Курсовая работа по обитателям болота - Глава 2

Главы     1     2     3     4     5     6     7


 

Глава 2

Минут через десять мы сидели в просторном кабинете и задумчиво смотрели друг на друга. Не знаю, о чем думал Феликс, а я пыталась составить список вопросов. По степени важности. Но Болотный лорд, видимо, не горит особым желанием со мной общаться, а соответственно, и просвещать.

Отдыхая от странного облика моего визави, я начала разглядывать кабинет. Ведь помещение, в котором человек проводит много времени, часто несет на себе отпечаток личности хозяина.

Комната была… темной. Но не давящей. Странно, но факт. Или такое впечатление складывается из-за задернутых коричневых гардин? Свет едва-едва проникает в комнату, и его хватает только на слабое освещение лица собеседника и общих черт обстановки?

Стены отделаны панелями темного дерева, массивный стол стоит в углу и производит весьма солидное впечатление. На нем располагается небольшой глобус, массивное пресс-папье и лежат несколько папок и листов бумаги. На стене за Феликсом висит большая карта, зрительно разделенная на четыре сектора. Из-за полумрака точные цвета разглядеть, к сожалению, не смогла. Тут было также несколько картин и пара этажерок с какой-то мелочовкой за стеклом.

Вывод? Хозяин кабинета — аккуратист, деловой человек, возможно, коллекционер. Любит стиль минимализма. А теперь можно поразмышлять о том, куда я вляпалась. Кстати, не без посильной помощи зеленого.

Что мы имеем? Проблемы. Притом их масштаб абсолютно неизвестен. Это в целом.

А конкретно:

А) Мне предлагают работу. Уже неплохо, так как работа — это предположительно деньги и какой-то статус в местном обществе. И если учесть то, что нахожусь я во дворце, статус наверняка немалый. Контингент, конечно, своеобразный, но мы переживем. В конце концов, женщины и в другом мире — женщины. А я на то и психолог, чтобы со временем разобраться в их… особенностях.

А теперь переходим к неприятному.

Б) Эльфы. Как много в этом слове!.. В принципе, это можно было бы сделать подпунктом графы «А», но, наверное, все же стоит поставить отдельно. Так как эльфы — это проблема. Как минимум одна, но зубастая.

В данный момент во дворце происходит непонятное. Местные дамы внезапно оценили прелесть длинноухих мужиков. Все бы нормально, если бы дамы не были иного вида разумных. И раньше такого эффекта не было.

— О чем вы думаете? — внезапно нарушил тишину Ла-Шавоир.

Я откинулась на спинку стула и внимательно посмотрела на его резкое, темное лицо с неожиданно светлыми глазами. Почти неприятно светлыми…

— О том, куда вы меня втравили.

— Лучше бы подумали о том, что в незнакомом месте стоит держать свой гонор при себе, — нахмурился кикимор. — Тем более не хамить в лицо Хозяину Медной горы.

— Кому? — Я нервно рассмеялась.

Ох, Юлька, хотела ты в жизни сказки! Вот получай!

— Хозяину одной из трех поющих гор эльфов, — пояснил Феликс. — Не любят их, но уважают. Визита Элливира мы не ожидали…

— Официальная причина?

— Урегулирование конфликта и налаживание дипломатических связей. Притом если первое разрешили быстро и достаточно просто, то со вторым возникли сложности. — Феликс наклонил голову и устало потер переносицу. — Эльфы желают плотно общаться, всячески взаимодействовать и даже согласны пойти на уступки в таможенных вопросах.

— Как понимаю, раньше такого не было? Из-за чего конфликт? — Заметила промелькнувшую на лице собеседника досаду и резко добавила: — Господин Ла-Шавоир, вас никто не заставлял тащить меня сюда. Насколько я успела понять, переселенцы в этом мире нередкие птички, и, стало быть, то, что мной занялся сам управляющий дворцом, это нонсенс. Поэтому продолжаю настаивать — я нужна вам. А мне нужна информация. Извольте ее предоставить. Вы не поверите, но жить мне очень хочется. И желательно благополучно.

