Владимир Снежкин - Князь Палаэль. Становление _ Глава 2

Глава 1                     Глава 2


 

ГЛАВА 2

Кабинет ректора университета магии.

Совещание

Собравшиеся в кабинете деканы, включая ректора университета госпожу Аральту Исил, внимательно слушали доклад архимага Зара, являющегося деканом факультета темной стихии. Данное совещание решено было провести несмотря на выходной день, поскольку результаты тестов, представленных вчера Аральтой Совету представителей стихий и направлений, вызвали в последнем бурную реакцию. Дошло до того, что архимаги потребовали от ректора немедленных действий по исправлению сложившейся ситуации, в которой отчасти сами и были виноваты.

— …из пятиста двадцати студиозов, числящихся в данный момент на моем факультете, около пятидесяти оказались не в состоянии справиться с учебной нагрузкой. Для ста двадцати трех студиозов нагрузка, наоборот, представляется явно недостаточной, и требуется ее увеличение. Такая ситуация образовалась в связи с постановлением Совета представителей стихий и направлений снизить требования к абитуриентам на вступительных экзаменах и тем самым увеличить общее количество студиозов. По моему личному мнению, этого нельзя было допускать, — присутствующие деканы дружно закивали головами, соглашаясь с Заром. — Необходимо сделать все от нас зависящее, чтобы Совет отменил данное постановление. У меня все. — Архимаг сел, вопросительно глядя на Аральту, ожидая ее комментариев к своему выступлению.

— Господин Зар, — ректор не обманула его ожиданий, — вы так и не предложили никаких путей выхода из создавшегося положения. Все факты, вами озвученные, мы и так знали. Об отмене постановления мы ведем диалог в Совете, и даже наметились некие положительные тенденции. Но что делать сейчас?

— А что можно сделать, коли массово отчислять всех неуспевающих нам запретили? — проворчал декан. — Я отчислил по итогам прошлого сезона всего пятерых, тогда как избавляться надобно было от сорока студиозов. Минимум! А мы еще и новых неучей понабрали!

— Позвольте, госпожа Аральта? — со своего места поднялся декан факультета стихии воздуха архимаг Длилдон.

— Пожалуйста, говорите, — разрешила ректор.

— На каждом из курсов соответствующего факультета у нас имеются по две-три учебных группы. Предлагаю перетасовать в них учащихся в соответствии с их успеваемостью.

— Поподробнее, — Аральту, да и не только ее заинтересовали слова Длилдона.

— Все просто, дамы и господа! Допустим, на втором курсе моего факультета имеются три учебные группы. Так вот, я смешиваю все имена в единый список, рассортировав его согласно успеваемости учащихся. Наиболее успешные оказываются наверху списка, наименее — в самом его низу. Далее делю список на три равные части, и все! Группы готовы. Студиозы из первой будут учиться по усиленной программе, из второй — по обычной, ну а третья… Для третьей мы разработаем специальную, наиболее легкую и дающую только основы.

— Мысль интересная. — Аральта задумчиво потерла подбородок.

Раздавшийся набатом громкий стук в дверь заставил всех присутствующих дернуться и обернуться в ее сторону. Не дожидаясь разрешения, дверь приоткрылась, и на пороге показался один из преподавателей.

— Извините за вторжение! — с ходу начал он несколько запыхавшимся голосом. — Вы должны это видеть! Там, на арене!.. — и выскочил из помещения, едва не сбив с ног секретаршу, успевшую встать за его спиной. Аральта на нее вопросительно глянула, но та лишь недоуменно развела руками.

— Что это было? — пораженно задал риторический вопрос декан Зар.

— Полагаю, нам стоит пойти и посмотреть, в чем, собственно, дело, — поднимаясь, выразила свое мнение Аральта. — По пустякам ко мне никто не врывается подобным образом.

Деканы последовали примеру своей руководительницы — дружно встали и пошли за ней.

Картина, которую Аральта и сопровождающие ее деканы застали на арене, заставила их замереть на месте. Семь магов, из которых трое относились к преподавательскому составу, а остальные представляли десятый курс обучения, обступили полукругом одного-единственного соперника и пытались его достать различными заклинаниями, многие из которых, достигни они своей цели, способны были убить на месте! Но не это поразило вновь прибывших. А то, что соперником воинственной семерки оказался студиоз четвертого курса, который умудрялся ловко блокировать или развеивать все летящие в него плетения! Сразу у нескольких деканов вырвались восхищенные возгласы.

— Вот это да! Ай да молодец!

— Это Палаэль, — разглядел наконец студиоза декан Зар, тем самым заставив госпожу ректора вздрогнуть. Аральта, поборов свой первый порыв вмешаться и прекратить безобразие, внимательно присмотрелась к ауре Палаэля — обычная аура студиоза, достигшего ранга мастера второго круга. По эльфийской градации — четвертая или пятая ступень. Она единственная из присутствующих знала об истинном уровне этого необычного эльфа. И раз он не сбросил пресловутые ограничители, значит, уверен в себе. Вернее, в том, что справится, оперируя лишь силами, доступными магу данного ранга.

Тяжко будет — сбросит их и живо разберется с наседающими на него противниками.

— Невероятно! — воскликнул Длилдон, увидев образовавшиеся из ладоней Палаэля восемь воздушных воронок, молниеносно протянувшихся к соперникам и сорвавших с тех защитные коконы.

Практически одновременно с действием воронок из ауры Палаэля в землю ушло несколько плетений, и, спустя мгновение, вокруг противников обвились водяные плети. С учетом того, что укрыться защитой успели только трое, пятеро остальных оказались выведены из боя, тщетно пытаясь развеять захватившие их сгустки воды. А затем прилетевшие в них ментальные удары, для посторонних выглядевшие полупрозрачными росчерками в воздухе, оборвали все усилия плененных магов вырваться.

— Многоуровневые защитные блоки в действии, — дал свою оценку происходящему Зар. — Поэтому маги, превосходящие Палаэля по силе, оказались выбиты из поединка.

Водные струи исчезли, и пять бессознательных тел рухнули на землю. Аральта и деканы ожидали, что сейчас наступит развязка — трое магов, избежавших участи остальных противников Палаэля, оказались как раз преподавателями. И эти преподаватели были сейчас весьма злы — они не ожидали подобного отпора от младшекурсника. В итоге они принялись бить по эльфу самыми убойными плетениями из своих арсеналов: небольшие огненные смерчи, копья праха, разрушающие капли — все это обрушилось на защиту Палаэля, заставив ее прогнуться.

