал печенье на заднем дворе?

Кевин фыркнул.

— Ну… я сразу понял, вот и все. — Внезапно он округлил глаза. — Тетя Элори! Это прямо влетело мне в голову. Значит, у меня развивается дар психомагии? И я улавливаю что-то такое, о чем мне знать не полагается? Я про телепатию читал совсем недавно.

Он начал рыться в рюкзаке в поисках книжки, но Элори в подтверждении не нуждалась. Мойра уже просветила ее насчет компьютерного сканирования. К сожалению, у Элори ментальных барьеров не имелось, поэтому она не могла защититься от нарождающегося психомага.

Кевин оторвал взгляд от страницы старинного фолианта из бабушкиной библиотеки и уставился на Элори.

— И правда, Элори! — Он прищурился. — Слушай, давай попробуем еще раз!

Элори максимально сосредоточилась на красном цвете. Клубника. Пожарные машины. Кровь… Бр-р-р… Нет, пусть лучше будет клубника.

Кевин молча смотрел на нее несколько секунд.

— Твой мозг все равно синий. Хм… Интересно, где я ошибся?

«Наверное, ты черники переел», — подумала Элори и бережно закрыла книгу, не дав Кевину углубиться в чтение.

— Тебе повезло. Чай с нами будет пить настоящий психомаг, вот тогда ты и задашь ему вопросы, какие пожелаешь.

Кевин был потрясен не на шутку.

— А книгу мне читать нельзя?

— Конечно же, можно. Но не стоит чересчур усердствовать. Не сомневаюсь: вчера ты опять заснул, читая под одеялом.

Кевина это заявление ошеломило, но телепатия быза здесь ни при чем. Темных кругов под глазами Кевина оказалось вполне достаточно, но Элори любила хранить секреты.

Она подлила Кевину молока.

— Только не забывай: дядя Марк — искусный психомаг, но он не привык работать с детьми.

— Короче, мы ему не нравимся.

Кевин ушел недалеко от истины, Марк являлся самым сильным психомагом в этом уголке планеты и для тестирования Кевина подходил идеально. Только с деликатностью у него как-то не заладилось.

— Он — одиночка, Кевин. Некоторые колдуны предпочитают быть отшельниками, и дядя Марк тоже такой. Порой ему трудно понять, как жить среди людей, как с ними общаться. Но ты не волнуйся, просто старайся вести себя хорошо, как подобает воспитанному колдуненку.

«А я буду поблизости», — твердо решила Элори. В последний раз, когда Марк тестировал одного из ее учеников, дело кончилось слезами и стрессом. Пусть Марк и был могучим психомагом, но это не давало ему права ругать малышей.

Элори попыталась прогнать сердитые мысли из своего сознания. Если рядом с тобой будет находиться телепат, то к его появлению надо подготовиться. Стоит помечтать о клубнике с молоком. А судя по голосам, которые разносились по всему дому, Марк был легок на помине.

Элори потрепала Кевина по плечу и пошла встречать гостей.

— Привет, бабушка. Здравствуй, дядя Марк. Добро пожаловать.

— Будь благословенна. — Дядя Марк сурово сдвинул брови и обшарил холл глазами. — Где парень, которого я должен проверить? Зови его. Я пообещал тете Мойре, что не съем его вместо десерта.

Вот и поговорили. Но если бабушка заранее строго побеседовала с Марком, то можно надеяться на благополучный исход.

Элори помнила, как пугал ее дядя Марк, когда она была маленькая. Он грозил, что бросит ее в колдовской котел. А у него, в отличие от знакомых Элори колдунов, имелся всамделишный медный котел. Девочкой она сторонилась Марка. Кто знает, вдруг он хотел сварить ее в своей магической утвари?

Элори вернулась в кухню и захлопнула книгу Кевина.

— Дядя Марк, познакомься с Кевином. Он мой племянник и очень любит читать.

Вообще-то, Марк и Кевин уже встречались раньше, но Марк плохо запоминал имена и путался в родственных связях, хотя в Новой Шотландии это было делом жизни.

Марк плюхнулся на стул и принялся разглядывать Кевина. Элори водрузила на стол блюдо с угощениями и чашки с чаем. Если бы она могла превратиться в невидимку, проблема была бы решена! Она не хотела мешать Марку, но кухню покидать не собиралась. Поскольку бабушка удобно устроилась на кресле, все шло к тому, что дядя Марк не обойдется без наблюдателей.

Кевин сохранял спокойствие. К счастью, он не был стеснительным мальчиком. Несколько секунд он выдерживал взгляд Марка, а потом задал главный вопрос:

— А есть у меня психомагия?

Марк вздернул бровь.

— Какой мой любимый цвет?

Кевин сконцентрировался.

— Нет-нет-нет. — Марк похлопал ладонью по столу. — Ты слишком напрягаешься. Ты должен расслабить сознание, а не сжимать его, как кулак.

Элори подхватила упавшую ложку. Кто же расслабится, когда стучат по столу! Разве что бабушка. Мойра, как ни в чем не бывало, помешивала чай. В кухне витал нежный аромат ромашки. Гм-м-м. Возможно, бабушка начала колдовать.

Кевин покачал головой.

— Не понимаю.

— У большинства людей в мозгах творится беспорядок. Они буквально развешивают свои мысли там, где их могут увидеть окружающие. Например, твоя тетушка Элори переживает, как бы я тебя не довел до истерики.

Кевин заинтересовался.

— А еще что у меня внутри?

Марк насупился.

Мойра слегка улыбнулась.

— Тебе любопытно, почему у Элори сегодня синее сознание. Между прочим, это цвет грусти. Вероятно, у тебя имеется небольшой талант эмпата.

Кевин склонил голову к плечу.

— Колдуны-эмпаты видят чувства как цвета?

— Разве я сейчас не это самое сказал, парень?

— А Элори печальная.

— Точно, — отрезал Марк.

Его явно не беспокоило эмоциональное состояние Элори, а Элори чрезвычайно возмутило то, что ее настроение стало предметом публичного обсуждения.

Ложечка Мойры звякнула по краю чашки, и она сухо проговорила:

— Воспитанные психомаги не читают чужие мысли и эмоции без разрешения.

Марк проворчал:

— Я воспитанным никогда не был.

Сдавленный смех шокировал присутствующих, а Кевин с ужасом обнаружил, что смешинки сорвались с его губ.

Элори затаила дыхание. Морщины на переносице Марка залегли глубже, однако он сдержанно произнес:

— Учитывая то, что вокруг — куча плохо организованных сознаний, ты способен без труда улавливать чужие флюиды. Нужно только немножко приоткрыть собственный разум, и мысли других людей сами к тебе потянутся. Увы.

Элори быстренько представила, что она готовит печенье из овсяных хлопьев. Может, она хотя бы немного приглушит разбушевавшиеся эмоции?

Кевин на миг задумался.

— Но у вас-то сознание в полном порядке. Как же мне увидеть ваш любимый цвет?

— Ты — думающий колдун, — проворчал Марк. — Хороший признак, парень. Но я закрылся от тебя, образно говоря, на замок, и ты ни о чем не догадаешься, если я сам этого не захочу. В данный момент я посылаю тебе свою мысль. Давай, начинай работать.

— А как?

— От тебя потребуются реальные усилия. Магия — тяжелый труд.

Кевин помрачнел.

— Вы мне сказали, чтобы я расслабился! Учиться тоже трудно, а мне нужна ваша помощь.

Элори в шоке уставилась на Кевина. Лучше бы он помалкивал… Мойра спрятала улыбку за чашкой.

Марк резко кивнул и постучал кончиком пальца по лежащей на столе книге.

— Притворись, будто читаешь. Тогда твое сознание сфокусируется. И будь готов узнать нечто новое.

Кевин зажмурился. Пару секунд спустя его веки разжались.

— Оранжевый!

Элори постаралась не выказать разочарования. Дядя Марк никогда не носил ничего, кроме черного. Вряд ли его любимым цветом был яркий и веселый апельсиновый оттенок.

— Хвалю. Возможно, ты станешь хорошим колдуном.

Невероятно!

Марк взял из вазочки пригоршню ягод.

— А теперь скажи мне, что еще ты услышал?

Кевин покраснел и потупился.

— Я нечаянно…

Марк усмехнулся.

— У меня в сознании все разложено по полочкам. А сейчас идет проверка, дорогой мой колдуненок. Истинный психомаг должен был уловить что-то еще, кроме цвета.

Расправив плечи, Кевин ответил:

— У вас затылок чешется. И еще вы жалеете о том, что Элори не положила в печенье изюм. — Он сделал паузу и тихо добавил: — А еще вы по брату тоскуете.

Воцарилась мертвая тишина. Элори заметила, как побледнела бабушка при упоминании о трагическом моменте в семейной истории.

