Курсовая работа по обитателям болота - Глава 5

Главы     1     2     3     4     5     6     7


Глава 5

Утро началось тихо и спокойно. Меня никто не тревожил, кроме одной служанки, которая принесла завтрак.

Наверное, этому отчасти способствовало то, что за время, которое пробыла одна, я успела изрядно себя накрутить. В основном из-за зеленого. Я же девушка молодая, и как-то не случилось никому отдаться почти до двадцати лет. И надо признать, в ближайшее время я не собиралась исправлять эту «несправедливость». Поэтому пусть кикимор поумерит амбиции, а то… Что-нибудь придумаю!

К тому же служанка сказала, что Ла-Шавоир вернулся еще утром и совсем скоро должен изъявить желание меня видеть, и это добавляло нервозности. Желание не изъявлялось уже часа эдак три, поэтому мое нетерпение пополам с раздражением росло. Очень уж хотелось все прояснить…

И в глубине души я все же старалась верить в доброту, честность, неиспорченность и благородство душевных порывов некоторых зеленых кикиморов! Но прагматизм и отсутствие веры в разумных побеждало. Поэтому, ругаясь, пыталась все же облачить себя в платье, но чересчур сильно дергала завязки. Тут раздался стук в дверь, и я, воспрянув духом, полетела открывать.

Открыла. Огляделась. Никого. Подумала и посмотрела на потолок. Тоже никого.

— Юлия Аристова, — раздался сухой голос откуда-то справа. — Мне приказано сопроводить вас в кабинет Феликса Ла-Шавоира, управляющего Изумрудным дворцом — великолепнейшей резиденцией Гудвина Великого и Ужасного.

Оглядела пространство более внимательно и наконец увидела зависший в метре от меня полупрозрачный светящийся силуэт. Ой, мама… Это привидение?! Но почему днем?!

Силуэт стремительно налился цветом, позволяя разглядеть бледного мужчину средних лет с постным вытянутым лицом, который четко кивнул и сказал:

— Позвольте представиться: экс-мажордом Изумрудного дворца Ильвар Даль-Нирас.

— Здравствуйте, — немного нервно ответила я. — Очень приятно.

— Следуйте за мной, — кивнул он и снова побледнел до состояния легкой дымки.

Экс-мажордом… Это покойный, что ли?! Какие тут оригинальные должности… И многоразовые слуги. «Вы внезапно умерли?! Не беда, работа найдется даже для эктоплазмы…»

Шли мы недолго. Я бы сказала, что на удивление недолго, так как в прошлый раз дорога в сопровождении кикимора тянулась минут двадцать. Вот же расчетливый тип!

Он приучал меня к виду местных жителей. Именно поэтому и протащил по главным коридорам, сделав при этом немалый крюк. Да еще и за руку держал. В своем возмущении по поводу статуса и того, что он меня также увел от Элливира, я совсем забыла, как сама цеплялась за зеленого. И тогда его прохладные пальцы были якорем и не давали окончательно распрощаться с уверенностью в своем здравом уме.

Эти мысли остудили необоснованный гнев, и теперь я только боялась. Будущего. Неужели спустя сутки сработал инстинкт самосохранения?

Когда призрак с полупоклоном завис возле знакомой двустворчатой двери, я поняла — мы уже пришли.

Раздался резкий стук, и я вздрогнула, с удивлением уставившись на ярко светящегося Ильвара. Так вот как… Ну конечно, он же бесплотный.

Потом створки распахнулись под незримой рукой, и экс-мажордом влетел внутрь.

— Господин, ваша риале прибыла.

— Замечательно, — ответил ему знакомый голос. — Проси.

Я выдохнула, развернула плечи, гордо вскинула подбородок и напомнила себе о трех поколениях военных у меня в роду. А стало быть, трястись перед встречей с местным кикимором вовсе не обязательно! А значит — шагом марш!