— Удивительно! — прошептал Зар. — Эта незнакомая мне защита держится!

Через несколько мгновений все плетения исчезли, разрушенные точечными ударами эльфа, и к преподавателям от него поскользили трещины на земляном покрытии арены. К неудовольствию Палаэля, отразившемуся на его лице, троица противников быстро разобралась с его атакующим плетением.

— Эй! Так нечестно! — воскликнула Аральта, увидев, как на помощь преподавателям на площадку выскочили еще четыре человека.

— Пусть, — остановил ее Зар. — Мне любопытно, насколько хватит Палаэля. В случае чего я готов в любой момент вмешаться и остановить поединок.

События между тем развивались самым стремительным образом. Палаэль, видя спешащих на помощь противникам магов, ударил по ним, не дожидаясь, пока они рассредоточатся таким же полукругом, что был разрушен им полтерции назад.

Росчерки ментальных заклинаний заставили бегущих магов притормозить и в спешном порядке заняться укреплением своих защит — будь эти ментальные удары чуть сильнее, буквально на одну ступень, и имеющиеся защиты, не рассчитанные на такое воздействие, пропустили бы «подарки» Палаэля. Троица магов, видя, что Палаэль отвлекся на вновь прибывших, усилила свои атаки, пытаясь расшатать его защиту разноплановыми заклинаниями, при этом посылая множество «пустышек» — обманных плетений, имитирующих настоящие. Обманки имели цель уберечь основные плетения от раннего вмешательства со стороны, ведущего, как правило, к их развеиванию.

— Это заходит слишком далеко! — подал голос декан Ларс, напряженно всматривающийся в ход поединка в попытке отследить все нюансы происходящего. Вслед за его словами раздался резкий хлопок, сопровождаемый яркой вспышкой прямо на границе защиты Палаэля. В итоге его модифицированный кокон «поплыл», оставив на несколько мгновений беззащитным перед магами, взбешенными столь долгим боем с казалось бы слабым противником, с которым каждый из них просто обязан был разбираться в поединке без особых затруднений. А тут — семеро против одного! И ничего сделать не могут! Да еще и потеряли пятерых из прошлого состава команды, вышедшей против эльфа первоначально!

От Палаэля в тот же миг устремились в сторону противников черные ленты, по пути разрушая плетения, летевшие встречным курсом, не зацепив только одно-единственное заклинание, которое кинуло эльфа наземь, разрушив только начавший формироваться кокон.

— Обыкновенную «глыбу льда» пропустил! — разочарованно крикнул Зар, устремляясь на площадку. — А с «темными змеями» молодец! — добавил он, видя, как черные ленты, продолжившие свой полет, невзирая на то что их создатель уже пал, неведомым образом пробили защиты магов, расшвыряв их по сторонам.

Князь Палаэль

— Пропустил-таки!!! — буркнул себе под нос, с трудом сев и глядя на приближающегося декана Зара. За ним рассмотрел фигуры еще нескольких деканов, среди которых заметил и Аральту.

— Браво!!! - Торжественный голос Учителя отозвался в голове разбившимся стеклом, заставив заскрежетать зубами от глухой боли. — Ты сумел блестяще оперировать сразу тремя потоками сознания, при этом ни разу не выпав за наложенные ограничители!

— Если честно, то едва сдержался от этого шага, — признался я ему. — Особенно, когда еще четверо на меня навалились. И вывалился бы из ограничителей, лети в меня что-нибудь посильнее банальной «ледяной глыбы». Интересно, кто ее запустить догадался? И зачем?

— Использовали в качестве отвлекающего заклинания. Кстати, никто так и не заметил иной структуры энергии. Как я и говорил, ее здесь различают только по цветовой гамме!

— Палаэль, с тобой все в порядке? — Подскочивший декан Зар начал меня внимательно осматривать.

— Да, да. Все в порядке, — успокоил я его и, взяв протянутую руку, поднялся, кряхтя и стеная. Переломов у меня не было, только синяки и ушибы. Даже не стал особо заморачиваться с собственным лечением, просто ускорив регенерацию.

— Что это вы устроили? — строго спросила подошедшая Аральта.

— Небольшая тренировка, — замечаю, как в нашу сторону ведут под руки моих противников, еще окончательно не пришедших в себя после моего заключительного удара. Елки зеленые! Если бы не треклятая «глыба льда», то вышел бы чистым победителем!

— Тренировка? — Аральта развернулась к моим бывшим соперникам, коих уже к нам подвели. — Вы тоже так считаете?

— Так и было, — кривясь от боли, прошептал один из них.

— Семеро против одного? И ладно бы против него выступили студиозы, так нет же! В «тренировку» вмешались трое наставников. Чем вы объясните мне свое присутствие на площадке? — Аральта строго глянула на троицу, дравшуюся со мной с самого начала и сумевшую избежать действия «оттока сил».

Ба! Преподаватели! А я-то голову ломал, откуда среди студиозов мастера первого крута. Если быть точным, то каждый из них был на третьей ступени, по эльфийской градации.

Явились сюда в гражданском одеянии, по которому не определишь, студиоз перед тобой или кто-то из преподавателей. Почувствовав подвох, хотел ментально к ним подобраться, но это заставило бы снять ограничители. В общем, не стал заморачиваться и принял их предложение посостязаться один на один. Все трое проиграли и в итоге выскочили против меня все вместе, решив проучить наглого младшекурсника. Позже к ним присоединились еще несколько человек. Я не возражал, поскольку хотел проверить себя. В конце концов, если бы что-то пошло не так, существовал вариант «перещелкнуть» ограничители на следующую ступень, обеспечив себе возможность использовать дополнительные силы.

— Мы… — начал было оправдываться один из троицы, но запнулся, не в силах объяснить свой поступок.

— Вы приняты на должность преподавателей первых курсов только в прошлом сезоне, а уже имеете по паре дисциплинарных взысканий, — подойдя ближе к ним, тихо прошипела Аральта, стараясь, чтобы никто не слышал. — Завтра с утра я вас жду в своем кабинете. Вместе со своими кураторами. Ясно?

— Ясно, — опустив глаза в пол, так же тихо ответили они.

— Свободны! Теперь вы. — Аральта обернулась к десятикурсникам. — Что вас побудило вмешаться в поединок?

Те ничего не ответили, стараясь при этом всячески избегать взгляда разозленной ректорши.

— Будете наказаны, — пообещала она им. — Сейчас тоже свободны!

Народ, собравшийся на арене, потянулся к выходу, явно опасаясь попасть под раздачу, и через каких-нибудь три минуты остались только деканы, Аральта и я.