О своем желании как можно скорее вернуться домой я говорить не стала. Если у него на меня планы, то это надо держать при себе. Да и вообще… дома меня никто не ждет.

Поэтому сейчас я прямо смотрела в неестественно голубые глаза и не позволяла ни единой эмоции отразиться на лице. Я не сомневалась в его желании сделать из меня марионетку. Но куклы бывают разные.

Да я и правда по рождению аристократка. Пусть жили мы не как при Российской империи, но понятия о чести и самоуважении родители мне внушили. И я не я буду, если какому-то зеленому водяному позволю использовать меня вслепую!

— Юлия… — Он наклонил голову и медленно провел указательным пальцем по подбородку. — Хорошо. Вы — дар. Дар богини. Я просил — она выполнила. Но, к сожалению, мы не всегда получаем желаемое.

— Спасибо за откровенность. — Я сочла нужным поощрить уступку.

— Вернемся к эльфам. Конфликт состоял в следующем: полгода назад младшая родственница правителя решила не уходить в монастырь, чтобы посвятить себя служению богине, а сбежала с заместителем главы предыдущей делегации остроухих…

— Позвольте прерву? — осторожно начала я. — Такое изложение подразумевает — ее чувство было взаимным?

— Верно. — Он вздохнул и взъерошил волосы.

Вот засада! Вспоминая милые лики местных представительниц слабого пола, начинаю осознавать — они тут все извращенцы! Даже эльфы! Впрочем… если девушка была подобна Ла-Шавоиру, то, возможно, все не так плохо… Кстати, про это.

— Феликс… Можно вас так называть? — Получив подтверждающий кивок, я продолжила: — По пути вы говорили про второй облик. Можно ли подробнее?

— Разумеется, — с готовностью кивнул он, почти умиляя меня свой сговорчивостью.

Стоило показать зубы — сразу появилось какое-то подобие уважения. Как все грустно… Пока не оскалишься — не признают. Пока я витала в размышлениях о несовершенстве миров, болотник продолжил:

— Наверное, тут так просто не расскажешь… — Он встал, подошел к окну и распахнул занавеси, впустив в кабинет свет солнца. Потом подошел к карте, задумчиво ее оглядел и заговорил: — Начнем с этого. Крупный материк тут всего один, многочисленные островные скопления, наверное, сейчас можно не освещать…

Я встала, подошла к нему ближе и коснулась пальцами шероховатой бумаги.

— Разделено на четыре цвета. В связи с чем? — Кивнула на зеленый цвет: — Как я понимаю, мы находимся тут?

— Правильно. Сектор Малахит, — чуть заметно улыбнулся кикимор. — Еще есть синий — Аквамарин, красный — Охра и желтый — Янтарь. Названы по преобладающим в них стихиям и соответственно царящему там климату. В Охре поймали Огонь и Сталь, поэтому теперь они сильное, технически продвинутое, но, увы, подземное государство, так как на поверхности сейчас царят вечные пески. Свет и Грезы оказались сочетанием не настолько губительным, поэтому на ландшафте Янтарного сектора это не особо отразилось. Степь и степь.

— А какие расы там живут? — не вытерпела я.

— Не сейчас, — покачал головой Болотный лорд. — Информации и так много, не будем говорить о лишнем. Итак, продолжим. В Аквамарине захватили Воду и Ветер, поэтому земли эльфов гористы и полны озер. Так как именно этот сектор — наша главная проблема, то добавлю: эльфы там раса главенствующая, но не единственная. После расскажу подробнее.

— А Малахит?

— Доблестный предок нынешнего Гудвина Ла-Дашра покорил стихии Земли и Тьмы. Поэтому теперь они — атрибуты нашего сектора… — немного грустно сказал Феликс.

— Второй облик, — напомнила я.

— Да, — кинул на меня извиняющийся взгляд Феликс.

Я же насторожилась. Управляющий казался слишком… слишком… Его поведение очень разительно отличалось от недавнего. Благостный он сейчас был до приторности! Или у меня уже подозрительность настолько прогрессирует?

