Курсовая работа по обитателям болота - Глава 4

Главы     1     2     3     4     5     6     7


Глава 4

Я шла рядом с управляющим и не знала, с чего начать разговор. Интуиция подсказывала, что ничем особо приятным для меня он не обернется. Но страусы в этих местах не в почете. Тем более песка все равно нет.

— Феликс? — Я наконец решилась начать разговор и немного затормозила, вынуждая кикимора сбавить шаг.

Ла-Шавоир, который так и не подумал отцепиться, послушно остановился.

— Да, леди? — На лице болотника было нейтрально-вежливое выражение, и я даже немного успокоилась. Но нужно доводить дело до конца, верно?

— Что такое «риале»?

Он поморщился. Очень выразительно. Но все же ответил:

— То, что должно будет отпугнуть Элливира.

Ка-а-акой исчерпывающий ответ! Вот мне все стало сразу кристально ясно!

— А подробнее? — Я набралась терпения, понимая — требовать пока еще рано. Не имею никаких оснований для таких недальновидных поступков.

— А может, не сейчас? — Он выразительно покосился на скачущего по карнизам мелкого слугу. Судя по размеру, он тут подавал тапочки.

— Хорошо, — прищурившись, посмотрела на зеленого. — А когда?

— Когда-нибудь, — невнятно ответил управляющий и, снова схватив меня за запястье, пошел дальше. — Юля, неужели так сложно было до ужина посидеть в комнате и не высовываться? Переварить все произошедшее, пострадать, поплакать? Почему вы вместо нормального, адекватного поведения понеслись гулять по замку?!

Рванула руку из хватки и с вызовом посмотрела в немного удивленные голубые глаза:

— Я и сама вполне могу рядом с вами идти!

— Можешь, — легко согласился он. — Но мне так приятнее, а значит, не будешь.

С этими словами он снова сцапал мои пальчики. Я же только покорно шла рядом, стараясь подавить безмерное удивление. Ну что это такое?!

— Да объясните же вы!

— Смысл? — не глядя на меня, пожал плечами собеседник. — Это все равно ничего не изменит.

Восхитительно! Шовинизм цветет махровым цветом! Возмутиться не успела, так как мы подошли к моим дверям, Феликс распахнул створки и толчком отправил меня в комнату.

Хлопком включил свет, огляделся, поморщился и сказал:

— Все нужное принесут, я сейчас распоряжусь.

— Но…

— До ужина — никуда. Как разумное существо прошу!

— Теоретически разумное? — съехидничала я и независимо скрестила руки на груди.

— Судя по вашему поведению, и правда теоретически, — кивнул зеленый и быстро вышел, не оставляя мне шанса ответить.

Дверь захлопнулась, и свет погас. Я хлопнула в ладоши, но он, разумеется, издевательски не загорелся. Нет, ну это ни в какие рамки! Плюхнулась на постель, угрюмо глядя на потолок. Чудесно! Просто восхитительно!

Итак, подведем итоги? Я тут полдня. За это время успела познакомиться с Элливиром. Поссориться с ним же. Приобрести какой-то непонятный статус при Феликсе. Что опаснее? Ладно! Я пока еще ничего не знаю.

Спустя некоторое время в дверь постучали, и, получив позволение, в комнату грациозно вползла Ришаль, а следом еще две девушки ее расы. Они быстро положили на стол какие-то свертки и с поклоном вышли.

— Позволите? — Нага вопросительно изогнула бровь, я кивнула в ответ, и она присела на стул. — Юлия, Ла-Шавоир просил меня провести с вами небольшую адаптационную работу. Начальную. Сам он, к сожалению, уехал и не сможет с вами поужинать.

И почему я рада?

— Хорошо.

— Отлично. — Девушка улыбнулась, плавно поднялась и скользнула к принесенным вещам. — Тогда я пока разберу это, и мы заодно познакомимся.

— Ничего не имею против. — Я с любопытством наблюдала за стремительно-четкими движениями экономки. А ведь наверняка она сейчас тут и занимается этой работой только по одной причине. Той, которая сейчас в отъезде.

— Я хотела бы спросить…

— Да? — Змея с готовностью повернулась и вопросительно на меня посмотрела.

— Нам обязательно беседовать здесь или можно пройтись?

— Я бы тоже предпочла второй вариант. Более того, вам нужен хоть минимальный гардероб, — доброжелательно улыбнулась нага, и я усилием воли в зародыше погасила подсознательный страх, который проснулся при виде ее зубов.