Когда я зашла в кабинет, то дверь за мной почти сразу неслышно закрылась, недвусмысленно отрезая пути к отступлению. Впрочем, куда я теперь от Феликса? Как, впрочем, и он от меня. Психолог господину управляющему нужен.

Но стоило мне внимательнее рассмотреть сидящего напротив мужчину, как я мигом забыла обо всех метаниях и всерьез задумалась, а не ошиблась ли кабинетом. Может, это вообще больница на родной Земле? К моему удивлению, за столом сидел человек.

Темноволосый мужчина, не глядя на меня, махнул рукой в сторону кресла напротив и предложил мне перьевую ручку и белоснежный лист бумаги.

— Садитесь, Юлия.

Я поняла — меня удостоили чести лицезреть вторую ипостась Болотного лорда. Но с чего бы такое? Он сам говорил, что это очень личное и человеку дальнего круга такого не показывают.

Осторожно присела на краешек кресла, внимательно разглядывая хозяина кабинета. Феликс неожиданно поднял глаза, и я даже вздрогнула, когда поймала его светлый взгляд.

— Привыкайте. — Он без объяснений понял причину моего ошеломления. — Отныне вы в моем личном круге, а это не только дарует привилегии, но и накладывает обязательства. А в этом виде мне иногда комфортнее.

Восхитительно! Не успела прибыть — и уже по всем фронтам должна.

— Феликс, — осторожно начала, усилием воли вернув себе присутствие духа. — Между прочим, я не принимала обязательства. Это вас не смущает?

— Ни капли, — безмятежно улыбнулся управляющий, откинув упавшую на скулу длинноватую волнистую прядь, и в ней в солнечном свете на миг сверкнула зеленая искра. — У вас выбора нет, любезная.

Я сидела и смотрела на него, затягивая молчание, но ни капли об этом не сожалея. Думать полезно. А в таких ситуациях — тем более. Кикимор не прерывал меня, а с искренним любопытством наблюдал. Вспомнила его фразу про «поведенческие реакции» и на миг ощутила укол раздражения. Экспериментатор, чтоб его!

Так… Какие у меня варианты? А, собственно, никаких. Можно попробовать сделать «финт ушами» и, помахав лапкой, уйти в отдел, который попаданцами заниматься и должен. А с другой… Он — управляющий Изумрудным дворцом. Третья линия наследования престола. А если кикиморам свойственна мстительность? Тип с такими возможностями может очень много гадостей сделать.

Поэтому бессмысленно. Даже если я попытаюсь качать права, он только посмеется, как тогда в саду, и вкратце обрисует мне будущее без его сиятельной персоны на горизонте.

Но я — дар богини. И еще у меня есть определенные обязательства. Хоть не мир спасать, и то ладно. Да и вообще, перед тем как брыкаться, стоит спросить о значении термина «риале».

— Можно узнать более подробно, что из себя представляют пары «местный — переселенец»? — напрямую спросила я, а потом добавила: — Ну и, конечно, очень интересно, кем же вы обозначили меня. И про вышеупомянутые обязательства… подробнее, если можно.

— «Риа — рил»… — Он задумчиво побарабанил изящными пальцами по темной полировке стола. — Они вынуждены проводить вместе хотя бы один день в неделю для обмена энергией, которая помогает попаданцу выработать иммунитет. «Риале — риалан» — понятие гораздо шире. Камни создают узы. Потому, как правило, именно это используют, чтобы привязать сильного переселенца к аристократу высшего звена того сектора, в который он попал. Если риале — женщина, а риалан — мужчина, то это имеет еще одну грань. Вернее, ее вероятность.

Концовка мне не понравилась. Да и вообще… Я не являюсь той, к кому можно применять такое. Обычная, слабенькая, случайно попавшая в шаловливые лапки к Зеленой Богине.

— И что за грань? — решила пока не паниковать раньше времени. А вдруг я слишком плохо о нем думаю?

Феликс с сомнением на меня посмотрел, взял в руки лежащие на столе очки с зелеными стеклами и начал рассеянно водить пальцем по дужке.