Ладно… Пока он действует согласно мной «заказанной пластинке», так стоит ли менять мелодию? Тем более меня все устраивает.

— Из-за того, что стихии принадлежат практически враждующим государствам и действуют согласно воле своих властителей, а не своей собственной, наша природа… не особенно ласкова, — признал Феликс. — Токсичное излучение, вредные испарения, катаклизмы и прочая прелесть мира, который на грани энергетического коллапса. Потому у всех нас два облика. Один из них более устойчив к окружающей среде.

— Восхитительно, — ошарашенно пробормотала я, пропустив мимо ушей занимательные физиологические подробности. Сейчас меня волновали более глобальные вопросы. — И когда нам грозит дружно вознестись в иной, лучший мир?

— Не скоро, — коротко фыркнул Ла-Шавоир. — Наоборот, сейчас ситуация стабилизируется.

— А не проще ли было отпустить Хранителей самостоятельно навести порядок?

— Юлия, — он снисходительно посмотрел на меня. — Представьте, как отреагирует бесконечно могущественное существо, если его вдруг освободят от оков и оно сможет отомстить обидчикам? А их было немало, вынужден признать… Да и правители на это не пойдут. Хранители стихий — это огромная сила, благодаря которой сектора не воюют. Потому что у каждого по два Атрибута.

— Так Хранители или Атрибуты? — совсем запуталась я.

— Одно другому не мешает, — пожал плечами Феликс. — Да, Хранители, но при этом они — Атрибуты власти. Всесильные рабы…

— Невесело… — пробормотала я.

— Им — да, — кивнул Феликс. — Но старые — за века привыкли, а новичкам ничего не остается, кроме как смириться.

— Богиня… — задумчиво проговорила я. — А она что, отвечает на каждый зов и занимается такими мелкими проблемами? Не в обиду сказано, но вряд ли это происшествие как-то отразилось на цельной картине мира.

— Маэжи благоволит роду Ла-Шавоир, — едва заметно улыбнулся кикимор. — И она не совсем богиня… в общем понимании. Маэжи — стихия Земли, высшая сила в мироздании. Призывать ее могут или Хранители, или правители, или те, кому дано такое право.

— И как же она позволила так обойтись со своим Хранителем? Он же почти раб! — ошарашенно поинтересовалась я. — Да и другие стихии… Если они разумны, то почему ничего не предпримут?!

— Видимо, наши взгляды на здравый смысл и моральные принципы весьма различны, — спокойно ответил Феликс. — Юлия, это — стихии, понимаете? Кураторы миров…

Тут он наигранно улыбнулся и оживленно проговорил:

— Что-то мы с вами все о грустном и все дальше от темы. Облики. Один защитный, в котором мы проводим большую часть времени, а другой более слабый…

— То есть людской, — утвердительно проговорила я. — Вы не могли бы показать?

— Простите, Юла, но это личное, — покачал головой зеленый.

— Почему вы меня так назвали?

— Ваше имя для нас непривычно, тут Эл прав, — задумчиво посмотрел на меня Болотный лорд. — Поэтому иногда тянет сократить и… адаптировать.

— Вы на то и придворный. Должны уметь сдерживать свои порывы. — Я улыбнулась, но глаз эти эмоции не коснулись. И Ла-Шавоир прекрасно понял — его «щелкнули по носу».

— Так вот, — как ни в чем не бывало продолжил он. — Вы правы, во втором облике мы похожи на людей и даже чем-то на эльфов. Только симпатичнее.

Пострашнее то есть. Ох уж эти особенности местного «перевода»! Хотя надо отметить, эльфы тут тоже не особо прекрасны ликом. Правда, я пока только одного и видела. Лица охраны были наполовину скрыты черным шелком.

Может, там остальные красы неписаной, и только одному Элли не повезло? И его специально отправили послом, чтобы не задевать чувство «прекрасного» у обитателей местного болота. Прошу прощения, сектора Малахит! Что-то меня постоянно тянет назвать это «болотом», и даже то, что природа тут этому не соответствует, не спасает. Может, это связано с цветом Феликса?