— Госпожа Аральта, почему в личном деле Палазля не указано, что он является универсалом? — Зар вопросительно смотрел то на нее, то на меня, заставив обоих лихорадочно искать объяснения этому моменту.

— Видимо, в академии произошла какая-то ошибка, и они забыли это вписать, — первым нашелся я, озвучив наиболее правдоподобное объяснение.

— Забыли? — искренне удивился Зар. — В таком случае спрошу, а не забыли ли они еще чего отметить?

— Нет. — Я с самым честным видом посмотрел ему в глаза, легко выдержав подозрительный взгляд.

— А где ты научился ставить многоуровневые блоки? — задал он очередной вопрос. — В академии научили?

— Да, — ничего другого мне ответить не оставалось. — Занимался по индивидуальной программе, далеко опережая однокурсников. Поэтому мне давали чуть больше материала, нежели другим студиозам.

— Понятно! — вскинулся Длилдон, опередив Зара, собиравшегося задать очередной вопрос. — Видите? В академии уже используют принцип разделения учащихся! Тот самый, что предлагаю я! И вот, — он ткнул в меня пальцем, — результат, как говорится, налицо!

— Разрешите идти? — Самый удачный момент для бегства! Пусть ведут свои дебаты, тем более Длилдон на них настроен, что прекрасно видно по его воинственно вскинутой бородке и глазам, испытующе устремленным на других собравшихся.

— Иди, — чуть шевельнула рукой Аральта. — Что думают над предложением декана Длилдона остальные? — сразу же переключила она внимание деканов на новую тему, дав мне возможность тихонько скрыться.

Выйдя за ворота арены, я облегченно вздохнул. Все! Убег! К сожалению, на вопросы декана Зара придется ответить в будущем, но что-нибудь придумаю. Хотя и думать нечего — всему научили в академии, где занимался индивидуально. Дальше пусть он думает.

— Молоток!!! — взревел Парэх, оказавшийся справа от меня и незамеченный мною из-за сгустившихся сумерек. Ни один светильник не освещал эту часть территории университета.

— Спасибо, — скромно ответил я на его возглас. — Тоже видел поединок?

— Еще бы! — Обнаруживаю еще несколько фигур, вышедших из-за спины орка. — Весь универ видел! Даже ректорша приперлась. Вместе со всем деканатом! В этом году кубок точно наш будет!

— С чего ты решил, что меня включат в команду? — засомневался я, представив реакцию Аральты на такое предложение.

— Ты издеваешься? У нас, благодаря твоему включению в команду впервые за последние пять лет появится реальная возможность вырвать кубок из наманикюренных пальчиков жриц дроу. И упустить ее?

— Парэх! — до меня только дошел тот факт, сколько студиозов присутствовало на арене. — Почему все студиозы в университете? Сегодня же выходной день! И завтра, между прочим, тоже!

— Собрали всех, — раздосадованно махнул тот рукой. — Ректорша собиралась после ужина речь произнести, но, как видно, пока не до этого. А все ждут. Там! — указал он в направлении основного учебного корпуса. — Перед зданием. Подозреваю, что всех давно бы распустили, если некоторых не дернуло бы тренировочный поединок устроить. Пойдем?

— Куда?

— К основной массе страждущих свободы.

— Пойдем, — согласился я на его предложение, и мы не спеша пошли по дорожке. — Говоришь, пять лет кубок не могли взять? А я думал, что университет является самым сильным учебным заведением.

— Так и есть. Только ведь дроу быстрее всех развиваются в магическом плане. Вон у них есть выпускницы, имеющие, если брать по-вашему, третью ступень развития! Состязайся с ними! Нечестно! — Орк в сердцах ударил кулаком о свою же ладонь. — А по знаниям-то уступают нашим! Значительно.

— Силой берут?

— Как есть, — вздохнул Парэх. — Только она, сила эта, не всегда их спасает. Брал универ кубок, причем не единожды.

Между тем мы вышли на площадь перед основным корпусом, застав на ней большую толпу. Гомон при нашем появлении пошел на убыль, пока не установилась гробовая тишина. Вдалеке стал слышен стрекот одинокого сверчка. Все взгляды были устремлены на нашу группу.

— Чего это они? — смущенно уточнил я у Парэха. Тот, в свою очередь, пребывал точно в таком же смущении.

— Подозреваю, что это тебя, героя, встречают, — невольно понизил голос он. — Пойдем к фонтану.

— Там мест нет, — заметил кто-то из компании Парэха, молча бредущей за нами.

— Ничего страшного. Растолкаем народ, — оптимистично ответил ему второй.

Толпа перед нами расступилась, беспрепятственно пропуская к намеченной цели, при этом на всем пути я чувствовал на себе крайне заинтересованные взгляды. Похоже, за один вечер превратился в местную знаменитость.

Ко мне сунулись было несколько однокурсников, вероятно желая поздравить с удачным выступлением на арене, но, заметив Парэха и его компанию, предпочли воздержаться.

— Никто не хочет уступить место старшим, уставшим нести свои кости сюда аж от самой арены? — с нажимом на «уступить» спросил Парэх, остановившись около скамейки, оккупированной стайкой третьекурсников. Тех как ветром сдуло.

— Во-о-от, — довольно произнес он, усаживаясь и предлагая мне занять место рядом. — А кто-то нам вещал, что «там мест нет».

Ждать появления Аральты с деканами пришлось около четверти кварта. За это время к нам успели подойти несколько старшекурсников, среди которых было двое, ранее противостоящих мне на арене. В компании также обнаружился один эльф, взирающий на меня с интересом. Судя по тому, как живо все разбежались с их пути, данная компания имела определенный вес в университете.

— Твои заклинания неправильные! — не обращая внимания на насторожившегося Парэха и его дружков, заявил мне тот, что возглавлял процессию.

— Привет, Рэндол, — поздоровался с ним орк, при этом улыбаясь как можно миролюбивее.

Не может быть! Орк побаивался этого Рэндола! Эх, жалко, не могу в полной мере «посмотреть» на него ментально — для создания незаметных щупов пришлось бы повысить ограничители до первой ступени. Ежели судить по ауре, передо мной стоял маг третьей ступени развития. По имперской градации — мастер первого круга, что среди выпускников является большой редкостью. Если уж совсем честно — первый раз вижу этот уровень у студиоза.

— С чего бы это? — спросил я, смерив его хмурым взглядом с головы до ног.