— Эм… — Судя по всему, услышанное меня не порадует. — Это возможность более плотного тактильного контакта.

Класс!

— Феликс Ла-Шавоир, Болотный лорд сектора Малахит, — разъяренно зашипела я, резко поднимаясь и с громким хлопком ударяя ладонями по столу. — У последней гадюки совести больше! Мне рассказать, куда вы можете пойти с этими «возможностями контакта», или сами догадаетесь?!

Секунду ничего не происходило, но потом голубые глаза нехорошо сощурились, он тенью метнулся вперед, накрыл мои ладони своими и все так же тихо и невозмутимо продолжил:

— Каждый понимает в меру своей испорченности, Юла.

— Да как еще прикажете это воспринимать?! — взвилась я, пытаясь выдернуть руки из его хватки и не краснеть оттого, что резкое, немного вытянутое лицо мужчины оказалось вдруг совсем рядом. От него горьковато пахло полынью и хризантемами.

Он отстранился так же стремительно, как и оказался рядом.

— Сядьте! — Он дернул бровью, а когда я попыталась сесть на свое прежнее место, то покачал головой и указал на кресло около самого стола. Я сочла за лучшее сейчас уступить.

— Дайте руку. — Он протянул ладонь и требовательно на меня посмотрел. Пальцы коснулись его руки сами, не успев согласовать это решение с мозгом. Он осторожно погладил мое запястье, и я вздрогнула от прохлады прикосновения. — Вот причина.

— В чем? — Понимание ситуации не спешило ко мне на всех парусах.

— Вы теплая, — снисходительно улыбнулся болотник. — На ощупь приятная.

— Нет, Элливир был прав, вы все-таки извращенец!

— Я — кикимор! — не выдержал поклепа Феликс. — И по определению — хладнокровный. Но в роду у меня богиня Земли, а значит, во мне есть тяга ко всему… теплому.

Лягушечка ты моя зеленая! А я Иванушка?! А что? Шкурку вот меняет и становится хоть и не красавцем, но вполне привлекательным. Василисушка!

Господи, да, я хотела в жизни сказки! Но не надо же понимать все так буквально!

— И что теперь?

— Ну… — неуверенно посмотрел на меня болотник, потом развел руками и продолжил: — Юлия, скажу честно… Никуда вам от меня не деться. Я привык получать желаемое. А хочу я грелку. И, оцените благородство, не постельную!

— Вот уж огромное спасибо, — едко ответила я. — Не понимаю своих функций!

— Просто быть рядом, — немного устало вздохнул он. — И позволять касаться.

— Получается, я кошкой буду? — тупо поинтересовалась я. — А что? Лежи, урчи, жди, пока устанут гладить, и удовольствие получай!

— Урчать не обязательно. — Мужчина немного подумал, а потом царственно разрешил.

— У кошек есть еще одно свойство. — Все же я высвободила из руки мужчины свою ладонь, которую он нехотя отпустил. — Они всегда гуляют сами по себе.

— Так кто мешает? — пожал плечами надменный аристократ, уверенный в своем праве. — Гуляйте, но помните, где дом и хозяин.

Ах ты, жаба болотная!

— У кошек хозяев нет, — сухо поведала я. — А есть когти и зубы, и их они запускают в руки, которые не согласны ощущать! — Потом еще немного подумала и закончила: — А также они имеют свойство гадить в тапки совсем уж неугодным и непонимающим.

Кикимор уставился на меня с таким ужасом, что я не выдержала и истерически рассмеялась.

— Юля, может, воды? — любезно спросил Феликс. — Вы как-то слегка неадекватно реагируете…

Дайте мне воды… И побольше. Интересно, а кикиморы тонут?

— Ну вот, на вас не угодишь! — на полном серьезе негодовал зеленый. — Никаких неприличных предложений, взамен едва ли не весь мир на блюдечке, а вы?!