Но, ввиду новой информации, стало немного яснее, почему местная дева и эльф прельстились друг другом!

— Стало быть, родственница Гудвина встретила остроухого, тот ее увидел во втором облике, так сказать, и бац — любовь и феромоны? — Это я попыталась донести до зеленого, что не чужда дедукции.

— Почти, — снисходительно посмотрел на меня Ла-Шавоир. — На деле знакомы они были давно, и даже вполне неплохо и с удовольствием общались. А потом… тут вы правы. Он ее увидел — и все. Через месяц — ни посла, ни девушки… А когда послали протест в Аквамарин, то нам сообщили — дева уже на втором месяце беременности и готовится к свадьбе. Что тут можно сделать?

— Только пожелать счастья, благополучия, а самим материться сквозь зубы, — опять высказалась я.

— Верно, — кивнул Феликс. — Но отношения после этого обострились очень сильно. Поэтому прислали Элливира. Даже кандидатуру подобрали, в общем-то, подходящую. Но вот в чем проблема… Эл, по меркам эльфов, своеобразен, а по нашим — хоть и кошмарный, но в пределах допустимого.

Мне очень захотелось рассмеяться. Угадала!

— Не рассчитали длинноухие, — кивнула я. — Но все равно такая реакция ваших женщин на, в общем-то, страшного мужика ненормальна.

— Юлия, а то мы за три смены состава слуг об этом не догадались! — язвительно бросил кикимор. — И не только на него такая реакция… Вообще на всех! Половина девушек уже решила жить во втором облике, дабы иметь шансы им понравиться, и их пришлось вообще в район границы с Охрой выслать!

— У вас запрет на… — Договаривать не пришлось.

— В пределах страны это не поощряется, — кивнул Феликс. — В других секторах — вполне допустимо. Все же к нечисти отношение по-прежнему предубежденное.

Видимо, потрясения никогда не бывает много! Но привыкаешь, привыкаешь… Поэтому я просто уточнила:

— Нечисть — это в прямом смысле?

— Конечно, — кивнул Феликс. — Раньше некоторых из нас классифицировали как мавок, леших, водяных, кикимор, упырей, оборотней и прочего. Короче, мы все те, кто умеет быть почти людьми.

Теперь понятно, почему они человейков сожрали!

В нашей мифологии эти товарищи мяском тоже никогда не брезговали. Господи, за что ты меня так не любишь? По всем законам жанра я должна была попасть как минимум к эльфам и желательно во дворец! Там встретить принца, долго с ним цапаться, потом еще дольше посылать, когда он непонятно почему в меня влюбится. После как можно дольше мучить мужика, а если повезет, то и двух! Затем выйти замуж за несчастного и долго и счастливо отравлять жизнь окружающим. Красота!

А я? Вместо прекрасного эльфа — надменная морда с… хм… своеобразным, скажем так, именем. Вместо красивой страны — болото.

Впрочем, я грешу на действительность. Так как Хозяин Медной горы меня не интересует, несмотря на его волшебный голос, а сам Изумрудный город очень красив, то попала я очень даже неплохо! Может, и не в десятку, конечно, но… тогда бы было скучно. А мне однозначно весело!

— Вы опять не тут, — вернул меня к реальности голос собеседника.

Кикимора зеленая, трава болотная… Ох уж это «пальцем в небо»! А кстати…

— Феликс, а вы случайно не кикимор?

Тут случилось невероятное. Он покраснел! Если это, конечно, можно так назвать… просто скулы на миг стали более зелеными.

— Верно, — сухо ответил Болотный лорд. — Я, можно сказать, феномен.

— Да-да-да!.. — с восторгом протянула я. — Ведь мужчин вашего рода не бывает!

— Как правило, мальчики наследуют вид отца, — согласился Ла-Шавоир.

— А почему вы такой?

— Маменьке нужно было меньше на эльфов зариться, а деду — не так часто в Храм Маэжи бегать!

— В смысле? — не поняла я.