— Стандартными «змеями» невозможно пробить щиты третьего уровня! Во всяком случае вливая количество энергии, доступное мастеру второго круга, которым ты, собственно, и являешься, — ответил он, проигнорировав приветствие Парэха.

— Невозможно? Почему тогда щиты «легли»?

— Не знаю, — покачал головой Рэндол. — Похоже, я единственный, кто обратил на этот момент внимание. Ты сейчас мне расскажешь, каким образом удалось провернуть этот трюк! — не терпящим возражений тоном заявил он, уставившись на меня взглядом из разряда: «А ты заплатил налоги?»

— Ты… ты… — Растерявшись от подобной наглости, я не находил что и ответить.

— Не мямли. Отвечай по существу! — Рэндол, похоже, отнес мое заикание на счет моего страха перед его персоной. Сия персона, как есть, имела соответствующую репутацию, заставляющую всех ее побаиваться. Только он не подозревал, что я о его известности был в полном неведении. Да даже если бы и знал! Он не оценил мои возможности по поединку?

Дружки Рэндола сдержанно заулыбались, в особенности парочка, что изволила «получать» от меня на арене.

— Ты, олух короля небесного, совсем страх потерял? — подобрал я наконец слова. — На поединок напрашиваешься?

После моей фразы вид Рэндола стал весьма потерянным, улыбки его дружков поблекли. Особенно после того, как в моей ауре промелькнули заготовки доброго, десятка плетений.

— Не боишься? — задал Рэндол риторический вопрос, на который и сам прекрасно знал ответ. До него только дошло, что он может и не потянуть бой с магом, пусть и уступающим по уровню, но обладающим должным мастерством, достаточным для ведения поединка с несколькими противниками, трое из которых были сильнее его самого.

— Давай так, Рэндол, — предложил я ему. — Если твои слова были произнесены из-за привычки обращаться вообще ко всем подобным образом, то готов их простить. Только впредь не обращайся так ко мне. Если же ты действительно считаешь, что вправе конкретно со мной так разговаривать, то лучше прогуляться до арены. Сегодня. Так как?

— Успокойтесь, — подал-таки голос эльф, до этого молча смотревший на происходящее. — Рэндол, я же тебя предупреждал о риске столкнуться именно с такой реакцией. Палаэль, ты из какого дома?

— Дом Падающей Листвы. — За последние две декады мне пришлось уже во второй раз назвать имя дома, к которому якобы я принадлежал. Первый был перед поединком с магистром Линиэль.

— Падающей Листвы? — Скептически приподнятая бровь эльфа ясно говорила, что он мне не поверил ни на грамм.

— Да. Падающей Листвы. — Твердо ответил я, взглядом дав ему понять, что лучше поверить. — А ты? — Я специально сделал упор на «ты», указав на его ошибку при обращении к сородичу. Эльфы всегда начинали общение с незнакомыми сородичами согласно этикету. Исключение составляли случаи «начальник — подчиненный», «преподаватель — студиоз», где допускалось подобное обращение, но только со стороны вышестоящего лица. Но даже и в этих случаях существовали определенные условности.

— Эниль, из дома Серебристых Стрел. — Эльфа явно покоробило мое «ты». Сам виноват. Первым нарушил рамки приличия. Кстати, его дом в Лесу второстепенный, ничем особо не выдающийся из общего ряда подобных домов.

— У вас ко мне есть еще вопросы? — обратился я к Рэндолу, в легкой задумчивости посматривавшему то на меня, то на Эниля.

— Нет, — словно спохватился он. — У меня более нет никаких вопросов. Может, у кого-то другого есть? — Он оглянулся на своих товарищей, но те скромно промолчали. — Тоже нет. — Подведя итог, Рэндол развернулся на сто восемьдесят градусов и пошагал прочь. За ним устремились остальные члены его компании.

— Это кто такой? — поинтересовался я у Парэха, глазами провожая отходившую от нас компанию.

— Рэндол, — коротко ответил тот.

— Я уже знаю его имя! И оно мне ни о чем не говорит. Можешь ответить на мой вопрос? Или мне у кого другого поинтересоваться?

— Он дважды был капитаном нашей команды на соревнованиях, то есть впервые возглавил ее, учась на восьмом курсе! Представляешь? — в глазах Парэха читался непонятный восторг. — Он известный в университете дуэлянт. Три десятка поединков. И все закончились чистой победой!

— Знал, кого вызывать, — усмехнулся я. — Сегодня он имел все шансы впервые проиграть.

— Идут! — Чей-то громкий голос, раздавшийся метрах в десяти от нас, заставил нас переключиться на происходящее вокруг.

Студиозы пришли в движение, покидая парковую зону перед учебным корпусом и направляясь на основное место построения, находившееся с другой стороны этого же здания. Мы присоединились к общей массе.

Выйдя из-за торца корпуса, мы увидели, что основная часть студиозов уже заняла свои места «по курсам». Все пространство университетского парка, где принято было проводить общеуниверситетские построения, освещалось множеством магических светильников. В их свете сверкали струи фонтана, расположенного в центре парка. Остальные были по каким-то причинам выключены.

— Пойду к своим, — оповестил я Парэха, после того как заприметил студиозов моего курса, кучкующихся практически в центре общего строя.

— Мы тоже, — ответил он и устремился со всей компанией в сторону своего курса.

Едва я успел примкнуть к своим, как на площади появилась Аральта в сопровождении тех же лиц, что присутствовали с ней на арене. Шум и гам начали постепенно затихать.

— Всем добрый вечер, — улыбнулась госпожа ректор, встав напротив центра строя. — Надеюсь, я никому не сорвала планов на вечер.

Строй студиозов угрюмо промолчал на эту шутку, не показавшуюся никому из них особо смешной: эти самые планы были у всех.

— Мы собрались здесь сразу по нескольким поводам, — продолжила Аральта. — Многие наверняка задаются вопросом, а почему бы не собрать всех в будний день сразу после выходных. К сожалению, возникло дело, не терпящее отлагательств. К нам по весьма важному делу обратился глава Совета представителей стихий и направлений архимаг Роллдудон. Он просит, естественно, с одобрения всех остальных членов Совета, к завтрашнему вечеру выделить в его распоряжение всех студиозов, обладающих способностями к астральному направлению магии. Это связано с некими странностями, происходящими сейчас на нашей южной границе. В районе рифов Удачи погибло несколько магов-астралыциков. Произошло это при совершении ими планового обхода морской границы империи. Их астральные тела попросту исчезли! Этот факт очень взволновал Совет, который принял решение послать в тот район всех сильнейших магов данного направления, прикрепив к ним студиозов, должных осуществлять разведывательные функции. Все подробности объяснят на месте. Естественно, это касается тех, кто будет включен в состав отряда, передаваемого в подчинение Совету. Операция рассчитана на пять дней.