Зазвучал хрипловатый и совсем не брюзгливый голос Марка:

— Да. Так и есть. Однако в печенье не хватает лесных орешков, а не изюма. Упражняться тебе надо.

Кевин поднялся, подошел к Марку и обхватил руками его шею.

— Вы не такой грубый, как про вас болтают.

Элори гадала: «Когда я успела оказаться на чужой планете, где дядя Марк позволяет детям себя обнимать?» Но внезапно в голове зазвучал баритон колдуна: «Я не такой дряхлый, как ты думаешь, милочка. А в свои умственные печенюшки ты забыла добавить муку».

Марк неловко потрепал Кевина по голове.

— Ну хватит. Ступай, поприставай к кому-нибудь другому.

Кевин умчался в коридор, а Марк устремил взгляд на Мойру.

— Парню потребуется обучение. Вы-то сами наверняка с ним не справляетесь. А теперь выкладывайте мне все об этом сканировании, благодаря которому обнаружился его дар.

Дядя Марк согласился быть наставником Кевина? Элори украдкой стала озираться по сторонам — нет ли где летающих свинок.

Мойра прыснула как девчонка.

— Нелл придумала очередное колдовское кодирование. Я даже притворяться не стану, будто что-то понимаю в новомодных штуках. Дети подержали в руке мою компьютерную «мышку», и Нелл определила их способности. Про большую часть талантов мы уже знали, но тест указал на то, что малыш Кевин одарен психомагией.

— Для этого необязательно пользоваться компьютером.

— И тогда бы нам колдун-отшельник не понадобился.

А бабушка раскипятилась:

— Когда ты в последний раз удосужился проверять детишек на наличие магических талантов?

Лицо Марка оставалось невозмутимым. Оно словно бы было высечено из камня.

— Ты знаешь, где меня найти, и ты не хуже меня соображаешь, как провести базовую проверку.

Тут взорвалась Элори:

— Еще никогда никто из колдунов не присматривал за всеми малышами сразу!

Следующую мысль Элори прогнала. Но если ее сознание протекало, как решето, Марк легко разобрал: «Я не могу, а Мойра стареет».

И кажется, Марка заявление Элори чуть-чуть огорчило.

— Отлично, что его талант выявили. А теперь нам надо проверить Элори, не так ли?

Мойра встрепенулась. У Элори засосало под ложечкой.

— О чем вы?

Марк вздернул правую бровь.

— Кевин читает мысли куда лучше, чем вы можете себе представить. — Он покосился на Мойру. — Да что у вас здесь происходит?

Мойра взяла Элори за руки.

— Прости меня, детка. Я не хотела причинить тебе боль, но, похоже, все испортила. Ты ведь помнишь, что составленный Нелл код притянул тебя к «Колдовскому чату»?

Элори кивнула.

— Разумеется. Но разве с кодом Нелл не случилась какая-то ошибка?

Марк фыркнул.

— Сомневаюсь. Нелл — чрезвычайно одаренная колдунья.

— Откуда тебе известно? — воскликнула Элори. — Ты, небось, видел ее пару раз за последние пять лет. «А если ты еще и вел себя, как обычно, так она от тебя убежала с дикими воплями».

Ей вдруг стало наплевать, прочтет Марк ее мысли или нет.

«Я не глухой. А твои вспышки гнева сродни капризам колдуненка».

И лицо Марка опять уподобилось лику статуи.

— Нелл и Джейми весьма впечатляюще трудятся над уровнями «Царства Чародея», которые предназначены только для нашей братии.

У Элори вновь возникло чувство, что она попала на другую планету.

— Ты в курсе их видеоигры?

— У меня, кстати, — третье место в рейтинге в «Царстве».

Дядя Марк и видеоигры? И он — мастер?

— Да, я очень неплохой мастер, — буркнул Марк. — Но нам пора вернуться к тесту Нелл.

Мойра осторожно произнесла:

— То, что ты выловил из сознания Кевина, тест определил не слишком точно. Элори мы не сканировали, но Нелл рвалась это сделать. Она со своими дочками создала тест для того, чтобы улучшить результаты приманивающего заклинания. — Мойра на секунду опустила глаза. — Элори, девочка моя любимая, извини меня, но я регулярно тебя сканирую. Я всегда надеялась, что тебя порадует дар, который будет сродни твоему сердцу, а у тебя сердце колдуньи.

Элори потянулась к бабушке. Ей хотелось, чтобы та не чувствовала себя виноватой.

— Ничего страшного. У тебя всегда глаза становятся печальные, когда ты меня тестируешь. — Она сделала глубокий вдох, чтобы унять тревогу и тоску. — Я не колдунья. Уверена, в чары Нелл вкралась какая-то погрешность, ведь компьютерный код не может увидеть то, чего не видишь ты.

— А вот я уже сомневаюсь, детка. Я упустила психомагические способности Кевина. Возможно, я и в тебе ошиблась.

Элори стало совсем худо.

— О чем ты, бабушка?

Мойра прошептала:

— Пусть Нелл тебя проверит, милая.

Попроси Элори об этом кто-нибудь другой, она бы вспылила. А сейчас она была вынуждена сражаться со жгучей яростью и обидой тринадцатилетней девочки, которая умоляла вселенную о даровании ей хоть толику колдовского таланта, а та ей ничего не дала.

Марк взял с блюда печенье.

— Или я возьму эту честь на себя.

«Через мой труп, — подумала Элори. — Я не ребенок. Если уж меня будут сканировать, я имею право минимального выбора».

Эмоции вновь разбушевались в ней не на шутку. Элори в упор посмотрела на Мойру.

— Пусть будет тест. Но когда я провалюсь, все будет закончено. Навсегда. Никакого сканирования, никаких заплаканных глаз. Я такая, какая есть, и точка.

Нелл откатила свой стул в сторону, чтобы Джиния удобно устроилась рядом с ней.

— Помни, детка: возможно, Элори будет тяжело.

— Из-за того, что тетечка Мойра думает, что Элори не колдунья?

Что за мутные воды…

— Никто из нас сейчас не знает никого конкретного. Есть два способа, но они пока дают разные ответы, поэтому нам сложно.

— Наш код верный, мама.

Беда заключалась в том, что Нелл была согласна с дочкой.

— Не будем спешить. Поглядим, что покажет сканирование, ведь тогда у нас появится больше данных, над которыми мы поработаем. Ну, Джиния, переводи нас в режим видеочата.

Нелл прикомандировала Джейми к дочкам, и они целый день корпели над оттачиванием кода, предназначенного для выявления колдовских способностей. Теперь программа обнаруживала не только стихийные и психомагические таланты, но и дары целительства и чародейства. Также с ее помощью можно было разграничить активного, тренированного колдуна от новичка и даже дать довольно точную оценку магической энергии человека.

В общем, программа получилась классная, и ее проверили, обследовав практически все сообщество в Калифорнии, — конечно же, тех, у кого дома еще сохранились «мышки».

Миа и Шэй были у Джейми и занимались введением обновленной программы в игру «Царство Чародея». Джиния, у которой сложились самые теплые отношения с Мойрой, упросила мать оставить ее дома на время тестирования Элори.

Нелл хотелось верить, что она приняла верное решение.

Джиния запрыгала на стуле.

— Привет, тетечка Мойра!

— Здравствуй, детка. Привет и тебе, Нелл.

Нелл увидела напряженную Элори.

Дочка Нелл, будучи эмпатом, тоже заметила состояние Элори.

— Не бойся, Элори. Тест очень простой, и мы здорово потрудились, чтобы сделать его еще лучше.

На экране появилось еще одно лицо. Оно было знакомо Нелл, вот только имени этого типа она припомнить не могла.

— С нами мой племянник Марк, — представила его Мойра. — Кажется, ты с ним прежде встречалась, Нелл. Вероятно, давно…

Марк дерзко прорычал:

— Она меня лучше вспомнит как Гэндальфа.

Джиния ахнула и топнула ногой.

— У-у-у-у! Значит, это вы меня вчера заперли на верхушке башни и отдали ключ ученику злого колдуна!

Марк изумленно выпалил:

— А ты — Маленькая Воительница?

Нелл показалось, что он должен был удивиться сильнее. Джиния, обошедшая Софи, стала четвертой в рейтинге игроков, которым были доступны уровни, предназначенные для колдунов. Она наступала на пятки Гэндальфу. Да, у ее девочки фантастические навыки!

— Ничего, мама, — пошептала Джиния, прикрыв губы ладошкой. — Ему конец. Он пока ни о чем не догадывается. Никомуне удастся запереть меня в башне и не заплатить за это.

Марк поднял руку с зажатой в ней «мышкой».

— Ладно, Воительница. Проверь-ка на мне свой диковинный тест. Хочу быть свидетелем твоего волшебства.

Нелл наклонилась к клавиатуре и забарабанила по клавишам.