— Как вы понимаете, я в вашем мире совершенно несостоятельна финансово, — напомнила я девушке такую немаловажную деталь.

— Не беспокойтесь, Юлия, уже все решил Феликс, — «успокоила» меня змейство. — В конце концов, риалан обязан заботиться о подопечной.

Во-о-осхитительно! Так что же такое «риале — риалан», если последний берет на себя все денежные вопросы?! В голову закрадываются совсем уж нехорошие мысли.

— Ришаль, а что означают эти термины? — все же решила спросить я.

— Простите, Юлия, но это пусть лучше расскажет Феликс, — извинительно развела руками горгона. — Это личное и не в моей компетенции.

— Как понимаю, настаивать бесполезно? — уже не сомневалась в ответе, но все равно спросила.

— Верно. — Нага скользнула ближе, откинула за спину зашелестевшую копну волос, в которых я змей не увидела. Видимо, они в них действительно обращаются, а не всегда такие. Очень интересно, а чем же это обусловлено? И все же она нага или горгона?

Но еще интереснее — я теперь у зеленого гада, кажется, вроде содержанки. Вот скотина! Извращенец! Я же некрасивая…

— Юля, это не то, что вы подумали, — поспешно продолжила экономка, видимо, догадавшись о моих мыслях. — Просто в нашем обществе все делятся на статусы и классы. Вы не сможете влиться и адаптироваться, если не найдете себе место. Нужен «проводник». Опекун. А еще не стоит забывать про вредное излучение. Всегда составляется пара «переселенец — местный».

Ага. Но тем не менее Элливир очень удивился, когда услышал именно «риале».

— А как называют обычную пару? — мягко спросила, плавно поднимаясь и делая шаг к Рише.

— «Риа — рил», — неохотно признала змейка.

Чудненько! И почему я не в восторге от собственной интуиции?

— Тогда почему я не риа, а риале?

— Ла-Шавоир так решил, — пожала плечами Ришаль дир Ниралисса, видимо, не собираясь баловать меня подробностями. — Кстати, вытащите камень, который он вам дал, и носите на одежде, а не под ней.

Чудесно! Коровке уже навесили бубенчик, осталось только заклеймить — и смело на убой. А вот и нет! Не дамся, господа хорошие! Я молоденькая, резвая, мясца не нагуляла. Да и лягаюсь неплохо. Короче, не будет местному болоту поживы! Аристова я или не Аристова?!

— Я его сейчас вообще тут оставлю, — мило улыбнулась экономке, медленно снимая камень. — Или так гулять пойду. И пришибет ценный дар Маэжи некто совсем незапланированный, а у Болотного лорда будет много неприятностей.

— Вы такая непослушная, — расстроенно посмотрела на меня Ришаль. — Да не могу я, Юла. И не принесет вам это ничего, кроме дополнительных переживаний, которые и выплеснуть не на кого. А так, вернется кикимор и сам все расскажет!

Я внимательно смотрела на Ришу и понимала: и правда не скажет.

— Хорошо, — кивнула на дверь, — вы, кажется, говорили о том, что мне нужно обновить гардероб.

— Верно. У меня как раз выходной, поэтому можно выбраться в город.

Она развернулась и изящно скользнула к двери, обернулась через секунду уже на пороге и дождалась, пока я подойду.

— Ришаль, можно помедленнее? Вы очень быстро для меня двигаетесь.

— Уже поняла. Не беспокойтесь, Юлия, я приноровлюсь.

Мы неторопливо шли по коридорам дворца, я рассеянно теребила зеленый камень со знакомым изображением лилии. Только на ней была не одна ящерка, а три. Третья линия наследования? Вероятно.

Ну что ж, я могу себя поздравить с исключительностью. И все бы ничего, если бы не обмолвка Элли про то, что если зеленый примет на себя такие обязательства, то его сочтут ну совсем уж испорченным извращенцем. Выводы неоптимистичные. Ибо Феликс, конечно, мужчина интересный, но все мое любопытство лежит… нет, пусть лучше стоит, исключительно в вертикальной плоскости! Так… Тогда получается, все же лежит… Как несовершенна геометрия!

Так! Ну, пока этот ненормальный отсутствует, Риша права, метаться смысла не имеет. Это уже потом, со свежими силами, можно устроить большой и красивый скандал!

Пока я размышляла, мы вышли из какого-то бокового хода и теперь стремительно двигались к запасным воротам. Я проводила взглядом садившееся за горизонт солнце и нерешительно спросила:

— А не поздновато ли за покупками?