— Вы все равно узнаете… — вздохнул управляющий. — Маэжи — моя бабушка. Собственно, именно поэтому я даже в таком виде похож на человейка.

— Стоп! Кто такие человейки? — внезапно заподозрила я.

— Обезьяны, — тихо рассмеялся Ла-Шавоир. — Но также это одно из самоназваний людского племени. В любом случае давно доказано, что они произошли именно от этого вида.

— Зачем вы меня напугали до полусмерти?! — рассерженно зашипела я. Вот гад!

— Вы так забавно реагировали, — честно взглянул на меня этот… людоед. — Я не мог удержаться! И мне были интересны ваши поведенческие реакции.

И кто из нас теперь психолог?!

Я выдохнула и наклонила голову, чтобы не доставить этому зеленому экспериментатору удовольствия от лицезрения моей перекошенной злостью физиономии. Так! Успокоиться.

Когда я снова подняла на него глаза, то едва не отшатнулась от неожиданности. Необычное, резкое лицо мужчины было всего сантиметрах в двадцати от моего.

— Что-то не так? — нейтрально поинтересовалась я.

— Нет… — Он отстранился, но смотрел на меня все с тем же научно-исследовательским интересом. — Просто все переселенцы разные. И надо признать, я в свое время мечтал работать именно в этой отрасли. Со временем блажь прошла, но мне по-прежнему любопытно.

Замечательно. Я еще и подопытный кролик.

Да, но пора вернуть болотника на просторы интересующей меня темы.

— Феликс, вынуждена просить вас не демонстрировать это настолько явно. Мне от таких взглядов неуютно.

— Я знаю, — спокойно признал лорд. — Вы вообще очень забавный экземпляр.

— К вашему сожалению, я не только забавна, но и, как вы выразились о людях, «предположительно разумна». В связи с этим прискорбным фактом развились такие странные свойства психики, как гордость и честь, — медленно проговорила я. — И вы их задели.

— И правда забавный, — и не подумал меня услышать кикимор. — Необычный. Поэтому чисто теоретически у нас есть шансы выкрутиться.

— Откуда? — мигом насторожилась я.

— Присядем? — Болотный лорд предложил мне вернуться в кресло. Я, естественно, согласилась. Он опустился напротив, прикрыл глаза и минуту молчал. — Итак… Наверное, начать стоит с того, что перед тем, как идти забирать «дар богини, который решит все наши проблемы», я имел глупость сообщить об этом Гудвину.

— И чем это вам грозит? — сразу перевела стрелки я.

— Нам, милая девушка, — ласково улыбнулся в ответ голубоглазый жутик. — Нам. Так как дядя не отличается спокойным нравом, и если казнит, то всех, кто имел к провалу хоть малейшее отношение.

— Дядя?

Крайне весело. Значит, зеленый еще и высокого рода.

— Да, — поморщился Ла-Шавоир. — Двоюродный, но ваши выводы верны: я принадлежу к правящему клану. Об этом ясно говорит приставка «Ла». Близость к трону определяется длиной фамилии.

Так… Гудвин Ла-Дашр. Четыре буквы. Ла-Шавоир — шесть. Стало быть, Феликс — третий наследник престола. Вот. Кажется, кто-то не так давно желал принца? Получите и распишитесь! Правда, не эльф и совсем не прекрасный, но нельзя же требовать от жизни так много?

— Ваши выводы неверны, — потряс меня своей интуицией «принц». — Я в третьем круге. На престол вообще прав не имею. — В ответ на мой недоуменный взгляд он пояснил: — У вас на диво богатая мимика. Даже странно для человека с такой профессией.

Зато у вас, господин управляющий, на диво хорошая интуиция, а также чудесные знания физиогномики. Возникает закономерный вопрос: а зачем вам вообще психолог?

— Может, все же вернемся к нашим неприятностям? — любезно предложила я. — Вы сказали правителю. И что?

— А то, что если богиня дала средство, но я не смог им воспользоваться, то кто виноват? — Ответа, по всей видимости, не требовалось. — Правильно, я.