— Нас туда в качестве приманки отправляют! — негромко воскликнул стоявший рядом со мной студиоз.

— Поэтому всех, кто обладает таковыми способностями, прошу завтра с утра прийти в университет, — между тем вещала Аральта. — Прибудет представитель Совета, который проинструктирует вас о порядке действий и назовет имена магов, за которыми вы будете закреплены.

— Это кто-то из богов там действует! — воскликнул Учитель. — На карте в том районе были обозначены две точки! Записывайся в добровольцы.

— Сам собирался это сделать, — согласился я с ним. Мысль о богах была первой, пришедшей в голову после объявления Аральты о пропажах астральщиков.

— …где все студиозы будут проверены по спискам. На этом у меня все, — подвела итог Аральта. — Вопросы?

— Предварительные версии, кто мог убить магов, есть? — донеслось из первых рядов.

Аральта переглянулась с деканами.

— Подозревают архимагов Плиниха, — коротко ответила она.

Подземное королевство.

Пещеры нижнего уровня

Три жрицы практически бесшумно шли по малоисследованным пещерам нижнего уровня, куда другие дроу заглядывали крайне редко. Опасности, подстерегающие здесь на каждом шагу любого, имевшего безрассудство сюда сунуться, давно отбили у всех желание праздно шататься по этим пещерам. Иногда организовывались экспедиции, связанные с необходимостью добыть то или иное редкое и чрезвычайно опасное существо из тех, которые в большом разнообразии здесь обитали, но эти отряды всегда набирались многочисленные, и предварительная подготовка к каждому такому выходу велась длительное время.

Однако среди жриц дроу всегда находились такие авантюрные личности, которых наличие опасностей только заводило. Как правило, это касалось молоденьких жриц, недавно выпустившихся из Высшей школы магии, которые сбивались в небольшие группы по три — восемь девушек и спускались на нижние уровни, искренне надеясь найти и извлечь что-нибудь этакое, что принесет им славу и уважение среди сородичей. Понятно, что в таких путешествиях жрицы нередко гибли.

Но, несмотря на это, матери не препятствовали этим выходам. Наоборот, они тайно вели пропаганду, подталкивая молодежь к участию в подобных безрассудствах. Матери полагали, что так отсеиваются самые слабые личности, не обладающие должным количеством мозгового вещества, чтобы выпутаться из экстремальных ситуаций.

— Сиралоса, — обратилась к идущей впереди жрице та, что замыкала их маленький отряд, — мне кажется, что со змеей нам не справиться. Может, выберем себе другую цель? Тем более змея наверняка уже уползла.

— Ты боишься, Динора? — Сиралоса обернулась, и на ее лице отразилась злая усмешка.

— Нет, — смутилась та. — Почему ты так решила? Просто нас всего трое, хотя для охоты на змей всегда собирались отряды не менее чем из пяти жриц, а чаще и более.

— Мы будем первыми, справившимися с задачей втроем, — самоуверенно заявила Сиралоса. — Тем более что змея не агрессивная.

— Ты ее видела, когда спускалась в предыдущий раз? — спросила третья участница, внимательно вглядываясь в одно из ответвлений пещеры.

— Да, — кивнула Сиралоса. — И что?

— Змеи тонко чувствуют силы тех, кто встретился им на пути, делая соответствующие выводы — стоит ли рассматривать объект в качестве жертвы или лучше проползти далее, причем как можно скорее. А если мне не изменяет память, то тогда с тобой был Палаэль, сил которого оказалось вполне достаточно для прямого противостояния Великой! Неудивительно, что змея вела себя крайне миролюбиво, стараясь не делать резких движений. Чувствую, ты в тот раз могла подойти и погладить ее без риска для своего здоровья!

— Хелена, ты тоже засомневалась в нашей затее? — в голосе Сиралосы проскользнуло раздражение. — Зачем тогда вы дали свое согласие на участие в походе? Уж лучше бы я нашла других жриц!

— Мы идем с тобой! — поспешили успокоить ее девушки, устыдившиеся своих речей, от которых веяло боязнью перед осуществлением операции, на которую они уже дали свое согласие. Позор!

Сиралоса глянула на обеих уничижительным взглядом, после чего развернулась и вошла в темнеющий проход одного из ответвлений. Хелена и Динора молча последовали за ней, хотя их и одолевали нехорошие предчувствия.

— Стой! — тихо воскликнула Сиралоса через пару терций и сама замерла, настороженно прислушиваясь.

— Развернем сканирующее плетение? — шепотом предложила Динора, с беспокойством посматривая вперед.

— И привлечем всех тварей, способных чувствовать магию на расстоянии, — огрызнулась Хелена, также ощущавшая себя не в своей тарелке.

— Чувствую какое-то движение! — зашипела Сиралоса. — Там, впереди. Только это не змея!

Жрицы приготовились, вытащив свои плети да несколько прихваченных с собой артефактов защиты и атаки. Динора выставила вперед узкое длинное копье, на которое были наложены сильные заклинания и которым они намеревались прикончить змею.

— Приближается! — Хелена не выдержала и сделала несколько шагов назад.

Спустя мгновение из темноты выступила фигура, закутанная в темный плащ.

— Стой на месте! — выкрикнула Сиралоса, приготовившись ударить плетью.

Фигура остановилась и откинула капюшон.

— Палаэль??? — (Эльф улыбнулся и кивнул.) — Ты что здесь делаешь? — Сиралоса опустила плеть.

— Гуляю, — ответил эльф и шагнул вперед. — Испугались?

Глаза Сиралосы сузились. Она видела перед собой Палаэля, по ауре перед ней был Палаэль, но каким-то чутьем ощущала подвох.

— Ты не он! — вдруг выкрикнула Сиралоса и взмахнула плетью, но было слишком поздно. Несколько темных сгустков, сорвавшихся с рук мнимого Палаэля, молниеносно преодолели разделявшее их расстояние и легко пробили личные защиты девушек. Жрицы, не успевшие даже вскрикнуть, упали на холодный пол пещеры. От воздействия «каплей Хаоса» они умерли мгновенно.

— Отлично! Просто отлично! — воскликнул обманный Палаэль. — Теперь осталось нанести последние штрихи, — и приблизился к телам.

Подземное королевство.