Нага остановилась так резко, как будто я ей как минимум на хвост наступила! Повернулась, странно на меня уставилась и проговорила:

— Точно… Вы же устали!

Она развернулась и поползла обратно к замку, я ее догнала с ощущением полного бреда происходящего.

— Риша, мы куда?

— Спать, — сосредоточенно ответила нага. — Простите, я совсем забыла, что у вас, человейков, очень строгий режим.

— А поесть? — напомнил про себя мой желудок, которому сейчас было все равно, как организм обозвали в целом.

— Точно, — радостно оскалилась горгона, и одна из ее прядей обернулась в змейку. Девушка рассеянно накрутила пеструю ленту на когтистый пальчик. — Идемте!

— Ришаль! — Я решилась на подвиг и схватила разошедшуюся экономку за руку, удерживая: — Давайте поговорим?

— О чем? — Она наклонила голову, внимательно глядя на меня. Змейство. Притом такое… порывистое. Она что, совсем молодая? Но как тогда смогла стать экономкой такого замка, как Изумрудный?

— Я человек. Существо несъедобное, — сразу решила предупредить зубастенькую. — А еще я психолог, а это значит, еще и ядовитая. Но полезная.

— Спать не нужно? — верно уловила нага.

— Нужно, — решила пожалеть себя. — Но часов восемь в сутки. И есть. Желательно три раза.

— Простите, я с переселенцами очень мало общалась, — пожала плечами Риша. — Потому допускаю очень грубые ошибки. Но поверьте, только по незнанию!

— Я так и поняла, — доброжелательно улыбнулась в ответ. — Так вот. Надо признать, я, как и любая девушка, покупки люблю, но от этого процесса предпочитаю получать удовольствие. А не бегать, уставшая, по лавкам в первый же день переноса. Поэтому если мой вид не кажется очень уж кричащим, то можно просто погулять.

— Признаюсь, такая программа нравится мне гораздо больше, — тихо рассмеялась Ришаль. — И еще извините за некоторую порывистость. Сейчас период линьки, и поэтому я так себя веду.

— Ничего! — Я заверила ее как можно более искренно и понимающе.

— Отлично, — просияла Риша. — Тогда пойдемте?

— Пойдем, — согласилась я, и мы вышли за ворота Изумрудного замка — вотчины Гудвина.

Внизу у моих ног лежал незнакомый город незнакомого мира. Рядом стояла нага, за облака садилось солнце, освещая зеленые улицы. Волосы трепал ветер с запахам степных трав, а в душе поднималась надежда, что все обязательно будет хорошо. Не может не быть!

После был приятный вечер в хорошем кафе за чашкой изумительного напитка, в котором я с огромной радостью признала кофе. И с интересной собеседницей напротив. Вся эксцентричность змейки как будто осталась в Изумрудном, и сейчас на длинной тахте напротив расположилась вальяжное и, главное, сытое змейство. Теплый медовый свет переливался на черной чешуе, бликами играя на гладких пластинках, высекал искры из тяжелых темных локонов, волнами рассыпавшихся по высокой груди, затянутой в фиолетовый шелк.

— Интересно? — Риша наклонила голову, и я заметила лукавый огонек, который тут же скрыли длинные ресницы.

— Очень, — честно призналась я. — Сколько на тебя смотрю — столько восхищаюсь.

— Но я, по понятиям твоего народа, некрасива. — Она потянулась, и змеиные кольца свились чуть более тесно, а потом расслабились, создавая обманчивую иллюзию безопасности.

— Наши понятия о красоте меняются каждые полвека. — Я пожала плечами, все так же внимательно разглядывая невероятное существо напротив. — А ты… Ты экзотична, а это в любое время имело успех.

— Все же в чем-то традиции народов схожи, — кивнула нага, потом немного подумала, шаловливо улыбнулась и спросила: — Как ты оказалась в Малахите? Феликс ничего сам не рассказывал, но спрашивать не запрещал.

— А ты всегда слушаешься Ла-Шавоира?

— Почти, — спокойно выдержала мой взгляд змейка. — Кикки с детства плохого не советовал.

— Кикки? — Я поперхнулась печенькой и скорее запила ее кофе. — Я слышала это имя, но так только Маэжи его называла. И он так вызверился, когда я назвала, что напугал почти до заикания.