— Я отправила вам резервную копию, так что вы сами сможете увидеть результаты.

Она кивнула Джинии, чтобы та начинала тест.

В Новой Шотландии три человека прищурились, уставившись на экран. Марк прочел вслух:

— Психомагия. Уровень от умеренного до сильного. Верно.

Элори указала на монитор.

— Весьма мощный дар в управлении стихией воздуха, в управлении водой и землей — слабее.

Марк фыркнул.

— Кому-то надо перепроверить программу. Насчет воздуха и воды все правильно, но в земной стихии — я полный ноль.

Джиния гневно сверкнула глазами:

— А вот и нет, Гэндальф!

Нелл поддела дочку локтем.

— Это настоящая жизнь, девочка моя, а не игра. Никаких дерзостей. Веди себя прилично.

Мойра с издевкой произнесла:

— И тебе не стоит забывать о хороших манерах, Марк.

Джиния мстительно смотрела на своего соперника на экране.

— А пусть вас проверит тетечка Мойра. А я об заклад готова побиться, что земной дар у вас есть, — выпалила она суровым тоном и заработала удар в бок локтем от матери.

Но с самим предложением Нелл спорить не могла. Марк пошевелил бровями.

— Незачем. Я — опытный колдун. Я способен притянуть к себе любые источники энергии.

Джиния строптиво скрестила руки на груди.

— Вот и призовите силу земли.

Марк сердито пожал плечами, исчез с экрана и вернулся с бутоном в руке. Нелл улыбнулась. Рядом с Мойрой всегда были цветы. Марк на миг зажмурился, открыл глаза и устремил взгляд на бутон.

Цветок медленно раскрылся. Изумилась не только Джиния. Мойра весело рассмеялась.

— Похоже, наша малышка умеет и старых колдунов кое-чему обучить.

— Неплохую программку ты состряпала, Нелл.

— Не я, — возразила Нелл. — Маленькая Воительница и двое ее оруженосцев постарались.

Марк нахмурился.

— Так вас трое?

— Ага, — кивнула Джиния. — Но если вы хотите сразиться с нашей командой, вам придется уйти с уровней, которые доступны только колдунам. Давайте сражаться честно. Мои сестры — не колдуньи.

Марк едва не расплылся в улыбке.

— Я, пожалуй, останусь на магической стороне, маленький воин. Не сомневаюсь, втроем вы меня уложите на лопатки.

Нелл, поглощенная перепалкой дочери с Марком, не сразу заметила, как побледнела Элори.

Как же она забыла о ней? А ведь у них были вещи поважнее, чем рейтинг игроков в «Царстве Чародея». Пора заканчивать с агонией ожидания.

— Элори, ты у нас следующая. Возьми «мышку», и мы посмотрим, что у тебя получится.

Элори замерла. Марк сунул ей «мышку» с таким грубым нетерпением, что Нелл зубами скрипнула.

Джиния нажала несколько клавиш, и на экранах замелькали цифры.

Первой дар речи обрела Мойра.

— Ничего не понимаю.

Нелл покачала головой.

— Я тоже. Здесь говорится, что Элори наделена значительным колдовским потенциалом, но источник ее дара нам неведом.

— Говори по-английски, — проворчал Марк.

За дело взялась Джиния.

— В общем, она колдунья, и, наверное, сильная, но только мы не знаем, каков ее дар. Он не относится ко всем тем видам, которые мы умеем определять.

— И чего же не может прочесть ваш примитивный тест?

Нелл зарычала. Никто не смел оскорблять ее детей.

— Остынь, мам. Он просто ворчливый старикан, и он мне завидует, потому что не умеет программировать так, как я. — Джиния принялась загибать пальцы. — Наш тест определяет стихийные виды магии, психомагию и целительство. А еще есть ясновидение и управление животными.

Мойра посерьезнела.

— Подобные таланты всегда развиваются в раннем детстве и проявляются очень ярко. Вряд ли бы мы пропустили что-то, если бы Элори общалась с духами или летала с чайками.

Марк насупился.

— Использование данных источников энергии должно было оставить следы, которые любой из нас может уловить. Я сам проверял Элори. Все чисто.

— До сих пор программа не ошибалась, — заупрямилась Джиния. — Элори — колдунья.

Мойра беспомощно вздохнула. Нелл чувствовала себя примерно так же. Как подтвердить наличие колдовского дара, если его засек только компьютер?

Марк, продолжая быть в образе короля, разговаривающего с крестьянкой, спросил:

— Иными словами, моя проверка ошибочна, девчонка?

Джиния сжала кулаки. Ну точно Маленькая Воительница!

— А может, Элори — суперособенная колдунья, каких мы никогда не видывали!

— А может, у девятилетней малявки чересчур разыгралось воображение.

— А может, ваше воображение свалилось в ров, и его сожрали крокодилы.

Джиния была на взводе. Казалось, что из ее ушей сейчас повалит пар, однако Нелл вовсе не собиралась ее успокаивать. Она уже намеревалась сделать шаг вперед и взять у дочери плащ, чтобы та ринулась в бой. Подумаешь, напыщенный старый ведьмак!

— Хватит, — мрачно оборвала их Элори.

И экран померк. Джиния нырнула под стол, чтобы проверить, все ли в порядке с подключением. Она вернулась не сразу. Нелл тоже полезла под стол, а десять минут спустя она набрала домашний телефон Мойры.

Никто не понял, что произошло, но компьютер Мойры «поджарился».

Глава 4

Элори села за кухонный стол и растерла усталые пальцы. Она целый день занималась ювелирным ремеслом и теперь радовалась и отдыху, и аппетитным запахам, тянущимся от плиты. В воздухе витал аромат базилика, тающего на сковороде сливочного масла и еще чего-то восхитительного.

— Пахнет невероятно, милый.

Муж Элори с улыбкой обернулся. Его фартук с шутливой надписью «Готовлю за секс» был забрызган чем-то зеленым. Аарон оказался потрясающим поваром, но не блистал аккуратностью.

— Тефтели с соусом песто и ризотто. Через пару минут все будет готово.

Ну если он взялся за песто, тогда ясно происхождение пятен на фартуке.

— Не знаю, зачем ты ко мне подлизываешься, но тебе это удается.

— Тебе просто очень повезло. Завтра с утра у нас будет омлет с песто, вот я и сделал побольше соуса. Кстати, его и на обед хватит — будет только вкуснее.

— Бабушка завидует твоей грядке базилика. У нее он так не растет, даже невзирая на магию.

Аарон ухмыльнулся.

— А мы и без колдовства не пропадем.

Он то и дело напоминал жене об этом. Не словами, а делом. Элори встала, подошла к мужу и прижалась щекой к его спине.

— Уеду и буду скучать по твоей стряпне. Жаль, что ты не сможешь полететь со мной.

Аарон угостил жену тефтелькой.

— Мне тоже жаль, но нельзя же, чтобы наши постояльцы голодали!

Элори и Аарон являлись совладельцами гостиницы «Из кровати — прямо на завтрак», но Элори знала, что может спокойно исчезнуть на неделю и ее отсутствия никто не заметит.

Аарон был практически незаменим — кроме того, самая лучшая из администраторов в данный момент пребывала в декретном отпуске. Прошлым вечером супруги сумели улизнуть с работы, чтобы отпраздновать годовщину свадьбы, но семь дней — нет, такое невозможно себе представить.

Аарон взял из буфета тарелки. Элори, облизываясь, как кошка, села за стол. Аарон взял жену за руку и стал нежно массировать пальцы.

— Ты готова к выставке?

Элори кивнула, набрав ложкой ризотто. Уже два месяца она в поте лица своего создавала экспонаты к выставке в Сан-Франциско, и вкалывала она с того самого дня, когда получила неожиданное приглашение. Ее куратор настаивала на том, что Элори должна привезти изделия для продажи на сумму не менее десяти тысяч долларов, а если окажется, что морские стеклышки будут иметь успех, то желательно удвоить объем украшений.

Голова кружилась при мысли о том, что за неделю можно будет столько заработать, но Элори верила в свои произведения. Для выставки в Сан-Франциско она сделала почти четыре сотни вещиц, а боль в усталых мышцах была лишь доказательством того, как тяжко она трудилась.

— Мне сегодня вечером нужно сложить вещи, а изделия готовы к полету.

Аарон принялся массировать другую руку жены.

— Я тебе помогу, — произнес он. — Сборные части твоего стенда прибудут в Калифорнию завтра, а в аэропорту тебя встретит Нелл.

Элори попыталась найти силы для протеста.

— Ей вовсе не обязательно туда приезжать. Я возьму такси.

— А когда мы с тобой в последний раз позволяли нашим гостям брать такси?

А он прав.

— Замечательно, что я снова навещу Нелл и ее семью, — мечтательно проговорила Элори. — Я подарю девочкам кулоны. Когда я в марте гостила в Беркли, им ужасно понравились мои стеклышки.