Серый дом

— Вчера были решены все вопросы по отправке Сиралосы в университет. — Шилол подняла бокал на уровень глаз, пристально рассматривая его содержимое. — Все идет по плану.

— Мама! — капризно произнесла Раксалона. — Ты можешь хотя бы раз рассказать о своих планах? Тем более если речь идет обо мне!

— Я поговорила с Сиралосой. — Шилол сделала маленький глоток вина из бокала. — Аккуратно заложила ей мысль о том, чтобы посвятить Палаэля в планы Ллос относительно его будущего.

— Будущего? — Раксалона нахмурила красивые бровки. — Какое будущее, мам? Какое будущее? Родит она от него детей, и все! Будут у нас в Черном доме могущественные маги, а мы как были вторыми, так ими и останемся.

— Думаешь? — Шилол улыбнулась и сладко потянулась на диване, стремясь при этом не допустить, чтобы из бокала пролилась хоть капля драгоценного эльфийского вина. Это ей вполне удалось.

— Ма-а-ам!

— Я уже тебе обо всем не то что намекнула, открытым текстом сказала! — неожиданно взорвалась Шилол, тем самым заставив Раксалону испуганно закрыть уже открывшийся было для очередной фразы рот. — Соображать когда научишься?

— Ну… э-э-э… — замялась Раксалона.

Шилол горестно вздохнула, подняв глаза к потолку.

— Еще раз повторяю: Сиралоса поведает Палаэлю о планах Ллос. Понимаешь, к чему я клоню?

— Предательство. Я уже давно поняла!

— Неужели! Давно? Что ты поняла?

— Ллос покарает Черный дом, во многом лишив его своей поддержки.

— Да, ты права. Если это произойдет, на ближайшем же Совете я выдвину свою кандидатуру на пост высшей жрицы.

— А как ты узнаешь, рассказала ли Сиралоса Палаэлю о планах Ллос или нет? — решилась на очередной вопрос Раксалона.

— Ей совершенно нет нужды рассказывать. Достаточно самих намерений это сделать, чтобы понести заслуженное наказание.

— Но ведь это ты явилась их источником! — Глаза Раксалоны расширились. — Если Ллос начнет копаться в ее голове, то… — Она запнулась, с ужасом глядя на мать.

— И что? — Шилол посмотрела на нее, словно на маленькую девчонку. — Я же не говорила ей пойти и предать интересы Великой! Лишь бросила пару тонких полунамеков о намерениях богини относительно Палаэля, а затем повздыхала, мол, как же тебе все-таки повезло иметь такого мужа. Пусть и в перспективе. В итоге мои слова заставили ее задуматься. Абсолютно уверена, она сейчас размышляет, как бы лучше донести до Палаэля замыслы Ллос.

— Мам, ты не думала, что он сможет ее защитить от гнева Великой?

— Когда будет рядом, дочка, то, возможно, и защитит. Другое дело, что посещать Подземное королевство Сиралоса будет одна. По крайней мере, в первые разы после зачисления в университет. Главное, чтобы она не умудрилась забеременеть за первый период…

Речь Шилол оборвалась. На ее груди разгорелся темным пламенем медальон с ликом богини, доставив жрице немало болевых ощущений.

— Великая вызывает! Жди, никуда не уходи! — Шилол вскочила и бросилась вон из комнаты, громко хлопнув дверью, оставив Раксалону гадать над причинами такого необычного проявления воли богини. Она впервые видела, как Ллос сама вызывает жриц.

Шилол вернулась нескоро — прошло несколько кварт после ее ухода, прежде чем Раксалона услышала шум открываемой двери.

Ничего не ответив на ее вопросительный взгляд, верховная жрица прошла и буквально упала в кресло, уставившись в одну точку.

— Что случилось? — спросила Раксалона, обеспокоенно глядя на мать.

— Сиралоса убита, — изрекла мать, находясь все в той же задумчивости.

Услышав эту новость, Раксалона вскочила со своего места. Она была ошарашена.

— Как? Кем? Когда? — прозвучали первые вопросы, пришедшие ей на ум.

— Ее убил Палаэль, когда она спустилась на нижние уровни. Такая же участь постигла еще двух жриц, составлявших ей компанию. В качестве улики остались следы его ауры.

— Зачем?

— То для нас останется тайной, — пожала плечами Шилол. — Кто может знать мотивы странного поступка другого разумного существа?

— Ллос спустит ему такой поступок?

— Она пришла в ярость. Только выбор у нее невелик. В итоге она хочет получить детей и только затем заманить его в ловушку, расставленную в другом мире.

— Мама! Это же богиня! Ей ничего не мешает навалиться на него всеми силами и раздавить, как букашку!

— Ты не все знаешь, дочка, — вздохнула Шилол. — И объяснить тебе я не могу, поскольку запрещено тебе обладать такой информацией. Просто воспринимай как факт: Ллос не хочет связываться с Палаэлем в этом мире. И в другом тоже, если станет известна ее причастность к его гибели.

— Великая кого-то боится? — Догадка настолько поразила Раксалону, что она на миг забыла о гибели подруги.

— Опустим этот момент, — отмахнулась Шилол. — Важно другое. Ллос и все матери пришли к выводу о недостаточном усердии Сиралосы в деле соблазнения Палаэля. Предполагают, что скорее всего она что-то сказала или сделала не так. В общем, он избавился от раздражающей его невесты. И теперь его невестой, по одобрению Ллос, становишься ты.

— Я? — ужаснулась Раксалона. — Если он решит и меня отправить на перерождение?

— Значит, ты была недостаточно усердна, — скривилась Шилол. — Готовься. Завтра отправляешься в университет. Вместо Сиралосы… Хургов Палаэль! Все планы из-за него летят! Или это был все-таки не он?

— Мам?

— Отстань! — Шилол кинула на дочь уничтожающий взгляд. — Я думаю! Ты понимаешь всю запутанность создавшегося положения? — Она, задумавшись, прервалась на несколько тим. — Несмотря на все неопровержимые улики, у меня большие сомнения, что именно Палаэль убил Сиралосу! Смысла ему никакого нет. Этим поступком он поставил под угрозу отношения Леса и Подземного королевства, хотя ранее они были ему важны. Он же, в конце концов, согласился на брак! А мог бы с легкостью и отказаться. Да и не похож он на помешанного убийцу, не думающего о последствиях подобного шага. Понимаешь меня?

— Да, мам, — согласилась Раксалона. — Но у Ллос не возникло никаких подозрений!

— Богиня, находясь в ярости, склонна сначала наказывать виновных, выставляемых напоказ, а уж потом думать, настолько ли они виноваты. Если вообще будет над этим задумываться!