Все звучало так складно, красиво и обоснованно, что мне почему-то неописуемо захотелось его куда-нибудь послать…

— Вы поймите, это уже неприлично!

— Вот как! — Кикки снова подался вперед и вкрадчиво продолжил: — Тогда мы с вами некоторую часть вчерашнего дня провели в кра-а-айне неприличном виде, в общественных местах и, хочу отметить, с вашего полного согласия!

Это он про то, что за руку меня вчера таскал. И крыть нечем. Но какое же это неприличное?! Вот сегодняшнее предложение — это да, а вчера… мелкая вольность! Да и я думала, что тут так принято, вот и не дергалась.

— Хорошо, — устало кивнула я в ответ. — Если на том же уровне, то ладно.

— Еще и волосы, — внес коррективы кикимор.

— Не отдам! — решительно покачала головой.

— Я и не забираю! — возмутился Феликс. — Просто интересно, какие на ощупь… У нас они более толстые и жесткие…

Как же я устала спорить…

— Не сразу, — почти попросила, признавая полную капитуляцию перед зеленым захватчиком. М-да. Звучит почти как сводка ужасов про НЛО.

— А теперь давайте о хорошем! — радостно провозгласил изворотливый мерзавец, который добился всего, чего хотел на данный момент. — О положительных сторонах статуса «риале».

Я откинулась на спинку кресла и приготовилась внимать плюсам моего поражения.

— Первое и, наверное, основное. — Довольный Феликс весело меня оглядел и провозгласил: — Вы не умрете!

— Совсем никогда? — озадачилась я и честно ответила: — Не сочтите за неблагодарность, но не заинтересована.

— Не то чтобы никогда, — побарабанил пальцами по подлокотнику кикимор. — Просто продолжительность вашей жизни теперь равна моей.

— А сколько вы живете? — не теряла подозрительности я. Не хотелось бы жить вечно… Чем я все это немереное время буду заниматься?!

— Триста лет, — спокойно ответил болотник. — Вы относитесь к этому отрицательно?

— Нет, — покачала головой. — Думаю, найду чем заняться.

— Продолжим, — с иронией улыбнулся Кикки. — Гибель от недовольства Гудвина вам теперь тоже не грозит. Да и тогда… я несколько сгустил краски.

Замечательно! Навешал лапши на уши, стало быть. Вот змей, а?

— А каково реальное положение дел?

— Теперь вас в любом случае не тронут. — Он прикрыл глаза и полушепотом закончил: — Риале — это очень важно.

— Чем же?

— Секрет, — открыто усмехнулся противный зеленый, чем заставил планку антипатий с отметки «опасный тип, по возможности не связываться» подпрыгнуть до «все равно кто, но так по морде дать хочется».

— Хорошо, — скрипнула зубами, понимая: ничего не скажет, даже если буду настаивать.

— Идем дальше, — продолжил открывать мне радужные перспективы нашего с ним совместного будущего Феликс. — Вы имеете право пользоваться почти всем моим имуществом. Финансовым в том числе.

— А не боитесь, что совсем скоро его не останется?!

— Нет, — покачал головой Ла-Шавоир, откидывая со лба непослушную волнистую прядку. — Во-первых, я верю, что вы не будете настолько неосмотрительны, а во-вторых, вам это просто не удастся. Законодательством все предусмотрено.

— Как это? — не разобралась я в тонкостях.

— Есть определенный лимит, который рассчитывается от уровня дохода риалана.

— Какая жалость, — процедила я, глядя прямо в насмешливые светлые глаза. Феликс явно забавлялся ситуацией, поэтому мне становилось все более сложно себя контролировать и не наговорить гадостей.

— Какая прелесть, — ласково посмотрел на меня кикимор. — Злитесь вы просто очаровательно.

— Феликс… — прищурилась я. — Мне кажется или вы со мной флиртуете?!

— Не кажется, — благожелательно похвалил он мои выводы. — Но исключительно в научных целях!