— А по-моему, на тройняшек твои украшения чересчур магически действуют. Я это и здесь вижу. Лиззи, например, хочет каждую неделю получать новую безделушку.

Аарон передал Элори последнюю тефтельку со своей тарелки. Элори уставилась на свое блюдо и обнаружила, что ее тефтели волшебным образом исчезли. Возможно, ее тайный колдовской талант действовал избирательно только на мясные колобки?

Аарон ласково погладил волосы жены.

— Прости, что расстроил тебя.

Элори практически весь вечер проплакала.

— Дело не в тебе, а в тефтельках.

Аарон, давно привыкший к тому, что жена порой говорит загадками, терпеливо ждал разъяснений. Но вместо того чтобы растолковать свою фразу, Элори сказала ему то, что он жаждал услышать:

— Я потратила кучу времени, надеясь превратиться в колдунью. Я долго держалась за свою детскую мечту, и поэтому компьютерное тестирование разбередило мне душу. Но у меня прекрасная жизнь, а теперь и вообще появилась потрясающая перспектива, поэтому я не собираюсь все испортить, переживая из-за того, что у меня нет магического дара.

Аарон молча улыбнулся. Беседы с ним являлись хорошей проверкой на здравомыслие, а когда твой мир состоял из ведьм и заклинаний, это было как нельзя кстати.

Выручило Элори и то, что они с мужем смогли отпраздновать годовщину свадьбы. В ее взрослой жизни всегда существовало две точки притяжения. Первая — деятельность внутри колдовской общины, а вторая — Аарон и ее морские стеклышки. А короткая встряска поможет ей вновь ощутить почву под ногами — почву, в которой не было ничего волшебного.

Она посмотрела Аарону в глаза.

— Когда я вернусь, мы, пожалуй, могли бы немного творчески поработать…

Аарон обнял Элори и оторвал от пола.

— А почему бы не взяться за это прямо сейчас?

Вот так завершился ужин.

Джейми негромко ругался, перебирая расплавленные части компьютера, которые лежали на столе. Марк тихонько телепортировал ему внутренности поджаренного ноутбука Мойры — и теперь перед Джейми валялась груда обугленного металла.

К тому же Джейми мешали три курчавые головки тройняшек.

— Что думаешь? — пискнула Джиния.

— Ситуация плачевная, девочки. Я-то предположил, что Элори замкнула контакты, и тогда мы бы смогли считать часть данных, но…

Миа расхохоталась.

— Нет здесь никаких данных! Она просто все дочерна сожгла!

Джейми поддел локтем Шэй — она из троих сестер обычно рассуждала наиболее логично.

— А ты что скажешь?

Шэй пожала плечиками.

— А мы уверены в том, что напортачила Элори?

«Тише едешь — дальше будешь», — подумал Джейми. Шэй лучше своих сестер расшифровывала коды и находила ошибки, потому что скрупулезно выполняла все шаги даже тогда, когда ответ казался очевидным.

Миа фыркнула.

— А кто еще мог такое сделать? Дядя Джейми, ты хоть раз видел что-то подобное?

Джейми вздохнул.

— Нет. Между прочим, Шэй у нас соображает. Наверняка виновница — Элори, но профессиональные программисты обязаны исключать и самые дикие версии. Когда это произошло, в комнате находилась не только Элори.

Миа внимательно изучала изуродованные микросхемы.

— Эрвин, если бы захотел, спалил бы жесткий диск даже из другого дома, дядя Джейми!

И тройняшки взволнованно посмотрели на Джейми. О-хо-хо… Наступил тот самый случай, когда Джейми следовало вести себя как взрослому. Его дебаты с самим собой закончились быстро. Он пока еще не стал отцом, а попытка поджигать жесткие диски с помощью колдовства показалась ему нешуточной опасной забавой.

Миа улыбнулась и запрыгала на месте.

— Сбегаю за Эрвином!

Шэй покосилась на Джейми.

— Ты бы тоже смог такое вытворить, да?

Джейми принялся рыться в коробках в поисках старых дисков. Скоро он ответит на этот вопрос.

Эрвин влетел в комнату, улыбаясь до ушей.

— Мне надо плавить компьютеры, дядя Джейми? А если я их взорву, как циклопов?

Джейми дернулся в кресле перед своим новеньким лэптопом.

— Минуточку… Остынь, пылкий ты наш. Речь идет не о компьютере. И думай, пожалуйста, не о циклопах и о Супермене. На повестке дня — сфокусированное колдовство. А твоя мама жутко на меня разозлится, если мы опять устроим пожар в подвале. — Джейми выудил из коробки жесткий диск и сел напротив расплавленных микросхем. — Для начала позволь мне объяснить, что мы будем пытаться сделать, — добавил он. — Мы считаем, что одна колдунья в Новой Шотландии ухитрилась превратить внутренности компьютера в сгоревшую яичницу.

Эрвин восхищенно уставился на обугленные остатки компьютера.

— Плавить металл трудно. Значит, она очень крутая колдунья!

— Это является частью проблемы. Мы точно не знаем, кто применил колдовство. И я решил, что можно провести несколько опытов и посмотреть, получится ли у нас что-нибудь подобное.

Джейми умолк и дал племяннику осмыслить сказанное. У него самого была в запасе парочка идей, но Эрвин отличался большой изобретательностью. Если он поразмыслит, то предложит что-то совершенно неожиданное.

Эрвин ухмыльнулся, и Джейми спешно собрал тренировочный колдовской круг. Нелл согласилась не слишком охотно, но она безумно боялась пожаров, поэтому выбора у нее не оставалось.

Десять секунд спустя края жесткого диска оплавились, но до обугленной массы микросхем ему было далеко.

Эрвин прищурился.

— Как сложно. Металл не поддается. — Вдруг его глаза просияли. — А с помощью круга я бы справился!

Джейми покачал головой.

— Пока не время, не горячись. Мы узнали кое-что важное. Ты сейчас призывал на помощь энергию огня, верно? Но если ты не сумел расплавить жесткий диск, значит, в тот момент все произошло не так. Мы должны придумать другой способ…

Джиния подняла руку с зажатой в ней «мышкой».

— А если постаралась Элори, она должна была пользоваться «мышкой».

В разговор вклинилась Шэй.

— И Элори как раз находилась на открытом канале связи в Интернете!

Джейми подсоединил «мышь» к порту.

— Слушай, Эрвин, ты сможешь направить магическую энергию через это соединение?

Лишь на миг проблема заставила ученика Джейми нахмуриться.

— Давай, дядя Джейми!

Они поднатужились и предприняли несколько магических попыток. В конце концов, когда Джейми и Эрвин соединили свои силы, им удалось продвинуться чуть дальше, а не только подпалить края жесткого диска. Но колдуненок приустал и вдобавок проголодался.

Джейми отправил его наверх за печеньем и задумчиво воззрился на итог неудачных опытов. Затем он заметил, что Джиния глубокомысленно глазеет на его ноутбук. Джейми был опытным наставником колдунят, чтобы знать, когда беда близка.

— Даже не думай, дорогая моя племяшка.

Джиния невинно спросила:

— О чем не думать?

— О том, что ты намерена испортить мою технику.

— Ой, нет, дядечка! Я почти догадалась, как это сделать, но мне бы понадобился комп целиком, а не только жесткий диск.

Джейми хотелось верить, что Джиния не лукавит, поэтому он сконцентрировался и телепортировал в подвал один из своих стареньких компьютеров.

— Он в твоем распоряжении, но тебе стоит использовать порт, защищенный файерволом. Мы не должны ничего поджарить.

— Я и не собираюсь. Мне просто нужен интерфейс экрана. — Джиния кивнула сестрам. — Помогите мне с USB-портом.

Джейми молча наблюдал за работой девочек. Через минуту жесткий диск уже висел на коротком соединительном проводе, подключенном к USB-порту древней машины.

Работа у них шла прекрасно, но Джейми запутался окончательно.

— Что вы задумали?

Джиния скрестила пальцы так, как делают программисты по всему миру.

— Я хочу его расплавить с помощью особого заклинания. Лучше уйди отсюда. Потом я тебя позову.

Проклятье. А он-то, Джейми, на что?

Он поднялся наверх и помешал Эрвину слопать все печенье. Когда он вернулся, мордашки сестер сияли мстительной радостью. Миа беспечно прыгала на одной ножке.

— Гляди, дядя Джейми! — верещала она.

Джиния сосредоточилась, дважды кликнула «мышкой», и несчастный диск превратился в комок расплавленного металла. По подвалу распространился едкий запах, подтвердивший успех эксперимента.

Джейми обнял визжащих от восторга племянниц и погрузился в размышления. Опыт произвел на него сильное впечатление. Но была одна сложность. Никто в Новой Шотландии не мог бы с такой скоростью спрограммировать заклинание. Ну, за исключением Марка, но тот не сидел перед ноутбуком, когда тот сгорел.