— Попробуй рассказать ей о своих подозрениях, — предложила дочь.

— Я похожа на умалишенную? — скривилась Шилол. — А вдруг это действительно Палаэль решился на убийство? И что тогда? — Верховная жрица вновь на несколько мгновений погрузилась в задумчивость, которую Раксалона более не решилась прервать. — Собственно, а что мы теряем? Так или иначе, ты заменила Сиралосу в роли невесты. Черный дом не свергнут, но это дело времени. При рождении детей власть постепенно перейдет к нам.

Шилол подняла глаза на Раксалону, и той стало вдруг неуютно от этого оценивающего взгляда.

— Что-то не так? — робко осведомилась она у матери.

— Все так, Раксалона. Сядь!

Князь Палаэль

Собравшаяся перед университетом группа студиозов насчитывала свыше трехсот человек. Руководство решило отправить весь факультет астрального направления магии, за исключением первых пяти курсов, студиозы которых были пока в астрале достаточно беспомощны и при столкновении с вражескими магами не смогли бы дать соответствующий сигнал, и уж тем более убежать.

Также сюда добавились слушатели факультативных курсов по этому направлению. Их набирали с восьмого курса и старше.

Когда я явился на пункт записи, дежурный маг, посмотревший на мою форму с сомнением, на всякий случай заглянул в списки, после чего спросил:

— Палаэль? Это вы вчера устроили на арене представление?

— Я, — бессмысленно было бы отпираться.

— Стало быть, еще и астральным направлением владеете? Универсал?

— Да.

— К сожалению, вас нет в списках, — развел руками маг. — Я получил строгое указание отсекать всех лишних, желающих принять участие в увлекательной операции. Поверьте, там реальная опасность!

— Я знаю, — согласился я с ним. — Подозреваю, что понимаю опасность лучше всех собравшихся. В том числе и магов Совета.

— Считаете? — Он посмотрел на меня несколько озадаченно. — Ладно, спорить не буду. Если госпожа Аральта даст добро, я внесу вас в соответствующий список, и вперед.

— Она у себя?

Дежурный маг кивнул и обратился к следующему студиозу, стоявшему в очереди за мной:

— Ваше имя?

— Разрешите еще один вопрос? — снова привлек я внимание мага. — Отправка к границе будет осуществляться порталами?

— Конечно! Не пешим же ходом отправлять магов в экстренной ситуации, — ответив, он обернулся к студиозу, имя которого уточнял.

Я же отправился к Аральте, оказавшейся, как и подсказал маг, у себя в кабинете.

Поздоровавшись с секретаршей, собрался было уже войти, но та попыталась остановить меня:

— Она там не одна.

— С кем?

— Трое представителей Совета. Уже кварт заседают.

— И еще столько же будут заседать. — Я решительно постучал в дверь, после чего, не дожидаясь разрешения, тихо ее приоткрыл и зашел в кабинет, сразу оказавшись под пристальными взглядами четырех пар глаз.

— Палаэль, что-то случилось? — строгим тоном спросила Аральта.

— Да, — кивнул я ей. — Меня забыли вписать в списки участников похода.

— Почему ты думаешь, что забыли? — удивилась она. — Вполне сознательно не включили.

— Почему?

— Позволь с проблемами империи разбираться самой империи. То есть нам.

— Это тот самый Палаэль? — наклонившись через стол, тихонько спросил у нее один из присутствующих архимагов. Из всей троицы, присланной Советом, никого рангом ниже не было.

Аральта едва заметно кивнула головой. Архимаг сразу же поднялся, подошел ко мне и чуть поклонился.

— Приветствую вас, ваше высочество. Позвольте представиться: заместитель командующего Южной границей Нитской империи, архимаг Льорис. Со мной, — он повернулся, — заместитель главы Совета представителей стихий и направлений архимаг Зорг и постоянный представитель Совета в Канцелярии императорских дел архимаг Фармигур. — Озвученные архимаги встали со своих мест и учтиво поклонились.

— Полагаю, мое полное имя и занимаемое положение вы и так знаете, — ответил им я, слегка склонив голову.

— Знаем, — подтвердил Льорис. — Ваше высочество, позвольте спросить. Почему вы хотите принять участие в походе?

— У меня есть личные мотивы, разглашать которые мне бы не хотелось. Прошу поверить на слово, мое присутствие не повредит интересам империи. Скорее наоборот, вы спасете много жизней магов астрального направления.

Архимаги удивленно переглянулись и обратили недоуменные взгляды на меня.

— Ваше высочество, если уж вы представляете всю степень опасности, грозящую участникам похода, то должны понимать, что мы не можем рисковать вашей жизнью. Архимаги Плиниха весьма искусны в астрале. Только они не собрали достаточно информации о наших возможностях, иначе не рискнули бы на такой шаг.

— Стало быть, отказываетесь включать меня в состав отряда?

— Приношу свои глубочайшие извинения, но иного ответа я дать не могу. Думаю, госпожа ректор меня поддержит. — Аральта молча кивнула, соглашаясь с доводами архимага. — И остальные присутствующие тоже. — Оба других архимага также дружно кивнули.

— Жаль, — искренне огорчился я. — Раскрыть им информацию о богах?

— Не надо, — предостерег от этого шага Учитель. — Меньше знают, лучше спят. Вызывай Седрика. Он как-то упоминал о своем путешествии неподалеку от рифов Удачи, значит, точки привязки к той местности у него есть. Отправишься на охоту в индивидуальном порядке.

— Спасибо, дамы и господа, — с легкой иронией в голосе поблагодарил я присутствующих и вышел из кабинета.

— Не за что, — донеслось до меня из-за не успевшей закрыться двери.

— В случае моего исчезновения шум поднимется большой, — мысленно сказал я Учителю, спускаясь по лестнице. — Есть соображения, как его избежать?

— Управиться с задачей за сегодняшний день.

— Как? Сам видел, точки, отмеченные на карте, охватывают при приближении область площадью в десятки квадратных километров! Если боги выходят в астрал лишь периодически, то обнаружить их становится проблематичным.

— Нужна наживка. Не видел внизу никого из знакомых студиозов?

— Наживка? Думаешь, кто-то согласится быть в ее роли? Поступлю, пожалуй, следующим образом: вызову Седрика, которого придется встретить в городе, так как привязок к университету у него нет. Проведу его сюда под покровом иллюзии кого-нибудь из студиозов. И уже отсюда будем телепортироваться к рифам. Завтра, когда все уже будут на месте. Естественно, на занятия не пойду. Наложу на те «жучки», которые расставлены в моей комнате, циклические иллюзии. Пусть сидят, любуются на мое изображение, пару дней провалявшееся на кровати в обществе фолиантов.