С губ едва не сорвалось пожелание, куда может идти управляющий вместе со своими научными целями.

— Значит, так… — Я встала, намекая на завершение разговора. — Меня не…

— Сядь! — резко приказал мужчина, с лица которого исчезло то добродушное выражение, которое было там не так давно. — Я еще не закончил.

И вот тут взыграла кровь предков.

— А я закончила, — независимо вздернула подбородок. — Феликс, если нам предстоит тесно общаться в дальнейшем, то учитесь уважать мое мнение. — Погладила пальцами теплый камешек на груди и продолжила: — Также, если не желаете, чтобы я прямо сейчас оставила на вашем столе эту очаровательную игрушку, лучше начинайте прямо сейчас.

— Миртар нас уже связал, — холодно улыбнулся он. — Поздно, леди.

— Пойдем с другой стороны, — легко согласилась я. — Ла-Шавоир, а вы когда-нибудь вынуждены были общаться с очень враждебно настроенной к вам женщиной?

— Случалось, — настороженно ответил он.

— И насколько она или они были вам близки? — все так же мягко спрашивала я, ощущая просто лютую злость на надменного аристократа, который решил, что ему все позволено. — Так же, как и риале? Подумайте, ведь у нас с вами вся жизнь впереди… И какой неописуемо «прекрасной» я могу ее сделать!

— Пакостница, — внезапно рассмеялся болотник. — Ладно, чего желаешь?

— Остались вопросы, — скрестила руки на груди. — И как вы видите наше совместное… существование?

— Желательно в моем доме, — «порадовал» меня самоуверенный гад. — Это решит очень многое.

— А вот и не согласна! — Все же села обратно и, не спрашивая, подтянула к себе лист бумаги и ручку. Писать перьевой, конечно, было несколько неудобно, но я справилась. Закончив, я поднялась, хлопком опустила список перед его носом и спокойно сообщила:

— Изучайте!

Потом развернулась и направилась к двери.

— Прошу вас за обедом составить мне компанию, — миролюбиво раздалось за спиной. — Нужно привыкать и учиться быть рядом. Как вам, так и мне.

— Хорошо, — ответила и быстро вышла из кабинета.

Как только закрыла дверь и прошла несколько метров по коридору, так разом ослабели колени и накатил запоздалый мандраж. Господи, во что же я вляпалась?! Да еще написала такое… Перед внутренним взором снова возник белый листок с несколькими абзацами на нем:

...

«Дом вы мне обещали. Я хочу его получить.

Чтобы у вас не возникало желания меня обмануть, сообщу — я злая, мстительная женщина. Это, конечно, плохо, но вот если она живет с вами под одной крышей, то это вообще отвратительно.

Не хотела бы общаться с вами чаще необходимого.

Последнее, и самое важное! Господин Феликс, предупреждаю: если у вас слишком осмелеют руки, то спустя какое-то время протянутся ноги! Вот мамой клянусь, что устрою это! Не знаю как, но безнаказанным не останетесь».

Вот чем я думала, когда все это писала?! Кстати… «Протянешь ноги» — это выражение моего мира. И когда «творила», я как-то не подумала о необходимости адаптационного перевода… А что, если это здесь значит совсем не то?!

Но теперь паниковать, в общем-то, смысла и не было. Не могу же я ворваться в кабинет и вырвать из загребущих зеленых лап несчастную бумажку? Правильно, не могу. Тогда выдохнула, выкинула из головы эту теперь уже неизбежную проблему и пошла в свою комнату. Помнится, Ришаль обещала найти меня, как только освободится, и повести за новым гардеробом.

Хотя она сказала «найду»… Стало быть, я гулять пойду!

Опыт меня ничему не научил, и я свернула в небольшой боковой коридорчик, вместо того чтобы гордо прошествовать по центральному в сторону своих апартаментов. Если их, конечно, можно назвать таким громким словом.


Главы     1     2     3     4     5     6     7