В общем, Джейми подозревал, что они ровным счетом ничего не узнали, кроме того, что Джиния — классный программист-заклинатель. Элори так и осталась тайной за семью печатями.

Джиния приготовилась войти в «Царство». У нее был час свободного времени, новая стратегия и три заклинания. Гэндальф будет побежден. Он это заслужил — зря бедолага предположил, что в ее программе есть ошибка! Если она способна составить такой код, от которого расплавились микросхемы, она без труда сразит ворчливого старикашку, который учился компьютерным азам еще в прошлом веке.

В принципе, он тоже был весьма подкованным соперником, хотя в его магической защите имелись прорехи. Джиния пыталась вызвать его на дуэль, и он запер ее в башне. Друзья вызволили ее, но Гэндальф оказался сильнее ее в битве один на один. Следовало применить военную хитрость.

Поэтому Джиния прямиком направилась в паб вымышленной вселенной. Она ожидала, что обнаружит Гэндальфа на его обычном месте, за столиком в углу. Правда, в «Царство Чародея» всегда было интереснее играть с друзьями, а Гэндальф предпочитал держаться особняком. Некоторые пытались привлечь его в свой круг — как-никак из игрока, державшего третье место в рейтинге, мог получиться могущественный союзник, но он вел себя грубо, непримиримо, и в итоге все отступались.

Сегодня он нарядился монахом. Как правило, чем проще было облачение, тем большая опасность исходила от Гэндальфа. На всякий случай Джиния вооружилась несколькими заклинаниями-оберегами.

...

Маленькая Воительница: Добрый вечер, Гэндальф.

Гэндальф: Приятная встреча, Маленькая Воительница. Как вижу, дружки-приятели помогли тебе улизнуть. Могу я угостить тебя выпивкой?

Маленькая Воительница: Да, у некоторых из нас есть друзья. Не откажусь от сидра. Спасибо.

Гэндальф: Принесите девчонке кружку сидра. Только маленькую, а то она нынче грубит много.

Маленькая Воительница: У меня есть предложение.

Гэндальф: У такой малявки? Не смеши меня.

Маленькая Воительница: Не такая уж я малявка.

Гэндальф: Неужто? И какие подвиги ты в последнее время совершила?

Маленькая Воительница: Сегодня утром я расплавила компьютер.

Гэндальф: Нарочно?

Маленькая Воительница: Я — обученная колдунья. Я не колдую случайно.

Гэндальф: Понял… Пыталась воспроизвести то, что произошло во время теста, верно, Воительница?

Маленькая Воительница: Угу.

Гэндальф: Что-нибудь выяснила?

Маленькая Воительница: В общем, дело было не просто в коротком замыкании. Даже Эрвин не сумел спалить жесткий диск избыточной энергией, а он попробовал это сделать. Дядя Джейми думает, что у Эрвина могло бы получиться, если бы его подпитал магический круг, но…

Гэндальф: Если самый хулиганистый колдуненок с Западного побережья не сумел поджарить железо, то про эту версию можно забыть.

Маленькая Воительница: Именно.

Гэндальф: Значит, Эрвин сдался, и за дело взялась ты?

Маленькая Воительница: А я не только колдовала, я программу присоединила к колдовству.

Гэндальф: Ты магически запрограммировала компьютер, чтобы он расплавился? Напомни мне, чтобы я тебя не подпускал к своей электронике.

Маленькая Воительница: У меня все получилось, но в доме у тетечки Мойры был только один программист — вы.

Гэндальф: Я ее компьютер не ломал, маленькая драчунья.

Маленькая Воительница: А могли бы?

Гэндальф: Хороший вопрос. Но у меня запасного нет, не на чем опыт провести.

Маленькая Воительница: Дядя Джейми считает, что Элори не могла составить программный разрушительный код.

Гэндальф: Ха-ха. Эта девчонка с трудом на электронные письма отвечает.

Маленькая Воительница: Но вдруг она это сделала невольно? Не с помощью заклинания… Может, она какую-то магию использовала?..

Гэндальф: Гм-м-м… Другой процесс, а результат тот же самый?

Маленькая Воительница: Чего-чего?

Гэндальф: Не обращай внимания. Ты навела меня на мысль — чего небось и хотела.

Маленькая Воительница: Вот! Хоть вы и вредный старый колдун, но здорово умный.

Гэндальф: Ступай отсюда прочь, маленькая грубиянка.

Джиния вышла из игры и весело захихикала. Она осуществила свой замысел. А если говорить начистоту, то целых два. Она заставила Гэндальфа задуматься о колдовстве Элори. Вдруг он до чего-то докопается?

Но самым важным было то, что «дружеская» беседа отвлекла его от чар, которые Джиния плела на протяжении всего разговора. Как раз завтра Гэндальф попробует применить два своих мощных заклятия, но они не признают хозяина и переметнутся к его могущественным соперникам. Джиния очень надеялась, что эти игроки поймут намек и набросятся на Гэндальфа. А она тем временем произведет колдовской набег.

«Царством Чародея» будет править Маленькая Воительница. Ждать осталось совсем недолго.

— А это чтобы ты про нас не забывала, пока будешь в Калифорнии, — заявила Лиззи.

«Господи, — подумала Элори. — Я ведь уезжаю на неделю, а не на несколько лет».

Трое ее учеников принесли увесистую корзинку с домашним рождественским печеньем, свежесобранной черникой и трогательной открыткой — рисовала и подписывала ее явно Лиззи.

— Ягоды мы сегодня после обеда собрали, — сообщил Кевин. — Их было больше, но мы не удержались и кое-что съели.

Элори устремила взгляд на увесистое пластиковое ведерко и еле удержалась от смеха. Вряд ли ей разрешат пройти с таким количеством ягод в самолет. Зато Аарон будет потчевать постояльцев гостиницы оладьями с черникой. Да и печенье до рейса не доживет — запах корицы уже щекотал ноздри Элори.

Она обняла Лиззи.

— Я уезжаю всего на семь дней, поэтому я вас забыть не успею, да и голодать мне не придется. Пожалуйста, не натворите бед, ладно?

Последнее замечание касалось Шона.

Он вытаращил глаза.

— Мы стараемся не попадать в беду. Все наоборот — беды нас сами ищут!

— Тогда прячьтесь получше. — Элори поцеловала Шона в лоб, хотя и понимала, что он не любит нежностей. — Мне бы не хотелось, чтобы бабушка надрывалась с колдовством. Не забывайте: она теперь устает быстрее, чем сама предполагает.

— Не бойся, Элори, — тотчас заверил ее Кевин. — Пока тебя не будет, здесь погостит дядя Марк. Он говорит, что за нами надо лучше смотреть.

Дядя Марк? Ничего себе! Он из своего логова выбирался всего-то несколько раз в году, да и то на два дня от силы.

— Он людей любит больше, чем ты думаешь, — выпалил Кевин и покраснел. — Ой, прости. У меня с колдовскими манерами пока что не очень. Дядя Марк считает, что мне надо много упражняться, но сознание у тебя точно протекает.

Мило. Как раз то самое, что хочется услышать, когда отправляешься в Колдовской Генштаб, где на каждом шагу попадаются психомаги.

— Вот и тренируйся в мое отсутствие. Может, ты узнаешь что-нибудь интересное и вообще сумеешь уберечь от беды Шона.

Кевин покачал головой.

— Нет. У него-то сознание совсем не протекает.

Лиззи с полным ртом черники прошепелявила:

— А у меня?

Шон усмехнулся.

— Если ты не переcтанешь объедаться черникой, она из твоих мозгов скоро сыпаться начнет. И какашки у тебя будут синие.

— Ой, я больше не буду! — простонала Лиззи и посмотрела на Элори. — А они вправду могут синими стать?

— Сколько ягод ты слопала?

— Ну… наверное, ведерко. Бабушка Мойра сказала: угощайся на здоровье. Черника колдунятам полезна.

Элори крепко обняла девочку.

— Правильно! Хотя теперь синего цвета точно не избежать! А сама бабушка чернику пробовать не захотела?

— Мы ей еще ведерко оставили, — вмешался Кевин.

— И, может, у нее тоже будут синие какашки, — подытожила Лиззи. Похоже, ей такая возможность очень понравилась. — Из-за черники она перестала плакать.

Элори, уже рыдавшая от смеха, умолкла.

— Бабушка была расстроена? — выдавила она.

— Немножко, — ответил Шон. — Она нам не говорила почему. Сказала, что иногда старенькие колдуньи становятся плаксивыми.

— Она сидела над всевидящей чашей, — добавила Лиззи. — Я думаю, она заплакала потому, что чаша не захотела отвечать на ее вопрос.