— Заметил-таки «жучки»; — довольно произнес Учитель. — Растешь!

— Спасибо. Так как тебе мой план?

— Хочешь в качестве наживки использовать весь отряд, собранный империей для охоты на «архимагов»? Можно попытаться. Тем более боги наверняка не пропустят мимо себя такое количество раздражающих их объектов.

Выйдя из здания учебного корпуса, достал разговорный амулет и ментально перевел его на связь с Седриком. Кстати, это ноу-хау для здешнего мира — единый разговорник для всех абонентов, с кем поддерживается связь. Ранее приходилось иметь несколько подобных амулетов, каждый из которых был настроен на определенное лицо. Структуру «одного на всех» мне показал Учитель, справедливо заметив, что негоже становиться похожим на новогоднюю елку, сплошь увешанную «игрушками». Местные маги вынуждены были носить с собой лишь несколько разговорников, остальные они оставляли дома.

Чистым ментальным каналом дотянуться до Седрика не мог из-за слишком большого расстояния, разделявшего нас. Но это только пока — Учитель пообещал, что как только освою работу с самыми глубинными слоями астрала, через которые осуществляются проходы между мирами, у меня появится возможность работы с прямыми ментальными каналами, соединяющими меня через любое произвольное расстояние с лицами, чьи образцы аур у меня имеются. Пока же придется пользоваться «костылями».

— Седрик, привет, — произнес я, едва амулет приобрел зеленоватый оттенок, указывающий, что с противоположной стороны меня слушают.

— Здравствуйте, ваше высочество, — размеренно ответил тот. — Что-то случилось?

— Я уже тебе говорил, обращайся ко мне просто по имени. И на «ты».

— Извини. Все никак не могу себя перебороть, — усмехнулся Седрик. — Так что случилось-то? Или просто пообщаться захотелось?

— Да-да, — улыбнулся я. — Сто лет тебя не слышал, соскучился. Ладно, юмор оставим на потом. Седрик, мне завтра необходимо попасть к рифам Удачи. Привязки есть?

— Конечно, есть. Так что не вопрос. Говоришь, прибыть завтра?

— Сегодня сможешь? Мне тебя еще надо в университет провести, поскольку телепортироваться будем из моей комнаты в общежитии. Возвращаться предполагаю в нее же.

— Смогу, — подтвердил Седрик. — Только, если можно, через пару кварт. Пойдет?

— Хорошо, — согласился я. — Встречаемся через два кварта там же, куда телепортировались в последний раз. Я пока подготовлюсь.

После сеанса связи зашел в свою комнату, где подготовил четыре плетения-иллюзии, аккуратно встроив их в конструкцию миниатюрных «жучков». Пришлось изрядно повозиться, поскольку они все это время работали на передачу сигнала, а ведь я не хотел, чтобы наблюдатели заметили мою осведомленность об их существовании.

— Все равно, что блоху подковать, — довольно заметил, завершив работу. Осталось активировать мои блоки, и наблюдатели с противоположной стороны будут следить, как я расхаживаю по комнате, читаю фолианты, изредка ем заранее заготовленные иллюзорные продукты да хожу в санузел. В общем, веду полноценную жизнь в боксе, не выходя наружу.

Теперь следующий этап — Седрик.

Через час я был на месте. Седрик еще не появился, и мне пришлось коротать время, рассматривая на этой узкой заброшенной улочке редких прохожих, неспешно направляющихся по своим делам. Некоторые из них, с явно бандитской наружностью, проявляли излишний интерес к моей персоне, но после короткого ментального посыла быстро удалялись.

Спустя десять минут в нескольких метрах от меня прямо в воздухе появилась затемненная точка, быстро преобразовавшаяся в воронку, из которой на землю ступил человек, которого я здесь ожидал.

— Наконец-то, — обрадовался я. — Заждался уже!

— Вроде бы я не опоздал, — озадачился он, подойдя ближе.

— Нет, не опоздал. Это я раньше пришел. Пойдем.

Извозчик, ожидавший нас на ближайшем перекрестке, даже не заметил, как мы осторожно забрались в его бричку. Над чем-то задумался, бедолага.

— Поехали!

От моего оклика извозчик вздрогнул и резко обернулся, открыв рот и по всей видимости намереваясь сказать о том, что уже занят.

— А-а-а, это вы, — проворчал он, узнав меня. — Нельзя же так людей пужать! К университету?

— Да.

— Палаэль, — прервал молчание Седрик, когда мы прибыли на место и вылезли из брички, — к чему такая секретность? Ты не можешь просто провести к себе гостя?

— Появятся лишние вопросы, которые мне ни к чему. — Еще раз внимательно осмотрев его внешний вид, я удовлетворенно кивнул. Иллюзия удалась на славу! Никто теперь не отличит Седрика от одной из моих знакомых.

— Как хоть меня теперь зовут? — уточнил он, скептически рассматривая свои ухоженные руки с наманикюренными пальчиками.

— Марседа, — ответил я, одновременно оглядевшись по сторонам. Улица была пустынна, посторонних не было. Около калитки скучал дежурный студиоз, в руках которого я заметил маленькую книжку, странички которой он сейчас не спеша перелистывал. Он бросил на нас единственный взгляд и снова уткнул нос в книжку.

— Никого из мужского пола вспомнить не удалось? — с легкой иронией спросил Седрик.

— Почему? Помню. Только никто из мужского пола не имеет привычки ходить ко мне в комнату. В отличие от Марседы и ее подружек.

— Ого! Справляешься?

Мы миновали калитку и направились в сторону общежития.

— С чем?

— Одновременно со всеми, — в голосе Седрика звучала легкая зависть. И уважение.

Он думает, что я со всеми сплю?

— Мы просто общаемся! Ничего между нами нет.

— Страшные?

— Нет, все красивые.

Выражение взгляда Седрика несколько изменилось. На сей раз он смотрел на меня как на дурака.

— Палаэль! — окликнули меня, когда мы были уже около общежития. Марседа! Что она здесь делает в выходной день?

— Бегом! — прошипел я Седрику и рванул вперед, за несколько секунд достигнув двери в общежитие. Убедившись, что спутник от меня не отстает, быстро пошел по коридорам в сторону своей комнаты.

 

Конец ознакомительного фрагмента

Глава 1                     Глава 2