— Так… — Я напряженно забарабанила пальцами по подлокотнику. — Хватит ходить вокруг да около. Объясните прямо мои задачи.

— Найти причину такой реакции женщин на остроухих, — спокойно сказал он. — Для этого надо проверить как их самих, так и эльфов. Притом начать вам лучше с Элливира.

— Господин Феликс, — теперь уже я резко подалась вперед. — Не хочу вас разочаровывать, но играть на равных с вашими жуткими зубастыми лордами я смогу еще нескоро. Вы меня сюда притащили не далее чем два часа назад, а требуете уже потрясающего контакта с местным населением, которое от меня заранее не в восторге.

— Я не требую, — улыбнулся Феликс. — Но старательно советую его найти, так как… Леди, негодные инструменты, как правило, при себе не держат.

Пр-р-релестно!

— Как понимаю, вариантов у нас нет? Вы — одаренный, я — то, с чем вам неслыханно повезло. Ну, значит… будем сотрудничать.

— Будем, — кивнул зеленый, с любопытством осматривая меня светлыми глазами.

— А теперь о деталях, — откинулась я на спинку кресла и закинула ногу на ногу. — Ваши предложения!

Мужчина вскинул бровь, с веселым изумлением глядя на меня, и спросил:

— А что бы вы хотели?

— Немного, — честно соврала я, решив требовать по максимуму, авось в итоге и получу что-то относительно приличное. — Поместье, содержание, гостевые апартаменты во дворце и двух личных служанок.

— А может, еще замуж за герцога? — поразился размаху моих запросов Феликс. — И тогда все это автоматически приложится, да еще пара десятков замков сверху!

— Нет, — подумав над предложением, я решительно его отклонила. — Вы извините, хоть я с высшей знатью знакома пока только заочно и в вашем лице, но… не вдохновляет.

— Чу-у-удненько, — ухмыльнулся болотник. — Юлия, думаю, вы прекрасно поняли подоплеку моего вопроса.

Конечно, поняла. В простонародье такое еще называется: «А моську вареньем тебе не намазать?»

— Феликс… Я согласна на некоторые уступки.

— Тогда остановимся на определенном вознаграждении и закроем тему, — возрадовался было кикимор.

— Нет, — сладко улыбнулась я и покачала головой. — Я хочу дом. Не особенно большой и роскошный, но свой и в приличном районе. И деньги, конечно. Можно одноразово, можно — ежемесячными выплатами.

— Тогда никаких служанок и комнаты во дворце, — отрубил Ла-Шавоир.

— Годится. — Я радостно кивнула.

— Вот и хорошо. — Он встал и подошел к столу. — Дом будет через неделю, нужно ведь оформить вам документы и уже потом переводить собственность. Поэтому пока находитесь тут. Привыкаете, беседуете, зондируете почву. Поселю вас на одном этаже со слугами высшего эшелона. Дворецкие, экономки, старшие горничные.

— Подходит, — решительно кивнула.

— Пока наденьте это и носите на виду. — Он порылся в одном из ящичков и протянул мне темный овальный медальон. Решив рассмотреть игрушку позднее, я сразу надела его на шею. — Это знак моего рода, и теперь всем станет ясно — вы под моей опекой.

— Спасибо.

— На улице также не забывайте носить очки. Снимать можно, но ненадолго. И еще… — Он перебрал бумаги и подал мне один лист: — Печать видите?

— Да… — Я рассеянно коснулась двуцветного рисунка, на котором были изображены крупная красивая лилия и маленькая ящерка, изящным зеленым изгибом расположившаяся на одном из белоснежных лепестков.

— Это герб королевского дома. Вам нельзя заходить в те комнаты, на дверях которых он изображен, и в коридоры, если рядом есть такой знак.

— Поняла.

— С вами приятно работать, — похвалил мою «сообразительность» кикимор. — А теперь позвольте проводить вас в ваши покои.

 

На это я, разумеется, ответила согласием, и мы вышли из кабинета.


Главы     1     2     3     4     5     6     7