Кевин как-то странно покосился на Лиззи, и радар интуиции Элори издал сигнал «Тревога».

— Что случилось, Кев?

Мальчик замотал головой.

— Дядя Марк меня предупредил, что нельзя выдавать то, что случайно уловил из чужого сознания.

Да, зыбкая почва.

— Конечно, дядя Марк прав, но порой очень важно делиться друг с другом новостями о том, кого любишь. Значит, Лиззи не ошиблась? Все дело в чаше?

Кевин кивнул.

— Да, но как Лиззи узнала? Бабушка только думала об этом.

Лиззи зачерпнула пригоршню черники.

— А может, я тоже психоколдунья. Или просто очень догадливая.

Похоже, перспектива обретения очередного магического дара ни капельки не волновала девочку.

«Чудесно, — вздохнула Элори. — Вот тебе и стайка колдунят с сомнительными манерами».

Она не сразу догадалась, что под ложечкой у нее засосало от зависти. Почему она не могла быть ребенком, у которого появлялись все новые и новые колдовские способности?

Подобные безумные мысли были верным признаком того, какие глупости могут полезть в голову после идиотского компьютерного теста. А милой, обычной Элори Шоу пора ложиться спать.

Глава 5

Нелл села к компьютеру и приготовилась сделать серьезный заказ продуктов. Ей нужно кормить не только свою ораву. Бедняжку Нэт тошнило при одном только взгляде на реальную еду и на картинки интернет-каталогов, поэтому Нелл предстояло поработать на два дома.

Эрвин объявил, что в животике у Нэт один ребенок, но Нелл одолевали сомнения. Нэт тошнило гораздо сильнее, чем Нелл, когда она вынашивала тройняшек.

Едва Нелл успела добраться до виртуального прилавка с сырами, как на экране выскочила заставка «Колдовского чата».

...

Нелл: Доброе утро, Мойра.

Мойра: В действительности это не она, а Марк. Повиси здесь минутку, я сейчас сменю имя пользователя.

Марк: Вот так будет лучше.

Нелл: Можно перейти в режим видеочата, если хотите.

Марк: Нет. И вообще я бы предпочел, чтобы все осталось между нами.

Нелл: Чем я могу вам помочь? Как поживает Элори?

Марк: Ты об этом узнаешь раньше меня. Она уже летит в самолете в солнечную Калифорнию.

Нелл: Да, через несколько часов мы ее встречаем в аэропорту. Вряд ли нам удастся избежать разговоров о том, что случилось, но мы постараемся, чтобы она зря не тревожилась. Ей же предстоит участие в выставке!

Марк: Но разве быть колдуньей не важнее какого-то хобби?

Нелл: Истинная реплика колдуна старой школы. Элори — очень талантливая художница. Если то, что я слышала о ней, — правда, то на выставке в Сан-Франциско она за неделю заработает больше, чем жители Новой Шотландии получают за полгода.

Марк: Ладно, я неудачно выразился. Ее фитюльки довольно привлекательны, но ведь это обычные обкатанные морем стеклышки. Безделушки.

Нелл: И это говорит мужчина, у которого в «Царстве Чародея» самая внушительная коллекция нарядов?

Марк: Маскировка необходима для моей игровой стратегии.

Нелл: Проклятье. Предупреждайте меня, когда собираетесь пошутить. Я только что пролила кофе на монитор.

Марк: А ты, моя милая, произнеси элементарное кухонное заклинание.

Нелл: Я кухонным колдовством не владею. И только Мойре позволительно называть меня «милая». Если будете себе нахальничать, Гэндальф, имейте в виду, я помогу своей дочке покончить с вами в мгновение ока.

Марк: Ей твоя подмога ни к чему.

Нелл: Неужели?

Марк: Я — самый опасный соперник из всех, какие у нее остались, но скоро она и меня одолеет. Вчера она вплотную приблизилась к своей цели. Маленькая разбойница подослала виртуального диверсанта, чтобы испортить мое безупречное заклинание. И у меня есть подозрение, что враг был не один. Твоя дочь — хитрющий колдуненок.

Нелл: А мне кажется, что для вас еще не все потеряно.

Марк: Кто знает… Кстати, я единственный колдун в Новой Шотландии, который верит в ваш компьютерный тест. А значит, нравится тебе это или нет, я могу кое-что посоветовать.

Нелл: Не уверена. Проблема получилась запутанная… Сперва нам надо понять, каким источником магической энергии пользуется Элори. Девочки и Джейми корпят над программным кодом сутки напролет.

Марк: Утром Маленькая Воительница попросила меня поразмыслить об этом, и у меня появилась идея.

Нелл: Слушаю внимательно.

Марк: Похоже, магическая сила Элори каким-то образом привязана к миру онлайна. У нее — интереснейший дар, с которым мы раньше никогда не сталкивались.

Нелл: Немного трудно поверить в то, что Элори наделена загадочным магическим талантом.

Марк: Именно. Но, возможно, она неуникальна.

Нелл: Не поняла.

Марк: А ты напрягись.

Нелл: Повежливее, а не то я попрошу Мойру вытащить из кладовки колдовской котел, и вы будете его драить.

Марк: У меня имеется превосходное заклинание для очистки медных котлов. Позволь, я объясню проще. Элори — не первая колдунья, сочетавшая технику с магией.

Нелл: Да, есть программные заклинания, но это — другое дело.

Марк: А поконкретнее?

Нелл: В тот момент источники магической энергии соединились с программой онлайн. Все чересчур странно…

Марк: Верно. Но ведь каждый колдун умеет составлять программные заклинания?

Нелл: Конечно, нет!

Марк: А почему?

Нелл: Вы что, меня тестируете? Потому что большинство колдунов — паршивые технари, как минимум.

Марк: Согласен. А теперь подумай о «Царстве Чародея». На закрытых уровнях маячит куча игроков, которые в плане кодирования — сущие дилетанты, но это не всегда связано как с их способностями программистов, так и с их магическим могуществом.

Нелл: Точно… Погодите… вы предполагаете, что программирование заклинаний — особый дар?

Марк: Угадала.

Нелл: Выкладывайте.

Марк: Если бы программирование заклинаний представляло собой банальное добавление кода к приличной магической силе, то картина рейтинга в «Царстве Чародея» выглядела бы совсем по-другому. Взять хотя бы твою дочку. Она — изобретательный колдуненок и талантливая программистка, но ей далеко до меня в плане магической мощи. Она стала колдуньей несколько месяцев назад, если мне не изменяет память?

Нелл: Хм. Да, но уже успела обскакать целый ряд опытных колдунов. Не думаете ли вы, что разгадка — в ее математических способностях?

Марк: Твой муж не без причины уважает мой уровень программиста. Мне-то с ним не сравниться, однако я не так безнадежно от него отстал. Твой дочке будет трудновато сражаться со мной, если мы устроим дуэль «программа против программы».

Нелл: А у нее сложилось о вас другое впечатление.

Марк: В противоположность распространенному мнению, я не ем на завтрак маленьких девочек.

Нелл: Докажите! Значит, вы считаете, что Элори наделена особой порцией таланта программирования заклинаний.

Марк: Я размышляю о том, не может ли существовать дар, которого мы прежде никогда не замечали и не определяли именно потому, что он сопряжен с другими способностями.

Нелл: Ага. И Элори может владеть этим талантом.

Марк: Да. И только.

Нелл: Но всякий известный нам дар всегда оставляет энергетические следы. Почему здесь не произошло ничего такого?

Марк: Ошибаешься. Просто надо искать следы в другом месте.

Нелл:??

Марк: В онлайне, Нелл. Вот почему Мойра и я были бессильны, а ваш тест смог определить талант Элори.

Нелл: Вы намекаете на виртуальные энергетические следы?

Марк: Завораживающая идея, правда? Прими ее в качестве презента. Думай. На нашем побережье мало колдунов, которые смыслят в компьютерах, а у тебя есть доступ сразу к двум компаниям с глубокими познаниями в программировании и в магии. Что ж, отличная популяция…

Нелл: Да! Игроки, участвующие в «Царстве Чародея», с радостью нам помогут. А что за вторая компания?

Марк: Твоя семья, милая. Ты у нас из клана наследственных колдунов. Готов биться об заклад: ты — носительница тайного дара.

Нелл уставилась на темный монитор. Проклятье. Он только что опять назвал ее «милой». Невоспитанный грубиян с устаревшими понятиями о женщинах… Но так или иначе, а ему в голову потрясающая идея пришла раньше, чем всем компьютерным гениям в доме Нелл.

Нелл печально посмотрела на свои руки. Программирование заклинаний давалось ей настолько естественно, что ей ни разу не случалось задуматься о том, как это работает. А в итоге очевидный вопрос задал заржавевший старый отшельник!

Настало время строить войска. Нелл решила сначала отрядить своих родных на мозговой штурм задачи, поставленной Марком, а уж потом выезжать в аэропорт, встречать Элори.