— А это не имя, — тихо рассмеялась Ришаль, помешивая ложечкой какой-то густой кроваво-красный напиток. — Это прозвище. Он же кикимор. Мужчина. Это нонсенс. Вот мы в свое время его и прозвали. Друзьям детства он спускает, а бабушке перечить не имеет права. Вот так и живем… Мы зовем, а он бесится, но откликается.

Гибкий кончик хвоста высвободился из колец и метнулся к столику, на миг в задумчивости завис над ним, а потом ловко подцепил перечницу. Пара взмахов над чашкой — и алая поверхность напитка усеивается черными крапинками. Тот же трюк был проделан с солонкой. Нага аккуратно, один за другим, вернула предметы на место и неторопливо помешала напиток. Отпила и одобрительно кивнула.

— Томатный сок? — мелькнула догадка.

— Вот из таких? — Она взмахнула пальцами, и на узкой ладони появился помидор.

Я молча кивнула. Ришаль перевернула руку, но до пола овощ не долетел, растворился сантиметрах в десяти.

— Да, название немного иное, но это он.

— Друзья детства? — Я решила вернуться к недавней теме. Все же хотелось знать побольше о том, кто теперь являлся моим риаланом. Что бы ни значило это слово!

— Все, кто рос в приграничье, — зубасто улыбнулась она. — С обеих сторон грани.

— А не с Аквамарином ли граница была? — внезапно заподозрила я.

— Да. — Она с любопытством посмотрела на меня: — А почему возникла именно такая версия?

— Вероятность, — ответила скупо, скользя пальцем по неровности резьбы на деревянном подлокотнике моего кресла.

И правда, лишь теория. Просто конфликт между Элливиром и Феликсом производит впечатление давнего и… личного. Так не общаются, если некогда не были очень близки. А потом что-то случилось… Интересно. Но сейчас спрашивать было бы опрометчиво. Потому как Ришаль, может, и скажет, но от Ла-Шавоира вряд ли укроется хоть одна деталь нашего разговора.

Возможно, мои выводы и не верны. Нашлась тут такая умная, куда уж дальше. Двадцать лет от роду, а уже считаешь себя умудренным жизнью человеком.

Кстати — про возраст.

— Ришаль, а какова тут продолжительности жизни?

— Смотря у кого. — Девушка откинулась на спинку сиденья. — Но если интересует, то одна из причин связки «риа — рил» именно продолжительность жизни. Вы и так немного живете, а условия секторов сокращают имеющиеся годы. Впрочем, есть и оборотная сторона… — Она нехорошо улыбнулась. — Некоторые живут слишком долго и могут слишком много.

Ага, стало быть, одна из причин создания связок — это возможность уравновесить. Переселенцы — это не только бездарные психологи человеческой расы. Они ра-а-азные. И с разными амбициями.

— Умно, — признала я.

— Верно мыслишь, — благосклонно кивнула нага.

Я зевнула, понимая, что даже две чашки кофе не взбодрили меня. К полуночи организм, наглотавшийся впечатлений по самое не хочу, все-таки желает спать.

— Я бы предпочла вернуться, — не стала ожидать от девушки таких же навыков физиогномики, какими владел Феликс, и сама сообщила о своем желании.

— Конечно, — грациозно соскользнула со своего ложа змейка.

Мы вышли из закутка, где стоял столик, и направились к барной стойке, за которой вертелось существо той же расы, что и лакей. Обезьянка с рожками…

— Это кто? — осторожно коснулась я локтя Риши.

— Гин, — почти неслышно ответила она. — Популяция малочисленная, встречаются преимущественно в торговой сфере.

Я едва не споткнулась о подушку, которую мигом ранее легко миновала верткая змейка. Она и меня еще успела подхватить. Серединой хвоста.

— Спасибо.

Расплачивались тут карточками. Занятно. Притом передала она черную карту, на которую гин с огромным удивлением уставился, а потом с еще большим уважением — на Ришаль.

В замок мы вернулись в молчании, но отнюдь не напряженном. Просто все, что хотели, сегодня уже обсудили. Так зачем исчерпывать такой ценный ресурс, как интерес друг к другу? К сожалению, он отнюдь не бесконечен.

Она зашла в мою комнату, хлопком включила свет, удовлетворенно осмотрела посвежевшее за время нашего отсутствия помещение, пожелала спокойной ночи и вышла.

Дверь со стуком закрылась — свет погас.

Я хлопнула в ладоши. Ничего.

Нет, ну это точно издевательство какое-то!


Главы     1     2     3     4     5     6     7