Когда Нелл ожидала прибытия Элори в аэропорту Сан-Франциско, у нее вдруг возникло странное ощущение дежавю. Почему составленное ею приманивающее заклинание находило именно женщин, которые вовсе не желали становиться ведьмами? Может, в следующий раз отыщется леди, которая скажет «огромное спасибо» и явится к ближайшему магическому кругу в очередной праздник равноденствия.

Первые дни Лорен в роли колдуньи-новичка оказались очень непростыми, и похоже, с Элори легкостей не предвиделось. А пока они даже не могли прийти к согласию в том, есть у нее талант или нет.

— Мам, а тебе перекусить не надо? — спросил Эрвин. — Ты какая-то сердитая.

Нелл улыбнулась. Пожалуй, ее сын прав. Малыш намекал на контейнер с печенюшками, который она захватила с собой. Нелл вытащила контейнер из сумки и протянула вечно голодному Эрвину.

Эрвин открыл крышку и внимательно изучил содержимое коробки. Два из трех печений он протянул Нелл.

— На, мам. Тебе сейчас надо подзаправиться. А я просто маленький, капельку проголодавшийся колдуненок.

Хитрюга. Нелл взяла печенья и погладила Эрвина по макушке. А в зал уже входили пассажиры. Нелл попыталась разглядеть Элори.

— Вон она, мама!

Элори помахала рукой и направилась к Нелл и Эрвину. Она тащилась со здоровенным рюкзаком на спине.

— Ну и махина, — удивилась Нелл. — Как ты его в самолет протащила?

Элори вздохнула.

— Сама не знаю, если честно. Но здесь лежит большинство моих работ для выставки, а я не собиралась сдавать их в багаж. На таможне немного помучили, но теперь я здесь, и слава Богу.

Эрвин протянул Элори половинку печенья.

— Поешь. Помогает, когда сердишься.

Элори засмеялась. Она была привычна к не самым лучшим манерам колдунят.

— Вообще-то, я не сержусь. Я ужасно устала. Но тебе — спасибо. Я себя чувствую так, будто позавтракала три дня назад.

— Ты целых три дня не ела? — Эрвин вытаращил глаза, едва заметно шевельнул пальцами, и у него в руках появилась новая коробка с печеньем, которую он явно телепортировал из кухни. — Бери! А не хватит, мама еще испечет.

Нелл покачала головой.

— Добро пожаловать в Колдовской Генштаб — в гущу безумной жизни. Эрвин, отправь коробку домой, пожалуйста. У Элори и так полно вещей.

К тому же запах выпечки, смазанной «Нутеллой», мог вызвать столпотворение в аэропорту.

Эрвин замолчал и снова шевельнул пальцами. Нелл не пришлось долго гадать, что задумал ее сынишка. Элори обернулась и вскрикнула:

— Где мой рюкзак?

Нелл постаралась успокоить Элори.

— Все в порядке. Эрвин только что переместил твою ношу к нам домой. — И Нелл строго покосилась на Эрвина. — В рюкзаке находятся вещи, которые очень дороги Элори. Ты напугал ее, когда телепортировал багаж без спроса.

Элори почти воочию увидела, как Эрвин обрабатывает в мозгу новую мысль.

— Прости меня, пожалуйста, Элори. Я не хотел тебя напугать. Хочешь, чтобы я вернул твой рюкзак сюда?

Элори пожала плечами.

— Не стоит. Спасибо, мне стало намного легче. — Она потянулась к жестяной банке, которую держал Эрвин. — И теперь у меня руки свободны.

«Ничего себе, — подумала Нелл. — Слава Богу, что к нам приезжают гости, которые легко смиряются с проказами колдунят». Это означало, что ближайшая пара дней не превратится в кошмарный сон. Обычная жизнь в доме Уокеров частенько приближалась к отметке «хаос».

Эрвин взял Элори за руку и повел ее к выходу из аэропорта.

— А почему ты не хочешь быть колдуньей?

«Я разве тебя не просила подождать, пока она немного придет в себя? Зачем ты сразу задаешь такие вопросы?» — мысленно отругала сына Нелл.

«А я подождал, мам. Я ее угостил печеньем и избавил от рюкзака. И тебе тоже интересно, что она скажет. Вот так-то».

Безусловно, Эрвину следовало напомнить о колдовских манерах, но он не ошибся. Нелл действительно сгорала от нетерпения, ожидая ответа Элори.

Элори встретилась с Нелл глазами и тотчас уставилась на Эрвина.

— Когда мне было столько же лет, сколько тебе, я мечтала о колдовстве и магии. А потом я выросла и поняла, что никакая я не колдунья. Поэтому я сильно грустила, но сейчас я знаю, что должна была стать такой, какая я есть.

— Нет, — Эрвин помотал головой с непререкаемой уверенностью четырехлетнего мальчишки. — Ты расплавила компьютер, а у нас с дядей Джейми ничегошеньки не получилось. Ты точно колдунья. Как Супермен.

Хватит. По ошарашенному взгляду Элори Нелл поняла: никто ей про расплавленный компьютер не говорил. Она крепко взяла гостью под руку и постаралась сменить тему разговора:

— А как ты думаешь, мои дочки уже нашли твой рюкзак, битком набитый украшениями?

Элори слегка побледнела. Нелл быстренько протянула ей печенье.

Джейми подошел к дому Нелл вместе со своей хорошенькой женой. Он очень жалел о том, что почти проиграл в очередном споре с ней.

— Мне кажется, что нам надо вести себя поосторожнее с нашей девочкой.

Нэт фыркнула.

— Младенцы всегда прыгают в животе у матерей. Вот почему они там живут в удобном пузыре, наполненном водичкой.

Джейми объяснение не утешило. Персональный водяной пузырь как-то не вязался с идеей безопасности.

— Не часто встретишь беременную женщину, которая делает стойку на руках, — проворчал Джейми.

У него всегда происходил выброс адреналина, когда он видел, как Нэт занимается йогой, а теперь он вообще пугался до смерти. Ему мерещилось, что она шлепнется пузом на пол.

Нэт прижала ладонь к щеке мужа.

— Она лучше всего защищена у меня в животе, даже вверх тормашками. Такого у малышки потом больше никогда в жизни не будет. Расслабься, папочка. Она в полном порядке.

Нелл открыла дверь в тот самый момент, когда Джейми намеревался произнести очередную порцию возражений. Возможно, хотя бы она встанет на его сторону.

— Привет, сестренка. Кстати, ты когда-нибудь делала стойку на руках во время беременности?

— Ты действительно считаешь, что я тупая мамаша и стану отвечать на твой вопрос? Входите.

Нэт обняла свояченицу.

— Скажи ему…

— Я стойки на руках не делаю, поэтому нет. Но когда я была на четвертом месяце и носила тройняшек, мы с тобой готовили к выпуску новую версию «Царства Чародея». Я программировала по шестнадцать часов в день и питалась только чипсами «Doritos» и арахисовым маслом. Девочки получились отличные.

Джейми не забыл это время. С тех пор он смотреть не мог на чипсы «Doritos», вспоминая, как Нелл крошила их прямо в банку с арахисовым маслом.

Нэт просияла.

— Нелл, а у тебя есть «Doritos»? Я бы их сейчас навернула…

Нелл расхохоталась.

— Прости, нет. Я их терпеть не могу.

Жене захотелось «Doritos»? Женщине, которая заставляла его, Джейми, есть на ужин тофу с овощами? Джейми перечитал в «Google» все факты о беременности и решил, что, когда ребенок родится, он создаст специальный сайт для будущих папаш. Правдивый сайт. Потому что пока его никто не предупредил насчет «Doritos» и йоги.

Сестра и жена многозначительно молчали. Он опять что-то упустил?

— Что еще?

Нелл укоризненно покачала головой.

— «Doritos», братец. Твоя работа сейчас состоит в том, чтобы обеспечивать мать твоего будущего ребенка тем, чего ей хочется — в любую секунду.

Джейми сделал еще одну мысленную заметку для сайта. К счастью, добыть «Doritos» оказалось несложно. На миг зажмурившись, Джейми обшарил буфет в подвале своего дома. Нелл перестала питаться чипсами, но тройняшки их обожали, поэтому Джейми всегда держал несколько упаковок в запасе.

Нэт запустила руку в телепортированный мужем пакет с прыткостью мальчишки-подростка.

— Спасибо, милый.

Запах чипсов вызвал в доме неподдельный интерес. По лестнице с грохотом сбежали дети.

— Дядя Джейми! Тетя Нэт!

А затем по ступеням спустилась Элори. Она приветливо улыбалась.

О, нет! Только не это! Джейми вцепился сестре в локоть, потому что ему срочно понадобилось удержаться за что-то еще, кроме беременной жены. Видения будущего замелькали перед его глазами.

Когда он резко вернулся в настоящее, то обнаружил себя привалившимся к стене. Нэт присела на корточки у его ног, а остальные с опаской поглядывали на него.

Нэт, поняв, что ее муж очнулся, прошептала:

— Ты собираешься становиться ясновидцем всякий раз, как только увидишь хорошенькую девушку?

Господи. Джейми хотелось верить, что так не будет. При встрече с Нэт он пережил ярчайший эпизод ясновидения, но и сейчас перегрузился не на шутку. И он совершенно не жаждал обсуждать что-либо сейчас, когда все буквально пронизывали его любопытными взглядами.

Он с трудом поднялся на ноги и покосился на гостью Нелл.

— Привет, Элори. Добро пожаловать в наш безумный мир. Извини, что я едва не рухнул в обморок.

Джейми гадал, удастся ли ему избежать расспросов о картинах будущего, и вдруг из толпы детей раздался голосок Эрвина.

— Элори! Говорил же я тебе, что ты колдунья!

Эрвин! У Джейми хватило сил удержать племянника, пока он еще что-нибудь не выболтал.

К счастью, Нелл, привыкшая управлять хаосом, успела уловить кусочек ментального взрыва брата.

— Эрвин, бегите с сестрами на кухню и принесите всем поесть и попить, ладно?

Взрослых Нелл провела в гостиную и, усадив брата на диван, вздернула брови.

«Ну что стряслось?»

В ответ Джейми отправил сестре «кадр» из своей вспышки: Элори с огромным животом, стоящую за правым плечом Джини в магическом свете полного колдовского круга на пике силы.

«Еще одна беременная женщина

Джейми беспомощно пожал плечами.

«Что нам теперь делать, Нелл?»

Сестра нахмурилась.

«Пока пусть все остается как есть. Ясновидение не дает никаких гарантий, поэтому на данный момент мы не знаем почти ничего. Не надо торопиться, братец. Давай постараемся разведать побольше о нашей вероятной колдунье с помощью научных методов».

Проклятье, как же Джейми ненавидел вспышки ясновидения!

...

Мойра: Привет, Нелл. Элори у вас?

Нелл: У нас. Сейчас она устраивается в своей комнате, а значит, три мои дочурки обступили ее и не отстанут, пока она им не покажет свои вещицы.

Мойра: Она делает по-настоящему красивые вещи. У меня есть ее недавний подарок — потрясающий медальон с синим стеклышком.

Нелл: Надеюсь, она привезла с собой достаточное количество украшений. Похоже, половина колдовского населения Калифорнии собирается наведаться на художественную ярмарку.

Мойра: Меня ее успех очень радует, Нелл. Элори волновалась из-за того, что ей предстоит везти свои работы на такую престижную выставку. Это все-таки немного иное, нежели продажа в маленьких магазинчиках у нас в Новой Шотландии.

Нелл: Мы своих поддерживаем, ты же в курсе. А Элори — наша, колдунья она или нет.

Софи: Сделай одолжение, Нелл: прихвати для меня парочку безделиц, если пойдешь на ярмарку. Что-нибудь зелененькое.

Мойра: Добрый вечер, Софи. Я не заметила, что ты в чате.

Нелл: А она у нас пронырливая ведьмочка, наша Софи.

Софи: Ха-ха. Я варила пару зелий. Простите за опоздание.

Нелл: А мы можем переключиться на видеочат? Я сегодня жутко долго занималась программированием, и мне даже клавиши нажимать больно.

Мойра: А я толком не понимаю, как это сделать на моем новом компьютере. У него нет волшебной камеры, которая прицепляется сверху.

Нелл: Если компьютер новый, то у него наверняка есть встроенная видеокамера. Попробуй кликнуть иконку видеочата и подожди несколько секунд.

«Ну просто прелесть», — подумала Мойра, увидев на мониторе лица Софи и Нелл.

— Чудесно.

— Я завидую твоей навороченной технике, тетя, — призналась Софи. — У меня не компьютер, а прямо старый драндулет, хотя ему всего два года.

Нелл рассмеялась.

— А у меня в подвале колдунята развлекаются — плавят жесткие диски. Если хочешь пожертвовать свой лэптоп, дай мне знать.

Жесткий диск. Мойра попыталась заставить работать неподатливый разум. Такие слова Марк употреблял, когда растолковывал ей, что произошло с ее ноутбуком.

— А зачем вам понадобилось их плавить? — наконец спросила она.

Взгляд Нелл стал бесконечно виноватым.

— Нелл Эриа Уокер, какую беду ты на себя навлекла?

Софи расхохоталась.

— Тетя Мойра, ты до сих пор о нас заботишься, но Нелл — уже взрослая девочка. Вряд ли твое воспитание для нее теперь так же эффективно, как для колдунят.

Нелл сделала большие глаза.

— Колдунятам не помешало бы. А я бы с радостью у тебя поучилась методам воспитания, когда мы к тебе нагрянем летом.

Старушка-колдунья не совсем поняла причину веселья.

— Прости меня, Нелл. Я в последнее время какая-то рассеянная. То, о чем ты говоришь, как-то связано с Элори? Да? Марк убежден, что из-за нее мой прежний компьютер погорел.

— Мойра, — серьезно произнесла Нелл. — Кто-то полностью выжег внутренности твоего ноутбука. Такое очень трудно сделать, даже если ты наделен колдовской силой. Эрвин не справился даже с помощью Джейми.

Приятно осознавать, что есть еще на свете нечто, чего четырехлетний Эрвин не умеет. Должны же у маленьких мальчиков быть пределы. Однако все остальное, сказанное Нелл, показалось Мойре ерундой.

— Почему ты думаешь, что Элори причастна к поджогу? У нас дома в последнее время творится сущий переполох, и я думаю, что моя маленькая машинка просто сломалась.

Нелл покачала головой.

— На моем веку ломалось не меньше сотни компьютеров, но ничего подобного не происходило ни разу. Кроме того, в тот момент в комнате присутствовало трое магов. Поневоле заподозришь чье-то колдовство!

Мойра редко выходила из себя, поэтому и сейчас решила сдержаться.

— В комнате было только двое колдунов, если только под столом не спрятался кто-то из детишек. Извини, Нелл, но я не могу принять на веру результаты твоего теста. Я слишком долго живу… Марк тоже проверял Элори. Я даже…

Мойра испуганно запнулась.

Но между ними не должно быть секретов. Поэтому Мойра продолжила:

— Я попросила мою волшебную чашу заглянуть в будущее Элори. Чаша не пожелала со мной говорить. Тогда я использовала хрустальный шар моей прабабки. Если бы у Элори был талант, магические предметы сообщили бы мне об этом.

Софи печально улыбнулась.

— Ты ее так любишь, тетя Мойра. А твой хрустальный шар никогда не работал, верно?

Глаза Мойры заволокло слезами, и она их незаметно смахнула.

— Да. Но я хотела что-то сделать. Я бы первой возрадовалась, если бы моя милая девочка оказалась колдуньей. И вы бы тоже разделили со мной мои чувства. Но я не могу вас обнадежить, и мы должны остановиться. У Элори сердце разрывается. Значит, надо признать: ошибся твой тест, Нелл.

— Дело не только в тестах, — Нелл беспомощно пожала плечами. — Не мне говорить, конечно, но у Джейми при первой встрече с Элори сегодня утром была вспышка ясновидения.

У Мойры душа ушла в пятки.

— И что он узрел в будущем моей девочки?

— Не забывай, ясновидение ничего не говорит наверняка.

— Да, — согласилась Мойра и слегка наклонилась к экрану. — Не таись, Нелл. Будет лучше, если я узнаю.

— У меня не было времени побеседовать с Джейми, но он мне передал часть своего видения. Там была моя дочка и твоя внучка. Они стояли в действующем колдовском круге, и их озарял магический свет.

Мойра разрыдалась.

— Моя Элори будет колдовать?

— Это пока лишь вероятность, — прошептала Софи. Волнение исказило черты ее лица.

Умом Мойра понимала, что Софи не лжет. Но в ее трепетном ирландском сердце зародилась искорка надежды.

Ясновидение относилось к древнейшей магии, связанной с будущим. Порой вспышки плохо расшифровывались, а иногда обманывали, но кровь Мойры услышала слова Нелл и приняла видение Джейми. Она всецело доверилась им, кроме того, сама Мойра не доверяла до конца всем этим машинам и программам. Если Джейми уловил колдовство в ее внучке, значит, стоило приложить усилия ради того, чтобы раскрыть ее дар.

— Что ж, — дрогнувшим голосом произнесла Мойра. — Нужно все выяснить. Необученная колдунья опасна.

Конец ознакомительного фрагмента

Добавить комментарий

CAPTCHA
В целях защиты от спам-рассылки введите символы с картинки
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.